М. Расловлев Миряне Церковные деятели

О последнем завете П. С. Лопухина ч. 2

В статье предыдущего автора так живо набросан портрет незабвенного Петра Сергеевича, что мне, знав­шему его лишь в последние годы его жизни трудно добавить что-либо новое.

Все-же постараюсь осветить подробнее одну из сторон его многообразной деятельности, в той статье лишь вскользь затронутую; а именно: нашу с ним попытку всколыхнуть не только русское, но и меж­дународное общественное мнение в пользу гонимых в СССР христиан.

Повод к этому нам дали сами коммунистические правители, решившие в 1961 году провести на своем “религиозном фронте” коварную операцию за гра­ницей, которую для краткости назову “Родосской“.

Действительно, все вы наверное еще хорошо пом­ните, как летом того года, воспользовавшись наметив­шейся тягой к объединению всех православных Цер­квей, Кремлевские заправилы не только разрешили Московской Патриархии принять участие во Вcеправославном Совещании на острове Родосе, но и снабдили ее делегацию обильными средствами для пропаганды за границей лживых утверждений о либерализме Со­ветской власти по отношению к религии. Тогда как та же безбожная власть продолжала у себя дома систе­матически искоренять все религии по хитро-продуман­ному официальному плану.

Обличать это коварство перед лицем Свободного мира естественно представлялась П. С. Лопухину и всем его сотрудникам по «Православному Делу», как насущнейшая задача нашей организации. Чем и объясняется посылка нами на. Родос непрошенных де­легатов и распространение нашей первой листовки, составленной Петром Сергеевичем и переведенной мною пя французский язык: L ‘Eglise Russe – martyre et persecutee.

За ней, в конце того-же 1961-го года, последовало издание также всецело им отредактированного Bulletin no.1 de l’Action Orthodoxe, а пол года спустя и второго номера того-же бюллетеня, редакторство ко­торого наш сильно ослабевший Генеральный Секретарь поручил уже мне. Так что подписанное им со всем нашим Правлением и напечатанное в пятом (июльском) номере “Открытое письмо к духовенству и мирянам всех христианских вероисповеданий“ оказалось как-бы лебединой песнью этого маститого борца за свободу Церкви. В начале августа его уже не стало.

Остановимся-же немного на этом последнем его завете. Небольшая выдержка из него будет, впрочем, достаточной, чтобы напомнить вам его сущность.

Основываясь на том, что пол года перед тем замечательнал статья французского дипломата В. Де Ормесон в Фигаро призывала всех свободных людей принять вызов, брошенный им нынешними правите­лями великой страны, когда то называвшейся Россией и выражала надежду, что такой “повсеместный многоустый крик из среды широких человеческих: масс” будет услышан всеми замурованными за Железным Занавесом и “в первую голову русским народом”, мы с Петром Сергеевичем напомнили нашим адре­сатам, что уже много лет, бесчисленные русские и иностранные антикоммунистические организации си­лятся, путем листовок, радиовещаний и т. п. пропа­ганды, добиться внимания русских народных масс, но что “ни одна из них до сих пор не достигла зна­чительного результата”, и мы объясняли эти неудачи тем, что “что только на религиозно национальном плане, на котором Россия развивалась в течение всей своей тысячелетней истории, можно воздвигнуть ту трибуну, с. которой этот чистосердечный диалог станет возможным”, призывая и наших иностранных добро­желателей стать на этот единственно-реалистический путь.

Как-же отозвались на этот призыв эти “потен­циальные друзья Христианской России”. Да, по на­чалу, как будто с явным интересом. Один влиятельный католический журнал взялся даже активно помогать нам в распространении наших французских бюлле­теней, но вскоре, в начале 1963 года, злочастное сви­дание папы с зятем Хрущева в корне пресекло чаемое нами создание “единого фронта,” всех христиан против безбожников.

Реабилитация последних перед лицем мирового общественного мнения, как якобы преследующих те-же гуманитарные цели, что и христианство, сделалась надолго лозунгом дня, в частности и “обновившейся” на Втором Ватиканском Соборе Католической Церкви, не говоря уж о давно ставшем на ту же платформу Мировом Совете Церквей.

Но Бог видит правду, и с осени 1965 года смелые голоса двух молодых московских священников громко и досконально подтвердили все наши утверждения, так что спустя пять лет всего после кончины П. С. Лопухина (а что такое пять лет для таких коренных, извечных вопросов?), мы имели удовлетворение слы­шать на только что состоявшейся интерконфессиональ­ной встрече в Женеве (под председательством нашего Архипастыря Владыки Антония Бартошевича), не­сколько видных представителей католической и про­тестантской мысли (увы, еще не Церквей), почти дос­ловно повторявших то, что начиная с Родоса – Петр Сергеевич и продолжатели его дела не уставали до­водить до сведения добровольных глухих и слепых Свободного Мира.

Значит ли это, что вскоре все имеющие уши услы­шат и все имеющие глаза, наконец, увидят куда их ведет “сосуществование” с сатанинской властью ? Это одному Господу Богу известно.

Но я уверен, что доживи покойный наш в старец до 1967-го года — он усмотрел бы в собрании 27-го октября в Женевском Православном Соборе зародыш желанного им всем сердцем международного Общества Друзей Христианской России и сказал бы, как я поз­волил себе это сделать: “Ныне отпущаеши раба Твоего Владыко” …

Ибо верится мне, этот зародыш, даже если ком­мунистический Ирод и попытается задушить его в пеленках, уж не заглохнет, но будет вещать все гром­че. А если его за это и осудят книжники и фарисеи, казня его молчанием или иными карами, — наметив­шееся в Женеве движение все же воспрянет с новой силой и в конце концов восторжествует.

Знаю, что в ото твердо верил и поминаемый нами сегодня достопамятный раб Божий болярин Петр.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.