Деятельность церковнослужителей на приходе: опыт и нормативные документы РПЦЗ

Сообщение аспиранта Кафедры церковно-практических дисциплин Санкт-Петербургской духовной академии на конференции «Церковнослужитель и его место в церковной иерархии» Москва, 5 октября 2015 г. Адрес для корреспонденции: aleksandr.andreev@gmail.com

Нормативные документы РПЦЗ во многом ориентируются на дореволюционную практику Российской Церкви и на документы, – в частности «Определение о православном приходе» –  принятые на Поместном Соборе 1917—18 гг. Согласно действующему Нормальному Приходскому уставу РПЦЗ (пункт №4), состав причта любого прихода определяется «не менее чем из двух лиц: настоятеля и диакона или псаломщика-регента, которые пользуются квартирами и содержанием от прихода». Эти члены причта  «назначаются Епархиальной властью». Отметим, что Поместный Собор ранее установил более высокий минимальный состав причта: «священник, диакон и псаломщик». Приходской устав РПЦЗ уже сокращает этот «минимум», а в реальной практике, во многих приходах РПЦЗ есть только один штатный клирик – настоятель. Другие клирики, в том числе диакона и лица, исполняющие должности псаломщиков и регентов часто могут не получать жалование, а являться «добровольцами». Нам известно, однако, и несколько приходов (в основном, это – кафедральные соборы), где есть оплачиваемая должность штатного псаломщика.

Отметим, что нормативные документы не прописывают сан или квалификацию псаломщика. Нет никаких указаний о хиротесии во чтеца или об уровне богословского образования псаломщика. На практике, должность псаломщика могут выполнять дьякона, а могут – и миряне, не возведенные в сан чтеца. Не редки случаи, когда должность псаломщика занимают женщины. Это особенно касается должности регента. Хотя при Свято-Троицкой Семинарии в Джорданвилле есть курсы подготовки псаломщиков и регентов, многие регенты не имеют профессионального музыкального или богословского образования.

Являясь штатным членом причта, согласно нормативным документам псаломщик участвует в административной деятельности прихода: «Церковно-приходской Совет …  состоит из штатных членов причта» (№28е); «члены причта участвуют во всех заседаниях Церковно-Приходского Совета, а равно на Годовом и Чрезвычайных Приходских Собраниях» (№32а). На практике, эти требования могут и не выполняться для псаломщиков.

В нормативных документах нет четкого описания обязанностей псаломщиков. Руководственные Правила для Священнослужителей Русской Православной Церкви Заграницей упоминают только об «обязанности хранить пост» (№14), с отсылкой на 69-е Апостольское правило, о том, что «всем чтецам положено находиться на клиросе и помогать в богослужении своим чтением и пением» (№45), и о том, что «низшие члены причта [должны] являться к богослужениям ранее священника и приготовлять все необходимое для богослужения» (№50). С неисправностями по службе и плохим поведением псаломщиков разбирается настоятель, который может «сделать выговор наедине» или «ставить в церкви на поклоны», а также доносить «благочинному или Епархиальному начальству» (№51).

Касательно материальной стороны деятельности церковно-служителей, мы уже отметили, что, согласно Нормальному Приходскому уставу, псаломщик пользуется квартирой и ежемесячным жалованием в сумме, определяемой Годовым Приходским собранием. Ему также полагается доля от «церковных доходов, получаемых от прихожан за требоисправления» (№57).  Согласно указанной формуле, доходы делятся следующим образом: «при двух членах причта настоятель получает две части [2/3] и псаломщик одну часть [1/3], при трех членах причта настоятель получает три части [1/2], диакон одну и три четверти части [7/12] и псаломщик одну с четвертью части [5/12]» (там же). Интересно, что постановлением Поместного Собора 1917—18 г., была установлена более высокая доля для псаломщика: «псаломщик получает одну часть, дьякон – 1 1/3 части, священник – 2 части» (Определение от 21 марта 1918 г.). В реальной приходской практике, сборы за требоисправления могут не практиковаться, особенно на приходах, состоящих в основном из коренных американцев, принявших православие. Таким образом мы видим, что зачастую реальная приходская практика может отличаться от положений нормативных документов.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *