История Американской Православной Миссии и Русской Зарубежной Церкви 1917-1922 (Время формирования церковных идеологий)

От автора. Работа предполагалась как диссертация на соискание ученой степени Кандидата исторических наук. Боюсь, что пройдет ещё много лет прежде чем, а может быть и никогда мне не придется вернуться к этой работе. Поэтому хочется напечатать хотя бы то что уже было сделано, хотя, к сожалению, некоторые места так и остались недоработанными. В тексте оставлены замечания говорящие о том, что именно предполагалось доработать.

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
1. Краткий обзор дореволюционного состава Американской Миссии
2. Положение дел после Русской революции
3. Влияние изменения положения Русской Церкви после 1917 года на Американскую Миссию
4. Социальный фактор
5. Основные претенденты на церковное руководство Американской Миссией после Русской революции
6. Наиболее примечательные церковные деятели периода 1917-1922. Уточнение применяемой терминологии
7. Периодизация истории Американской Миссии
8. Основные трудности, вопросы и темы работы

ЧАСТЬ 1. ОБЗОР ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
1. Основная литература отражающая позицию Американской Миссии
2. Основная литература отражающая позицию Зарубежной Церкви
3. Литература, изданная в России
4. Второстепенная литература на русском языке
5. Второстепенная литература на английском языке
6. Описание архивных данных

ЧАСТЬ 2. ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ (1920-1922).
1. Образование и деятельность Высшего Русского Церковного Управления (Зарубежного Синода) в Константинополе
2. Деятельность ВЦУ (Зарубежного Синода) после переезда в Сербию, до Всезарубежного Собора 1921 год
3.Собор 1921 года – провозглашение “зарубежной” идеологии
4.Зарубежная церковь после Собора 1921 года

ЧАСТЬ 3. ИСТОРИЯ АМЕРИКАНСКОЙ МИССИИ (1917-1922)
ГЛАВА 1. СОБЫТИЯ ДО ПРИЕЗДА МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА.
1. Наследие Архиепископа Евдокима. Первые послереволюционные месяцы в Америке
2. События до Второго Всеамериканского Собора Духовенства и Мирян
3. Второй Всеамериканский Собор духовенства и мирян
4. События после Собора (1919 год) Первый приезд в Америку Митрополита Платона
5.1920 год. Финансовый крах

ГЛАВА 2 ГОДЫ УТВЕРЖДЕНИЯ МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА
1. 1921 год. Приезд Митрополита Платона
А. Организационная епархиальная деятельность
Б. Финансово-хозяйственная деятельность
В. Обострение отношений с Зарубежным Синодом
2. 1922 год. Смена власти
А. Ревизия как катализатор выяснения идеологии
Б. Решение вопроса в пользу Митрополита Платона
В. Ревизия Епископа Александра и письмо Митрополита Платона председателю Зарубежного Синода
Г. События до 3 Всеамериканского Cобора

ГЛАВА 3. ПЕРВОЕ ВНУТРЕННЕ ВОССТАНИЕ
1. Восстание Епископа Стефана
2. 3 Всеамериканский Собор духовенства и мирян
3. Завершение раскола с Епископом Стефаном
4.Второстепенные события в жизни Епархии

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
1. Механизм образования церковных идеологий в начале 20-го столетия. Пример Американской Миссии
2. История церковных идеологий в Русской Церкви в 20-х годах 20-го столетия
3. “Зарубежная идеология”
4. Треугольник власти
5. Формирование церковных идеологий ПРИЛОЖЕНИЯ
УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ АРХИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Введение

1. Краткий обзор дореволюционного состава Американской Миссии. (Знакомство с Американской Миссией). Примерно первое столетие, после своего основания в конце 18-го века, Русская Православная Миссия окормляла духовные нужды и вела широкую миссионерскую работу в основном на Аляске. После уступки Аляски Америке в 1867 году Русская Церковь сохранила, по договору с Америкой, право окормлять православные приходы на Американском континенте. В середине 19-го столетия началась массовая эмиграция европейских славян в Америку, которая изменила условия существования Миссии. Новые эмигранты из Европы были в основном выходцами из территорий современной Польши, Чехии, Словакии, Венгрии и Австрии пограничных с дореволюционной Россией. В 18, 19 и 20-м столетиях, население этих районов терпело все тяготы и гонения связанные с частыми войнами восстаниями и разделами этих территорий между соседними государствами. Бедствия, связанные с войнами, а главное суровое отношение властей европейских соседей России к этническим группам, которые тяготели к России, вызывали большую эмиграцию в Америку. Особенно крупные партии эмигрантов начали прибывать с середины 19-го столетия. К началу 20-го столетия число славянских эмигрантов в Америке достигло нескольких сотен тысяч (по некоторым сведениям до миллиона и более). Большинство новых славян эмигрантов были униатами. Униатами называли тех христиан Византийского обряда, которые вошли в подчинение к Папе римскому. Почти сразу же после начала массовой эмиграции славян – униатов в Америку, начался процесс их перехода (точнее возвращения) в Православие. Эти два связанных процесса: эмиграция славян униатов и их переход в Православие, – решительно изменили географию и демографию православных приходов в Америке. В начале о географии. До середины 19-го столетия основная часть приходов находилась на Аляске. С середины 19-го столетия и к началу 20-го столетия сотни новых православных приходов образуются на севере Американского континента. В основном на северо-востоке, севере и западе Соединенных Штатов и вдоль границы между Канадой и Соединенными Штатами, на территории обоих государств. Соответственно, кафедра правящего Американского епископа, а им на начало 20-го века был епископ Тихон (Белавин), будущий Патриарх Всея Руси, перемещается в Сан-Франциско и далее в Нью-Йорк, указывая на перенесение центра тяжести православной активности из Аляски на западное, а потом на восточное побережье Америки. Теперь о демографии. До середины 19-го столетия Русская Миссия окормляла в основном туземное население: алеутов, колош, индейцев и других аборигенов Аляски. Этнический русский элемент составлял незначительную часть Миссии. Русскими гражданами были почти все миссионеры священники и псаломщики в составе духовенства Миссии. Епископы присылались также из России. Прихожане Аляски наоборот состояли в основном из аборигенов и только в незначительной мере из русских купцов, торговцев, промышленников и тому подобных деловых людей и искателей приключений из России. Новые эмигранты униаты, которые начали вливаться в состав Миссии, состояли из нескольких групп европейских славян большинство из которых считали себя близкими этническими “родственниками” русского этноса. Они называли себя “россами” или “русинами” и считали себя исторически отторгнутыми от основных русских земель. Многие униаты прямо считали себя русскими и православными, насильно обращенными в униатство. Это были выходцы из западной и южной части земель Киевской Руси отошедших к Литовскому княжеству, а позднее к Польско-Литовскому государству еще в 14-го веке. После сближения Польши и Литвы русское население насильственно окатоличивалось и по необходимости вошло в унию, то есть в церковный союз с римокатоликами. [1]. Все представители бывших униатских групп будут упоминаться в настоящем труде под общим названием “русины” или “россы”, чтобы отличить их от граждан Российской империи, временно проживавших на территории Америки и чтобы отличать их от послереволюционных эмигрантов, которые будут именоваться белыми эмигрантами. Другая, меньшая группа эмигрантов униатов, считала себя представителями национальностей отличных от русской. Они именовали себя “украинцами”, “мадьярами” и другими терминами. Главное что их объединяло – это представление о себе как о НЕ “россах”, то есть они не считали себя русскими, не присоединяли себя к единой русской нации. Несмотря на такое пестрое национальное самоопределение, многие группы НЕ “россов” также примкнули к Русской Православной Миссии. Как уже говорилось, уния бывших православных славян с Римской Церковью заключалась в признании главенства (юрисдикции) Римского Папы и в подчинении (за редким исключением в Европе) униатских приходов католическому епископату. При этом и “россы” и НЕ “россы” сохраняли свою национальную культуру, язык и Восточный богослужебный обряд. Уния началась на тех юго-западных славянских землях, на которых во временя Московского Княжество было распространено Православие, то есть христианство Византийской традиции. В 15-19 веках значительные земли и население этих районов оказались под властью государств, где основной религией являлся католицизм: Польско-Литовского, Польского, позднее Чешского, Венгерского, Австрийского. На территориях этих стран и происходило систематическое подчинение (чаще всего насильственное) православных славян Римскому папе. При этом, для облегчения окатоличивания славянам оставляли их Восточный обряд. Как известно в Восточном обряде существует женатое духовенство, а в католичестве оно полностью отсутствует. Эта основную обрядовую черту Восточное Православие сохранило при переходе в униатство. В Европе в Православие вернулась только та часть униатов, которая входила в состав расширявшегося Российского государства. В Америке, после начала массовой эмиграции униатов, они по инерции входили в подчинение католическому епископату. Основное обрядовое отличие униатов от католиков (женатое духовенство) сильно шокировало католический американский епископат (в основном Ирландских католических епископов). Кроме того католические епископы весьма подозрительно относились к приезжающему из Европы униатскому духовенству. На этой почве между униатами, привыкшими защищать свои обрядовые особенности и американским епископатом начались сильные трения. Эта недальновидная, часто открыто враждебная политика католических американских епископов по отношению к женатому униатскому духовенству заложила предпосылки для будущего массового возвращения униатов в Православие. Надо подчеркнуть, что именно обрядовые, а не догматические вопросы вызвали проблемы. В догматическом отношении униаты не имели проблем с американскими католиками. И униатов и католиков отличало от Православия признание главенства Римского папы над всем христианским миром (кто не с Папой – тот не в Церкви) и латинский догмат filioqoue, то тесть вера в исхождение Святого Духа и от Отца и от Сына (Православные верят что Святой Дух исходит только от Отца и это теоретическое положение ведет к большим отличиям в религиозной практике). Итак, большинство восточно-европейских славян-униатов признавало себя “россами” или “русинами”, то есть бывшими выходцами из России, признавало свою историческую, национальную и религиозную принадлежность к Русскому народу. Прибывая в Америку, эта часть униатов признавала католическое начальство только по необходимости, на деле же, несмотря на слабое понимание догматических различий, считала себя принадлежащей к Восточной Церкви. Это убеждение россы сохранили в виде Восточного церковного обряда и в виде собственных наречий, близких к современному украинскому языку. Другая, меньшая часть униатов не сопротивлялась окатоличиванию и, поощряемая пропагандой европейских государств, относила себя по национальному признаку к украинцам, мадьярам, карпатороссам, и так далее, отделяя себя от России и русского влияния в сторону западной, в основном польской, венгерской и австрийской культур. Эта часть россов искренне симпатизировала католической религии. Два элемента, однако, доминировали в среде униатов: всех их объединяла общность национального самосознания и общность религиозной традиции. Именно эти элементы сыграли решающую роль в сохранении ими Восточного обряда под начальством католической администрации. Эти же элементы, в сочетании с неласковым приемом со стороны католического американского епископата, сыграли основную роль в массовом возвращении униатов к Православию в виде вхождения в состав Русской Американской Православной Миссии. При этом, холодное и даже неприязненное отношения Американской Католической администрации к вновь прибывшим эмигрантам и особенно к неизвестному им женатому духовенству явилось тем решительным толчком, с которого началось массовое возвращение униатов в Православие. Со времени начала этого массового перехода (конец 19 века), Миссия быстро выросла количественно. До времени Русской революции, Миссия жила полноценной, сложной и интересной миссионерской жизнью, во многом развивавшейся благодаря финансовой, политической и материальной помощи Российской Империи. Возглавляли Миссию присланные или утвержденные из России епископы. На приходах действовало множество священников-миссионеров из России. Униаты имели до перехода в Православие своих священников, но при переходе многие приходы раскалывались. При этом некоторые священники-униаты переходили в Православие, некоторые группы униатов находили себе, или для них рукополагали нового, православного священника. Несколько слов надо сказать о том, как массовое присоединение униатов изменило национальный состав Миссии. Как парадоксально это ни звучит, но еще до последних десятилетий 19-го столетия русские национальности (россы плюс выходцы из самой Российской Империи) составляли меньшую часть прихожан Русской Американской Миссии. Почти до начала 20 столетия большинство Миссии составляли лица нерусского происхождения. Из местного населения в Миссию входило множество племен Аляски: индейцев, алеутов, эскимо, калош и др. Из евроазиатских православных народов в Миссию входили: сирийцы, сербы, болгары, албанцы, частично греки (которые более всех других нерусских наций тяготели к созданию своей национальной церкви в Америке) и другие нерусские народы. Со времени массового присоединения униатов к Православию этнический состав Миссии резко изменился. В конце 19-го и начале 20-го столетий, русины сформировали ту часть Миссии, которая в начале 20-х годов 20-го столетия составляли ярко выраженное ядро Миссии, не составляя еще при этом абсолютного большинства. Таким, вкратце, было положение дел в Американской Миссии ко времени Русской революции 1917 года. 2. Положение дел после Русской революции. Революция снова изменила соотношение русских и нерусских элементов Миссии, причем, не менее значительно, чем массовое присоединение униатов в конце 19-го, начале 20-го века. Произошло это за счет быстрого отпадения от Миссии в 20-х годах почти всех нерусских национальностей. Благодаря этому процессу русины и (в меньшем количестве) русские (из России) уже вскоре после революции составляли абсолютное большинство членов Американской Миссии. Другими словами, русины явились как бы огромной волной, захлестнувшей миссию в конце 19-го века и заполнившей Миссию после отсоединения от нее большей части нерусского элемента в начале 20-го века. Отсоединение нерусских элементов от Миссии естественно вытекало из послереволюционного падения влияния России на жизнь Американской Миссии и явилось следствием прекращения денежной помощи, составляющей, по некоторым оценкам, от двух третей до трех четвертей бюджета Миссии. Прекращение денежной помощи повлияло на жизнь Миссии самым отрицательным образом, определив ее частичный распад и многие другие проблемы. Итак, характер материального обеспечения Миссии резко изменился. До революции основные органы управления и печати, а также значительная часть духовенства Миссии была на содержании у России. После революции Миссия вынуждена была перейти на самообеспечение. Администрация Миссии потеряла сильнейшие средства воздействия на клириков, а через них и на паству. Правящий епископ резко переменил свою хозяйственную деятельность, превратившись из распределителя царских денег в сборщика налогов со своих клириков и мирян. Новое положение дел, естественно, способствовало сильному повышению роли мирского элемента в церковно-хозяйственном управлении и даже в общем управлении Миссии. Последнее отразилось в том, что Собор клира и мирян, а не сам правящий епископ, решал после революции важнейшие вопросы в жизни Миссии. Собственно миссионерская работа (надо обратить внимание, что Американская Епархия чаще всего именовалась в это время Миссией) почти полностью замерла. Миссия полностью переключилась на так называемую “внутреннюю” деятельность, то есть на окормление и удержание уже существующей паствы. С прекращением помощи от Временного правительства, то есть, уже в первые месяцы после начала революции, Миссия буквально нищенствовала. Решительное изменение демографического состава в сторону преобладания россов и резкое изменение ее материального положения, оказали наибольшее влияние на жизнь Миссии в описываемый период. Эти признаки должны быть выделены в качестве первых и важнейших характеристик ее существования в первую четверть 20-го века. 3. Влияние изменения положения Русской Церкви после 1917 года на Американскую Миссию. Несколько слов надо сказать о влиянии социальных событий в России на церковные дела в Америке. Как известно, Русская революция кардинально изменила положение Церкви в России и это не могло не сказаться на канонически зависимой от Русской Церкви Американской Миссии. В связи с преобладанием русского элемента (“россов”), находясь под руководством русских епископов, будучи еще до революции юрисдикционно зависимой частью Русской Церкви, Американская Миссия вынуждена была постоянно оценивать свое отношение к Церкви в России и чувствительно реагировала на все новые перемены в жизни Матери-Церкви. Как известно, церковные законы запрещают самовольное отделение некоторой части (Епархии, Миссии, прихода) от Матери-Церкви, которая их организовала. Поэтому понятно, что Американская Епархия не имела церковного права самовольно перейти на самоуправление и, по необходимости, оглядывалась на свое законное руководство: на высшее управление Русской Церкви. В России же после революции произошли кардинальные изменения: из части государственного аппарата, из представительницы национальной религии, Православная Церковь в России превратилась в нежелательный и гонимый элемент. Более того, большевистское правительство начало активно вмешиваться в дела Русской Церкви. Естественно, что изменение положения Церкви в России повлияло на взаимоотношения между Русскими епископами за рубежом, в частности в Америке. До революции Миссия безоговорочно подчинялась Синоду Русской Церкви, несмотря на все неудобства связанные с примитивным уровнем связи, частым непониманием и даже некоторым пренебрежением к нуждам Американской Миссии со стороны Русской администрации. Безоговорочное подчинение подкреплялась деньгами, которые Миссия получала из России. Миссия попросту зависела от России и канонически (то есть по церковным законам) и материально: ресурсами (епископами, священниками, учебниками, литературой, церковной утварью миром, другими ритуальными продуктами) и наличными деньгами. Еще задолго до революции правящие русские епископы в Америке видели необходимость придания Американской части Русской Церкви некоторой автономии, видели необходимость перевода ее хозяйственно-финансовой деятельности на само-обеспечение. С другой стороны, правящие американские русские епископы трезво оценивали неготовность Миссии к самостоятельному существованию. Среди основных препятствий к самостоятельности отмечались: слабый уровень теоретической подготовки клириков и неустойчивость в православии клира и паствы, большинство которой не так давно перешло в Православие из унии, отсутствие опыта самостоятельного управления и материального обеспечения и отсутствие местной высшей духовной школы (некоторые клирики получали образование в католических и англиканских духовных школах, принося чужеродные идеи на православную почву). Можно выделить два основных момента, которые повлияли на жизнь Американской епархии в следствие изменения положения Православной Церкви в России. Прежде всего поддержка со стороны Матери-

Обзор литературы и источников

Перед началом обзора литературы надо отметить несколько общих моментов. Первое, ни один из существующих трудов не базируется в достаточной степени на архивных материалах, представленных в данной работе. [1] Поэтому доступную литературу надо считать более вспомогательной, чем основной.

Поэтому доступную литературу надо считать более вспомогательной, чем основной. Исключением могут считаться Orthodox America 1794-1976 и АПВ (Американский Православный Вестник – периодическое издание Миссии), характеристики которых даны в своих местах. Второе, практически вся литература, существующая на сегодняшний день и посвященная истории Американской Православной Миссии, создана церковными деятелями или писателями. Третье, светские исследования по данному периоду практически отсутствуют. Последними двумя характеристиками объясняется упоминаемая выше тенденциозность существующей литературы. Каждая церковная группа освещала многие события под углом своего юрисдикционного понимания. Упоминаемые выше два основных источника (Orthodox America 1794-1976 и АПВ) также несут ясный отпечаток юристикционной церковной позиции деятелей Американской Миссии (ОСА). Ценность этих двух источников в их полноте и последовательности, с которой они освещают историю Американской Миссии. Следует добавить, что светская русскоязычная периодика, печатаемая в Америке в 1917-1922 годы, практически ничего существенного не добавляет для исследования истории Миссии в этот период. Произошло это по нескольким причинам. Первое, это, безусловно, материальный фактор: как и сама Миссия, так и многие светские издательства, финансировавшиеся прежде из России потерпели финансовый крах. Второе, в период установления власти, светская пресса часто находилась в руках случайных или даже вредных Миссии людей, которые освещали только наиболее известные события Миссии, да и то в одиозных тонах. Отсюда, третье, часть прессы представляла некоторые события в настолько политизированном или извращенном виде, что в них часто трудно отличить правду от вымысла. Четвертое, и самое главное. В то время как Миссия потеряла почти все свои печатные органы, светская пресса того времени была слишком далека от дел Миссии. В результате и получается, что светские периодические издания разбираемого периода практически ничего не прибавляют к архивным материалам, которым и уделяется в настоящей работе первостепенное значение. В связи с большим влиянием идеологических разногласий различных юрисдикционных церковных объединений на печатаемые ими издания, всю имеющуюся литературу можно разбить на несколько групп, соответствующих тем взглядам, которые они отражали. Это и сделано ниже. 1. Основная литература отражающая позицию Американской Миссии. Эта литература представляет наиболее ценную часть литературных источников, поскольку написана очевидцами происходящих в Америке событий. Как говорилось выше, до революции, почти все издания Миссии печатались на деньги царского правительства и несут ясный отпечаток того директивного управления, которое проводилось Россией по отношению к Миссии. Литература рассматриваемого послереволюционного периода не менее подвержена тенденциозности, чем дореволюционная литература. Однако очевидно, что специфика этой тенденциозности изменилась. До революции официальные издательства Миссии восхваляли царский режим, в ней часто писались панегирики лично царю и покорно отдавалась дань всем правительственным и синодальным распоряжениям. Даже в тех случаях, когда эти распоряжения не очень нравились Миссии, они не критиковались. После революции, в описываемые годы “растерянности”, твердое руководство Миссии еще только устанавливалось. Администрация еще не определила ясное отношение ни к событиям в России, ни к Зарубежному Синоду. Все это хорошо видно в соответствующей литературе. Поэтому многие события, документы и факты в этой литературе опущены или им придается определенное тенденциозное освещение. Более поздняя церковная литература середины и конца 20-го века уже несет ясную печать юрисдикционного понимания церковной истории. Все это совершенно понятно, поскольку литература создавалась церковной организацией для своих внутренних нужд. Другими словами, она не предназначалась для светского, внешнего, по отношению к самой церковной структуре Миссии, употребления. В результате самыми ценными можно считать работы в которых детально и последовательно изложено наибольшее число исторических данных. Приведенные толкования тех или иных важных церковных событий необходимо всегда, когда это возможно, сверять с их пониманием другими юрисдикционными группами. Только такое исследование методом “перекрестного допроса” позволяет воспроизвести церковную историю данного периода с максимально доступной объективностью и полнотой. 1. АПВ (Русско-Американский Православный Вестник) Официальное периодическое издание Американской Епархии. Выходило разными тиражами и разной периодичностью, обычно от 12 до 24 номеров в год. В АПВ отражены все важнейшие события Епархии и помещены статьи самого различного исторического и богословского уровня и содержания. Надо отметить, что дореволюционные издания гораздо чаще печатали богословские статьи высокого уровня чем издания первых десятилетий после Русской революции. Это несомненно связано с резким падением общего уровня богословского образования клириков в России после разгрома Русской Церкви в ходе революции и в связи с прекращением хорошей связи с Россией. В самой Америке падение общего уровня издания произошло еще в связи с недостатком средств на духовное образование. Впрочем, Америка никогда не отличалась блестящим собственным богословием, а, в основном, почти все серьезные статьи перепечатывала из изданий в России. Журнал, не издавался в 1919, 1920, 1921 и 1928 годах. В остальные годы, АПВ служит важнейшим источником хронологической и исторической информации. Будучи официальным органом Епархии, АПВ помещал также много критических статей по поводу юрисдикционных разногласий. Это издание, повторяем, является первым и важнейший источником информации по истории Американской Епархии на Русском языке. 2. Каноническое положение Православной Русской Церкви за рубежом. Париж. 1927. Редкое издание. Отражает позицию церковной юрисдикции, носящей в настоящее время название Парижского экзархата. Анализирует отношение к Зарубежному Синоду в первые годы после раскола с ним. В последующие годы в позиции Парижского экзархата произошли перемены, поэтому именно это издание представляет особый интерес. Кроме того, позиция изложенная в этой работе практически совпадает с позицией Американской Епархии в те же годы. Это опять же делает книгу весьма интересной для разбираемой темы. Книга содержит, в основном, критику позиции Зарубежного Синода. 3. Ломако, Гр. Протопресвитер. Церковно-Каноническое положение Русского Рассеяния. Отражает позицию Парижского экзархата и совпадающую с ним позицию Американской Епархии. Написана после 2 Мировой войны как ответ на книгу иерея М. Польского (о ней будет упоминаться ниже). Несмотря на общий низкий уровень, основные идеи книги представляю определенный интерес тем что в ней впервые, пожалуй, приведена первичная классификация зарубежных разделений по идеологическому признаку. Дело в том, что отсоединение Парижского экзархата от Зарубежной Церкви в 1926 году произошло одновременно с разрывом церковных отношений между Митрополитом Платоном (а в его лице всей Американской Епархии) с Зарубежным Синодом. Поэтому в Париже, где богословские силы были в состоянии осмыслить и сформулировать ситуацию, выразили взгляд, который наиболее соответствовал взгляду Американской Миссии. В самой Америке в начале 20-х годов не было ни богословских сил, ни средств для создания подобной литературы. Несколько клириков, которые были способны к составлению подобных трудов были не просто заняты, а полностью поглощены борьбой за власть в Епархии. Поэтому в эти годы, критику Зарубежного Синода произнесли в Европе “за Америку”.

История Русской Зарубежной Церкви (1920-1922)

(Полное название ВЦУ: ВРЦУз – Высшее Русское Церковное Управление заграницей. Аналогично и Зарубежный Синод – это сокращенное название Временного Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей. Это же церковное образование еще часто называют “Русская Зарубежная Церковь”, “Зарубежный Синод”, или “Карловацкая Церквь”, по имени сербского городка Сремски Карловцы, где зарубежное церковное управление находилось почти до окончания Второй Мировой войны.й

Для простоты епископы Зарубежного Синода именуются ниже “зарубежными епископами”, в отличие от американских русских епископов, которые имели с ВЦУ и Зарубежным Синодом особые отношения.)1. Образование и деятельность Высшего Русского Церковного Управления (Зарубежного Синода) в Константинополе. Первое заседание Высшего Церковного Управления на Юге России за пределами России состоялось 6-19 ноября 1920 года на Константинопольском рейде, на корабле “Александр Михайлович”. На нем присутствовали четыре епископа и один священник. Двумя основными фигурами на этом заседании были: будущий глава Зарубежной Церкви Митрополит Антоний Киевский и Галицкий и будущий глава Американской Епархии Митрополит Платон. Основные причины возобновления деятельности Высшего Церковного Управления были сформулированы так: Ввиду сосредоточения огромного количества беженцев в различных государствах и частях света, не имеющих общения с Советской Россией и не могущих сноситься с Высшим Церковным Управлением при Святейшем Патриархе, а также в следствие необходимости попечения и о русской армии, выехавшей из Крыма. [1] Следующие заседания проходили в здании Русского Посольства в Константинополе. На второе заседание пригласили Архиепископа Анастасия, еще одного будущего руководителя Зарубежной Церкви. Третье заседание интересно упоминанием о 23 священниках, которые подали прошение о разрешении им переезда в Сербию. ВЦУ просило Патриарха Сербского Димитрия принять их и назначить на вакантные должности в Сербии. Первые протоколы показывают, что особо важных дел у ВЦУ не было. Протоколы этих заседаний состояли из нескольких мелких текущих и бракоразводных дел. На четвертом заседании был упорядочен процесс бракоразводных дел в виду наличия двух церковных юрисдикций: Константинопольской и ВЦУ. В пункте 3 было косвенно упомянуто о достижении некоторого договора с Вселенским Патриархатом, который урегулировал канонические отношения между ним и ВЦУ. (До марта 1922 года руководство Константинопольским престолом осуществлял местоблюститель Вселенского Патриарха Митрополит Кесарийский Николай. В марте 1922 года Патриархом был выбран Мелетий.) В протоколе писалось: согласно руководящим указаниям Вселенской Патриархии считать в составе Высшего Церковного Управления, впредь до изменения условий только пять иерархов, утвержденных Патриархией. [2] Итак, главное дело ВЦУ, установление его законного (канонического) существования на территории канонически принадлежащей Вселенскому Патриарху было, вроде бы, решено положительно. Однако, такое косвенное упоминание об этом важнейшем церковном деле и ограничение, наложенное на число членов ВЦУ несколько настораживает. Было ли это свидетельством отношения к этому “руководящему указанию” как к само собой разумеющемуся факту? Было ли дано устное разрешение или существовало некоторое письменное распоряжение? Свидетельствовало ли это косвенное указание на наличие некоторых трений по данному вопросу или о недовольстве русских епископов на отношение к ним Вселенской Патриархии? Свидетельства об этих вопросах настолько противоречиво и тенденциозно освещаются в различных источниках, что единственным способом получения правильных ответов является, по-видимому, получение документов из архивов Константинопольской Патриархии или других источников. К сожалению эти документы не были доступны для составителя данной работы, а главное, они не относятся прямо к главной теме данной работы. Весьма курьезно звучат данные на четвертом заседании ВЦУ разрешения совершить пять бракосочетаний в дни Рождественского поста наряду с решениями по поводу о восьми бракоразводных делах. Подобные же разрешения давались и на многих других заседаниях ВЦУ, не свидетельствуя, по-видимому, о высоком уровне церковности новой военной эмиграции. Судя по той легкости, с которой ВЦУ давало подобные разрешения, они были обычным делом церковной практики того времени. Только на девятом заседании было решено “не разрешать браков с 20 по 26 декабря” [3], то есть непосредственно перед Рождеством и в первые два дня Рождественских праздников. На 16 заседании ВЦУ в феврале 1921 года 1. Слушали: Доклад Высокопреосвященного митрополита Антония о необходимости для него поехать в Сербию для устройства дел православных угророссов и согласно приглашению патриарха Сербского Димитрия. Постановили. Командировать Высокопреосвященного митрополита Антония в Сербию и другие страны славянские и Ближнего Востока для устройства дел православных угроросов, принадлежащих к пастве Высокопреосвященного Антония, как митрополита Галицкого и Экзарха Вселенского Патриарха, а в случае необходимости и для руководства и устройства всех других церковных вопросов и дел русской церкви заграницей. [4] Можно предположить, что перемещению ВЦУ в Сербию предшествовал некоторый период заочного, возможно письменного обследования возможности такого переезда. Об угрососсах же и об их нуждах, не упоминал более ни один документ ВЦУ. Данная командировка была, по-видимому, необходима для практической подготовки перевода ВЦУ в Сербию. Очевидно предчувствуя близкий переезд, еще одна группа духовенства просила отправить их в Сербию. [5] Постепенно ВЦУ набирало юрисдикционную силу и признание Восточно-европейского и Ближневосточного епископата: 2. “Слушали. Доклад Преосвященного Вениамина об исключительно благожелательном отношении к армии и духовенству митрополита Галлипольского и Медитского кир-Константина.” [5] (Галлиполь – местность отведенная для первичного расселения армейских частей Белой армии, А.К.) 1. Слушали. Указ Управляющего Русскими Церквями в Западной Европе Высокопреосвященного Архиепископа Евлогия № 16 от 2-15 апреля 1921 года о назначении Преосвященного Серафима, Епископа Лубенского Заведующим русскими церквями в Софии и Ямболе (Болгария) и телеграмму по сему поводу Российского в Софии Посланника № 704 от 12 мая нового стиля сего года… Постановили. Назначение Преосвященного Серафима, Заведующим русскими церквями в Софии и Ямболе утвердить. Преосвященному Серафиму отбыть к месту служения. О постановлении известить Российского Посланника в Софии. [6] Высшее Церковное Управление уполномочивает Высокопреосвященного Архиепископа Анастасия оправиться в Палестину (Иерусалим), принять там от имени Высшего Церковного Управления все необходимые меры для упорядочения церковных, гражданских, имущественных и всяких других дел Миссии, могущих возникнуть на месте и во всех вопросах церковных, канонических, юридических и всяких иных действовать в качестве полномочного Представителя Высшего русского Церковного Управления. [7] Кроме вышеприведенных сведений, в ПВЦУ №1 – ПВЦУ №24 (Константинопольского периода) упоминаются распоряжения ВЦУ относящиеся к церковным делам: в Иерусалиме, Риме, Флоренции, Афинах, Буэнос-Айресе, Софии (в Болгарии проживало большое количество русских эмигрантов), Париже, Гааге, Китае и об организации общин старообрядцев в Турции. От старообрядцев было получено 24 января прошение “о готовности их присоединения к Церкви”, которое и было удовлетворено. При организации церквей в Риме, Флоренции и Харбие (Константинополь) в основание принимался “Приходской Устав, утвержденный на Всероссийском Поместном Соборе (1917-1918 гг.), которым определяются права прихода и взаимоотношения причта, прихода и членов его.” В самые первые годы описываемого периода (1920 и 1921) еще сохранялась связь с Финляндским, Эстонским, Латвийским, Литовским и Варшавским начальниками русских миссий. Гораздо более долгое время сохранялась связь с Японской и Китайской Духовными Миссиями. Наиболее тесная связь и непосредственное окормление со стороны ВЦУ видна в отношении к Иерусалимской Духовной Миссии. В апреле 1921 года состоялось 22 заседание ВЦУ на котором были изложены причины будущего переезда в Сербию.

История американской миссии (1917-1922) ч. 5

ГЛАВА 1. События до приезда митрополита Платона (1917 – 1920)

Вместо эпиграфа:
Первые послереволюционные годы принесли Американской Миссии развал, нестабильность, серьезные материальные проблемы и даже хаос. Главными бедами и тревогами Миссия в эти годы обязана: 1) падению влияния и прекращению помощи России и финансовым проблемам, возникшим после прекращения этой помощи и 2) борьбой за власть. Борьба за власть и финансы епархии – это две основные темы, проходящие красной нитью по всей истории Епархии данного периода. Вот что писал в 1919 году протоиерей Леонид Туркевич, будущий Митрополит Леонтий, человек который, в силу занимаемой им административной позиции, знал о состоянии дел Миссии (Епархии) больше чем кто-либо другой:С [той] поры, как из державной России прекратилась помощь нашей Миссии в Америке, начался период в ее жизни, который мы смело можем назвать “временем искушений”. Потребовалось взять самим в свои руки и изыскание средств для своего содержания и наилучшее использование добываемых средств. Потребовалось напряжение сил и средств для улажения доставшегося от прежних дней “наследия” и вместе с тем потребовалось налаживать отношения в соответствии с новыми, урезанными (материальными ресурсами). Опыт Церкви-Матери, указания, советы и распоряжения, какие могли идти из-за моря, – о, как бы они были все желательны и нужны! Но, к горю нашему или несчастью, они нас не достигали по причинам от нас не зависящим, по условиям, устранить которые было не в наших силах… “Времена искушений” постигают и отдельные церкви и всю (нашу) Церковь.” [1]1. Наследие Архиепископа Евдокима. Первые послереволюционные месяцы в Америке. [2]
Архиепископ Евдоким, управлявший Американской Миссией c апреля 1914 (прибыл в мае 1915), отбыл в Россию на Всероссийский Собор 24 июля/6 августа 1917 года, оставив Епископа Александра (Аляскинского) временным управляющим Епархией. В первые тяжелые послереволюционные годы в Американской церковной печати иногда встречалось выражение “наследие Архиепископа Евдокима”. В чем же оно заключалось? По разрешению самого Архиепископа, 11(24) Июля 1917 года в г. Питсбурге, за две недели до его отъезда 24 Июля (6 Августа) 1917 года собралось духовенство Северо-Американской Епархии. На этом собрании были впервые открыто разобраны многие неприятные факты, которые и назвали “наследием” Архиепископа Евдокима. На собрании присутствовало 63 русских священника, еще 41 клирик передал свои полномочия приехавшему духовенству. (Основной причиной отсутствия многих священников указывается отсутствие денег.) Описание [3] свидетельствует о мирном и деловом характере собрания, которое послало приветствия Архиепископу Евдокиму и Епископу Александру. Северо-Американское Духовное правление (официальное название высшего церковного органа управления Американской Русской Миссии) выработало некоторый план проведения собрания. Однако, собрание приняло рекомендованную программу только “как материал при обсуждении других пунктов Программы”. Обсуждение этих “других пунктов” и волновало по сути дела собрание. Выяснилось много неприятных вещей. Прежде всего, “что в официальных Ведомостях Епархии показано много приходов в действительности не существующих (присутствующими наименовано 13)”. Собрание признало, что 42 прихода требуют немедленной финансовой помощи “без которой их существование станет невозможным”. Выяснилось, что для организации румынских приходов в Детройтском благочинии прежнее “Епархиальное начальство” прислало еретика из секты “именославов*” и что протесты духовенства долгое время оставались без ответа. Выяснился случай внезапного удаления “Епархиальным начальством” священника одного прихода накануне большого праздника несмотря на просьбы и протесты прихожан, которые остались без священника, и, как следствие, приняли “независимого” священника. То есть, приход очевидно принял правильно рукоположенного священника, который перестал подчиняться своей духовно власти и “который утвердился там. Теперь же присланного для детройтского Николаевского прихода иерея Зайченко не только не приняли, но и жестоко избили.” [4] Интересно упоминавшееся в приведенных Протоколах сообщение о двух священниках, которые “по крайней бедности прихода” “принуждены работать на фабрике”. Из текста документа очевидно, что говорится об этом как о некоторой новой ситуации, необычной и явно шокирующей собрание. Протоколы упоминали также о “женатом монахе Несторе”, против которого Епархиальное начальство не принимает мер, а Архиепископ Евдоким письменно обещал последнему помощь. [4] Собрание дискуссировало случаи открытия Архиепископом приходов, которые не могли обеспечивать священника зарплатою, но ни к какому решению по этому поводу не пришло. Обсуждались случаи вмешательства некоторых священников в дела других приходов с разрешения “Епархиальной власти”. Дело при этом доходило до суда, народ был “деморализован” и возлагал вину опять же на “Епархиальную власть”. Упоминалось что “Епархиальная власть назначает священников на несуществующие приходы, раздувает вражду между священниками и прихожанами с целью образовать новый приход и этим развращает прихожан”. (Здесь и далее до конца абзаца цитаты по [3], А.К.) Упоминается “о переписке Апхиепископа с прихожанами: (о том что Архиепископ Евдоким, А.К.) без уведомления священника посылает им резолюции и часто людей недостойных именует первомученниками (?) и резолюции эти читаются по салунам (кабакам, А.К.).” Собрание упоминает о многих случаях “неквалифицированных”, “недостойных”, “нетвердых в православии”, “независимых”, “неканонических”, “баптистских” и “безместных” священников. Несколько священников заявило что “Архиепископ (Евдоким, А.К.) и Преосвященный (Епископ, А.К.) Стефан знали о независимых и полу-униатских священниках и поощряли их”. Прибывший член Духовного правления Протоиерей “Снегирев дает справку, что члены Духовного Правления к таким ненормальным действиям Духовной Власти непричастны, многого из переписки не могут знать, так как почта на имя Духовного Правления вскрывается Архиепископом”. Собрание свидетельствовало что, в связи с тяжелым финансовым положением, неумелой политикой начальства, недостаточной подготовкой духовенства, многие священники возвращаются в Унию. Поднимался вопрос о Народном Доме и о Миссийском Банке, который “перешел в руки частных лиц – священника Чечилы и других, которые даже заарестовали членов Духовного Правления.” Съезд заявлял о том, что Банк не дает финансовых отчетов своей деятельности и высказывались многие суждения о финансовых нарушениях. “Казначей Духовного Правления отец Сергей Снегирев дал сведения касательно задолженности центральных учреждений Епархии”. Общая сумма упоминаемых долгов: Епархии, Духовной Семинарии, Св. Тихоновского монастыря, Народного Дома и газеты “Руссая Земля” при Народном Доме – доходила до 70 000 тысяч долларов. Братская касса духовенства требовала ревизии. Существование некоторых “детищ” Архиепископа Евдокима: Народного Дома, Женского Колледжа, Эмигрантского Дома, Банка и других было признанно бесполезным и убыточным. Вывод собрание сделало весьма неутешительный:
Рассмотрев финансовое состояние Епархиальных Учреждений Миссии, Собрание Духовенства нашло таковое крайне неудовлетворительным, ведущим к полному развалу и краху Миссии и посему ПОСТАНОВИЛИ: выразить осуждение виновникам такого печального состояния миссийных Учреждений и о таковом положении дел донести в Св. Синод. [3]
Собрание отметило также клевету в прессе против Епископа Александра и другие проявления клеветы и распространения ложных и революционных слухов направленных против Миссии. В частности в “циничных дописях касательно личной жизни и морали Начальника Миссии, Высокопреосвященнейшего Архиепископа Евдокима”. Несмотря на представления благочинных, отмечало собрание, опровержения от “Епархиальной власти” не последовало. Собрание “осудило” все эти действия. (О личной жизни Арх. Евдокима см. [4]).
Итак, собранием были отмечены все слабые места деятельности Архиепископа Евдокима и все текущие трудности Миссии, ставшие темами для всех будущих нападений на Миссию со стороны живоцерковников. Собрание суммировало свои беды в следующих фразах: необоснованные и чрезмерные затраты на ненужные учреждения, неоправданное дробление приходов, обнищание духовенства, снижение “морального тона миссийной жизни”, “принятие в священный сан лиц неразвитых, полуграмотных, нетвердых в Православии и малосведущих” ведущее к “соблазну в среде мирян и унижению звания священников и Епископа в глазах народа”, не опровергнутые многочисленные публикации о неморальном поведении Архиепископа, “крайне неудовлетворительное состояние Миссии” и “неудовлетворительное отношение Епархиальной Власти”. Собрание упомянуло также о том, что Архиепископ Евдоким начал закладывать приходы для получения сумм, необходимых для функционирования Высших органов управления Епархией. Эту практику продолжил позднее Епископ Александр, доведя Епархию до состояния полного финансового краха. Собрание единодушно постановило:
Для блага Миссии и для сохранения достоинства Православной Веры почтительно просить Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейшего Архиепископа Евдокима оставить место Начальника Мисии. Просить Св. Синод через выбранное Съездом Духовенства Миссии уполномоченное лицо разрешить выбрать Архиепископа Мисии из числа иерархов Православной Церкви на соборе духовенства и мирян. Временно же, до избрания Архиепископа, управление Епархией поручить первому викарию, Преосвященному Александру, Епископу Канадийскому. Решение это сообщить Его Высокопреосвященству Архиепископу Евдокиму, в Святейший Синод, Преосвященному Александру и Русскому Послу в Америке. [3]
Итак еще в середине 1917 года Миссия приняла самостоятельное решение, о котором оповестила прежнее церковное руководство. Действие неслыханное, еще год назад, во времена твердой власти царского правительства. Все постановления этого собрания реально угрожали Архиепископу Евдокиму. Дело в том что собрание выбрало присутствовавшего священника А. Кукулевского, уважаемого всем духовенством Миссии, быть “представителем Русской Церкви в Америке на Всероссийском Соборе в Москве”. (1917-1918 гг.) Донесение этого священника Собору и Синоду Русской Церкви могло привести к расследованию и самым решительным церковным мерам против Архиепископа Евдокима. (Последнего не произошло в связи с началом Русской революции и поскольку Архиепископ Евдоким покинул Русскую Церковь и удалился в Живоцерковный раскол. Архиепископ был женат еще в Америке и Живоцерковное движение позволило скрывать свою неканоническую связь. А.К.) Анализируя состоявшееся собрание, интересно отметить также трезвую самооценку общего состояния Миссии и впервые ясно сформулированное собранием духовенства стремление к самостоятельности. Вместе с тем было высказано
пожелание о том, чтобы не порывать связи с Матерью-Русской Православной Церковью и ее иерархией, так как в настоящее время Американская Православная церковь не имеет еще достаточно прочных учреждений гарантирующих ее свободное самостоятельное развитие, а равно и в финансовом отношении не имеет самостоятельного миссийного фонда, обеспечивающего будущее ее существование. [3]
Итак, Архиепископ Евдоким благословил собрание духовенства, которое признало его деятельность, мягко выражаясь словами самого собрания, “неудовлетворительной”.
Хотя Архиепископ Евдоким письменно просил собрание “не повторять ошибок революционной России”, но в данном случае не революционная настроенность духовенства, а сама деятельность Архиепископа провоцировала нездоровую обстановку в Миссии.
Безусловно, связь Миссии с Россией была так тесна, что несмотря на дальнее расстояние революция всколыхнула настроения многих русских американцев. Живоцерковные, обновленческие, анархические по идеологии и методам силы, проявили свою активность в Америке в самом скором времени после Русской революции. Православие отличается стремлением к строгому сохранению чистоты своего учения. Происходит это стремление из веры в то, что Христианское учение не выдумано людьми, но имеет богооткровенную основу, а поэтому христиане оценивают окружающий их мир с точки зрения этой неземной, Богом проповеданной, неизменной истины. В отличии от Православия, основная идея Живоцерковного обновленчества состояла в реформировании учения в духе времени. Таким образом, это учение стремилось изменить само Православие но, в то же время, провозгласить эти новые изменения законными и богоугодными. Другими словами, Живая церковь стремилось сохранить “старую вывеску” – “Православие”, вложив в это древнее понятие совершенно новое, реформированное содержание. В отсутствие внешней сдерживающей силы – царского режима – Живоцерковные, обновленческие силы во весь голос провозглашали свою программу в приходах Американской Миссии.

Глава 3. Первое внутреннее восстание

1. Восстание Епископа Стефана.
Прямо перед собором произошла попытка Епископа Стефана взять власть в Епархии в свои руки…

Рукописный текст журнала заседаний собора излагает ход событий:
А именно, выступление викария Северо-Американской Епархии, Преосвященного Епископа Питтсбургского Стефана (Дзюбая) с претензией на управление Епархией, вместо выехавшего в Европу 4-го августа Высокопреосвященного Архиепископа Александра (Немоловского), – заставило Епархиальную Власть принять быстрые и решительные меры к прекращению начинающегося в Епархии двуначалия, распри и беспорядка. Письмом своим на имя Высокопреосвященного Митрополита Платона от 8 (21) октября, также Пастырским Посланием по Епархии от того же числа и заявлением в Епархиальный Совет Русской Православной С.-Американской Епархии от того же числа, Преосвящ. Епископ Стефан пробовал остановить нормальное мирное течение жизни в Епархии, присваивал себе права учреждать “Архиерейский Совет”, а в особом обращении к Благочинным, настоятелям приходов, Церковным старостам, церковно-приходским комитетам и всей пастве объявлял о назначении им в главные руководители “Епархиальной Канцелярии” и временным, до предполагаемого созыва общеепархиального съезда, Епархиальным Кассиром – о. Прот. Мих. Ильинского, при чем призывал всех православных людей немедленно устроить сборы на содержание Епарх. Канцелярии, с высылкою на имя того же о. Ильинского.*)
*) Приложения №3,4,5,6,7 к АПВ №18 от 1 (14) августа 1922 года. [1]
Епископ Стефан был рукоположен Архиепископом Евдокимом в 1916 году для окормления угророссов, то есть россов из Австрии и Венгрии. До октября 1922 года Епископ Стефан принимал участие в работе Епархии. Его подписи встречаются и его присутствие отмечено во многих епархиальных документах. Во время восстания Епископ Стефан проживал на квартире, которая оплачивалась Протоиереем Леонидом Туркевичем “при поддержке от Общества Помощи Русской Церкви” то есть частично платило Общество, частично оплачивала Епархия через Протоиерея Леонида. [2] Дореволюционный глава Миссии, Архиепископ Евдоким, покровительствовал угророссам. Многие клирики епархии были недовольны этим покровительством, считая что Архиепископ тратит на них слишком много средств в то время как угророссы не отличаются приверженностью к России и Русской Миссии. По тем же причинам некоторые клирики высказывали недовольство рукоположением специального Епископа Питтсбургского Стефана (Дзюбая), который именовал себя Угроросским. Епископ (позже Архиепископ) Александр был, очевидно среди тех, кто критически относился к рукоположению Епископа Стефана. Во время своего управления Архиепископ попал под “перекрестный огонь”. Сторонники Епископа Стефана критиковали Архиепископа Александра за его нерасположение к угророссам. Противники угророссов критиковали Архиепископа Александра за “симпатии” к угророссам и прочим “украинским” силам. Во время правления Архиепископа Александра (1917-1922), Епископ Стефан пользовался его мягкость. Он рукополагал клириков без совета с Архиепископом и вел себя довольно независимо. После прихода к власти Митрополита Платона в качестве Представителя Патриарха Тихона, Епископ Стефан очевидно быстро сообразил, что в лице Митрополита Платона он получает твердого администратора. Поэтому Епископ Стефан сразу рапортовал Митрополиту Платону: “долгом почитаю известить Ваше Высокопреосвященство письменно, что мною были рукоположены и по своевременным словесным докладам моим Высокопреосвященнейшим Архиепископом Александром для Епархии приняты следующие священники.” Далее перечисляются имена четырех священников. Напротив имен двух из них стоят вопросительные знаки – очевидно Митрополит Платон не имел о них никаких сведений. Интересным в этом документе является печать Епископа Стефана с надписью: “Духовное Правление при Угро Русекомъ (точное воспроизведение, А.К.) Епископе. Ecclesiastical consistory of the Uhro-Russian Bishop. 1916.” [3] Далее и произошло собственно восстание. Точных данных о внутренних причинах этого восстания, кроме нижеприведенных самим Епископом Стефаном аргументов и догадок, высказанных на Соборе – нет. Возможно, как его в этом обвиняли, Епископ Стефан просто стремился к власти, возможно не желал иметь твердого начальника в лице Митрополита Платона, возможно, как отозвался об этом Собор, находился под влиянием революционных “живоцерковных” сил, возможно решающую роль сыграло сочетание этих причин.
Епископ Стефан объяснял свои действия в обращении к Епархиальному Совету. Он указывал, что Митрополит Платон не имеет документального подтверждения своей власти от Патриарха, но основывает свое назначение только на устно переданных распоряжениях. Поэтому передача власти от Архиепископа Александра и вступление Митрополита Платона в права Управляющего Епархией незаконны и антиканотичны. На этом основании Епископ Стефан, как старший по званию законный Епископ Епархии запрещает Совету устанавливать свою юрисдикцию относящуюся к управлению Епархией. Аналогичное послание он направил самому Митрополиту Платону. Епископ Стефан писал:
В заседании Епископов, Духовенства и Мирян, бывшем в нынешнем году в Соборном Доме, в котором Вы, на основании дошедшего слуха о назначении Вас Святейшим Патриархом ТОХОНОМ своим представителем на Америку, приняли это звание, я полагал, что в скором времени Вами будут предъявлены на сие подлинные и формальные документы от Свят. Патриарха.
До сих пор, однако, Вы таких документов не представили и обосновываете Ваши полномочия на другом слухе, именно на изустном пересказе прот. Ф. Пашковского. Для так важного акта, как перенятие чужим Епископом управления другой Епрхией, необходимы крепкие, не возбуждающие никаких сомнений формальные полномочия от Св. Патриарха, и я не сомневаюсь, что если бы у Св. Патриарха было намерение дать Вам полномочия на Америку, Он снабдил бы Прот. Пашковского письменным указом, или хотя бы кратким письменным распоряжением, или же поручил бы сделать это Св. Синоду. У меня имеются доказательства, что по этому делу Св. Патриархом не было издано распоряжение и что разговор Св. Патриарха с частными лицами о его намерении поручить Вам церк. управление в Америке, имел совершенно частный характер, что впрочем, было отмечено в заседании Высшего Русского Церковного Управления Заграницей от 17 (30) июня 1922 года и подчеркнуто Митр. Антонием, предс. В.Р.Ц. Управления в его официальном письме к Вам от 12 (25) июня 1922 года за №1124 и Митр. Евлогием в таком же его письме к Митр. Антонию и вследствие чего Вам было отказано в признании Вас Патриаршим Представителем на Америку и в правах управления нашей Епархией.
Нельзя также считать законным и каноническим актом передачу вам управления нашей Епархией Архиеп. Александром, так как он не имел права передавать его чужому Епископу, раз в Епархии есть законный Епископ.
То обстоятельство, что Архиерейский Синод в Карловцах в Указе от 27 ст. ст. августа за №6, НЕ ПРИЗНАЛ ВАС Патриаршим Представителем в Америку, и постановил только СЧИТАТЬ Вас “Временно Управляющим С. Американской Епархией” является беспредметным, так как во-первых, оно основывается на том же изустном пересказе Прот. Пашковского, во-вторых, актом от 22 февраля 1922 г., опубликованным официально в Амер. Прав. Вестнике Вы сами и Епархиальный Совет не признали Вашего подчинения В.Р.Ц. Управлению, которого Архиерейский Синод является приемником.
Все, затем, документы, на которых Вы обосновываете Ваши полномочия на звание представителя Его Святейшества Патриарха ТИХОНА на Америку и на управление нашей Епархией, являются канонически совершенно недостаточными и совершенно неприемлимыми.
Поэтому у Вас нет никаких законных прав на управление Русской Православной Северо-Американской Епархией.
Ввиду сего я, как старейший Епископ Епархии, за сомоустранением Впр. Архиеп. Александра от управления Епархией, видя что и под Вашим руководством дела Епархии дальше расстраиваются, вступаю в силу канонических законов с нынешним днем в управление названной Епархией. [4]
Епархиальный Совет, выслушав
Рапорт епископа Питтсбургского Стефана на имя Его Высокопреосвященства и отношение на имя Епархиального Совета, в коих он не признает полномочий, предоставленных Владыке Митрополиту Святейшим Патриархом по управлению Епархией, объявляет себя Управляющим Епархией и требует подчинения себе от Епархиального Совета, вместе с тем воспрещая Совету совершение “юрисдикционных” действий, ПОСТАНОВИЛ: уведомить епископа Стефана через члена Совета Кафедрального Протоиерея о. Леонида Туркевича о нижеследующем:
1. Претензия епископа Стефана на управление Епархией противоречит канонам, ибо Епархией управляет, на точном основании канонов, Митрополит Платон, причем, правильность вступления Его Высокопреосвященства в управление Епархией двукратно удостоверена подписью самого епископа Стефана. Кроме того, в канонах нашей Церкви нет правил об обязательном управлении Епархией, в случае отсутствия Преосвященного, старейшим епископом, ибо не всегда старейший епископ в состоянии управлять Епархией; будь даже кафедра наша действительно свободна, все же епископ Стефан не мог бы претендовать на управление ею, ибо по незнанию русского языка, не вполне здравому состоянию своему и незнакомству с канонами, правилами, обычаями и установлениями Русской Церкви, он не был бы в состоянии исполнять эти сложные обязанности…
5. Если епископ Стефан действительно имеет какие-либо искренние и добросовестные сомнения в действительности и законности полномочий Митрополита Платона, то предоставить ему, буде он того пожелает, и в частности с поступившими за последнее время документами, – через Управляющего делами Высшего Хозяйственного Совета – В.Э. Гревса. [5] Незадолго до восстания Епископа Стефана, Епархиальный Совет под председательством Митрополита Платона получили и слушали это новое доказательство. Доказательство было опять косвенное, хотя довольно авторитетное, о нем уже упоминалось выше.

Заключение

Среди многих черт которые могут быть замечены в истории зарубежных русских церковных обществ в 1917-1922 годах особенно выделяется одна особенность, которая накладывает специфический оттенок на всю зарубежную церковную жизнь. Эта особенность – идеологизация церковной жизни и составляет главный интерес данного исследования.

1. Механизм образования церковных идеологий в начале 20-го столетия. Пример Американской Миссии.
До Русской революции 1917 года жизнь Русской Православной Миссии (Епархии) в Америке стояла несколько особняком от жизни самой России. Точнее говоря, ситуация была еще более драматичной и, с точки зрения обоих сторон, неравной. Россия и Святейший Синод Российской Церкви с одной стороны и Русская Американская Миссия (в дальнейшем тексте просто Миссия, или Епархия) с другой, смотрели друг на друга совершенно разными глазами и оценивали друг друга совершенно различными мерками. Миссия, по крайней мере в лице ее официального органа, буквально жила проблемами России, Русской Церкви и проблемами европейской политики. Жила настолько сильно, что проблемы самой Америки, страны где она существовала и действовала, ощутимо отступали для нее на второй план. По словам одного из деятелей Миссии, ее главная задача состояла в том, чтобы “растить русских патриотов” ***Найти цитату или А.Хотовицкого или Леонида Туркевича Ссылки на свою работу.***. Надо помнить, что, прежде всего, Миссия окормляла религиозные нужды многонационального православного населения Америки. Эта рутинная задача теснейшим образом переплеталась с национальными интересами множества славянских народностей, игравших в то время лидирующую роль в Американском Православии. При этом лица, русские по национальности, составляли подавляющее меньшинство православных членов Миссии. Еще меньше было в Миссии русских граждан. В то же время огромное число вошедших в состав Миссии европейских униатов либо прямо относило себя к русской нации, называя себя “русинами”, либо открыто симпатизировало России. Однако, как говорилось выше, униаты жили в основном проблемами территорий их расселения в Европе. Эти территории находились за пределами России. Поэтому проблемы России постепенно отступали у них на второй план, создавая диссонанс с официальной про-русской политикой церковного руководства. Для завершения расстановки общих национальных цветовых пятен на картине Американского дореволюционного Православия надо добавить, что большинство духовенства составляли недавние выходцы из России, что финансирование Миссии (прежде всего духовенства) осуществлялось из России. Содержа большую и дорогостоящую Миссию в Америке, Русское правительство, в свою очередь, было заинтересовано в поддержании патриотического духа своих граждан, находящихся за пределами России и в широком распространении славянофильских идей в униатской среде. Следует напомнить также дореволюционное положение дел относящееся к русским гражданам за границей России. Согласно предреволюционным законам, все эмигранты считались лицами временно покинувшими пределы Российской Империи, то есть продолжали считаться гражданами России несмотря на то, как долго они проживали вне России и вне зависимости от того, собирались ли они вообще вернуться назад. Если же попытаться обобщить отношение России к Миссии, то следует признать, что дела Американской Миссии всегда расценивались Русским правительством как дела периферийные и второстепенные, какими они, по сути дела, и являлись для такой обширной и сложной страны как Россия и для ее колоссальной дореволюционной Церкви *** Обосновать ***. Это выражалось, прежде всего, в финансировании не адекватном с нуждами Русской Миссии. Причем, получаемые из России суммы совершенно не вкладывались в проекты, которые обеспечили бы развитие самостоятельного будущего существования Миссии *** Сослаться на свою работу или …***. К этому надо добавить, что медленная связь начала 20-го столетия и еще более медленная Русская администрация (и духовная, и государственная) весьма тормозили развитие некоторых насущно необходимых для Миссии проектов. Особенно трудно и медленно решались те вопросы которые требовали согласования между церковным и государственным аппаратами управления. Таким, в самых кратких чертах, было положение Миссии накануне Русской революции.
Сразу после революции положение Миссии резко изменилось. Прежде всего, сразу вскрылись все внутренние болезни Миссии, которые не решались до революции. Еще до революции Миссия страдала от многих бед, о которых Россия попросту не хотела слышать. Миссии не к кому было обратиться для решения своих проблем как только к России, но жесткий патронаж Русского правительства и Синода всегда препятствовал развитию самодеятельности. Миссии предписывали жить и действовать по определенному из России финансовому, социальному и политическому укладу, который во многом не соответствовал реальным нуждам американской действительности. Вся эта медленная и неуклюжая система управления все-таки производила положительную работу при условии финансирования Миссии из России, но немедленно развалилась после прекращения финансовой помощи. Причем, это случилось еще до прихода к власти большевиков, когда Временное правительство прекратило финансовую помощь Миссии. Другая внутренняя проблема Миссии проявилась в резком усилении центробежных национальных сил в Американском православии. С падением могучего авторитета России, защитницы, говоря без натяжки, всемирного (на начало 20-го века) Православия, начался неизбежный распад единой многонациональной дореволюционной Миссии на национальные юрисдикции. Вскоре после Русской революции, почти каждая национальная группа не только проявила, но и на деле осуществила свое стремление к созданию независимой от России церковной организации в Америке. Почти каждая национальная группа образовала на Американском континенте свою юрисдикцию, не зависимую более от Русского церковного руководства.
К этим внутренним бедам Миссии присоединились и другие, занесенные извне и связанные с изменением политического строя в России после большевистской революции. После революции, крупнейшими волнениями Миссия обязана трем событиям.

Библиография и замечания по всей работе

Периодические издания

АПВ (Русско-Американский Православный Вестник) (год, №, Страница).

ВЕД (Церковные Ведомости) (дата, страница). За 1921 и 1922 годы. Орган Зарубежного Высшего Церковного Управления (ВЦУ).

ЖВЦУ 1921 (Журналы (Протоколы) ВЦУ) (без номера, только дата). За 1921 год. Журналы это продолжение Протоколов ВЦУ, которые по непонятной причине переименовали и стали начали называть “журналами”. ЖВЦУ 1922 (без номера, только дата). За 1922 год. То же что и ЖВЦУ за 1922 год, но оформлены в другом стиле и формате так что представляют собой особое издание.

ЖМП. (Журнал Московской Патриархии.) (Год, номер, страница). ПВЦУ (Протоколы Высшего Церковного Управления на юге России) (№ номер протокола и дата). Начинаются с деятельности ВЦУ в Константинополе с 6-19 ноября 1920 года и продолжаются после переезда в Сербию 9-22 июля 1921 (Кончая Протоколом №25).

ПВЦУ 1921 (Протоколы ВЦУ с июля 1921 года, после переезда в Сербию.) (№№ отсутствуют, указаны только даты.) Эти протоколы начинаются стандартной фразой: “Дата, По благословению ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА СВЯТЕЙШЕГО ТИХОНА, Патриарха Московского и всея России – Высшее Церковное Управление заграницей, …” ПВЦУ 1922 (№№ отсутствуют, указаны только даты. Православная Русь. Джорданвилль. Издается два раза в месяц. Подшивка с 1954 года.

“Русская Православная Церковь на оккупированной немцами территории.” В журнале Русское возрождение. Независимый русской православный национальный орган. Нью-Йорк. Москва. Париж. Ежеквартальное издание, выходит с 1978 года. №11, 12 за 1980 год, №13-16 за 1981 год, 17-18 за 1982 год.

Литература на русском языке

  • Аверкий, Архиепископ. Положение Русской Зарубежной Церкви в современном мире. Джорданвилль. 1970.
  • Автокефалия. Русской Православной Греко-Кафолической Церкви (Митрополии) Америки. Всеславянское Издательство. Нью-Йорк. 1970. Сборник статей.
  • Андреев, И. Благодатна ли советская церковь? Джорданвиль. 1948.
  • Андреев, И. Заметки о Катакомбной Церкви в СССР. 1947. Брошюра.
  • Андреев И.М. “Истоки раскола Русской Православной Церкви на Советскую и катакомбную.” Владимирский Православный календарь на 1960 г. Джорданвилль. 1960 год. Стр. 36-45.
  • Андреев, И.М. “Краткий обзор истории Русской Церкви от революции до наших дней.” Православный путь. Часть 1 – 1952, часть 2 – 1953 годы.
    Акты Святейшего Патриарха Тихона. И позднейшие документы о преемстве высшей власти 1917-1943. Издание Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. Братство во Имя Всемилостивого Спаса. Москва. 1994.
  • Благовестнические труды в Америке Митрополита Платона. Сборник слов, речей, посланий, обращений, публичных лекций, статей и официальных предложений Северо-Американскому Духовному Правлению. Выпуски 1,2. Нью-Йорк. 1927.
  • Бобров, Н. Открытое письмо православным русским людям по поводу “автокефалии” Американской Миссии. Брошюра. Джорданвилль. 1970.
  • Боголепов, А.А. Церковь под властью коммунизма. Мюнхен. 1958.
  • Владислав, Протоиерей (Цыпин). История Русской Церкви. 1917-1997.
  • Владислав, Протоиерей (Цыпин). Русская Церковь 1917-1825. Издание Сретенского монастыря. 1966.
  • Виноградов В.П, Протопресвитер. О некоторых важнейших моментах последнего периода жизни и деятельности Св. Патриарха Тихона (1923-1925). Мюнхен 1959.
  • Владимир, Протоиерей (Востоков). Розы и шипы. Сан-Франциско. 1954. Части 1,2,3.
  • В объятиях семиглавого змия. Церковь в порабощенной России. Неизвестного автора из Советского Союза. Монреаль. 1984.
  • Вострышев, Михаил. Патриарх Тихон. В серии “Жизнь замечательных людей.” Молодая Гвардия 1995.
  • Георгий, Протоиерей (Граббе). О Зарубежном Церковном Законодательстве. Нью-Йорк. 1964.
  • Георгий, Протопресвитер (Граббе). Отрицание вместо утверждения. По поводу брошюры Архиеп. Иоанна Шаховского “Утверждение Поместной Церкви”. Брошюра.
  • Голубцов, Сергей. Московское духовенство в преддверии и начале гонений 1917-1922. Москва. 1999.
  • Гордиенко, Н.С. Комаров, П.М. Курочкин, П.К. Политиканы от Религии. Правда о “Русской Зарубежной Церкви”. Москва. 1975.
  • Георгий Граббе, Протоиерей. Правда о Русской Церкви на Родине и за Рубежом. (По поводу книги С.В. Троицкого “О неправде Карловацкого раскола”). Джорданвиль. 1961.
    Георгий, Протопресвитер (Епископ Григорий) Граббе. Церковь и ее учение в жизни. Собрание сочинений в трех томах. Первые два тома напечатаны Братством Преподобного Иова Почаевского в Монреале в 1964 и 1970 годы. Третий том напечатан в Свято-Троицком Монастыре. Джорданвилль в 1992 году.
  • Григорий, Епископ (Граббе). “Догматизация Сергианства”. Православная Русь. №17, 1991.
  • Григорий, Епископ (Граббе) К истории русских церковных разделений заграницей. Опровержение ошибок и неправд в сочинении Д. Поспеловского The Russian Church Under the Soviet Regime 1917-1982.  Джорданвилль. 1992.
  • Григорий, Епископ. Русская Церковь перед лицом господствующего зла. Джорданвилль. 1991.
  • Гуль, Роман. К вопросу об “Автокефалии”. Письмо А.И. Солженицына Патриарху Пимену. Нью-Йорк. 1972. Брошюра.
  • Деяния (страница). Деяния Русского Всезаграничного Церковного Собора, состоявшегося 8-20 ноября 1921 года (21 ноября – 3 декабря) в Сермских Карловцах в Королевстве С., Х. и С. (Сербов, Хорватов и Словенцев.)
  • Евлогий (Георгиевский), Митрополит. Путь моей жизни. М. 1994.
  • Елевферий, Митрополит. Неделя в Патриархии. (Впечатления и наблюдения от поездки в Москву.) Париж. 1933.
  • Зернов Н. Юрисдикционные споры в русской церкви эмигнации и 1-й Всезарубежный собор в Каровцах в 1921 году. Вестник РХД. Париж-Нью-Йорк-Москва 1974. №114.
  • Иоанн, Митрополит С-Перербургский. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов 20-го столетия – Григорианский, Ярославский, Иосифлянский, Викторианский и другие, их особенности и история. Г. Сортавала. 1993.
  • Иоанн, Епископ Сан-Францисский и Западно-Американский. Православие в Америке. (Экклезиологический очерк). Нью-Йорк. 1963. Брошюра.
  • Иоанн, Архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский. Утверждение Православной Церкви. (Размышления и уточнения.) Нью-Йорк. 1971.
  • Иоанн, Епископ Сан-Францисский. Еще некоторое прикосновение к ранам… Нью-Йорк. 1956.
  • Иоанн, Епископ Сан-Францисский. Русская Церковь в СССР. Нью-Йорк 1956.
  • История Русской Православной Церкви. Авторы: Данилушкин М.Б., Никольская Т.К., доктор исторических наук Шкаровский М.В., священник Владимир Дмитриев, Кутузов Б.П. под общей редакцией Данилушкина М.Б. Труды Русской Православной Академии Богословских Наук и Научно-Богословских Исследований. Новый Патриарший Период. Том 1. 1917-1970. Санкт-Петербург. 1997.
  • Каноническое положение Православной Русской Церкви за рубежом. Париж. 1927.
    Константинов, Протоиерей Дмитрий. Гонимая Церковь. (Русская Православная Церковь в СССР). Всеславянское Издательство. 1967.
  • Косик В. И. Русская Церковь в Югославии (20-40-е гг. 20-го века). Москва 2000.
  • Лебедев, М. Протоиерей. Разруха в Русской Православной Церкви в Америке. Белград. 1929.
  • Левитин-Краснов, А. Шаров, В. Очерки по истории Русской Церковной Смуты. Москва. 1996.
  • Ломако, Гр. Протопресвитер. Церковно-Каноническое положение Русского Рассеяния.
  • Матасов, Василий. Белое движение на Юге России 1917-1920. Канада. 1990.
  • Михайлов, П.В. Откровенные речи. К истории Русской Православной Церкви в Америке. Филадельфия. Пенсильвания. 1948. Брошюра.
  • Наказ Русскому Заграничному Церковному Собранию (предсоборному совещанию) – предстоящему Собору 1921 года. В этом документе приведен подробный регламент предстоящего собрания. Издано отдельной брошюрой.
  • Никон, Епископ Рклицкий. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. Многолетнее издание Северо-Американской и Канадской епархии (Русской Зарубежной Церкви). Отдельные тома издавались с 1957 до 1971 годов. Издание содержит 17 томов плюс три дополнительных тома, посвященных полностью отдельным трудам Митрополита Антония (Храповицкого).
  • Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Составил. М. Польский. 1949 г. Части 1,2. Джорданвилл, Н.Й.
  • ПМА (номер). Папка с оригиналами некоторых писем Митрополита Антония.
  • Польский, Протопресвитер М. Американская Митрополия и Лос-Анжелосской процесс. Ответ противникам церковного мира. Джорданвилль. 1949.
  • По поводу Православия в Соединенных Штатах. Ответ на статью Архиеп. Иоанна (Шаховского) “Православие в США”. Джорданвилль. 1962. Брошюра.
  • Польский, М. Протоиерей. Каноническое положение Высшей Церковной власти в СССР и заграницей. Джорданвиль. Нью-Йорк. 1948.
  • Поспеловский, Д. “Из истории Русского Церковного Зарубежья.” В Церковь и время. (Ежеквартальный журнал Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата.) 1991. №1. Стр. 19-65. №2. Стр. 53-72.
  • Правда о врем. Высшем Церковном Совете и о Нижегородском Митрополите Сергие. Брошюра. 20 сентября 1927 г. издатель Донской Еархиальный совет. №1672.
  • Православная Русская Зарубежная Церковь. Брошюра. Монреаль. 60-е годы.
  • Православная Церковь на Украине и в Польше в XX столении. 1917-1950. Издательский дом “Грааль”. 1996.
  • Псарев, Андрей. История Русской Церкви Новейшего Периода 1917 –1990 гг. На правах рукописи. 1999.
  • Рар, Глеб. (А. Ветров) Плененная Церковь. Посев. 1954.
  • Решение Высшего Суда по Лос-Анжелосскому Делу. 1949. Меморандум решения.
  • Регельсон, Лев. Трагедия Русской Церкви. 1917-1945. YMCA-Press. Paris. 1977.
  • Русак, Владимир. Исторя Российской Церкви. США 1993.
  • Русак, Владимир. Пир сатаны. Русская Православная Церковь в “Ленинский” период. (1917-1924). Издательство “Заря”. 1991.
  • Русская Православная Церковь в советское время. Составил Герд Штриккер. Издательство “Пропилей”. Москва. 1995. Книги 1 и 2.
  • Русская Православная Церковь в Северной Америке. Историческая справка. (Автор или авторы не указаны.) Holy Trinity Monastery, Jordanville, NY. 1955.
  • Русская Православная Церковь в СССР. Сборник. Издательство Центрального Объединения Политических Эмигрантов из СССР. (ЦОПЭ) Мюнхен. 1962.
  • Святейший Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. К столетию со для его рождения 1865-1965. Джорданвилль. 1965.
  • Серафим, Иеромонах (Роуз). Экклезиология. Что такое “сергианизм”? Отдельная брошюра.
  • Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов. Москва. 2000. Издание Православного Свято-Тихоновского Богословского Института.
  • Сологуб, А. А. Русская Православная Церковь Заграницей. Нью-Йорк. 1918-1968. Тома 1,2.
  • Степанов (Русак), Владимир. Свидетельство обвинения. Церковь и государство в Советском Союзе. Москва. 1980. Три тома.
  • Тальберг, Н. Д. сорокалетию пагубного Евлогианского раскола. Джорданвилль. 1966.
  • Троицкий, С.В. О неправде Карловацкого раскола. Разбор книги протоиерея М. Польского “Каноническое положение Высшей Церковной власти в СССР и заграницей”. Париж. 1960.
  • Ульяновський, Василь. Церква в Украiнськiй державi. 1917-1920 рр. Киiв. “Либiдь”. 1997. (На украинском языке.)
  • Церковное здание без фундамента. Брошюра.
  • Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. Санкт-Петербург. 1999.
  • Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. Москва. 1999.

Литература на английском язык

  • A History of the Russian Orthodox Church in the United States. Published by St. Nectarios Press. ISBN 0-913026-04-2Andreyev, Ivan. Lives of the New Martyrs. Platina, California. 198
  • Bogolepov, Alexander A. Toward an American Orthodox Church. The Establishment of an Authocephalous Orthodox Church. New York. Copyright 1963. Дать характеристику.

Александр Александрович Боголепов окончил Рязанскую Духовную Семинарию, после этого получил историко-филологическое образование в С-Петербургском университете. В 1922 году выслан по распоряжению Ленина из Советской России. В Америку попал в 1951 году, эмигрировав с семьей из Берлина. [Православная Энциклопедия, М. 2002. Том 5, стр. 454. ISBN 5-89572-010-2] Во время возникших в эмиграции церковных разделений написал книгу богословски-канонического содержания. На основании Православных канонов автор рассмотрел общие условия провозглашения церковной автокефалии, то есть правила получения независимого существования некоторой Церкви (независимая Церковь имеет в канонической церковной литературе техническое название “поместная Церковь”, такими в настоящее время являются Русская, Болгарская, Румынская и др. Православные Церкви). В отдельных главах книги доказывается неканоничность Зарубежной Церкви и доказывается необходимость утвержденной в 1924 году каноничности Американской Митрополии. Американская Миссия получила название Метрополии, а дальше, в 1970 году получила от Московского Патриархата статус поместной Американской Православной Церкви. Книга, написанная в 1963 году является программным документом, характеризующим одну из ступеней преобразования Миссии в независимую церковную юрисдикцию. Книга интересна также принципиальным отрицанием каноничности существования Зарубежной Церкви.

  • Erickson, John H. Orthodox Christians in America. (For Paul and David). Рукопись.
  • Fitzgerald, Thomas E. The Orthodox Church. London. Copyright 1995. LCCN 94-21685. ISBN: 0-313-26281-0
  • Gregory, Bishop (Afonsky). History of the Orthodox Church in America 1917-1934. St. Herman’s Theological Seminary Press. Printed in Kodiak, Alaska USA. 1994.
  • Gernot Seide. Geschichte der Russischen Orthodoxen Kirche im Ausland von der Gruendung bis in die Gegenwart, Wiesbaden 1983.
  • Gustavson, Arfved. The Catacomb Church. Jordanville. 1960.
  • Kostadis Andrew. Pictures of Missionary Life. (1900-1917). Работа на соискание Магистерской степени в St. Vladimir’s Orthodox Theological Seminary, Crestwood, NY May 1999.
  • Meyendorff, John. Vision of Unity. Crestwood, New York, 1987.
  • Orthodox America 1794-1976. Development of the Orthodox Church in America. Editors: J. Tarasar, John H. Erickson. Syosset, New York 1975.
  • Pospelovsky, Dimitry. The Russian Church under the soviet regime 1917-1982. Vol I,II. Crestwood. New York. 1984.
  • Post-Trial Memorandum. The Russian Church of our Lady of Kazan (plaintiffs) against Andrew Dunkel (Defendants). Index No. 2454/70. Counter-claim No. 5892/70. April 5, 1971.
  • Psarev, Andrei. Ecclesiology of the Russian Church Abroad toward the Moscow Patriarchate. Research paper. Dec 2001, SVOTS. Crestwood, New York.
  • Serafim, Archemandrite. The Quest for Orthodox Church in America. The history of the Orthodox Church in America in the Twentieth Century. Copyright 1973. Library of Congress Catalog Number: 73-82540
  • Stokoe, Mark; Kishkovsky, Leonid. Orthodox Christians in North America 1794-1994. Orthodox Christian Publications Center. 1995. ISBN 0-86642-053-3.

*******************
Косик В. И. Русская Церковь в Югославии (20-40-е гг. 20-го века). Москва 2000. Характеристика

Эта книга о Зарубежной Церкви построена в основном на материалах, которые изданы другими юрисдикциями. Из материалов самой Зарубежной Церкви приводятся некоторые сведения из официального печатного органа этой Церкви Православная Русь и из нескольких других популярных изданий. Например, упоминаемая в библиографии двухтомная книга под названием Русская Православная Церковь Заграницей (1918-1968) представляет собой по сути дела обзорное популярное издание на половину состоящее из фотографий. В книге практически отсутствуют или взяты из вторичных источников ссылки на официальные документы. В результате того, что книга не построена на архивных документах в ней можно заметить много ошибок и неточностей. Например, на странице 28 приводится список епископов, присутствующих на Всезарубежном Соборе 1921 года в Сремских Карловцах. Среди участников собора отмечен Митрополит Херсонский и Одесский Платон (Рождественский), который действовал в это время в Америке. Этот архиерей действительно был приглашен на собор, но не участвовал в его работе. Последний факт существенно меняет картину взаимоотношений между Американской Епархией и Зарубежным Синодом. На странице 34 читаем “в 1923 году в Сремских Карловцах вновь было заявлено о том, что все русские православные заграничные епископы являются лишь частью Московской Патриархии…” Документальная ссылка на соответствующий документ или книгу отсутствует. Как известно термины Русская Православная Церковь и Московский Патриархат ввел в употребление Сталин при восстановлении Церкви во время Второй Мировой войны, поэтому сомнительно, чтобы в 1923 году этот термин уже употреблялся. Кроме того, еще жил и здравствовал законный Патриарх Тихон, действовали ВЦС (Высший Церковный Совет) и Синод Российской Православной Церкви – основные органы на которые опирался Патриарх Тихон. То есть формально еще была жива дореволюционная Российская Православная Церковь. На странице 38 смешаны во едино два отдельных документа: Декларация Митрополита Сергия и его постановление с требованием от заграничного духовенства дать письменное обязательство в лояльности к Советскому правительству. На странице 111 Епископ Григорий Граббе назван Архиепископом, хотя он никогда не получал этого звания. Этот список можно было бы продолжать. В общем, создается картина автор недостаточно подробно ознакомился с общей церковной историей описываемого периода и недостаточно знаком с внутренней жизнью Зарубежной Церкви. Другим недостатком книги является смешение стилей которые дрейфуют между полемическим и историческими жанрами. Односторонний подход автора проявляется в том что на протяжении всей книги он проводит только один канонический взгляд на Зарубежную Церковь – позицию Московского Патриархата. Другие канонические позиции представлены вскользь, бессистемно и не критически. При этом совершенно ясно проглядывается личное отрицательное отношение автора к Зарубежной Церкви. Однако без детального разбора всего спектра взглядов на каноническое положение церковной диаспоры невозможно претендовать на объективное освещение многих церковных событий о которых повествует автор. Отсюда возникают противоречия. К примеру, автор упоминает что “Св. Патриарх Тихон еще в 1919 г. в своем послании от 25 сентября запретил духовенству принимать участие в политической борьбе” (стр. 33) и на этом основании осуждает переформирование Зарубежного ВЦУ в Зарубежный Синод. Однако далее он пишет, что “именно с отказа дать подписку о лояльности (советской власти) было прекращено каноническое общение между РПЦЗ и МП” (стр. 39). Непонятно: почему автор и в этом месте не дополняет свой текст указанием на то, что требование Митрополита Сергия было политическим актом, а следовательно также попадало под запрещение Св. Патриарха Тихона? Остается открытым вопрос о том почему Митрополит Сергий поддерживал отношения с Зарубежной Церковью до 1927 года, если ее существование стало, по определению автора, неканоничным с 1919 года? К достоинствам книги можно отнести собранные в приложении “Краткие биографические сведения о некоторых лицах, упоминаемых в книге”. Другим достоинством книги является то, что автор хорошо сумел передать “дух времени”, ту часто неуловимую в официальных документах атмосферу, в которой жили русские эмигранты в Европе.

********************************

Часть 2. История Русской Зарубежной Церкви (1920-1922)

Дать обзор литературы именно по вопросу возникновения ЗЦ и обосновать: для чего я взялся использовать архивы – недостаточность литературы, неточность, из нее неясны многие принципиальные моменты важные для последующего материала.

К началу 21-го века, за восемь с лишним десятков лет существования Зарубежной Церкви, накопилась довольно объемная литература по ее истории. Однако, при внимательном обзоре открывается парадоксальная картина: только несколько книг дают полное, систематическое и последовательное описание и оценку всей истории Зарубежной Церкви. Среди них можно выделить всего одно печатное издание Историю Российской Церкви, Владимир Русак, США, 1993 год. Эта книга написана автором во время его пребывания в США в период преподавания им в Свято-Троицкой духовной семинарии. Кроме того, существует еще более полное Учебное пособие: Конспект лекций по истории РПЦЗ, составленное преподавателем этого предмета А. Псаревым, для студентов Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилль, США. Характеристики обеих работ даны выше. Буквально недавно появилось несколько попыток осмыслить всю историю Зарубежной Церкви. Среди них Н.З. Кадесников, Краткий очерк Русской Истории 20-го века, Издание Свято-Сергиевской Гимназии, Нью-Йорк; и дополненное Подвиг Зарубежной Церкви, Храм всех Святых в Земле Российской просиявших, г. Бирлингейм, штат Калифорния . В первом издании кратко (только в одной главе), а во втором гораздо подробнее изложен взгляд на историю Зарубежной Церкви. Явный акцент работа делает на утверждении русского патриотизма и старается показать, что за рубежом русские люди остались именно русскими и православными. К сожалению, в историческом плане, в работе опять же перечислены самые основные, общеизвестные церковные события и факты. В результате работа более напоминает пересказ устного предания эмигрантов чем историческое исследования. Эта работа стоит упоминания как редкая попытка осмысления большого исторического этапа существования ЗЦ самими членами этой Церкви. Безусловно, можно найти еще несколько изданий по истории ЗЦ, возможно неизвестных автору данной работы, однако без преувеличения можно сказать, что ни одна из существующих на начало 21 века работ не построена на тщательном изучении архивных материалов. Об этом убедительно свидетельствуют работники церковных американских архивов, которые не помнят практически ни одного случая систематического исследования существующих документов. Некоторые периоды, особенно послереволюционные 20-е годы, буквально никем из историков не изучены. Недостаточность литературы, неточность указанных в литературе дат, имен, фамилий и фактов, однобокое и тенденциозное освещение многих вопросов, умолчание одних и наоборот, выпячивание других, часто второстепенных фактов во время борьбы различных юрисдикционных мнений – все это присутствует в разрозненной и отрывочной литературе по истории Зарубежной Церкви. Такая явная историческая неполнота и невыясненность многих исторических периодов в жизни церковной диаспоры, в частности, Американского русского православия, приводит к необходимости систематических исследований. С этой целью хотя бы частично устранить этот пробел и была предпринята данная работа.
**************************

3. Собор 1921 года – провозглашение “зарубежной” идеологии.
В документе … говорилось:

В итоговом документе Собора 1921 года, озаглавленном Деяния говорилось:
******************************

4. Зарубежная церковь после Собора 1921 года.
(Стр. 82)
*** О событиях связанных с роспуском ВЦУ пишут в … во многих работах: список работ, ссылки ***

События связанные с роспуском ВЦУ принадлежат к одному из важнейших моментов в жизни ЗЦ, поэтому о них повествуют практически в каждой работе посвященной этому периоду. Назовем только несколько из десятков существующих по этому вопросу книг: История Российской Церкви, Владимира Русака; Учебное пособие: Конспект лекций по истории РПЦЗ, составленное А. Псаревым. Из более доступных изданий: Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого Никона (Рклицкого) Архиепископа, том 6; Патриарх Тихон, Михаила Вострышева; и Путь моей жизни Митрополита Евлогия (Георгиевского). Опять же, основные документы в этих работах почти не приводятся, или приводятся частично.
***********************************

Часть 3. История Американской миссии (1917-1922)
Глава 1. События до приезда митрополита Платона (1917 – 1920)

Сделать подъезд: “Епархия не была подготовлена к самостоятельной деятельности, поэтому…” и везде ссылаться на свою магистерскую работу, особенно там где даются принципиальные оценки

В то время как в России произошла революция 1917 года, отдаленная от России Американская епархия жила весьма насыщенной и продуктивной церковной жизнью. Однако жезнеспособность Епархии обеспечивалась поддержкой из России:
– более половины духовенства существовало на жаловании из России;
– все Епископы (к 1917 году четыре) получали жалование из России;
– Духовная Консистория (канцелярия правящего епископа) и все управляющие национальными (нерусскими) частями Миссии (сирийцы, сербы, румыны, болгары, албанцы и др.) содержались на русские деньги;
– управляющие теми этническими группами славян, которые отождествляли себя с русскими и называли себя “россами” и их многочисленные приходы также получали существенные дотации из России;
– типография и ее штат, некоторые печатные органы, семинария, монастыри, подготовительные школы и миссионерская работа финансировалась из России.
В большей или меньшей степени буквально все сферы деятельности Американского Православия зависели до революции от российской казны. Если учесть, что общее число дореволюционных православных приходов в Америке существенно превышало цифру 500, то понятно, что в Американскую Миссию вкладывались немалые деньги. Рапорт последнего правящего епископа оценивал ежегодный дефицит Епархии суммой около двух миллионов золотых рублей. Подробнее о состоянии Миссии на 1917 год можно прочесть в работе Картины миссионерской жизни (1900-1917) автор Андрей Костадис. В этой же работе существует особая глава систематизирующая взгляды правящих епископов на будущее Американской Миссии. Основной, существенный для данной работы вывод состоит в том, что все четыре правящих в период с 1900 до 1917 года епископа отмечали неготовность епархии к самостоятельной жизни: ни в финансовом, ни в духовном, ни в организационном смысле. Все это подробно и документально описывается в работе Картины миссионерской жизни. Резюмируя вышесказанное можно уверенно утверждать, что Епархия не была готова к самостоятельной деятельности и сильнейшим образом зависела от России. Отсюда совершенно понятно, почему крушение России и прекращение ее помощи привело к катастрофическому развалу деятельности Американской Миссии.
***********************************

1. Наследие Архиепископа Евдокима. Первые послереволюционные месяцы в Америке. [2] (стр. 104)
Добавить то, что найдется в архиве Бахметьева.
Основной целью работы в Бахметевском архиве (Rare book and Manuscript Collection, BAR Collection, Columbia University, New York USA) было найти документы раскрывающие характер отношений между Послом Русского Временного Правительства в США Бахметевым и Митрополитом Платоном. Имеющаяся переписка показала, что между Бахметевым и Митрополитом Платоном существовали теплые отношения, судя по некоторым письмам, намного более близкие, чем официальные. Прямых свидетельств того, что Митрополит Платон получил в 1920 году материальную помощь для Епархии непосредственно от Бахметева нет. Однако документы, в частности находящиеся в (Bakhmeteff Collection, Box 28; Platon Collection, Letter C) показывают, что во время своего приезда Платон обращался за помощью не только к Бахметеву, но и ко многим другим лицами и организациям. Митрополит Платон обращался с воззваниями и просьбой остановить избиение Православной Церкви в России к президенту, к епископам христианских конфессий (Католикам и Англиканам), к общественным организациям, в частности к ИМКА (YMCA Yang Men Christian Americans). Он разъяснял всем суть событий происходящих в России, описывал разгром церковных институтов большевиками и у всех просил материальной помощи для церкви в России и для Американской Епархии в частности. Последнее сильно расширяет круг возможных доноров: Бахметев, англикане, католики, ИМКА, неизвестные частные жертвователи, частные предприниматели, заинтересованные в ведении торговли с Россией. В результате для нахождения источника поступавших в Епархию денежной помощи требуется отдельное исследование, значительно превышающее возможности данного исследования.

**************************************

Подстрочный комментарий на странице 106:
Идеология “Живой Церкви” возникла еще до Русской революции, хотя организационно Живая Церковь оформилась в России только в 1922 году. Дать основную литературу по Живой Церкви.

Живая Церковь квалифицируется как анти-православная организация всеми без исключения частями Русской Православной Церкви. Из исследований по этому вопросу можно указать на работу Иоанна, Митрополита С-Перербургского: Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов 20-го столетия – Григорианский, Ярославский, Иосифлянский, Викторианский и другие, их особенности и история. Много статей о Живой Церкви можно найти в периодической литературе: Журнал Московской Патриархии, АПВ и Православая Русь. Наиболее доступной литературой из которой можно почерпнуть сведения о Живой Церкви пожалуй являются работы Владислава, Протоиерея (Цыпина) История Русской Церкви 1917-1990 и Русская Церковь 1917-1825.

*******************************************
2. События до Второго Всеамериканского Собора духовенства и мирян.
Стр. 111.

Иоанн Кедровский и Александров. **** дать ему подробную характеристику, желательно источники***

Еще начиная с 1918 года, на базе революционных настроений в России, начались выступления отдельных клириков против епархиального начальства. Позднее, после 1922 года, это “левое” духовенство оформилось, вслед за частью духовенства в России, в Живоцерковный раскол. Живоцерковное движение в Америке возглавил Иоанн Кедровский, бывший священник Американской Миссии. В рассматриваемые в настоящей работе годы он некоторое время сотрудничал со священников Александровым. Начиная с 1918 года Кедровский и Александров вели по сути дела революционную работу, подрывая доверие духовенства и верующих к руководству Миссии. Некоторые общие сведения о деятельности Кедровского в 1917-1922 годы можно найти в Orthodox America. Надо напомнить, что 1920-е годы – это годы наибольшего хаоса и неразберихи, годы наименее известные и изученные. Поэтому библиография по этому вопросу практически отсутствует и данные выше сведения исчерпывают, пожалуй, большую часть из того что известно о личности Иоанна Кедровского.

Глава 2. Годы утверждения митрополита Платона (1921-1922)

1. 1921 год. Приезд Митрополита Платона.
В. Обострение отношений с Зарубежным Синодом.
Стр. 156.
Протесты эти снова заполнили американскую печать *** хорошо бы найти эти газеты и указать в сноске, если это возможно*** и было вновь предъявлены Святейшему

Отдельные критические статьи можно найти в газетах: Голос Церкви (Voice of the Church, газета печаталась на двух языках), Правое дело, Русский Народ и Свет (Свит, печаталась на западно-славянском наречье, близком к современному украинскому языку). В духе того времени были полемические статьи, которые могли бросать серьезные и безответственные обвинения только на основании общераспространенных сплетен и слухов, неподтвержденных фактами. Кроме того, во множестве печатались листовки и подметные письма без подписей, которые часто рассылались по всем православным приходам Америки и Канады. Гораздо позднее такая практика была почти изжита в Америке, поскольку против обвинителя мог быть возбужден судебный процесс, и, в случае недоказанного обвинения, обвинитель подвергался огромному штрафу. Однако в указанные годы подобная практика отсутствовала. Поэтому к газетным сведениям этих лет надо относиться весьма осторожно.

2. 1922 год. Смена власти. Стр. 162.
А. Ревизия как катализатор выяснения идеологии.
24 февраля 1922 года орган Русского Православного Общества Взаимопомощи,*** Дать подробную характеристику и основную библиографию*** одной из самых влиятельных и представительных общественных организаций русских американцев в США, газета “Свет”,*** То же самое: характеристику**** напечатала на своей первой странице сообщение (текст адаптирован – исключены украинизмы, А.К,):

Под общим названием “Православное Общество Взаимопомощи” известны несколько организаций. Еще в 16-м столетии Константинопольский патриарх Иоаким, путешествуя по Западной России благословлял организацию братств – обществ Православных христиан, которые могли бы противостоять натиску польской католизации. Эту же традицию возродили в Америке выходцы из католических стран Европы, бывшие униаты, россы, переходящие в Православие из Унии с Римо-католической Церковью. Общество Взаимопомощи помогало православным приходам, православным школам, издательствам, отдельным лицам Православного исповедания, короче всему, что противостояло в Америке католической пропаганде, препятствовало переходу униатов в Православие по материальным причинам и утверждало новые православные приходы бывших униатов. Подробнее процесс перехода униатов в Православие в Америке в начале века описан в работах Андрея Костадис, иеромонаха Pictures of Missionary Life и Orthodox America. Общий наивно-патриотический дух массового перехода россов в Православие хорошо раскрывают сами деятели Общества Взаимопомощи: Главной целью основания Общества было ревностное желание утверждения и развития Св. Православия и православно-русских идеалов среди насильственно загнанных в папскую унию Карпатороссов, Угорщан и Галичан, бывших поданных злосчастной папской Австрии. По приезде в Америку (с 1886 года) на заработки, узнав, что они потомки Русских Православных предков, а не “униаты”, они целыми поселениями начали возвращаться в родное прадедное Православие. Первыми были пряшевские Угророссы, а потом и Русские Галичане. [70TH Anniversary 1895-1965. Русское Православное Общество взаимо-помощи. Составил Редактор “Света” Протопресвитер Петр Юрьевич Коханин. Издание Русского Православ. Кафолическаго Общества Взаимопомощи. Типография газеты “Свит” (напечатано через “ять”), Wilkes-Barre, PA. Стр. 9-10.]
Газета “Свит” финансировалась на деньги и была главным печатным органом Православного Общества Взаимопомощи. Это определяло ее основную антикатолическую направленность.

Заключение. стр. 247

По словам одного из деятелей Миссии, ее главная задача состояла в том, чтобы “растить русских патриотов” ***Найти цитату или А.Хоточицкого или Леонида Туркевича Ссылки на свою работу.*** очевидно надо убрать кавычки, потому что я не могу найти точную цитату и заменил ее на другую. Надо помнить, что, прежде всего, Миссия окормляла религиозные нужды…

Высказывания о необходимости патриотической деятельности, особенно в сочетании со школьной работой во множестве встречаются в американской церковной прессе. Русская национально-патриотическая агитация особенно усилилась во время Первой Мировой войны. Например, статья Протоиерея Леонида Туркевича (будущего Митрополита Леонтия, главы Американской Митрополии) говорит о необходимости воспитывать “Русских в Америке в духе православно-национальном”. Автор сожалеет о быстрой потере молодежью родного (русского) языка, видит в этом обратную сторону Американского образования и указывает, что “противостоять могучему воздействию американской школы можно только (русской) школой”. [АПВ 1916, №6 стр. 92-93, №7, стр. 107-108.]

Условные обозначения применяемые для классификации архивных документов

Основной архив Русской Американской Миссии находится в г. Сойосет на острове Лонг Айленд, недалеко от г. Нью-Йорк. Этот архив состоит из нескольких коллекций. Опись основной коллекции озаглавлена “Архивы Православной Церкви в Америке, опись” (The Archives of the Orthodox Church in America. An Inventory.

Prepared under a grant from the National Endowment for the Humanities by Peggy Jo Poeschl Siciliano, Project Assistant. Dennis R. Rhodes, Project Director.) Основные части архива собраны в серии (series) которым присвоена РИМСКАЯ нумерация. Каждая серия состоит из нескольких более мелких разделов (обозначенных заглавными буквами АНГЛИЙСКОГО алфавита и далее АРАБСКИМИ ЦИФРАМИ), помещенных в различное число коробок, которые расположены либо по датам либо по алфавиту. Каждая коробка содержит различное число папок с документами (файлов). В данной работе обозначение каждого документа, принадлежащего файлу ОСНОВНОЙ коллекции, будет начинаться с буквы “А”, обозначающей основной архив, после которой будет идти арабская цифра порядкового номера. Некоторые коробки в архиве не лежат на своем месте. Кроме того, главный архив разбит не несколько частей, которые находится в различных помещениях, хотя и принадлежат к одной серии. Когда некоторая серия не помещалась в первоначально отведенное для нее помещение, продолжение этой серии помещали в другую комнату архива. Таким образом, при просмотре одной и той же серии приходилось иногда возвращаться к прежней теме после просмотра последующей. От этого появились буквенные дополнения к прежним номерам, типа А26а. Ниже будет дан перечень и заглавие всех серий и более мелких частей коллекции, документы из которых использованы в данной работе. Каждый файл содержит различное число документов (иногда до нескольких сотен), поэтому более точная классификация использованных документов невозможна.
Кроме указанного архива будут использованы несколько частных коллекций. Их описание можно найти в основном архиве под названием “Коллекция рукописей и личных документов в архиве Православной Церкви в Америке” (Manuscript Collection and Personal Papers in the Archive of the Orthodox Church in America.) Для нумерации этих коллекций будет введена следующая классификация: первая буква “К” будет указывать на принадлежность к ЧАСТНОЙ КОЛЛЕКЦИИ. Дальше будет идти номер. В связи с тем, что физическое расположение некоторых коробок не соответствует их порядковому номеру и в связи с тем, что иногда приходилось вновь возвращаться к уже просмотренным темам, появились буквенные дополнения к порядковым номерам, типа К47а. Соответствие номера определенного файла принятой нумерации коллекции будет дано ниже. Расположение коллекций не полностью унифицировано, поэтому кодификация каждого файла или части коллекции дана в том виде, в которой она существовала в момент сбора данной информации (Март – Сентябрь 2001 года). Хронологически файлы не всегда расположены по одной схеме.

Иногда файлы расположены по возрастающей хронологии, иногда по убывающей. Подобное положение отчасти объясняется архивным правилом, которое указывает, что частные коллекции сохраняются в том виде, в котором они были приняты для архивирования. Часто файлы расположены по темам в сочетании или без сочетания принципа исторической хронологии. Иногда части коллекций представляют собой набор не разобранных еще документов или сохраняют тот вид, в котором они были расположены их создателем. Точно так же, как и в основном архиве, каждый файл содержит один или множество документов, поэтому более точная классификация, чем та что приведена ниже, по-видимому, невозможна.
В Архиве собрана подшивка основного печатного органа Миссии: “Американский Православный Вестник”. Это периодическое издание не выпускалось несколько лет после революции в связи с недостатком денег. Для обозначения этого издания в основном тексте будет использоваться сокращение АПВ 19NN (год), №NN, стр. NN.

Основной архив

Series I. Communications with Central Church Administration in Russia. Institutions in Russia
А0 – 1917, 1918, 1922. (Корреспонденция с центральной церковной администрацией в России.)

Series II. General Correspondence
А1 – A. “Church in America”. (Церковь в Америке.)

B. Subject File. (Предметный файл.)
2. Autocephaly. (Автокефалия – независимое церковное управление.)
А2 – Переписка в Северной Америке 1923. Е 17.
А3 – Переписка в Северной Америке 1924. Е 17.
А4 – Автокефалия в Северно-Американской Церкви 3-10.
А5 – Введение временной “Автокефалии”, 1925 11D.
А6 – “К Автокефалии”. Утверждение Митрополита Платона 1925. 11D.
А7 – Переписка в Сев. Американской Епархии 1925. Е17.
А8 – Признание Митрополита Платона 1924. ND.
А9 – (Файл без имени.)
А10 – К Автокефалии. Назначение Митр. Платона 1923. 11D.
А11 – 1925- 26. Переписка в Сев. Амер. Епархии. 1925. Е17.
А12 – 5-27.
А13 – Письма Митрополита Платона 1927-1928. 32D.
А14 – 1919, 22, 28.
А15 – 1918-19, 24-29, 5-22. Santa Rosa – California. (Надпись на обложке файла явно не относящаяся к его содержанию.)
А16 – Собор Американских Епископов и Епархиального Совета. 1922. 11D.
А17 – Relations with: Church in America. (Отношения с Церковью в Америке.)
А18 – 1917-1918, 22-24, Comments & Reports. (Комментарии и рапорты.)
А19 – 1918-28, E2. “Церковь.”
А20 – 9. Individuals, Correspondence with. (Корреспонденция с отдельными личностями.
А21 – 13. Memoranda and Circulars. (Записки и циркуляры.)

Series III. Records of the Holy Synod of Bishops. (Протоколы Святого Собора Епископов.)
А22 – File: 1919-1940.

Series IV. Records of All-American Sobors/Councils. (Протоколы Всеамериканских Соборов.)
А22а – Second All-American Sobor 1919. Cleveland (Ohio). (Второй Всеамериканский собор в Кливленд, штат Охайо.)
A24 – Second All American Sobor (1919). Pre-Sobor Correspondence 1917. (Предсоборная переписка.)
A25 – Second All American Sobor (1919). Pre-Sobor Correspondence and Delegate Selection 1918-1919. (Предсоборная переписка и выбор делегатов.)
A26 – Second All American Sobor (1919). Minutes and Declaration 1919. (Протоколы и воззвания.)
A27 – Third All American Sobor (1922). Delegate Selection 1922-1923. (Третий Всеамериканский Собор. Выбор делегатов.)
A28 – Third All American Sobor (1922). Correspondence & Minutes (1922-24, 27). (Переписка и протоколы.)
A29 – Third All American Sobor (1922). Correspondence 1917, 1922. (Корреспонденция.)
А30 – Fourth All-American Sobor (1924) Minutes and Resolutions 1924. (Протоколы и резолюции.)
А30а – Fourth All-American Sobor (1924) Minutes and Resolutions 1923-1924.
А31 – Fourth All-American Sobor (1924) (1924-1925). (Четвертый Всеамериканский Собор.)
А31а – Fourth All-American Sobor (1924). Travel Expenses. (Дорожные расходы.)

A33 – Manuscripts “Oversize”. V: Series IV. Records of All American Sobors. (Документы нестандартно большого формата относящиеся к 6 серии: Всеамериканские соборы.)

Series V. Records of the Metropolitan Council. A. Minutes. (Записи совета при Митрополите.)
А34 – 1917.
А35 – 1918.
А36 – 1919.
А37 – 1920.
А38 – 1921.
А39 – 1922.
А40 – 1923.
А41 – 1924.
А42 – 1925.
А43 – 1926.
А44 – 1927.

Series VI. Records of the Treasurer. (Бухгалтерские протоколы.)
А50 – E. Popoff, Peter. (Священник Петр Попов – бухгалтер епархии с 1918 по 1927 годы.)

(Номера А51 – А54 перенесены в конец этого списка.)

Series VII. Records Relating to Departments and Commissions. (Записи отдельных департаментов и комиссий.)
А55 – G. Finance, Department of. 3. Correspondence and reports. M:1-3. (Отдел финансов. Корреспонденция и рапорты)
А56 – G. Finance, Department of. 2. Financial Statements. (Финансовые отчеты.)

Series VIII. Records of Departments and Commissions. (Протоколы департаментов и комиссий.)
D. Fraternal Fund. (Братская касса.) D-E, 1-6. General Board of Trustees. (Главный совет попечителей.)
А57 – Debts. & Lawsuits -I, 1921-1924. #1-70. (Отделы и судебные дела.)
А58 – XVI. Candle Supplies 1921. (Снабжение свечами.)
А59 – Correspondence. Brownsville Parish 1921. (Корреспонденция. Приход в Браунсвилл.)
А60 – Correspondence: American Relief Administration 1921-1922. (Корреспонденция. Вспомогательная администрация миссии в Америке.)
А61 – Special Matters: Aftimios 1922-1924, 1929. (Особые дела. Афримиос.)
А62 – Accounts 1920-1922. (Счета.)

E-18-24. General Board of Trustees.
А63 – III-K. Seminary 1920-22. (Семинария.)
А64 – М. Платон. Воззвание ко всем православным людям. 1926.
А64а – Legal Cases: Schmid & Tchora. (Судебные дела. Шмид и Чора.)
А65 – St. Tikhon’s Monastery. Parts I & II, 1917, 1922-1924. (Св. Тихоновский монастырь.)
А66 – (Без особой спецификации.)
А67 – E9-17. XX – Printing 1919-1923. (Все что относится к печетным изданиям.)
А68 – 9-17. Minutes #12, 1921-1922. (Протоколы.) Пометка на обложке: Вся история погашения долгов.
А69 – 9-17. #12. Minutes &Resolutions: Holy Synod of Bishops & Diocesan Council. April, 1923. (Протоколы и резолюции: Св. Синод Епископов и епархиальное собрание. Апрель 1923 г.)
А70 – 9-17. Correspondence: Metropolitan Platon. №37. 1923-1924. (Корреспонденция: Митрополит Платон.)
А71 – 9-17. Concerning Platon’s Jurisdiction in America 1922. (Все что относится к правам Платона в Америке.)
А72 – 9-17. Legal Correspondence, 1917, 1923-1924. (Судебная корреспонденция.)
А73 – XV, Kedrovsky 1923. (Кедровский.)

Series XVI. Records of Clergy. (Дела клириков.)
A. Bishops. (Епископы.)
A74 – Adam (Philipovsky, Adam A). 1908, 1912-24, 1925-26, 1934-40.
(Адам Филиповский.)
A75 – Aftimios (Ofiesh, Aftimios). 1917-25. (Афтимиос Офейша.)
A76 – Alexander (Nemolovsky, Alexander) 1922-30. (Александр Немоловский.)
A77 – Amphilochy (Vakulsky, Anton). 1925. (Амфилохий Ватковский.)
A78 – Apollinarius (Koshev, Appolinarius) 1924-25, 1923, 1933. (Аполинарий Кошев.)

A79 – J, K, L. Leonty, Metropolitan. 3-41. (Митрополит Леонтий.)
A80 – P, R, S, T. Platon, Metropolitan. Personal File.
A80a- Митрополит Платон. 4 различных послания. 1924.
A81 – P, R, S, T. Stephen (Dzuby, Alexander). 1916-19, 22-24. (Стефан Дзюбай.)
A82 – P, R, S, T. Theophilus (Pashkovsky, Theodore). 1922-30, 1935. 8J16. (Феофил Пашковский.)

B – Priests, Deacons. (Священники и дьяконы.)
A83 – Chepelev, John. 1915, 1916, 1922-38. (Иоанн Чепелев.)
А84 – Kedrovsky, Jonh. 1901-1919. 1926. Кедровский, бывший о. Иоанн. Живоцерковник, учинивший раскол, получил звание “Митрополита Всей Америки” от живоцерковного руководства в России.

A85 – Manuscripts “Oversize”. Manuscripts and Documents V: Series XVI A. Records of Clergy. Bishops. (Документы выше стандартных размеров. Рукописи и документы относящиеся к 16 сери под буквой А: Дела клириков.

Series XVII. Records Relating to Other Churches. (Записи относящиеся к другим церквям.)
А51 – A. Other Churches. 12. Russia. 13. Serbia. (Другие Церкви. Россия. Сербия.)
А52 – B. Non-canonical Orthodox Churches. File: 14-D. CC-Philipovsky. (Неканонические Православные Церкви. То, что относится к Филиповскому.)
А53 – B. Non-canonical Orthodox Churches. File: A-20. Епископ Николай Соловей.
А54 – B. Non-canonical Orthodox Churches. File: 8-18. Собор 1924 Заграничный до Раздела. “Послание” (о Митр. Кердрвском.)

Частные коллекции

(B – означает коробка – box, F – файл. Некоторые файлы расположены по номерам, некоторые имеют название. Русские и английские термины и заглавия файлов расположены бессистемно и повторяются в том виде, в котором они существуют в архиве.)

Arkush, Ralph Momtgomery. Адвокат. Активный член Русской Церкви. Был главным адвокатом церковной администрации в течении 40 лет. Некоторое время занимал пост секретаря Национального Совета Христианских Церквей США.
K1 – B48, F5.
K2 – B48, F6.
K3 – B48, F12.
K4 – B62, F6.
K5 – B63, F6.

Chepelev, John. (1880-1967) Священник Иоанн Чепелев, родом из Бессарабии, был рукоположен после приезда в США в 1908 году. Служил в различных приходах. Вернулся в Россию в 1914, смог вернуться в Америку только в 1923. После возвращения опять служил в приходах на востоке США. Занимал некоторые позиции в Церковной администрации и принимал очень активное участие в борьбе Миссии против Живой Церкви.
K6 – B30, F8.
K7 – B30, F4.
K8 – B30, F3.
K9 – B30, F2.
K10 – B30, F1.
K11 – B12, F26.
K12 – B12, F27.
K13 – B12, F38.
K14 – B8, F3.
K15 – B8, F29.
K16 – B8, F31.
K17 – B8, F35.
K18 – B7, F38.
K19 – B7, F36.
K20 – B6. (Файл без номера и имени.)
K21 – B8, F24.
K22 – B4, F3.
K23 – B7. (Файл без номера и имени.)
K24 – B4, F8.
K25 – B4, F9.
K26 – B2. F Судебное дело 115 приходов.
K27 – B1, F: “Собор 5.”
K28 – B1, F: Собор Епископов. Ответ бывшему Епископу Апполинарию 1927.

Greaves, V.E. Гревс, Владимир Евгениевич, секретарь Царского посольства в Вашингтоне. Адвокат работавший в этом качестве и в качестве секретаря для Русской Американской Миссии.
K29 – F: Дело Стефан Дзюбай – Митр. Платон.
K30 – F: В.Е. Гревc. Письма 23-D
K31 – F: 8-9
K32 – B4-S3, B30 F: Священник Александр Чечила (суд).

Leonty, Metropolitan of All America and Canada. Митрополит Леонтий (Туркевич) родился и рукоположен в России. Прибыл в Америку в 1906 году. В течение многих лет занимал видные должности в церковной администрации Миссии. Включая: многолетний редактор главной миссионерской газеты “Русский Американский Православный Вестник”, настоятель кафедрального собора Американского Митрополита в Нью-Йорке (Св. Николая) и преподаватель семинарии. Стал епископом в 1933, Митрополитом в 1950.
K33 – B76, F20.
K34 – B78, F2.
K35 – B78, F9.
K36 – B78, F8.
K37 – B78, F6.
K38 – B75, F4.
K39 – B76, F7.
K40 – B14, F17.
K41 – B6А.
K42 – B34, F16. Соборы Епископов.
K43 – B43, F10.
K44 – B34, F13. Московская Патриархия.
K45 – B56, F6.
K46 – B56, F9.
K46а – B71, F2.
K46б – B61, F11.

Mahoney, T.H. Адвокат.
K47 – B50, F2
K48 – B49, F: Суд 1925, “Файлы суда”
K49 – B49, F: Дело Стефан Дзюбай – Митр. Платон.

Pechkovsky, Michael, J. Печковский Михаил Иванович. Адвокат, Исполнительный секретарь Русского Фонда Помощи Церкви. Многие его документы и отчеты отличаются удивительной обстоятельностью и подробностью, чем представляют особый интерес для исследования.
К50 – B90, F10.
К51 – B95, F6.
К52 – B90, F10.
К53 – B95, F5.
К54 – B95, F4.
К55 – B95, F3.
К56 – B95, F1.
К57 – B96, F6.
К58 – B96, F3.
К59 – B96, F2.
К60 – B96, F1.
К61 – B90, F9.
К62 – B90, F8.
К63 – B90, F1.
К64 – B90, F11.
К65 – B91, F2.
К66 – B91, F1.
К67 – B91, F2.
К68 – B91, F3.
К69 – B91, F13.
К70 – B91, F10.
К71 – B91, F8.
К72 – B91, F7.
К73 – B92, F8.
К73а – B92, F8. (1932.)
К74 – B92, F6.
К75 – B89, F2.
К76 – B89, F4.
К77 – B89, F8.
К78 – B89, F11.
К79 – B89, F13.
К80 – B87, F2.
К81 – B87, F6.
К82 – B87, F8.
К83 – B87, F11.
К84 – B88, F3.
К85 – B88, F4.
К85а – B88, F5.
К86 – B88, F2.
К87 – B86, F6.
К88 – B86, F7.
К89 – B86, F9.
К90 – B94, F9.
К91 – B94, F11.
К91а – B94, F8.
К92 – B94, F7.
К93 – B94, F6.
К94 – B94, F5.
К95 – B94, F3.
К96 – B94, F1.
К97 – B93, F3.
К98 – B93, F2.
К99 – B93, F12.
К100 – B93, F11.
К101 – B93, F9.
К102 – B93, F1.
К103 – B93, F4.
К104 – B93, F6.
К105 – B93, F7.
К106 – B93, F8.
К107 – B97, F1.
К108 – B97, F2.
К109 – B97, F7.
К110 – B97, F3.
К111 – B97, F4.
К112 – B97, F6.
К113 – B98, F5.
К114 – B105, F16.
К115 – B104, F5.
К116 – B103, F13.
К117 – B100, F6.
К118 – B103, F14.
К119 – B102, F2.
К120 – B104, F6.
К121 – R6, S4, B81.
К122 – R6,S4,B81,F1: Финансовая переписка 1927г. сборы.
К123 – R6, S4, B8, F1: Церковная реформа М. Платона.
К124 – B83, F16.
К125 – B83, F14.
К126 – B84, F6.
К127 – B84, F5.
К128 – B84, F8.
К129 – B85, F2.
К130 – B85, F4.
К130а – B63, F5.
К130б – B96, F7.
К130с – B96, F5.
К130д – B96, F4.

Theophillus, Metr. Of All America. Митрополит Феодосий (Пашковский) родом из России, служил миссионером в Америке с 1894 по 1906 год. Возвратился в Америку в 1922 году, привез устное распоряжение Св. Патриарха Тихона о назначении Митр. Платона Временным управляющим Американской Епархией. Позднее Епископ Чикагский, Сан Францисский, Митрополит Всей Америки с 1934 года . Умер в 1950 году.
К131 – 2.70.70 F: Временное положение Православной Церкви Заграницей.

Troubetzkoy, Gregory. Принц Григорий Николаевич Трубецкой. Родился в России. Русский дипломат и член Всероссийского Русского Собора 1917-1918 годов. Служил при Белогвардейском Правительстве Генерала Врангеля во время Гражданской Войны. Эмигрировал во Францию в 1920. Активно участвовал в церковных и общественных делах русской эмиграции.
К132 – B28, F31 Письмо Митр. Сергия к зарубежным епископам
(оригинал).
К133 – B28, F27 Николай В. Богоявленский. Письма.
К134 – B28, F18 Пимьма А. Ферзена.
К135 – B28, F17 Письма к и от о. Иоанна Оприза (? подпись
неразборчива).
К136 – B28, F11 Письма к Перту Бернардовичу Струве 1924-7 гг.
Франция.
К137 – B28, F10 Письма В. Штрантмана из Белграда Сербия (Русские
представители.)
К138 – B28, F8 Церковные письма из Америки.
К139 – B28, F7.
К140 – B28, F6 Копия доклада 1928г. Митр. Елевферия к Митр.
Евлогию.
К141 – B28, F5 Доклад Великому Князю Николаю Николаевичу
(Романову) и “Мысли” Вел. Кн. Н. Н.
К142 – B28, F3.
К143 – B28, F2А Письма от и к Архиеп. Анастасию 1920-27.
К144 – B28, F2 Письма Митрю Анастасия к Князю Григорию
Николаевичу Трубецкому.
К145 – B28, F1 Письма Митр. Антония к Князю Гр. Ник. Трубецкому.
К146 – R2, S4, B24, F5

Troubetzkoy, Serge. Сергей Григориевич Трубецкой, сын принца Георгия Николаевича Трубецкого. Родился в России. Эмигрировал и в 1920 году прибыл в Америку. С 1971 по 1984 года архивист Православной Церкви в Америке (ОСА) и секретарь Американского Митрополита.
K147 – B14, F: Русская Православная Церковь Заграницей.

Приложения

Приложение 1. О правах епископа подавать заявление об “уходе не покой”.
Приложение 2. Кризис типографской деятельности Епархии.
Приложение 2а. Дело священника Чечиллы.
Приложение 3. Краткая характеристика обстановки, в которой действовало ВЦУ и Зарубежный Синод в Сербии
Приложение 4. Зарубежный русский епископат.
Приложение 5. ВЕД 1922 (Прибавления к №14 и 15, 16 и 17 и 18-19, выпущены все под одной датой: 1-14 и 15-28 сентября). Статья Проф. С. Троицкого. “О правах епископов, лишившихся кафедр без своей вины”.
(Каноническая норма)
Приложение 6. ПВЦУ 1922 (4-17 января).
Приложение 7. Программа Заседаний Обще-Епархиального Съезда Духовенства и Мирян Северо-Американской Епархии Церковно-Народного Собора.
Приложение 8. Освященный Собор Американской Православной Церкви. Пастырям и пасомым Американской Православной Руси и всем Православным Христианам молитвенно желая в вере святой твердо стоять, духом пламенеть и Господеви неленностно работать.
Приложение 9. А19. Епархиальный Совет на заседании своем 8(21) Марта 1922,
Приложение 10. А71.
Приложение 11. ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ ПЛАТОНУ Митрополиту Херсонскому и Одесскому Протоиерея Феодора Пашковского РАПОРТ.
Постановление Епархиального Совета. По поводу рапорта прибывшего из Москвы прот. Ф. Пашковского.
Приложение 12. Письмо среди документов: А27 (39 документов). А28 (5 документов). А29. (4 документа). К29. К28.

Согласно церковным канонам и правилам Православной Церкви, приведенным ниже, никакой Патриарх, Митрополит или епископ не имеет права добровольно оставлять место своего служения. Поэтому, СТРОГО говоря, заявление любого епископа об его “уходе на покой” неканонично или требует извержения его из сана. Современная практика удаления клириков “за штат” или ухода “на покой” не соответствует строгости канонов. Наречение епископа на кафедру уподобляется браку, именно поэтому свободная кафедра часто называется вдовствующей. Если каноны строго следят за тем, чтобы двоеженец не смог принимать священного сана, то тем более неприлично поставлять на кафедру (тем более на управление Церковью) второго епископа при жизни прежнего. При этом такие причины “ухода на покой”, как “возраст и (или) болезнь” нигде и никакими правилами и канонами не принимаются в рассмотрение как законная причина оставления кафедры. Трудно поверить, что в прежние времена духовенство никогда не болело или не испытывало немощь в старости. Но каноны РЕШИТЕЛЬНО НИГДЕ И НИКОГДА эту причину не уважают. Соответственно, если некоторый епископ подает заявление об уходе не покой, то не канонично созывать собор для обеспечения преемства возглавления Церкви (или кафедры) в ответ на его заявление. Согласно канонам собор не имеет права “принимать отставки епископа” любого ранга, но должен, прежде всего, исследовать причины такого прошения. При этом каноны допускают три решения.

Выдержки из Протоколов (ПВЦУ) и Журналов (ЖВЦУ)

Выдержки из Протоколов (ПВЦУ) и Журналов (ЖВЦУ) Высшего Церковного Управления на юге России, начиная с деятельности ВЦУ в Константинополе с 6-19 ноября 1920 года и после переезда в Сербию (начиная с Протокола №25 от 9-22 июля 1921); Церковные Ведомости (ВЕД) за 1921 и 1922 годы; 7. Деяния Русского Всезаграничного Церковного Собора (ДЕЯНИЯ), состоявшегося 8-20 ноября 1921 года (21 ноября – 3 декабря) в Сермских Карловцах в Королевстве С., Х. и С. Указанные документы собраны в хронологическом порядке.

Краткая характеристика обстановки, в которой действовало ВЦУ и Зарубежный Синод в Сербии. В Церковных ведомостях, ВЕД 1922 (№8 и 9 за 1-14 и 15-28 июля) помещена “Грамота Его Святейшества, Святейшего ДИМИТРИЯ, Патриарха Сербского, Святейшему Патриарху Всероссийскому”, в ней подробно изложена история освобождения славянских народов от турецкого ига и образование единого Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев. (С.Х. и С.). “По соглашению с церковным управлением, наше государство настояло прежде всего на том, чтобы те православные части его новой территории, которые до тех пор принадлежали другим автокефальным Церквям, были канонически присоединены к нашей Церкви, а затем добилась от Константинопольского патриархата, чтобы он принял к сведению и оповестил прочие сестры-Церкви о необходимости воздвигнуть и нашу церковь на степень патриархата… Что касается канонического присоединения упомянутых православных частей новой государственной территории к нашей Церкви, то и святая Великая Церковь и святая Буковинско-Далматская Церковь отозвались на просьбу нашего государства и Церкви и эти области уже находятся в полном единении с нашей Церковью, к которой присоединились и до сих пор отделенные автокефальные Церкви Черногорская и Карловацкая, а также автономная Боснийско-Герцеговинская. В отношении возвышения нашей Церкви на степень патриаршества, святая мать Великая Церковь дала благосклонное согласие… с указанием, что ранг сербского патриаршества будет определен позднее, а официальный акт о сем последует после избрания нового Константинопольского Патриарха, так как Константинопольский патриарший престол вдовствует уже продолжительное время… 30 августа (12 сентября) 1920 года… в соборном храме Святого Николая в Карловцах, Святой Архиерейский Собор имел торжественное заседание в парадном зале архиепископии, в присутствии Его Королевского Высочества Престолонаследника и Регента АЛЕКСАНДРА и высших государственных чинов и вынес решение: что Сербская Церковь с этого дня воздвигается на степень патриаршества… Самое избрание Патриарха было затем отложено на два месяца. В течение этого времени выполнены все необходимые приготовления и выработаны временные наказы как относительно устройства Патриаршества, так и относительно осуществления организации всей объединенной и увеличившейся Сербской Церкви. А в день 30 октября (12 сентября) 1920 года приступлено к избранию Патриарха. Избрание Патриарха совершил Избирательный Собор… Из трех кандидатов, предложенных святым Архиерейским Собором… Митрополит ДИМИТРИЙ избран значительным большинством голосов первым Патриархом объединенного Сербского Патриаршества. Тотчас на следующий день 31 октября (13 ноября) 1920 года имела место торжественная интронизация… Регент Его Королевское Высочество Престолонаследник АЛЕКСАНДР, как верный преданный сын православной национальной Церкви, Он лично подал нам патриарший жезл с поздравительной речью… Согласно постановлению Святого Архиерейского Собора, Патриарх принял титул: Архиепископ Белградский и Патриарх Сербский. Извещение об этом важном событии в нашей Церкви наших сестер остальных Православных Церкви задержалось до сих пор вследствие того, что мы хотели, по принятому порядку, прежде всего известить Святую Великую Церковь в Константинополе, но так как во время установления и провозглашения нашего Патриаршества, Патриарший престол Святой Великой Церкви был все время не занят, да и теперь остается таковым, хотя казалось, что он скоро будет замещен, Мы признали за должное, не откладывая далее, послать сестрам нашим всем святым Церквям извещение об установлении Патриаршества в Святой Сербской Церкви…”

2 thoughts on “История Американской Православной Миссии и Русской Зарубежной Церкви 1917-1922 (Время формирования церковных идеологий)”

  1. Здравствуйте, Андрей!
    Хотелось бы ссылаться на Ващу работу. Она где-нибудь уже опубликована?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *