Рождение Ниппонской Православной Церкви

Еп. Сергий, третий слева, с, ректорами, духовных академий (слева направо), архиеп. Платоном (Рождественским) - Киевской, ?еп. Анатолием (Грисюком) - Казанской,? еп. Евдокимом (Мещерскм) - Московской Московской. Американский Православый Вестник, ном. 24, 1917 г.

Преемником на посту начальника Миссии в Токио знаменитого просветителя Японии, равноапостольного Николая, стал владыка Серший (Тихомиров), направленный в Японию в 1908 году. Обладавший тонкими аристократичными чертами лица, внешне он походил на ученого. Мягкий и скромный, епископ Сергий был верным помощником о. Николая, до самой смерти святителя. Они с равноапостольным Николаем одинаково смотрели на миссионерское дело в Японии. Современники вспоминают, что владыка Сергий был одним из немногих русских, к мнению и словам которого прислушивался равноапостольный архиепископ Николай. Действительно, несмотря на несхожесть характеров, владыка Николай безгранично доверял своему помощнику и всегда очень тепло отзывался о нем.

История Миссии в Японии знает как периоды расцвета, так и годы тяжелых кризисов. Принято считать, что русская революция 1917 года и землетрясение 1923 года в районе Канто явились основными причинами упадка Православной Церкви в Японии. Однако проблема ослабления влияния Православия в Японии сложнее и многограннее.

В 1931 году архиепископ Сергий (Тихомиров) указом Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Сергия (Страгородского) был возведен в сан митрополита.

Ситуация внутри Японии быстро менялась. Значительно усилились националистические и милитаристские настроения. Это нашло выход, например, в политике экономической и военной агрессии в отношении Китая.

В 1939 году парламентом Японии был принят закон, предписывавший всем религиозным организациям страны до апреля 1941 года пройти регистрацию в Министерстве просвещения для получения статуса юридического лица. Православная Церковь была зарегистрирована в качестве религиозной группы (ввиду малочисленности) – без получения юридического статуса.

Кроме того, правила регистрации запрещали иностранцам стоять во главе религиозной общины. Митрополит Токийский Сергий (Тихомиров) отказался принять японское подданство. Таким образом, он лишался права руководить Японской православной общиной. В июле 1940 года на состоявшемся в Токио Соборе Православной Церкви управление Японской Церквовью до надлежащего избрания японского епископа по благословению митрополита Сергия было временно переданно мирянину-японцу, Арсению Ивасава.

С сентября 1940 по январь 1941 года митрополит Сергий продолжал жить в архиерейском доме Миссии. Православные японцы просили его быть советником в церковных делах. Но после начавшихся внутри клира Церкви противоречий, распрей и растущей вражды владыка Сергий вынужден был переехать в бывший миссийский дом Англиканской Церкви в токийском районе Сэтагая. Там он устроил молитвенное помещение и продолжал служить для русских и немногочисленных японских верующих. Митрополит Сергий духовно окормлял более четырех тысяч человек, совершая богослужения один – без священника и диакона.

Еще в 1937 году несколько заинтересованных лиц, православных священнослужителей г. Иокагама, выдвинули предложение о создании  движения по реформированию Православной Церкви в Японии. Это стало началом критики митрополита Сергия и предлогом для его отстранения  от участия в жизни православной общины.

Среди поддерживающих это движение было немало влиятельных людей. Так в Главном штабе Сухопутных войск Японии была сформирована «русская группа», члены которой рассматривали возможность использования Православной Церкви для стабилизации обстановки в Сибири, в случае успешного осуществления  политики расширения влияния Японии на Дальнем Востоке.

В конце 1940 года японские православные общины стали требовать созыва Собора духовенства и мирян. Однако мирянин Арсений Ивасава, принявший по благословению владыки Сергия на себя полномочия управления Церковью до избрания епископа из японцев, не

давал своего согласия на проведение Собора, и тогда в январе 1941 года православные общины, стихийно собравшись на Соборе, устранили его от управления Православной Церковью. Ведение делами Церкви было временно передано протоиерею церкви Осака Иакову Синтаро Тохэю. Таким образом, к началу 1941 года внутри Православной Церкви среди множества противоборствующих группировок выделились две, возглавляемые Арсением Ивасавой и Иаковом Тохэем.

Будучи мирянином, Арсений Ивасава не мог стать Предстоятелем Православной Церкви в Японии. Поэтому кандидатом в епископы был выдвинут протоиерей Иоанн Киити Оно. Светские власти рассматривали приоритетным сближение Церкви в Японии с РПЦЗ. Были установлены отношения с митрополитом Анастасием (Грибановским), Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви. Хиротонию первого японского епископа было решено совершить в про-японском марионеточном государстве Маньчжоу-Го. О. Иоанн Оно принял монашесикй постриг с именем Николай. 14 марта в Харбине иерархами Русской Православной Церкви Заграницей во главе с Митрополитом Харбинским и Манчжурским Мелетием (Заборовским) была совершена хиротония о. Николая (Оно) во Епископа Японского и Токийского.

Однако в 1941 году в Соборе Воскресения Христова так и не состоялось Пасхальное богослужение. Верующие, не приемлющие Русскую Зарубежную Церковь, заперли ворота Собора и не пропустили  епископа Николая (Оно) и пришедших с ним православных японцев.  Пасхальное богослужение было проведено в доме диакона.

Лишь постепенно церковная власть сконцентрировалась в руках владыки Николая (Оно). Летом 1941 года Министерство Просвещения, не допуская ни возражений, ни обсуждений, огласило свое решение, согласно которому православные Японии должны были признать главой Церкви епископа Николая. В качестве компромисса власти предложили возвести протоиерея Иакова Тохэя в сан епископа, а церковное управление осуществлять поочередно, раз в год передавая его от епископа Николая другому епископу. В конце 1941 года харбинские архиереи РПЦЗ дали свое согласие на хиротонию Иакова Тохэя во епископа. Однако неожиданно военные власти Харбина заявили, что до окончания войны не допустят никаких  архиерейских хиротоний.

Епископ Николай (Оно), между тем, неоднократно допускал растраты церковного имущества. Зимний храм Миссии был сдан в аренду. Владыка Николай открыл в нем английскую школу, формально возглавив ее, за что получал жалованье от англичан. Разрешение епископа курить и петь в здании зимнего храма вызвало возмущение православных христиан – большая их часть перестала ходить в храм. Против епископа Николая было возбуждено дело о растрате церковного имущества. Все банковские счета Церкви были заморожены. В итоге суд запретил владыке Николаю вести церковные дела.

Повседневная жизнь Церкви, однако, продолжалась. Во время войны было создано общество по сбору пожертвований на нужды государства; каждое первое воскресенье месяца отправляли специальное богослужение за здравие воинов. С ухудшением положения на фронте и из-за нехватки продовольствия службы стали нерегулярными, трудно было даже находить вино и муку для просфор. К концу войны в Соборе Воскресения Христова оставалось всего два священника, и богослужения почти прекратились. Денежных поступлений не было, поэтому пришлось продать металлическую ограду Собора и медные листы, покрывавшие его крышу. Сам собор выкрасили в черный цвет, что помогло пережить воздушные налеты и бомбардировки, которым подвергся Токио в 1945 году.

В апреле 1945 года митрополит Сергий (Тихомиров) был арестован по подозрению в шпионаже в пользу СССР и подвергнут пыткам. Сорокадневное заключение подорвало здоровье 74 – летнего владыки Сергия. 10 августа 1945 года, на следующий день после атомной бомбардировки Нагасаки, владыка Сергий в одиночестве скончался в маленькой квартирке в районе Итабаси, на окраине Токио. Его похороны проходили в единственном здании центрального квартала Токио, уцелевшем от американских бомбардировок и пожаров – соборе Николай-До. Владыка Сергий (Тихомиров) погребен на кладбище Янака рядом с могилой святителя Николая Японского.

 Представляемое вниманию читателей интервью митрополита Токийского Сергия (Тихомирова), отстраненного в те годы от управления Японской Церквью, рассказывает о кризисном начале становления национальной Церкви в Японии в сложной политической обстановке предвоенных лет.

Интервью было подготовлено Д. Гарнишевским и опубликовано в харбинской, ежедневной газете Заря, ном. 1, 1-го янв. 1941-го года и затем в ном. 2-ом за 1941-ый год ежемесячника Хлеб небесный,  откуда оно и предлагается читателям сайта РПЦЗ:Обзор.

Прот. Дионисий Поздняев,
Гонконог, февраль, 2018 г.

Все имущество Русской Духовной Миссии – Ниппонской Церкви. – Церковь остаётся пока без епископа. –  Запросы из Харбина, Шанхая, Сремских Карловцев. – Новый глава А. Я. Ивасава. – В каком положении церковь сейчас. – Планы митрополита Сергия. – Заявление митрополита Сергия токийскому корреспонденту «Зари».

Токио. 25 декабря (авиа-почтой, от собственного корреспондента «Зари»). Крупнейшее событие, имеющее важный исторический характер и значение в жизни Православной Церкви, в частности, и христианских церквей вообще только что произошло в Ниппон.

Церковные реформы и здесь носят сейчас государственный характер и идут по пути организации новый национальный структуры.

Русская Православная Церковь с настоящего времени перестала существовать здесь, а на смену ей рождается Ниппонская Православная Церковь.

Русская Духовная Миссия продолжает существовать но она представлена только одним лицом – митрополитом Сергием.

Всё огромное движимое и недвижимое имущество, собранное Русской Духовной Миссией, передано сейчас Ниппонской Православной Церкви, и вырабатываются новые правила управления церковью, главой который назначен временно ниппонец А. Я. Ивасава.

Процесс рождения новой Ниппонской Православной Церкви до сих пор еще не закончен, и только поэтому митрополит Сергий до момента до сего момента воздерживался от пояснений происходящих событий. Однако, в виду того, что последнее время буквально со всего мира стала поступать много запросов о судьбе православной церкви в Ниппон, и потом передавалась много неправильных слухов, то в целях и истины, в ответ на просьбу корреспондента «Зари», митрополит Сергий согласился со всей полнотой известить через «Зарю» о том что произошло и что происходит здесь с рождением Ниппонской Православной Церкви.

Таким образом, настоящая беседа есть первая и пока единственная, которая должна осветить сталь хрупкая историческое событие в жизни христианских церквей в Ниппон вообще и, в частности, в жизни Православной Церкви.

 Беседа с митрополитом Сергием потребовала нескольких встреч.

В конечном итоге в ответ на многочисленные вопросы вашего корреспондента Митрополита Сергей заявил следующее:

 Новый закон

Архиеп. Сергий (Тихомиров)

«Проект закона о контроле правительством религий, – сказал митрополит Сергий, –  (синтоизма и буддизма и христианства) вносился в парламент Ниппон много лет назад. Но этот проект неизменно проваливался или в Нижней палате, или в Верхней, при сильной оппозиции со стороны буддистов, и сравнительно слабой оппозиции христиан. Но в 1939 году этот проект закона о контроле религии прошёл через обе законодательные палаты и стал законом.

Религиозные общины, – говорит далее митрополит Сергий, – сначала находились в юрисдикции Министерство внутренних дел (Наймусео). В последние годы они были переданы в Министерство народного просвещения (Момбусео) – в его департамент религиозных дел (Сюйкео-кеку).

«Зюйкео-кекучео» – начальник департамента религиозных дел и Министерства народного просвещения, и есть в настоящее время непосредственное начальство для синтоизма и буддизма и христианства (магометанство доселе не было зарегистрировано в числе религий в Ниппон).

С апреля по конец августа 1939 года Министерство народного просвещения выработала образец правил для религиозных «организаций» (Кеодан) для «Зюйкео-Кеодан», имевшей свыше 400 пунктов и передало эти правила во все религиозные организации – синтоистские, буддистские и христианские. Каждая религиозная организация, соображаясь с образцом, должна была составить правила для себя, применительно к своим особенностям.

Получили этот образец в начале сентября и мы, – говорит митрополит Сергий. Для составления «Правил организации Ниппонской Православной Церкви» (Нихон-Сейкеокай-Кеодан-кисоку) на Соборе 1939 года (июль 13-15) была нами образована комиссия в составе

а) почетный наблюдатель – митрополит,

б) Члены «Соому куку» (Церковного совета) – духовные и миряне,

в) Прочее духовенство Токио,

г) представители христиан (но, увы, не выборные, а «самоназначавшееся»).

К 1 апреля 1940 года (через 8 месяцев) «Правила» были нами выработаны, отлитографированы, экземпляр с переводом на русский язык был предоставлен мне, мною Правила были одобрены и поэтому представлены 1 апреля на утверждение в Министерство народного Просвещения (в Департамент религиозных дел). В правилах этих в первой редакции был 171 параграф.

Департамент религиозных дел правила рассмотрел и оставил 159 параграфов. Во многих из 159 параграфов произвел существенные поправки и изменения. Потребовал некоторых дополнений.

В результате работы Комиссии к Собору 1940 года сформировался «Проект правил» в размере 153 параграфов. Он и был рассмотрен собором (13-18 июля 1940 года). В этих Правилах в параграфе 10 читаем: «Когда не станет Главного епископа, его место занимает по назначению Министерства народного просвещения другой епископ по старшинству хиротонии. В этом случае председатель «Соомукеку» (Церковного Совета) немедленно должен просить Министерство народного просвещения об этом назначении»… Даже временное замещение главного епископа во время, например, болезни его другим епископом по параграфу 20 «Правил» происходит с разрешения Министерства народного просвещения, – отмечает далее митрополит Сергий.

Даже заместитель епископа из протоиереев (если нет епископа) утверждается Министерством народного просвещения (параграф 24).

Больше того: вступление в исполнение обязанностей выздоровевшего епископа происходит с разрешения Министерства народного просвещения (параграф 26).

Ясно мне стало, –  говорит митрополит Сергий,  – что если мы доселе были только зарегистрированы по Министерству народного просвещения, то отныне мы получили высшее начальство в лице Министерства народного просвещения утверждающее в должности.

А моё начальство – Патриархия…

Христовы же слова вечны: «Никто не может служить двум господам, ибо одного будет ненавидеть, а другого любить или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф.  6 гл. 24 ст.).

И согласясь с новыми правилами, столь понятными и полезными для ниппонцев я еще во время собора решил сложить с себя управление Ниппонской Православной Церковью и титул «Ниппонского» и остаться, тем кем я сюда назначен, то есть Начальником православной Миссии в Ниппон, продолжая считать себя в прежней патриаршей юрисдикции.

Конечно, я знал и знаю, – говорит далее митрополит Сергий, – что с 1917 года, 7 ноября миссия – это я один. Но, если жива идея – может воскреснуть из живого семени и полная Миссия.

Свое решение я не скрывал ни от кого. Но и не объявлял официально до 4 сентября настоящего года.

Далее я должен отметить следующее, – говорит митрополит Сергий.

Следуя общему течению «to keep up to the spirit of the times», получила [sic-РПЦЗ:Обзор]инструкцию от Министерства народного просвещения и на собрании Комиссия постановила (28 августа 1940 года): «просить митрополита Сергия благословить управление Ниппонской Православной Церкви возглавить ниппонцем».

Просьба это было мне передана на 4 сентября 1940 года после обеда в мою честь в «Чуо Тей», и я ответил на неё кратко в таких словах:

«В настоящее время Ниппон употребляет героические усилия, чтобы объединиться во всех областях жизни и превратиться в несокрушимую скалу – Ниппонскую беспримерную гранитную скалу.

Как бы иностранец ни любил Ниппон, он психологически не может в этом отношении сделать то, что сделает легко и естественно ниппонец.  Просьбу вашу я понимаю, – сказал митрополит Сергий. – И она не является неожиданной для меня.

Когда я отправлялся 32 года назад в Ниппон (июнь 1908 года) меня приснопамятный митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) напутствовал словами: “Считайте себя будущим преемником архиепископа Николая и… последним епископом русским в Ниппон. Поэтому подготавливайте и себе преемника из ниппонцев.”

В таком же духе писал мне ещё в Санкт-Петербурге знаменитый берлинский протоиерей А.П. Мальцев.

В таком именно направлении я и работал в Ниппонской Церкви, – говорит митрополит Сергий.

С 1912 года я призвал к себе в помощь “Совет при епископе” из духовенства и мирян, с назначенным мною председателем о. протоиереем С. Мий.

В 1919 году я даровал церкви “Кемпоо” (Положение – Конституцию), с управлением церковью через “Соому-кеку”, из выборных председателя и членов от духовенства и мирян, оставив за собой лишь общее, высшее наблюдение административное и финансовое.

Ныне я с легким сердцем передаю свое бремя ниппонцу – будет ли это А. Я. Ивасава или протоиерей И. Кодера, или кто другой, – сказал я ниппонцам.

Но, так как работать без средств нельзя, я передаю Ниппонской православной Церкви и всё имущество – движимое и недвижимое, в свое время собранное Российской Духовной Миссией, но, конечно, для Ниппонской Православной Церкви, почему и зарегистрированное ещё архиепископом Николаем на ниппонское юридическое лицо (Идзи-Зайдан) ещё в 1909 году.

Бог Да благословит рождающиеся Ниппонскую Национальную Православную Церковь, – сказал при этом митрополит Сергий с некоторой торжественностью и соответствующим волнением.

А Ниппонская Церковь не забудет, конечно, ни Матери-Церкви, ни меня, отдавшего Ниппонской церкви 33 года жизни и работы, – добавил я (говорит митрополит Сергий).

– Собравшиеся ниппонцы (12 человек) ответили мне на это, некоторые со слезами, что они вечно не забудут благодеяний Церкви-Матери, и всецело будет на себя обеспечение вечера моей жизни».

Уже в частных разговорах я прибавил, что я с тем большим удовольствием уступаю свое бремя будущему собрату-ниппонцу, так как не забываю, что ныне исполнилось 69 лет жизни, 19 ноября исполнится 35 лет архиерейства, и 4 декабря исполнится 45 лет священства – цифры почтенные, подсказывающие необходимость отдыха и спокойной работы.

5 сентября настоящем году управление Церковью мною было передано временно, со званием «представителя» (Дай хеося) Церкви кандидату богословия А. Як.  Иасава.

Арсений Яковлевич Ивасава, кандидат богословия Санкт-Петербургской Духовной Академии, выпуска 1888 года, товарищ святейшего патриарха Тихона, около 77-78 лет. В Миссийскую Семинарию он поступил в 1875 году. Окончил курс в ней в 1883 году. В июне 1883 года уехал в Россию (Суэц-Марсель-Берлин-Петербург). В августе 1883 года он поступил в 6 класс Московской Духовной Семинарии. Окончил курс в июне 1884 года. Осенью поступил в Петербургскую Духовную Академию.

В июне 1888 года окончил курс Академии со званием кандидата богословия. Возвратившись в Токио 22 декабря 1888 г., Арсений Яковлевич Ивасава  непрерывно, до закрытия семинарии в 1918 году, преподавал в Миссийской Семинарии философские предметы и нравственное богословие.

Получая оклад от Миссии в 40 иен, пополнял средства к жизни преподаванием русского языка в военно-учебных заведениях. В настоящее время он живет на пенсию от военно-учебных заведений.

А. Я. Ивасава – образованный человек, глубоко уважаемый всеми, бывший преподаватель, полезный работник на Ниве Христовой, первый кандидат на должность епископа (вдов).

Вообще – он приятный и прекрасный человек, с феноменальной памятью. Так как «Правила религиозных организаций» ещё вырабатываются и ожидаются к марту месяцу 1941 года, тo. Я. Ивасава временно носил титул «Заместителя управляющего» (Тоорися) Православной Церкви в Ниппон, став через это выше Соомукеку.

Доселе я сообщал вам факты, – говорит митрополит Сергий, – а далее идут уже события, вне моего непосредственного ведения, почему я излагать их или так или иначе освещать – отказываюсь.

Я храню безусловный нейтралитет при рождении и образование Ниппонской Православной Церкви, применительно к «Новой Национальной структуре» Ниппонской Империи.

Знаю лишь, что 8 сентября постановлено было созвать Собор (конечно без меня).

Знаю что Собор собрался на 21-22 сентября, но был распущен, не приняв каких-либо официальных резолюций.

Знаю, что многие (духовенство, вероятно, на 99%) ждут созыва собора для выбора или епископа или главы Церкви из протоиереев.

Но, несомненно, что настоящее неопределенное положение висит тёмным облаком не только над центром Церкви в Токио, но и над всеми  провинциальными общинами.

Но есть Великий Архиерей – Христос. Блюдет свое детище архиепископ Николай. Молюсь о здоровом развитии церкви и я грешный.

И верим: родится прекрасная, юная Ниппонская Православная Церковь. Предтеча проповедовал грядущего Христа.

Христос родился, выступил на общественное служение. Начал Свою проповедь. Предтеча сказал: «Ему время расти, а мне малиться» (уменьшаться). Миссия с 1861 года начала свою работу по приведению ниппонцев в православие.

40.000 православных японцев уже составляют Младенца – Ниппонскую Церковь.

Миссия наша 4 сентября текущего года сказала: «Ей – Ниппонской Церкви время расти, а мне (Миссии) время малиться». Да не смущается же ничье сердце от всего, что здесь произошло и происходит.

Верю ли я?…

Верю ли я в светлое будущее Ниппонский Православной Церкви?

Я знаю каждый уголок Ниппонской Православной Церкви.

Я знаю и прощаю немощи неких.

Я знаю и восхищаюсь доблестями многих, большинства.

Я любил, люблю и буду любить ниппонских православных христиан – их общины, их нрав, катехизаторов, их старост, их дедушек и бабушек, их здоровую молодежь, их милых детей.

А зная и любя всех и каждого, я твердо верю в светлое будущее моей возлюбленной Ниппонской Церкви.

Отвечу и на другие вопросы которые поступают сейчас ко мне не только от вас, но и от многих других, – говорит митрополит Сергий.

Нет епископа? Но он будет: или достойный А. Я. Ивасава, или достойнейший Сэнума, или другой, по указанию Божию.

Здесь мы лишь три месяца находимся без епископа. А в России (например, Камчатка) 20 лет без епископа!

Зачем же бить тревогу, когда нет пожара, – восклицает митрополит Сергий.

Сохранят ли они веру?

О, у 80 процентов вера твердая! И у 20% – лучше бывшей русской «интеллигенции».

Православие в Ниппон сохранится неприкосновенным.

Не потеряет ли они духа церковности?

Да, она мало развита у нас. Но она приходит в обычай постепенно: по словам архиепископа Николая, мы увидим неё в четвёртом поколении.

Не исказят ли, не обстригут ли служб?

Основа, сущность, останется неприкосновенный. Но специально русские обычаи (христосование, целования) могут и исчезнуть – не лежит эта ниппонских христиан права на Царство Небесное.

Не сольются ли православные христиане с протестантами?

Нет, но общение братское в работе будет.

Не сольются ли православные с католиками?

Нет, безнадёжно…

Но с англиканами возможно осторожное приближение друг к другу.

А синтоизм?

Но каждый ниппонец, православный, обязан благоговеть перед строителями своей нации своего государства и блюсти дни памяти великих людей и событий своей Империи. Синто – не враг христианства!

Мое личное положение?

На этот вопрос митрополит Сергий отвечает так.

– Материально – Ниппонская Православная Церковь передрешила на собрании 21 сентября (80 человек) обеспечить меня содержанием ежемесячно, пожизненно, и поднести мне единовременно пособие от Церкви.

Верю, что предрешенное будет решено на Соборе Ниппонской Православной Церкви, который в день, решенный Богом, соберется.

Мои планы

Живу я в прежней квартире в Миссии.

Но рвусь отсюда в уединение – или в нанятую около Токио квартиру, или в построенный за городом домик.

Зовут Меня в Америку и другие места. Но я везде для всех был бы чужим. Здесь же, в Ниппон, я свой – им и все – мои.

Из 69 лет своей жизни – 33 года я прожил в Ниппон. Из 45 лет службы – 33 года отданны Ниппон. Моё сердце – здесь: я говорю по-ниппонски, я думаю по-ниппонски, я вижу сны на ниппонском языке и в ниппонской обстановке. Я люблю Ниппон – и природу и людей.

И мои планы таковы: провести вечер в моей жизни в Ниппон на святой работе.

На какой работе?

Как начальник Российской Православной Миссии, буду духовно окормлять русских в Токио (до 200 человек), в Иокогаме (до 150), временами в Кобэ (до 250 человек), и в других городах Ниппон. Литурги, всенощные, крещения, исповедь, венчания, панихиды, похороны, молебны, соборования и всюду проповеди и поучения… для русских. Ниппонцев может получает лишь ниппонец. А дома у меня занятий много. Больше, чем успею сделать в краткое время, оставшееся жить здесь…

Сейчас я печатаю свою «Двоенадесятицу Святых апостолов» в ниппонском переводе. Выйдет в свет на днях (до 500 страниц). Усиленно пишу, – говорит далее митрополит Сергий, – «История Православной проповеди в Ниппон за 80 лет» (1860 – 1940 – до моего добровольного удаления от управления церковью). Мною уже написано до 2 500 страниц. Остаётся написать ещё около 1 000 страниц. Тихая обстановка за городом даст мне возможность кончить все в 4-5 месяцев. А после – в тихой же обстановке – пересмотр этого же громандного труда. И – кто знает? Может быть мой труд выйдет и не «посмертным изданием»?!

Службы же в Соборе, в Сергиевской церкви, Никольской, главным образом, с русским хором и для русских, но с ниппонским духовенством, с которым у меня неизменно добрые отношения, будут питать меня духовно.

Вот – мои ближайшие планы, моя работа и мои занятия, –  сказал в заключение митрополит Сергий и при этом пригласил вашего корреспондента ознакомиться хотя бы поверхностно с его огромным трудом истории проповеди в Ниппон.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *