Об искушении имперской мощью

Отец Николай Савченко в бытность старшего священника лондонского собора РПЦЗ

Иерей Николай Савченко, один из тех считанных лиц, кто прошел все этапы истории приходов Русской Зарубежной Церкви открыто существовавших в России с 1990 по 2007 г. Немногие из российских чад РПЦЗ смогли перешагнуть через свою личную историю и убеждения и вместе со своей Церковью восстановить церковное единство. В 2006 г. о. Николай выступил на соборе в Сан-Франциско с докладом Восстановление евхаристического общения и преодоление разделений в церковной истории.

С 2008 по 2010 год о. Николай служил в Успенском соборе РПЦЗ в Лондоне. Приходы РПЦЗ в России прекратили свое существование в 2012 г. и о. Николай теперь служит в Санкт-Петербургской митрополии Московского Патриархата.

Предлагаемое вниманию читателей интервью показывает, что священнослужитель РПЦ продолжает традицию РПЦЗ, печалуясь о том, что представляет опасность для его родины.

О. Николай, то, что сейчас происходит на востоке Украины, для многих наших прихожан, и именно людей из Русской Зарубежной Церкви, очень созвучно с тем, что говорилось в прошлом, – тем идеалам, которые Белое движение перед собой ставило. И именно такое чувство, что вот – восстанавливается империя, при том, что в отличие, скажем, от послевоенного периода, империя именно православная. Что можно на это сказать? Как можно это прокомментировать? И Вы как именно священник Зарубежной церкви – сейчас в Московском патриархате, но человек, знающий нашу традицию, – занимаете тут несколько иную позицию, у Вас иной подход. Поясните его, пожалуйста, и прокомментрируйте то, что я сказал выше.

Конечно же, для христианина главной ценностью должна быть не империя, не военная мощь, не способность внушать страх и ужас перед соседями, а совсем другие ценности, и все мы понимаем, какие. Я бы даже сказал больше: вот этот вопрос важный, вот это искушение:  внешняя сила – или доброделание, он уже не впервые встает перед христианами. Первый такой вопрос встал во время земной проповеди Спасителя, когда Он пришел принести Завет новый, а не быть мессией, с огнем и мечом покоряющим другие народы. И ведь мы знаем, какая опасность страшная была у народа иудейского в тот момент. Они воспринимали мессию как такого своего рода нового Сталина – или старого Сталина? – в общем, образ именно такой: то есть мощь, сила всесокрушающая, «нас боятся». И вот иудеи приняли веру в такого мессию, а веру во Христа отвергли, образ Христа отвергли, понимаете? И при этом, я хочу сказать, что ведь у иудеев того времени было даже больше оправданий местами  чем у нас. Рим тогда оккупировал Иудею. Тогда Рим насаждал свои языческие идеалы. Мы сейчас в России слышим с экранов, как нам все время проповедуют вражду против Запада. А тогда Христос почему не проповедовал вражду против древнего Рима? Древний Рим был еще дальше от нравственного идеала, чем нынешний Запад… Нынешний Запад все-таки отчасти христианский, хотя бы отчасти. Древний Рим был совсем языческий. Иудея была полностью колонией. Мы никакие не колонии. Мы огромная мощная страна с тысячами ядерных боезарядов, с сотнями единиц доставки этих ядерных боезарядов. Кто нас может поразить, или пойти на нас войной? Ну, только безумцы. Поэтому мне кажется, что даже иудеи ветхозаветные имели больше оснований человеческих для того, чтобы враждовать против Рима, против Запада. Мы имеем нашу экономику, наш рубль твердый – а иудеи что имели? Только сикли – эти свои монеты, которые остались в ветхозаветном Храме, больше ничего. Все остальное – это валюта Запада. Поэтому вот я считаю, что мы встали теперь как раз перед таким же искушением: Христос – или лжемессия. Православие – или образ нового Сталина, огнем и мечом покоряющего и внушающего ужас. И я считаю, что многие из нас не смогли воспринять, правильно разрешить это искушение, что они заглотили эту наживку. И вот это очень опасно. И мне кажется, что нужно сейчас нам это осознать, понять и прекратить вот такую вражду против Запада. Она сильнейшая . И соответственно и вот эту братоубийственную войну. Ведь украинцы для нас гораздо ближе, чем для жителя Иерусалима были были галилеяне или тем более самаряне. Вот что важно. И удивительно, что сейчас вот это искушение в равной степени охватило как коммунистов, социалистов, так и, так сказать, белогвардейцев, которые тоже видят величие, мощь империи. Тем самым выясняется, что эта сеть искушения – она разом опутала всех,  и в этом такое лукавство, в этом такой соблазн великий. Вот эту-то сеть и надо сбросить. Надо покончить с этой братоубийственной войной.

Спасибо, отче.

Даже знаете, я скажу так. Если мы посмотрим в одиннадцатой главе Евангелия от Иоанна слова первосвященника Каиафы, там сказано, он объясняет, что Человек сей – говоря о Христе, – много знамений творит. Если оставим Его тако, все уверуют в Него, и придут римляне и овладеют народом сим… Я по памяти цитирую, простите. Получается, что Каиафа какую-то даже антизападную мотивацию внес в вопрос распятия Спасителя. То есть как бы во имя того, чтобы родина не была порабощена, прости Господи, он решил, что нужно распять Спасителя. Вот она, опасность, понимаете? И сейчас что-то подобное стоит перед нами. Вот в чем трагическая духовная суть вот этого явления – этой братоубийственной войны.

Спасибо, о. Николай.

Source: Беседовал диакон Андрей Псарёв

2 thoughts on “Об искушении имперской мощью”

  1. Замечательное интервью о Андрей! Спасибо! Надеюсь его услышат и прочтут многие. Можно мне ем о Николая? СпасиБог! Удачи вам!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *