Из Джорданвилла в Сибирь

Выпускники Свято-Троицкой семинарии несут свое служение в разных условиях и качествах. Мы главным образом знаем о тех, кто служит в епископском и пресвитерском сане. Меньше о диаконах и совсем ничего знаем о тех кто не принял священный сан. К этой категории относятся те, кто трудится на приходах, в тюрьмах и просто на светских работах. Записанная по Скайпу беседа с Константином Сегргеевичем Ноговицыным (выпускником 2007 г.) должна послужить началу восполнения этого пробела.  (Дипломная работа К.С. Ноговицына, Сопоставление канонических правил о церковном суде с судебными законами Всероссийского Поместного Собора (1917-1918 гг.) и Положением о церковном суде Русской Православной Церкви Заграницей)

Константин Сергеевич приветствую, рад, что наконец наша беседа состоялась. Могли бы вы рассказать, как вы приехали в джорданвилльскую семинарию, и несколько слов о себе?

Здравствуйте, о. Андрей. Я попал в джорданвилльскую семинарию неспроста, потому что так получилось, что мои родители стали верующими и попали тогда как раз – мама в первую очередь попала – в Зарубежную Церковь. Она тогда открылась у нас в России, только-только приходы начали открываться, и все мы стали ходить в Зарубежную церковь. Это было на Севере, в Ханты-Манскийском автономном округе. А потом, по выходе на пенсию, мои родители переехали в город Ишим, который тогда являлся епархиальным центром нашей Ишимской Сибирской епархии, которой владыка Евтихий управлял. Соответственно, по окончании школы я изъявил желание поступать в семинарию, как-то так все складывалось к этому. Я хотел поступить в Тобольск. Но, Владыка сказал, что раз Зарубежная Церковь, то надо тогда все-таки пробовать в Джорданвилль. И мне помогла игуменья Александра (Чернявская) в этом вопросе, то есть тоже написала рекомендацию. Владыка Евтихий дал рекомендацию, и вот все так сложилось чудесным образом. Надо сказать – чудесным, потому что тогда как раз ужесточение уже некоторое было, с получением виз в Америку… И все – так получилось, что я попал в Джорданвилль. Таким образом – то есть по направлению Владыки Евтихия.

HTS 2007 graduates. Left to right: Constantine, Felipe Oliveira from Brasil and Denis Lvov from Kazahstan
HTS 2007 graduates. Left to right: Constantine, Felipe Oliveira from Brasil and Denis Lvov from Kazahstan

Понятно, понятно. Вот что Джорданвилль вам дал? И расскажите, что случилось после Джорданвилля – вот этап: вы вернулись на родину, и что тогда дальше было?

Да, для начала я хотел остаться в Америке, в Соединенных Штатах, работал в типографии Иова Почаевского на послушании, и уже документы у меня готовы были. Но так сложилась обстановка и ситуация, что мне необходимо было вернуться в Россию. По возвращении в Россию я стал ходить в Никольский собор Московского патриархата. К тому времени у нас уже произошло воссоединение церквей – это был 2008-ой год, – и я начал работать в благочинии, секретарем благочинного. И потом я все-таки решил продолжить обучение духовное и попросил владыку Илариона, первоиерарха нашего, дать мне рекомендацию в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую он мне дал. И я тоже закончил курс магистратуры в Питерской духовной академии. Потом я отслужил в [российской] армии положенный [срок], и потом после армии я вернулся в родной город – в Ишим. Некоторое время работал на мирской работе и по приглашению нового нашего епархиального правящего архиерея, управляющего новосозданной епархией Ишимской и Аромашевской, я работаю в Никольском кафедральном соборе в качестве псаломщика, в качестве сотрудника информационного отдела, а также работаю преподавателем в Ишимской православной гимназии – ну и сторожем тоже там же! Для вящей значимости (смеется).

Понятно…

А преподаю я  основы православной культуры – это новый курс, который недавно был введен, обязательный, и Закон Божий также, т.е. как факультатив.

То есть раз гимназия православная, то курс, конечно, обязательный? Так получается?

Да. Закон Божий, основы православной веры – он обязателен для гимназий, православных гимназий. Это требование Синода.

Да, понятно.

Students of St. Petersburg Academy with Bp Ambrose, rector
Students of St. Petersburg Academy with Bp Ambrose, rector

«Основы православной культуры» является модулем, одним из модулей так называемого предмета «основы религиозных культур и светской этики». Они предлагают на выбор основы различных религий и основы светской этики. Естественно, что раз православная гимназия, то там уже этот компонент будет основан на православной культуре.

Понял. То есть получилось, что Джорданвилльское образование – оно лежит в основе всей вашей профессиональной деятельности?

Да. Да-да-да.

И как вы его оцениваете? Вот это – что вы получили джорданвилльское образовани в вашей профессиональной жизни?

Во-первых, это, конечно, очень большой опыт духовной жизни. Потому что пример владыки Лавра, которого я застал в качестве игумена монастыря и ректора семинарии, не мог не вдохновить всех нас и я думаю этот пример вдохновлял и продолжает вдохновлять. Во-вторых, конечно же, у меня была возможность познакомиться с историей другой части Русской Православной Церкви, — в полной мере познакомиться с людьми из эмиграции и  так далее – что тоже не могло не оказать на меня положительного влияния. В общем-то, я так считаю, потому что опыт церковной жизни в России несколько другой, нежели в Русской Зарубежной Церкви. Ну вот какую-то часть этого опыта я будучи семинаристом для себя тоже перенял, жизни зарубежной церкви, зарубежных приходов.

Большинство академических знаний Джорданвилль дает, конечно же, на уровне. Часть истории мне нравилась, как у нас Византологию преподавал Дмитрий Павлович Анашкин. У вас, кстати, очень интересный курс был – канонического права.

Спасибо.

То есть что-то, какие-то академические знания – они бесспорны. Я не хочу сказать, что они хуже, чем в России. Литургика о. Романом, например, хорошо преподавалась. То есть сейчас помогают при служении псаломщика какие-то знания, полученные там. Но академические знания, они, в общем-то, не главное. Джорданвилль славится именно своей домашностью, семейностью – славился, по крайней мере, в мое время. Хотя не стоит исключать академического образования, которое я тоже считаю на высоте.

Спасибо.

Даже если сравнить семинарские знания – я учился в Питерской академии – сравнивая наш уровень образования я бы не сказал, что там что-то другое и что я чувствовал себя какой-то необразованной белой вороной.

То есть вы спокойно туда вошли, и все учебные задачи, которые перед вами ставили, вы могли адекватно решать?

Да. Даже в одно время в Питере у меня был хороший балл за успеваемость. Да, помогало мне это образование, я не чувствовал никаких пробелов в образовании.

А вы не можете сказать  – чего бы не хватало? То есть вы думаете  «эх, вот жалко, не обратили внимания на тот или другой предмет, или каких-то не дали знаний»?

Ну, может быть, даже не столько знаний, сколько, я думаю, инспекция не очень хорошо работала, именно в плане досуга и занятости студентов. Всегда были послушания и все, но тем не менее, очень много было времени, которое не использовалось и которое могло бы быть… Та же администрация могла бы организовывать какие-то встречи… Хотя в мое время уже начали такие конференции и семинары проводиться – то есть приглашали различных научных людей по отдельным темам. Но это было еще недостаточно.

То есть больше чтобы было встреч со специалистами и интересными и полезными людьми?

Да. Именно чтобы занять полностью студента – вот духовная школа. Может быть, какие-нибудь выезды, какие-то экскурсии, что-то такое… Потому что для меня не хватало именно дисциплинарной жесткости – слишком, может быть, все семейно, но мне кажется, несколько не хватало жесткости в отношении организации времени.

Я понял. А как сопоставим с Джорданвиллем ваш армейский опыт?

Вообще это не только с Джорданвиллем связано, потому что любая так называемая система – это все равно будет некое подобие армии. Соответственно, мне было – и ребята, которые со мной служили, семинаристы – все говорили, что это та же самая система, т.е. тот же самый отбой-подъем, по расписанию обед и т.д. А тем более я уже был не 18-ти летний юноша, мне уже было далеко за 20 лет. В 25 я стал солдатом. И мне… ну да, семинария – она дисциплинирует, в какой-то мере. Понятно, что не то чтобы я попал в какой-то другой мир – для меня это уже было знакомо: мир дисциплины, обязательный распорядок дня. Это помогло тоже и в армии.

Constantine during his year in Army
Constantine during his year in Army

И иерархическая система?

Да, и иерархическая система, и вся эта дедовщина тоже – несколько… Ну как дедовщина? – шефство старшего над младшим. что я в православной части служил, у отца Варнавы, так что там это не так было страшно. Но да, наша семинария помогла даже и в армии.

Это здорово слышать. У нас сейчас многое меняется, потому что надеемся в следующем году запустить магистерскую программу в Джорданвилле, и тоже сейчас требования к абитуриентам, чтобы они сдали TOEFL – экзамен английского языка, ко всем, кто поступает, если это не их родной язык или они не учились на нем. И получается что сейчас происходит отсев, т.е. именно из России уже гораздо меньше студентов смогут приехать, или им нужно приложить  тогда усилие, чтобы изучить язык, потому что это усилие в общем-то выполнимое. Не могли бы вы это прокомментировать?

Сам по себе такой экзамен, я считаю, очень нужная вещь. И нововведение считаю достаточно свежей идеей, которая поможет не только в обучении в семинарии, но и в дальнейшем устройстве, даже за границей. Без этого обязательного ты же никуда не сможешь устроиться заграницей без английского языка.  Да, этого тоже не хватало. Между прочим, хорошо, что вы напомнили – именно обязательность английского языка тоже, может быть, была бы нелишней. И да, если какие-нибудь усилия будут прилагаться – наверняка и деньги какие-то для  приезжающих из России студентов дают – а если дают деньги, то ты тоже будешь к своей учебе относиться соответственно, задумываясь, зачем ты приехал в Джорданвилль, что ты хочешь для себя? Я считаю, это положительно. Раз уже семинария находится за границей, выдает американский диплом, то это хорошо.

И соответственно, получается тоже, что преподавание в основном выходит на английский как общий язык. Потому что осталась вот одна группа студентов, которая до этого требования, и из десяти часов, что я преподаю в течение недели, девять получаются по-английски. Так что это тоже меняет, конечно, состав. Получается лицо семинарии несколько другое, чем в наше время было, – такие вот изменения жизнь вносит.

Все равно, это, мне кажется, вполне естественный процесс – когда уходят старые кадры, все меняется же, и наши отцы-основатели преставились… Должно что-то как-то изменяться и двигаться вперед и как-то должно подстраиваться под требования окружающего мира, да? То есть если семинария уже позиционируется не только для России, в частности, а в принципе для зарубежья, то естественно, что в ней и преподавание будет на английском языке. Сейчас у нас в России достаточно много семинарий, и особой нужды в Джорданвилльской, помощи какой-то от Джорданвилла ожидать не приходится, я думаю, вполне могут российские семинарии сами ковать кадры. Джорданилльская семинария, может быть, нужна больше для зарубежья, и соответственно, там и язык нужен. Ну конечно, нужны люди русскоговорящие в диаспоре. По-русски проводить богослужебное окормление и и пастырское, ну а образование уже по-английски. Стандарты какие-то нужны.

Ну да, потому что не все могут тоже и освоить русский язык – подумать и о падежах, и обо всем… Скажем, освоить его так, чтобы слушать Дмитрия Павловича лекции, – для этого нужна большая подготовка до семинарии.

Бесспорно. В качестве образования для англоговорящих студентов. Я помню, что Филипп [семинарист из Бразилии] очень сильно страдал. Ему тоже было тяжело понять, что  хотя он в Америке, – а в Джорданвилле образование на русском – тоже как-то нелепость.

Но вот сейчас эта проблема снята, т.к. общий язык получается английский. Потому что есть люди и испаноговорящие, и к ним такое же требование. Т.е. мы не можем обеспечить их преподаванием по-испански, португальски, но общий язык преподавания получается английский. А какие сейчас задачи, вы видите в Ишиме, в вашем городе,– церковные задачи? Конечно, помимо того, что в Евангелии сказано… Лучше сказать так: какие задачи церковной миссии – дела спасения  – можно было бы описать? Что сейчас происходит вот в этом отношении?

Наш преосвященный, владыка Тихон, сразу же, как только стал нашим управляющим епархией, сразу же, как его назначили, обозначил несколько моментов. Первый – это, конечно же, молодежное просвещение, молодежное образование, миссия для молодежи. Во-вторых, это реконструкция и возвращение церковных – бывших когда-то церковными – зданий, которые были когда-то отобраны. Теперь идет процесс их возвращения и реконструкции. И естественно, расширение епархии, т.е. увеличение числа приходов и духовенства. Сейчас остро стоит эта проблема нехватки кадров. Епархия у нас маленькая – ну не очень большая, с областью – область эта аграрная сторона, никаких нефте-долларов у нас нет, у нас тут все просто, все по-домашнему тоже, сюда никто и не рвется. Поэтому и проблема кадров.

Название – Ишимская? Так и епархия называется?

Ишимская и Аромашевская. Еще есть такой районный центр – Аромашево. И Ишим – это тоже районный центр, тоже считается одним из узлов, узловая станция между Тюменью и Омском на Трансибе, самая крупная между ними. И поэтому задачей церкви как раз и  является – именно просвещение, просвещение людей наших, потому что очень большие запросы сейчас у людей. Люди идут в храм, они интересуются Во-первых, потому что существует потребность такая – заполнить духовный пробел в душе, когда все начали понимать, что не только в материальном благе состоит счастье человека, но что-то есть еще такое – то, что не дает покоя. Начинают тогда приходить люди к Богу, в церковь и искать поддержки у деховенство. Во-первых, это катехизация, миссия, ну и  работа с молодежью, конечно, тоже. У нас, между прочим, тоже развито в нашей епархии Общество трезвости, одно из крупнейших в уральском федеральном округе. Очень успешно тоже работы осуществлялись – проводились местные конкурсы трезвости в 2014 году. Там участвовали уже и сельские поселения – за право называться «трезвым селом» и получение, соответственно, субсидии государства. Власть принимает тоже активное участие в деле трезвости. Вот с 3-го июня у нас начитается по запросу районной администрации посещение пришкольных лагерей. То есть при средних школах организуются летние лагеря для досуга учащихся, и вот нас попросила администрация проводить беседы, несколько раз, в этих пришкольных лагерях. Так что мы поедем в июне – заниматься, опять-таки, с молодежью.

Это социальная работа. А есть какая-то возможность неимущим как-то помочь в их обстоятельствах, людям, которые концы с концами совсем не могут свести? Вот в этом отношении делается что-то церковью?

Есть у нас при соборе, и в приходах тоже стараются организовывать сестричества милосердия – посещают и старческие дома, и различные лечебные, больничные учреждения, и туберкулезный диспансер, и онкологическую, и психиатрическую больницу посещают. И, тоже по инициативе нашего сестричества – не только нашего, но и на других приходах, – организовывался сбор помощи беженцам из Украины. Сейчас тоже у нас молодежное движение – военно-патриотический клуб называется «Миротворец», тоже провел акцию «Дети Ишима – детям Донбасса», в рамках всероссийской акции «Дети России – детям Донбасса» – тоже собирали учебники, проводили благотворительный концерт. То есть работа движется, как-то ведется, именно в нашей епархии, слава Богу, это приоритет. Не какое-то личное обогащение священнослужителей определенных, но именно людей как-то тоже не забывают.

То есть человек может прийти в церковь и получить помощь в том, в чем у него проблема?

Да. Не материальную только. Но в соборе его накормят. Ну, я думаю, что и на любом приходе так же организовано если священник есть на месте. У нас есть о.Владимир, председатель нашего отдела социального служения. И он признает, что у нас работа не поставлена достаточно в епархии и наших приходах. Сейчас строится Дом милосердия у нас для не имеющих крова. Не знаю, получится или нет. Не хватает средств. Может быть, к Зарубежной Церкви можно обратиться – пожертвовать лепту свою?

Надо, надо… Да, хорошо, мы тогда поговорим еще тоже об этом.

Хорошо, если есть, или еще что-то. Я думаю, любая помощь – даже один доллар – все равно, для нас это тридцать рублей – будет кирпичик, будет за здравие того человека, кто пожертвовал. Вот адрес ПейПал по которому можно сделать пожертвование: nogovitsyn@list.ru

Конечно, конечно, вот обычно тоже в России бывает такое – ну, не обычно, но можно встретить такую картину, что коренное, местное население относится к церкви с такой неприязнью – вот, «попы». В Сергиевом Посаде даже, например, можно сказать… Вот есть такая проблема в Ишиме тоже – отчуждения людей от церкви, нежелания слушать проповедь?

Во-первых, никого силком мы в церковь не загоняем на нашу проповедь (смеется), поэтому у нас приходят только те, кто хочет, кому нужно это общение и какое-то просвещение, да? А со стороны местного населения – ну, когда я работал на мирской работе, конечно, всякие ходили слухи там и т.д. Ну, это, мне кажется, просто человеческая зависть зачастую…

То есть это не злобное, а просто пересуды какие-то, да, в общем?

Пересуды, да, но открытого такого…

Непрязни?

Противодействия церкви и да, неприязни, я не видел.

Когда вы водителем работали, да?

Да. И у нас ежегодно проходит через весь город крестный ход в День трезвости, вот  недавно был – 16 километров из Ишима шли в деревню Черемшанку и там люди обеты трезвости принимали, люди крестятся. Понимают. И на Пасху у нас был крестный ход через весь город. Все равно – люди либо никак, либо сочувствуют. То есть, естественно, какая-то есть неприязнь, но это уже личное.

Но нету атмосферы какой-то такой… Я понял. А вообще, взрослых все еще много крестится людей? Приходят взрослые креститься люди, которые в советское время?..

Достаточно часто.

Продолжается это?

Ну, не совсем, может быть. Сейчас же ужесточилось требование к крещаемым, то есть сейчас обязательно перед крещением проводится несколько бесед огласительных, т.е. именно катехизические беседы, для того, чтобы человеку разъяснить, в чем суть вообще вот этого его шага – крещения, зачем нужно это, что вступление в церковь это не талисман. Вот это как-то пытаются людям сказать, и кто принимает, тот крестится – того допускают, а кому это не надо – ну, естественно, зачем это надо ему – пошел своей дорогой дальше. То есть сейчас особо всех подряд не крестят. Вот что я хочу сказать.

Я понял.

А люди желающие безусловно есть. Младенцев крестят, стараются и с родителями работать, и со взрослыми тоже.

Спасибо. Хотелось бы, чтобы какая-то связь и у вас продолжалась бы и с семинарией нашей, и с русским зарубежьем: может быть, в каких-то съездах молодежи вам бы удалось участвовать, поделиться. Потому что мне кажется это очень интересным: что наш воспитанник – он именно на родине трудится. Поэтому дай Бог вам сил.

Спасибо.

И будем тогда оставаться на связи.

Source: Беседовал диакон Андрей Псарёв

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *