Документы Клир и монашество Церковное право

Монастырский устав общежительного монастыря Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

На фотографии крестный ход в Елеонском Спасо-Вознесенском монастыре 11 июля 1998 в память избавления от "труса" 1927 года. Впереди ин. Зосима, за ним чт. Николай Ольховский

Составленный на основании русской монашеской традиции документ РПЦЗ 1970 г.

Указ

Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей Архимандриту Антонию, начальнику Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

2/15 декабря 1970 года слушали представленный Вами проект Монастырского Устава Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Проект составлен на основании древних иноческих правил и уставов, а также в соответствии с условиями местной жизни и практики.

Постановили: 1) Утвердить Устав Русской Духовсной Миссии в Иерусалиме в прилагаемой при сем редакции.

2) Положить его как руководственное начало и для внутренней жизни женских Монастырей‚ Обителей и Общин Миссии.

3) Предложить Вам представить Архиерейскому Синоду проекты уставов для Елеонского Спасо-Вознесенского женского монастыря и для Гефисманской женской обители.

О чем послат Вам указ.

2/15 декабря 1970 г.  Нью-Йорк.

Председатель Архиерейского Синода:

Секретарь:

Часть Первая

Глава 1. Об иноческом общежитии вообще

Что есть иноческое общежитие

Некоторые называют общежитием всякое совместное жительство монахов, при условии, что у всех общая одежда и трапеза, хотя бы подвизающиеся и были различных мнений о вещественных предметах и каждый то или иное называл своим. Но так как между ними бывают иногда ропщущие, неблагодарные и проч., которых и в мирских сообществах не надо терпеть, то св. Кассиан и прочие Богомудрые Отцы свидетельствуют, что такое совместное жительство монахов не является истинным и совершенным и не достойно называться общим именем и общим житием.

Поскольку иночество, как говорит св. Исидор Пелусиотский, есть подражание всех заповедей Божиих, восприятие безгневия, оно не лукаво, не горделиво, не сребролюбиво, и тело его имеет в себе самого Св. Духа и проч. (Слово 288), то ему поэтому надлежит быть во всем подобным иноческим общежитиям и жизни древних обителей святых и во многом превосходить мирскую жизнь, во всем подражая жизни св. Отцов, основоположников общежительных монастырей, соблюдая их уставы, порядки, обычаи, учение, предания и все пожелания.

Святые Отцы, рассматривая сущность иноческого общежития, так изображают его. Василий Великий считает его совершеннейшим содружеством. Совершеннейшим же содружеством он считает то, которое не имеет в себе личного стяжания, в котором истреблены розни и всякое смущение, изъяты любовь к спорам и распри. Общими же имеют все души, тела и то, чем тела питаются и подкрепляются; общий Бог, общее стяжание благочестия, общее спасение, общие подвиги, общие труды и венцы, так что все являются господами по отношению друг к другу и, находясь в состоянии ненарушимой свободы, проявляют совершенное рабство по отношению друг к другу, которое имеет своим началом не необходимую случайность, приносящую собравшимся великую скорбь, но которую с радостью произвел самопроизволяющий разум, хранящий свободу и одновременно подчиняющий любви свободных по отношению друг к другу (Ч. 11. Подв. устав, гл. 1).

То же об общежитии говорит и св. Златоуст. В общежитии кто бы он ни был – мал или велик, не смотрит ни на того, ни на другого, но считает себя самым худшим, и таким образом становится большим; ибо в монастыре велик тот, кто торопится исполнить худшую работу. Там для всех общая трапеза, общая пища, одинаковое одеяние, помещение и питье; там нет «моего» и «твоего», но слова эти изъяты из употребления, как причина бесчисленных ссор и проч. (На Матф. об иноч. житии 82).

То же законополагает об общежительстве и св. Авва Дорофей, который на вопрос: «Как вам кажется, что такое общежитие?» отвечает: «Не кажется ли вам, что это одно тело и члены друг друга? Те, кто наставляют, – глава, а следящие и исправляющие – глаза, тот, кто приносит пользу словом, – уста, уши – те, кто слушает, руки – делающие, ноги – те, кого посылают и кто служит. Если ты глава, наставляй, око ли ты – следи и смотри, уста ли ты – говори, приноси пользу, нога ли – послужи. Каждый пусть работает сообразно своей силе и всегда спешит помогать один другому или учением, внедряя слово Божие в сердце брата, или утешением его во время скорби, или поддержкой и помощью во время работы. Каждый, в зависимости от принятого дарования, служа им в своей среде, да поспешит соединиться друг с другом; потому что насколько кто соединяется со своим ближним, настолько соединяется и с Богом» (Поуч. 6, «О неосуждении ближнего»).

Вот в чем состоит иноческое общежитие, по мнению святых Отцов – не в совместной только жизни или общей трапезе, или одежде, но главным образом в том, чтобы у всех было единение сердца, одна воля и одно желание, согласно законоположению св. Апостола: да будет вся целокупность общества одним телом, составленным из различних членов. Эти-то подвижники и составляют истинное Апостольское общежитие, эти-то и есть истинные подражатели Спасителя и Его жития во плоти. Эти-то и ревнуют Апостольскому образу жизни, как и они, храня ненарушимым свое содружество и хорошо соблюдая правила жизни.

Глава 2. О пользе иноческого общежития

Для начинающих духовный подвиг, общежительная иноческая жизнь имеет значительное преимущество и приносит большую пользу, чем даже пустынная и уединенная. Я считаю, говорит Василий Великий, что во многих случаях совместная жизнь многих является полезной. Во-первых, даже и для удовлетворения телесных потребностей каждый сам для себя не достаточен, но для приобретения необходимого требуется помощь друг друга. Ибо как нога имеет какую-то силу, а какой-то лишена, и без содействия прочих членов не находит достаточных сил для действия на длительный срок, а также не имеет и отдыха, если обнаруживается их недостаток, так и в уединенной жизни: то, что мы имеем, не бывает нам необходимо, и то, чего лишаемся, не можем получить. В общежительных же обителях, где все расходуется совместно и все является общим, наоборот, все ценное достояние делает всех одинаково богатыми, что больше того, чтобы ничего не иметь и всем обладать, лишиться излишнего, употреблять же необходимое, не привлекаться желаниями к земному отечеству, а быть наследниками царствия Божия (Вас. Вел. Простр. прав. отв. на вопр. 6 и подв. уст. 81).

В общежительстве, связанном союзом любви подвижников, приобретаются многие блага, как то: пристрастие и любовь к богатству и земным утехам отстраняется как несуществующее, вся же мысль возводится к небесному как к воистину существующему; предоставляется удобное время, чтобы работать Богу, внимать себе и упражняться в Богомыслии. Ибо отдавшийся Богу общежитель желает небесного, а не земного царствия и, по слову мудрых, стоит выше мира, является господином вселенной, равен ангелам, согражданин Святых, домочадец рая, наследник Божий. Поэтому не боится никого из сильных, ни одного из князей, никому не льстит, но всех обличает свободным голосом и дерзновенно сопротивляется врагам спасения.

Помимо этого, в общежительной жизни большая польза от того, что она отнимает сущность и причину ссор, желаний, озлоблений и больших искушений и возбуждает любовь друг к другу. Ибо где общая для всех пища и одежда и всеобщее единодушие, как найдут туда дорогу зависть, или презрение, или ненависть? Откуда им взяться? Там большое равенство, и потому водворяется большая любовь и большое удобство для добродетели (Злат. на Матф. о жит. иноч. 82).

Предусматривается ли уклонение от пути истины или преткновение кого-либо из братий на пути благочестия, правды и целомудрия – взаимная заботливая любовь и предосторожность прочих братий удерживает его греховное поползновение в самом начале. Ибо там из разных народов и стран сошедшиеся люди соединяются в такое согласие, что являют одну душу во многих телесах, и многие телеса являются орудием единой мысли. Кто немощен телом, тот имеет многих соболезнующих ему усердием, а падший душой имеет многих врачующих и восставляющих. Угрожает ли кому-нибудь нападение исконного врага истины и преподобия, в нищете единомыслящие и единомудрствующие общежители, облачась, как в крепкую броню, в чистоту и послушание, не препятствуемые никакими смущениями этого мира, принимают с благодушием все случающееся изнутри и наносимое диаволом и так ополчаются против него молитвой, что он ни один скорбный навет не в силах устоять против них, непоколебимо и стройно воюющих, столь сильно связанных между собой любовью и ограждаемых силой и содействием Святого Духа. Далее, падет ли и согрешит ли кто-нибудь из собратий, ему гораздо легче отступить от греха, стыдясь осуждения многих, вступивших в соглашение. Между тем, инок, не утвержденный общежительством, по рассуждению св. Василия, не легко даже и узнает свои погрешности, не имея обличающего его и кротостью и благоутробием исправляющего. Ибо часто обличение со стороны рождает в благоразумном муже желание уврачевания, уврачевание же греха искусно совершается искренне любящим, так как любящий, как говорится, наказывает прилежно (Прит. 1З, 5). А такого невозможно найти в уединении, если он предварительно не будет соединен общежитием, почему на нем и сбывается изречение: «Горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его» (Еккл. 4, 10).

Наконец, ведет ли кто добродетельную жизнь – и ему есть удостоверение, когда многие свидетельствуют свое согласие с его делами. Потому что если устами двух или трех свидетелей подтверждается всякое слово (Мф. 18, 16), то ясно, что еще более основательно будет уверен тот, о ком свидетельствуют многие. Следствием уединенной жизни, кроме вышесказанного, будет главное и величайшее зло – самоугодие. Так как никого нет такого, кто мог бы засвидетельствовать его дело, то возомнит, что он достиг совершенства в исполнении заповеди. Потом, будучи недостаточно обученным, не привыкнув распознавать ни своих недостатков, ни преуспеваний, он заключается сам в себе, поскольку прекращается всякое побуждение к исполнению заповедей (Вас. Вел. простр. прав. вопр. 6).

Если же кто скажет, что ему для исправления нравов достаточно Святого Писания и житий св. Отцов, то ему ответим со св. Василием Великим, что он уподобляется тому, кто изучает плотническое искусство, но никогда не плотничает, и тому, кто обучается кузнечному, но не хочет применить свою науку на деле. Апостол может сказать ему, что не слушатели закона праведны перед Богом, но исполнители закона оправданы будут (Рим. 2, 13).  Вот и Господь по все превосходящему человеколюбию не удовлетворился только словесным поучением, но, чтобы подать нам точный образец смирения в совершенстве любви, препоясавшись, умыл ноги учеников. Но ты кого сможешь умыть, кому послужить и кто покажет тебя последним, когда ты живешь сам с собою? К тому же, продолжает св. Василий, один не может воспринять все духовные дарования, но по мере веры, имеющейся в каждом, все дарования духа каждого в отдельности являются достоянием всех совместно живущих: одному дается Духом слово мудрости, другому – слово знания тем же Духом, иному – вера тем же Духом, иному – дары исцеления и проч. (1 Кор. 12, 8). Каждый же из получивших часть, имеет не столько ради себя, сколько ради других. Поэтому и нужно, чтобы действие Св. Духа, которое на одном, перешло на всех вообще. А жительствующий уединенно имеет, например, одно дарование, но и это, закопав в самом себе, делает благодаря праздности бесполезным. Насколько это вредно, знают все, прочитавшие Евангелие.

Находящийся же в сожительстве со многими и наслаждается своим дарованием, и усугубляет его путем подавания другим, но и от других, как от своих плодов, собирает, а этим приобретает мир ума, радость сердца и светлость души (Вас. Вел. простр. прав. отв. на вопр. 6). Вот сколько и какой пользы от истинного монашеского сожительства.

Оно есть прибежище всех грешников, училище покаяния; оно начало небесной жизни, т. е. Ангельской; оно рай, полный радостных плодов и благоуханных цветов; прекрасный источник, точащий животворящую воду; плодовитая, прекрасно цветущая маслина; корабль, нагруженный царскими сокровищами; полк св. Ангелов, всегда имеющих ум, направленный к Богу; чертог духовного брака, нескверное ложе, сень примирения, хранилище чистоты, утверждение разума, дом святости и всяческого святого послушания и прекрасное зеркало (Ефрема Сир. слово 56).

Глава 3. О том, что является самым главным для каждого желающего вступить в иноческое общежитие

Поскольку иноческое общежитие имеет единственной целью спасение душ, то спасение это восхищают только прилагающие усилие, не лишенное скорби и войны с миром, плотью и диаволом. Ибо, переходя из мира в общежитие, они переходят не к поблажкам, не к беспечальности или еще чему-либо привлекательному и приятному на земле, но к духовным подвигам, к воздержанию плоти, к очищению души, к окончательной нищете и ко всему скорбному и болезненному, чем отличается жизнь всех живущих по Богу. Поэтому тот, кто вознамерился послушать Христа и спешит приобщиться равноангельской жизни, чтобы служить Богу, как Ангел, всецело Ему работая и мудрствуя о горнем, должен делать это не без внимательного рассмотрения своих дарований, склонностей и навыков. Оградив же себя верой в Бога Отца, Сына и Св. Духа, прежде всего и больше всего пусть приучает себя к терпению телесных и душевных оскорблений, чтобы не оказалось, что он вверг себя в неожиданную борьбу и потом, не имея сил сопротивляться нашедшим на него искушениям, со стыдом и посмеянием, на погибель своей души и на соблазн многим не возвратился туда, откуда пришел для того, чтобы подклонить свою выю под иго Христова рабства.

Ты же, любитель небесного жительства и купец ангельской жизни, говорит Василий Великий, укрепи себя для несения напастей, мужественно приступи к иноческому собору в начале твоего отречения от мира, как совоинственник учеников Христовых.

Помимо этого, всякому взирающему на высоту небожительного иноческого общежития надлежит не только отречься от всего житейского, подобно тому, как входящий в баню снимает с себя всю свою одежду, но главным образом отрешиться от злых и разнообразных страстей, которыми оскверняется душа. Иными словами, вступающий на подвиг общежития и в мыслях, и в чувствах должен отречься от мира и всех пристрастий к нему, противных учению о евангельском совершенстве: отставить плотскую любовь к родственникам и обычным человеческим обществам, отстраниться от суетных учений, которые преобладают в силу дурной привычки, препятствуя благочестивым намерениям, не обращать внимания на мирские волнения, заботы, стяжания, имущество, пустые утехи и славу; возненавидеть похоть, увлекающую вниз, и все свое пожелание направить к небесному, отринув всякую склонность к непослушанию, гордыне, рвению, ревности, зависти, злопамятности, ярости, хуле, лести, любопрению, роптанию и иным злобным поступкам – так, чтобы, совлечась ветхого человека, тлеющего по сластолюбию прельстителя, многообразного змея, и облечась в нового Адама, созданного по Богу в преподобии и правде, оказался способным духом и плотью к перемене смертного на бессмертное и к направлению себя по царскому пути к Богу. Ибо такое отвержение есть неприступная стена против врага, камень спасения, причина утшения, подаяние благой силы, сподвижник мужества и, по выражению Василия Великого, переселение человеческого сердца в жизнь небесную, являющуюся началом нашего подобия Христу, если не достигнем которого, то не сможем и прикоснуться к житию Христову, предписанному нам во св. Евангелии (Вас. Вел. простр. прав. отв. на вопр. 8, стр. 288).

Глава 4. О том, что является самым главным для вступившего в иноческое общежитие

Каковы же те добродетели, которые должен выше всего ставить и исполнять всякий вступивший в иноческое общежитие? Тот, кто с благим и твердым намерением вступил в иноческое общежитие, во-первых, должен пребывать в нем до самой смерти, отнюдь не возвращаясь обратно, чтобы не стать подобным жене Лота или псу, возвращающемуся к своей блевотине, чтобы не исполнилось на нем слово Господне: яко никтоже возложив руку свою на рало, и обращся вспять, управлен есть в Царствии небесном. В немалую беду впадает тот, кто обещался соблюдать все иноческое, потом же вознерадел о своем обете и вернулся к прежнему образу жительства, оставивши союз содружества, т. к. кто делает это, тот подвергает себя Божьему наказанию. Потому что, говорит св. Василий Великий, все члены тела связаны между собой и не могут отлучиться от тела; если же будут отделены, то отсеченный отмирает. Так и подвижник, соединившийся с братством союзом более крепким, чем природный союз, удерживаемый духовным единством, не может отделиться от тех, частью которых стал, иначе же он мертв душой и лишается благодати Духа, поскольку даже перед Ним нарушает обещание. Давши обещание претерпевать всякую тесноту и скорбь до самой смерти ради Царствия небесного, он не может представить никакой другой причины для разлуки, кроме только одной, а именно что терпит душевный вред от братства. Но и эта причина не является настоящей, а служит только предлогом к покиданию общежития и показывает легкомыслие и непостоянство инока. И если кто скажет, что вся братия плоха, то и это ложь, потому что не смеет всех обвинять: ибо они не устроили сообщества для того, чтобы всем быть плохими. Если же кто скажет, что некоторые из братий плохи и безбоязненно нарушают святость, пренебрегают честностью и ни во что ставят приличествующее иночествующим наставление, то и этот не придумал еще достаточной причины для ухода. Потому что ни Петр, ни Андрей, ни Иоанн и никто из апостолов не счел за причину к уходу из апостольского лика лукавство Иуды, и его злоба не воспрепятствовала им повиноваться Христу; но, повинуясь учению Господню, подражали Его благости и добродетелям, никак не принимая участия в Иудиной злобе. Говорящий же, что «я-де принужден покинуть духовное сообщество из-за плохих», не нашел благословенной причины для своего непостоянства. Но сам он как каменистая почва, которая не может благодаря непостоянству разума произрастить истинное слово, но по причине небольшой напасти или благодаря невоздержанию страстей не терпит целомудренного сожительства, и потому быстро взошедшее семя учения увядает от зноя страстей. Он легко обманывает самого себя и по своему умствованию представляет маловажные причины, никак не достаточные для оправдания его перед судилищем Христовым. Ведь ничего нет легче того, как обманывать самого себя, ибо каждый является по отношению к себе самым благосклонным судьей, который представляет приятное в вид полезного (Подв. уст. гл. 21).

Во-вторых, пребывая неотлучно в общежитии, инок должен до самой смерти соблюдать послушание настоятелю и всей во Христе братии, соблюдая все уставы и правила иноческого жития, св. Отцами составленные и начальствующими передаваемые, ибо в этом, говорит Василий Великий, главное содержание такой жизни. Ибо как Бог, являющийся Отцом для всех и по достоинству так называемый, требует от своих служителей повиновения, так же и между людьми: духовный отец, устанавливающий правила, согласно законам Божьим, требует беспрекословного повиновения. Если кто-либо хочет научиться какому-нибудь необходимому для настоящей жизни ремеслу, то всего себя ставит в распоряжение наставника, ни в чем не противорчит его указаниям и ни на какой срок от него не отлучается, получая от него пищу, одежду и указания образа жизни по его усмотрению. Тем паче же тогда должен оказывать полное повиновение и самое совершенное послушание тот, кто пришел для научения себя благочестию и святости, если он убедится, что получит необходимое познание от начальника. Что же такое послушание? По учению св. Отцов, оно есть полный отказ от своей души, непытливое действование, нелюбопытная жизнь, добровольная смерть. Оно есть гроб воли, воскрешение смирения, отказ от собственного рассуждения, недоверие к самому себе даже в добрых делах. Потому что послушливый сам себя представляет суду: когда ему запрещают, то не противорчит, когда повелевают, то он не отворачивается, когда приказывают, не гневается, досаждаемый, не разжигается, будучи в печали, похваляет Господа. С радостью желает окончить монашескую жизнь, перед Настоятелем и братией, подобно евангельскому лукавому рабу, не скрывает своих талантов и не только удаляется от ненужных дел по совету начальствующих, но даже и самых похвальных не делает без их повеления. Ибо он уверен, что даже самое низкое дело не мало, но велико, и что тот, кто хочет идти монашеским путем, следуя собственной воле, есть друг тщеславия, ублажитель гордыни, сообщник Гиезии, брат Сапфиры и тот, кто днем бывает агнцем, а ночью волком (Иоан. Леств. ст. 4, Ефр. Сир. сл. 94).

В-третьих, поскольку иноческое общежитие, как уже сказано выше, состоит главным образом в совершеннейшем содружестве, то всем подвизающимся в нем должно иметь равномерную любовь к каждому члену общества, ибо естественно, что каждый любит свои члены и всем им желает быть здоровыми. Кто любит одного больше всех, не имея совершенной любви к другим, у того не любовь, но большое разделение и подозрения или осуждения ближних. Поэтому если бы он любил общее благочиние, то имел бы и равную ко всем любовь. Если же отделяет себя от содружества на основании содружества с другим, то это есть пример лукавой дружбы. Поэтому мы и получили заповедь от Господа, чтобы подражать благости того, Кто опредлил солнцу, чтобы оно светило праведным и неправедным; и как Бог делает всех участниками света, так и подражатель Богу, т. е. общежитель, пусть ко всем простирает луч любви, хотя и подобает каждому воздавать честь по его достоинству. У такого, соединенного со всеми подобной любовью, телесное родство не окажет большого преимущества, но кто бы то ни был – брат ли его, сын или дочь, все равно будет удостаивать другого большей любви, чем единокровного родственника. Ибо кто будет следовать влечению естества, тот сам себя осуждает как не окончательно отступивший от пристрастия к естеству, но как продолжающий управляться плотскими побуждениями.

В-четвертых, подвижнику общежития надлежит стараться всеми мерами избегать стяжания земных вещей, за исключением тех, которые подаются всем в обществе. В противном случае, благодаря собственному стяжанию, он порочит и себя и св. общество. Ибо не только показывает недоверие к Отцу щедрот, Который по Своей благости обещал всегда быть между двумя или тремя, но еще и явно противится Его Божественной заповеди: не пецытеся, что ясте, или пиете, или во что облечетеся; не больше ли есть душа пищи и тело одежды? Помимо этого, стяжатель нарушает единство общежития. Ибо полнота его сохраняется только тогда, когда ничто не называется своим: ни одежда, ни сосуды или иное что-либо, необходимое для совместного жительства; чтобы каждая вещь служила только для употребления, а не имела владельца. Притом кто стремится иметь нечто собственное, тот, по замечанию св. Василия Великого, замышляет не что иное, как уход и отступление. Потому что кто об этом не думает, тот не собирает что-либо, зная, что по Христовой благодати рабы Его всегда имеют в изобилии все необходимое. Ясно, что такой предполагает отсечение или умерщвление своей души и за небольшие куски продает свое спасение, или, скажем больше, делается Иудой, начавшим с воровства. Ибо как тот, начавши с воровства, предал Христа, так и этот предает слово истины (Подв. уст. гл. 34).

В-пятых, иноку как отрекшемуся от мира и стремящемуся к ангельскому достоинству надлежит приложить все усилия для стяжания добродетели воздержания, чтобы вернуться к первоначальной благодатности, которой лишился из-за греха, и снова уподобиться своему Творцу, украсивши себя бесстрастием по образу Божию. Так же, говорит св. Василий Великий, как вода, стесненная трубой, от своего ключа выбрасывается вверх, не имея, куда разлиться, так и человеческий ум, стесненный воздержанием, как тесной трубой, движется естественным стремлением к возвышенному, не имея, куда рассыпаться, потому что ум никогда на может стоять на месте, будучи одарен этим свойством от своего Создателя. Если же ему воспрепятствовать идти в направлении суетных вещей, то он бывает принужден стремиться к истинным вещам. Что же такое воздержание? Добродетель воздержания состоит не только в одном неядении пищи или нерассеянности чувств, также и не только в одном сохранении тела, но больше всего в соблюдении ума от всякой греховной страсти и насилия. Ибо какая польза воздерживаться от пищи, если будешь пожирать глазами прелюбодяние, и снова какая польза закрывать глаза, если с охотой будешь слушать ушами суетные и диавольские голоса или же не воздержишься от скверных помыслов? Итак, кто желает сохранить себя при помощи правил и показать на себе всю истинность их и совершенство, тот во всякой жизни и при всяком состоянии жизни должен проявить себя воздержником – иными словами, соблюдать себя от гнева и зависти, от гордости, лжи и злопамятности, от лени, от нерадения к молитве, от украшения своих одежд и лица, от собраний и неприличных, ненужных бесед, во всем и всегда поставляя себя перед Богом как некое священное приношение, чтобы не подпасть под суд за святотатство тем, что посвященные Ему душу и тело снова осквернит обычным житейским служением всему мирскому. Ибо можно и словом совершить блуд, и оком прелюбодейство, и при помощи слуха оскверниться, и сердцем воспринять нечистоту, также и мыслью преступить пределы воздержания. Потому что все, что случается по пристрастию, как-то повреждает душевную чистоту и препятствует божественной жизни.

Наконец, в-шестых, иноку больше всего необходимо стяжать дар молитвы, которая, как и для всякого христианина, так особенно для него важна, как пища и душа для тела. Ибо что есть молитва? Св. Иоанн Лествичник (степ. 28) говорит, что молитва определяется по своему действию как общение и соединение человка с Богом, а если размышлять о ней, то это есть ходатайство о благосостоянии мира, Божие примирение, и матерь и дочь слез, очищение грехов, благонадежный мост для перехода волн искушений, средостение, защищающее от всяких злоключений, прекращение внутренних браней, ангельское упражнение, пища всех бестелесных существ, ходатаица благодатных дарований, невидимое преспеяние, просвещение мысли, топор для отчаяния, утверждение надежды, разрушение печали, утоление гнева, монашеское богатство, сокровище безмолвника и проч.

Как же подобает иноку молиться? Молясь, надо трезвиться умом, иметь сокрушенную душу, больше желать будущих благ, о духовных дарах особенно заботиться, не иметь никакой злобы, прежде всякого прошения стяжать слезами исправление. Коротко говоря, когда молишься, тогда встань, как мытарь, прибегни, как блудный, прослезись, как блудница, кричи, как хананеянка, предстань, как вдовица, и смирись, как Манассия. Если же так помолишься, благой Господь примет твою молитву, как мать принимает младенца, и станет душа твоя до смерти равна Ангелам, потому что самая память Божия утешит твою душу, и оживит все силы ее, и даст тебе все по желанию сердца твоего.

Глава 5. О правилах относительно церковного богослужения вообще

Всякое церковное молитвословие, как приносимое Господу на месте святе едиными усты и единым сердцем, есть знамение ангельской жизни, апостольское проповедание, жительство всех совершенных и новоначальннж иноков и святая манна, которой они питаются и приходят в меру совершенства Христова. Поэтому:

  1. Подвижники обители, как обрекшие себя иночеством на молитвы и пожелавшие лучше находиться в доме Господнем, чем жить в селениях грешников, должны неизменно приходить в церковь к началу каждой службы, как то: вечерня, повечерие и общие правила, полунощницы, утрени, литургии и вообще всякие общественные богослужения и молитвословия (Номокан. 96).
  2. Поскольку церковь есть дом молитвы, селение Вышнего и земное небо, где по особому благоволению к верующим присутствует Своей особой благодатью Сам Господь Вседержитель, то подвизающиеся в обители должны приходить в церковь с подобающим благоговением, величая Божье милосердие, которое открывает им вход в святилище. Переступив же церковный порог, должны помышлять в себе, что перешли через небесные врата и предстали пред лицем Самого Господа Славы, Который испытывает сердца и утробы, и, отложив все земные заботы и суетные помыслы, поспешить расположить душу свою к искренней и ревностной молитве.
  3. Каждый из чредных священников, вступая в седмичное служение, должен начинать его не прежде означенного времени и положенного звона, совершать его с благоговением, точно руководствуясь уставом, рассудительно обуздав свои чувства и очистив сердце от всяких нечистых похотей и сластей, противящихся любви Божией.
  4. Чтецам читать не спеша, но ясно и раздельно, без всяких пропусков, а певцам петь кротко и с умилением сердца, держась по возможности древнего распева и всемерно избегая новейших музыкальных и не духовных напевов, чтобы все пришедшие в святой храм могли в пении и чтении кланяться Господу Богу духом и истиной, принося Ему как начатки своих трудов мольбы, моления и благодарения, вразумляясь псалмами и песнями духовными.
  5. Братиям не оглядываться во время службы, не празднословить и без необходимости не переходить с места на место, но всем стоять со страхом Божиим, молиться по чину св. Церкви и внимать чтению и пению с чувством христианского смирения и любви к всевидящему Богу, особенно же когда совершается Божественная Литургия. Ибо в ней приносится Богу достойная Его величия, страшная, бескровная, словесная, за грехи всего мира закланная Жертва, перед которой со страхом и трепетом предстоят и самые силы небесные.
  6. Чтения поучений, положенных по уставу, должны быть совершаемы не иначе, как по св. Церковью для сего переданным книгам и со всем тем благоприличием, какое предписано (Уст. церк. гл. 10).
  7. До окончания службы Божией никто не должен выходить, не получив благословения настоятеля и не имея уважительной для того причины. Потому что если, вкушая пищу для подкрпления тела, сидишь неотлучно за столом, пока не кончишь, и не легко выходишь из-за него без всякой причины, то сколь больше подобает оставаться при предложении духовной пищи, укрепляя свою душу молитвой, которая дороже всего видимого мира (Антиох. Соб. прав. 2, Толк. в Кормч. Св. апостол прав. 9, Соб. Гангр. прав. 5, в Кормч. Вас. Вел. запр.).

П р и м е ч а н и е: для возбуждения в себе благоговейных чувств к богослужению каждому, а особенно иеромонахам, полезно часто читать книгу св. Иоанна Златоуста о священстве, а также и Учение Известительное, како иерею и диакону подобает приуготовлятися к Священнодейству, а паче Божественной Литургии.

Глава 6. О библиотеке и о келейном чтении книг

Для большего преуспеяния в духовном делании иноку недостаточно заниматься только одним церковным богослужением, но не менее важно и келейное чтение Слова Божия и других душеспасительных книг, принятых нашей Православной Церковью, ибо как то, так и это угашает телесные похоти, отгоняет всякий грех, делает союз любви более тесным, душу возвеличивает, уста очищает, веселит сердце и раскрывает чувства. Поэтому монастырское книгохранилище должно быть по возможности снабжено всеми, а хотя бы наиболее необходимыми догматическими, нравственными и историческими, касающимися духовной жизни книгами, чтобы каждый брат, согласно своим дарованиям и склонностям, в свободное от богослужений и других трудов время мог иметь душевную пищу и надежное оружие против мысленной брани.

При чтении книг должно соблюдать следующие правила:

  1. Читать не торопясь, без всяких пропусков, с вниманием и рассуждением, замечая, что можно применить к образу своих мыслей и своей жизни, а особенно с несомневающейся верой, ибо в изощрившуюся во зле душу не входит премудрость.
  2. В случаях недоразумений и сомнений, возникающих у читающего, спрашивать разрешения их у отца духовного или у Настоятеля, отнюдь не оставляя их без внимания, чтобы в уме не породилось чего-либо худшего.
  3. Когда желательно будет самому сделать выписки из книги или получить их от другого, то делать это не иначе, как с благословения Настоятеля.
  4. Из книг Священного Писания и поучений св. Отцов отнюдь не вырывать старых листов на обертки и другие надобности, но предавать их огню, согласно предписанию о старых церковных вещах.
  5. Всякую полученную из библиотеки книгу хранить у себя в целости, во всякой чистоте и опрятности, не делая никаких заметок на полях и оберегая ее от сырости, тепла и прочих повреждений.
  6. Кто какую книгу взял, тот пусть сам ей пользуется, без благословения не давая ее другому, чтобы не затерялась.
  7. Своих выписок из книг никому не давать, равно же и писем не писать к другим и от других не принимать без ведома настоятеля (Дух. регл. о монах. прав. 36, Вас. Вел. кн. 2‚ наказ. 59).

П р и м е ч а н и е: особенно полезными для келейного чтения признаются следующие наставительные в иноческой жизни книги: св. Василия Великого об иноческих подвигах, св. Иоанна Златоустого, св. Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Аввы Дорофея, Иоанна Лествичника, «Новая Скрижаль», жития святых и проч., а особенно Слово Божие, которое, будучи богодухоносным, полезно и для учения, и для обличения и исправления, и ко всякому наставлению в правде, чтобы человек Божий усовершенствовался и был готов исполнить всякое благое дело.

Глава 7. Об общей трапезе

  1. Общежитие требует, чтобы для всех была общая трапеза и все получали одинаковую пищу (Дух. регл. пункт 25).
  2. Разрешение яств и поставление пищи в трапезной всегда должно быть по уставу, с сохранением Апостольских правил и соборных постановлений святых Отцов о постах, о среде и пятнице и вообще переданных всем христианам, а монашествующим особенно.
  3. В известные праздничные дни уставом церковным разрешается употребление вина в трапезе.
  4. Братии и настоятелю отнюдь не отлучать себя самовольно от общей трапезы и не иметь своей особой по кельям, разве что в случае болезни или уважительной причины. Ибо вследствие этого совершается грех тайноядения и сластолюбия, коих как душевредных и сопряженных с лицемерием Василий Великий советует особенно тщательно избегать, говоря следующее: «Я видел многих, ставших здоровыми от одержавших их страстей, но не видел в числе исцелившихся ни одного тайноядца или чревоугодника» (Уст. церк. гл. 88).
  5. Если кто-нибудь, будучи послан по какому-либо делу, опоздал прийти с братией на трапезу, то давать ему всю пищу, но только в трапезе, а не в келлии (Уст. церк. гл. 85).
  6. Если кто-нибудь, имея возможность прийти в трапезу вместе с братией, не пришел по своему нерадению и своеволию, то такому, по исследовании его провинности, не давать пищи до следующей трапезы (Вас. Вел. Отв. на вопр. 136).
  7. Когда братия соберется из церкви на трапезу, то совершать с благоговением обычные моления и все, предписанное уставом. По совершении же обычной молитвы, должны по старшинству чинно садиться за трапезу, всюду друг друга честию больше творяще.
  8. Если кто по немощи не может употреблять общей братской пищи, тот пусть предварительно объявит по совести об этом Настоятелю, и тогда по его благоусмотрению да вкушает пищу, соответственную его недугу.
  9. На общей трапезе должны неопустительно производиться чтения, по воскресным дням – толкования воскресных Евангелий с беседами, а в другие дни – жития святых Отцов и другие исторические и догматические книги, согласно указаниям Настоятеля (Уст. церк. гл. 10).

П о с е м у:

  1. Братьям во время трапезы не разговаривать между собой, не озираться и не смеяться, не творить никакого бесчинства, чтобы не мешать слушанию производимого чтения. По необходимости может говорить только один Настоятель или служащий трапезе, но и то со скромностью (Уст. церк. гл. 36).
  2. Младшие из братий, определенные для того, чтобы ставить пищу на стол, должны делать это чинно и с молитвой: «Господи, благослови» (Уст. церк. гл. 35).

Всякому питающемуся в трапезе надлежит исполнять следующие правила:

  1. При вкушении пищи и пития изображай на себе крестное знамение с тайной молитвой: «Господи, благослови».
  2. Вкушая пищу, трезвись своим умом, всегда поминая Господа Иисуса, не рассматривай части сидящего рядом с тобой брата и не вноси разделения в свою душу недобрыми подозрениями. Давай пищу телу, слуху – слышание чтения, душе же молитву, чтобы, так питаясь, достойно восхвалять исполняющего во благих желания твоя (Доброт. ч. 2, стр. 42).
  3. Остерегайся вкушать пищу до пресыщения, потому что это вредно и душе, и телу, но когда ешь, то остановись, прежде чем у тебя исчезнет желание оной (св. Кассиан о воздержании).
  4. Остерегайся быть недовольным яствами, вспоминая желчь и уксус распятого за нас Господа: не относись с презрением к простым и не будь прихотливым в отношении более вкусных (Исаак Сир. 9).
  5. Встав от трапезы, сердцем и устами принеси благодарение Господу Богу, давшему нам насущный хлеб. После же молитвы выходи из трапезы по порядку, со всеми выходящими.

Глава 8. Об одеждах

В отношении одежды инокам надлежит соблюдать середину, т. е. одеваться согласно приличию, не нарядно, не небрежно или неопрятно, а сообразно важности своего сана, не допускающей суеверной угрюмости, но требующей смирения и скромности без тщеславия.

П о с е м у:

  1. Одежды должны быть не дорогие, но из простых тканей, только для прикрытия тела, а не для украшения, чтобы из-за разнообразия и излишеств в одеждах не впасть в запрещенное тщеславие или еще что-нибудь худшее (Вас. Вел. простр. прав. отв. на вопр. 22).
  2. Не должно домогаться платья и обуви лучшего качества, но выбирать худшее, чтобы и в этом показать себя смиренномудрым, а не любящим украшения, проявиться братолюбцем, а не самолюбцем. Потому что тот, кто желает себе лучшего, тот отпадает от любви и смиренномудрия (Подв. уст. гл. 30).
  3. Всегда иметь черные одежды, а не разноцветные, потому что черные одежды для иноков предписаны древним обычаем. Ибо черными одеждами означается житие имеющих печаль по Богу, истинно кающихся, сетующих и плачущих о прогневании Бога своими грехами. Иноческая одежда оттого черная, говорит Симеон Солунский, что инок не живет здешней жизнью, но вспоминает плач и смерть (Сим. Сол. гл. 52).
  4. Никто из братии не должен иметь излишних одежд, а только необходимые и сдланные из легко доставаемых тканей (Церк. уст. гл. 39).
  5. Всякий брат должен носить свою одежду с бережливостью, употребляя худшую для исполнения послушаний, а лучшую в церкви, как это следует по приличию места и случая.
  6. Никто не должен друг с другом меняться одеждой, обувью или какой-либо иной вещью. Также никто не имеет права без благословения отдавать что-либо совсем, в особенности же никто не должен отдавать монастырские вещи мирянам (Вас. Вел. запр. инок. 33 в Кормч.).

Глава 9. О том, кого и как принимать в монастырь, каким образом наставлять и когда постригать в монашество

Поскольку случается, что иногда в иноческие обители приходят на жительство сомнительные личности не для того, чтобы совершать дело спасения и избавиться от различных страстей, но для того, чтобы угождать своим желаниям, и таким образом живя в тунеядстве, болеть различными видами злобы, то п о э т о м у:

1. У всякого приходящего в монастырь и желающего вступить в число братства отобрать все его личное имущество с записью об этом в книге о поступающих и, снабдив монастырской одеждой, поместить в гостиницу; в братские же келлии не помещать, покуда не выяснятся его качества и поведение, разве что последует о нем особое распоряжение Настоятеля и согласие собрания.

2. Желающих монашеского чина и уже достаточно испытанных в способностях к иноческому подвижничеству принимать в число братства не иначе, как по оределению Епархиального начальства и на основании правил святых Отцов, т. е. вдовых или не вступивших в брак, свободных от семейных обязанностей и гражданских повинностей и не подлежащих судебному делу и долговым взысканиям.

3. От приходящих в монастырь не требовать и не принимать денег. Впрочем, от поступающего в монастырь можно принять добровольное пожертвование, но и то после трехлетнего испытания и притом так, чтобы он дал подписку, что за это не будет требовать себе каких-либо преимуществ или хвалиться им, упрекая настоятеля и братию, но совершенно забудет об этом, как будто ничего не давал. До истечения же трехлетнего испытания собственность каждого хранить в общей казенной кладовой; в течении этого срока каждый имеет право раздать это имущество нуждающимся или на иные богоугодные цели (Дух. р. 10, 16).

П р и м е ч а н и е: если кто-либо, не могущий сам себя содержать собственным трудом, при поступлении в монастырь будет просить позволения сохранить какое-либо движимое имущество на тот случай, что он окажется не в состоянии вести иноческий образ жизни, такой пусть положит свою собственность в монастырскую кладовую. Если он принужден будет покинуть монастырь, то собственность его должна быть ему возвращена. Если же он освоится и в мире скончает свою жизнь в монастыре, то оставшееся по его кончине имущество становится собственностью монастыря и употребляется на богоугодные дела в память почившего.

4. Кто желает монашества, сам же не раздает своего имущества нуждающимся и на иные богоугодные дела и не отдается по воле Божией в беспрекословное повиновение, того не принимать и не постригать в монашеский чин, ибо пристрастие к имуществу и непослушание противятся слову Божию‚ иноческим обетам и образу этой жизни. Такого надо вовсе отлучать от монастыря (Вас. Вел. наказ. 13).

5.  Всякого желающего вступить и уже вступившего в братское общежитие не должно оставлять без руководства в душевном спасении. Настоятель должен поручить его испытанному в духовной жизни старцу, который наставлял бы его, как вести мысленную брань против соблазнов мира, плоти и диавола, иметь непорочную совесть к Богу‚ по отношению к ближним и употребляемым вещам, быть послушным Настоятелю‚ отцу духовному и всей братии, отрекаясь от своей воли, иметь внутреннее смирение, терпеть искушения и скорби‚ искренней молитвой соединяться с Богом, особенно же приучить себя к мысли о постоянном, вплоть до смерти, пребывании в монастыре в иноческом чине.

6. Поскольку иноческое совершенство заключается тремя степенями ангельского жительства, по каковым степеням монахи разделяются на три чина, т. е. на рясофорных, носящих мантии и схимников‚ то в течение трехлетнего искуса в монастыре, прежде пострижения в мантию‚ если будет замечено, что кто-нибудь с большим усердием желает приступить к иноческому образу жизни и не изменил своего первоначального намерения, а также обещается невозвратно оставаться в монастыре, проводя жизнь в посте и молитвах, стараясь преуспевать в добродетелях и всех определенных ему послушаниях‚ то такой по усмотрению Настоятеля может быть удостоин одеяния его в рясу и камилавку (Н. скр. ч. 4, 17).

7. Если желающий полного пострижения и иноческой жизни после трехлетнего испытания его поведения окажется способным и благонадежным по своей кротости, смирению, терпению‚ послушанию и трезвости, то Настоятель Миссии‚ свидетельствуя о его благонравии, просит позволения совершить постриг‚ уведомив об этом Председателя Архиерейского Синода, по благословению которого и постригает в монашеский чин.

8. Перед постригом давать ему для прочтения (а если он неграмотный, то прочесть ему) постригальные вопросы и ответы, а также и настоящий устав‚ чтобы он заранее знал‚ какое должен давать обещание и сможет ли жить, согласно этим правилам и общаниям (Дух. р. пунк. 12‚ 13).

9. Переход монашествующих из одного монастыря Миссии в другой может совершаться только с ведома‚ согласия на то и благословения Настоятеля – Начальника Миссии.

10. Принятие монашествующих в любой монастырь Миссии из других монастырей вне Святой Землии может совершаться только при наличии благословения на то со стороны монастырского начальства и епархиального архиерея, в епархии которого данный монастырь находится, а также с ведома и благословения Начальника Миссии, с предварительным осведомлении о сем последнем Председателя Архиерейского Синода.

Глава 10. О невыхождении из монастыря и о несвоевременном посещении друг друга по келлиям без благословения Настоятеля

Приближение к миру, нарушение безмолвия и уединения и частые выходы из келлии и монастыря после отвержения от мира вредят доброму душевному настроению монаха. Рыба, вытянутая на сушу, умирает – так и инок, находящийся вне монастыря. Инок, сидящий в безмолвии, бывает свободен от трех браней, случающихся от слышания, видения и разговоров (Патер. св. Ант.). Святой Моисей говорит: «Пойди, сядь в келлии, и она научит тебя всему» (Патер. А.). А св. Василий Великий прямо запрещает своими правилами частые выходы из монастыря, говоря следующее: «Всячески остерегайся выходить из обители, избегая рассеяния твоих мыслей: от всяких пиршеств, житейских попечений и пьянства воздерживайся» (Вас. Вел. подв. иноч.). Ибо это своего рода диавольское изобретение, потому что враг старается путем такой хитрости нарушить наше постоянство и разрушить образ жизни, ввергнувши нас в любовь к земным сластям и различное рассяние помыслов. Поэтому нам особенно необходима беседа нас самих с собою, чтобы в безмолвии рассматривать и исправлять душевные погрешности. Потому-то и нужно каждому пребывать главным образом в безмолвии и жить на своем месте, чтобы это служило свидетельством постоянства нрава (Вас. Вел. подв. уст. гл. 7). Без уважительной причины лучше не ходить друг к другу, только чтобы навестить или поговорить, разве что когда появится необходимость посетить братию, выделяющуюся непорочностью своей жизни, чтобы получить духовное назидание и подкрепление. Но и при этом надо следить, чтобы выходы были не частыми и обращающими на себя внимание (Вас. Вел. подв. уст. гл. 7). Если же придется монаху, по собственной ли какой необходимости или по монастырским делам, пойти в город, хотя бы и с благословения Настоятеля и в силу послушания, то и тогда заботиться о немедленном возвращении, помня, что совершаемое телом и духом безмолвие есть источник устроения ума, сердечный восход к Богу, чистое видение света, бездна познаний, матерь покаяния, родитель кротости, сожитель смиренномудрия и сочетание страху Божию. Общение же с миром и многоречивость, наоборот, являются слугами лжи, разорителями умиления, рассеянием мыслей, дверью оклеветания и омрачением молитвы (Вас. Вел. подв. уст. гл. 22 и 26; Ефр. Сир. сл. 130, Иоанн Лест. 11).

П р и м е ч а н и е: прогулка в монастырском саду и около монастыря в дневное время и когда нет стечения народа не считается запрещенным выходом.

Глава 11. Об обращении с мирянами

Неосторожное обращение с мирянами и пустые беседы приносят инокам, отрекшимся от мира для того, чтобы в безмолвии и не рассеиваясь умом беседовать с Богом, очень большой вред. Ибо от таких бесед и обращения неминуемо происходит рассеянность ума, забвение иноческих обетов, склонность к мирскому обольщению и потеря духовной сердечной теплоты. Поэтому во избежание такого духовного вреда иноки должны соблюдать следующие правила:

  1. Не доверяться всем людям и не говорить им всего без рассуждения и всякой предосторожности, ибо кто живет по Богу, всегда имеет многих наветников (Вас. Вел. подв. уст. гл. 6).
  2. Со всеми и всегда вести осторожные разговоры, растворенные солью благоразумия. Ибо случается, что благодаря неосторожным разговорам посторонние впадают в порок осуждения подвижников, отрекшихся от мира (Вас. Вел. подв. уст. гл. 6).
  3. Никому из братии без благословения настоятеля не приглашать и не принимать никаких мирян. Ибо часто случается, что приходящие без повода и разбора являются причиной бесполезных рассказов и пустых слов, вызывая этим в сердцах пустые же и бесполезные помыслы (Вас. Вел. о подв.).
  4. Надо остерегаться непостоянных подвижников, переходящих то к тем, то к другим братьям, которые с непрестанным и беспокойным смущением скитаются по монастырям под видом духовной любви и подвижничества, сами же исполняют свои плотские прихоти; не имеющих никакой твердости, никакого постоянства, никакого разумного украшения в душах, кроме любопытства, обмана, хитрой приветливости и тому подобного (Вас. Вел. подв. уст. гл. 8).
  5. Всегда и везде воздерживаться от всяких шуток, ибо ими, помимо соблазна, повреждается здравый ум, оттого что душа поддается смеху и тем помрачается память об иноческих обязанностях и обетах.
  6. Тщательно избегать общения и разговоров с женщинами. Когда же появится необходимая нужда в обращении к ним, то надлежит очень их остерегаться и немедленно отходить от них, соблюдая, впрочем, как всегда, и в этом случае должное благоприличие (Вас. Вел. гл. 8).
  7. В разговорах с мирянами всегда и везде говорить полезное, соответственно духовному разуму, во славу Божию; в случае же нужды защищать достоинство святой обители от наветов и клеветы, основываясь на любви, покрывающей множество грехов.

Глава 12. Об исправлении непослушных и наказаниях за проступки

В общежитии надлежит исправлять вредные наклонности, проступки и прегрешения братии не только страхом наказания, но предварительно внушением страха Божия, благочестивыми примерами и спасительными наставлениями, посредством духовного отца и иных благочестивых братий.

Сообразно с правилами Церкви, за проступки и прегрешения полагаются следующие наказания:

  1. Устный выговор Настоятеля, сделанный наедине или в присутствии Духовника.
  2. Обличение или выговор в присутствии братии.
  3. Поклоны во время трапезы, или в келлии, или в церкви.
  4. Устранение от общей трапезы и лишение братской пищи до вечера.
  5. Временное заключение в келлию, куда дается хлеб с одними овощами и вода; также псалтирь для чтения и изучения наизусть псалмов или же иная какая-либо книга, могущая послужить к врачеванию душевных недугов, которыми страдает данный брат. К неграмотному для назидательного чтения посылается иной брат.
  6. Употребление монашествующих в нижайшие послушания, т. е. в черную работу, с временным лишением рясофора, в зависимости от вины и качеств провинившегося. Что же касается до постриженных в мантии, то лишение их монашеской одежды может быть не иначе, как по указанию Начальника Миссии‚ с докладом о сем Председателю Архиерейского Синода. Наказание же за провинности может быть произведено и иными средствами‚ изложенными в запрещениях для иноков св. Василия Великого и во второй части Кормчей книги.
  7. О неисправляющемся после многократных увещаний и наказаний Начальник Миссии доносит своему прямому начальству – Председателю Архиерейского Синода и просит об утверждении решения об исключении виновного брата из монастыря‚ чтобы не случилось, что мал квас все смешение квасит.

Часть вторая

Глава 1. О Монастырском Соборе Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

Монастырский Собор Миссии является своего рода священной думой, в которой по предложению Настоятеля – Начальника Миссии сообща с ним рассматриваются и решаются все главнейшие дела управления Миссией.

Собор состоит из Настоятеля, Наместника, Духовника, Казначея, Ризничего‚ Эконома и, в случае необходимости, других назначаемых по усмотрению Настоятеля братий, выделяющихся опытом, благочестием и благоразумием.

Время заседаний Собора определяется Настоятелем, и каждому из членов его предлагается высказать свое мнение по обсуждаемому вопросу, который и решается большинством голосов, на основании Слова Божия и церковных постановлений, а также согласно изложенным в настоящем уставе правилам.

Дела, подлежащие суждению Собора, суть двух родов: те, которые надлежит представлять на утверждение Председателя Архиерейского Синода, и те, по которым Собор имеет право приводить в исполнение свои собственные решения.

Дела первого рода

  1. Новые учреждения в Миссии, признаваемые полезными для нее в нравственном смысле.
  2. Перемена или избрание новых должностных лиц: Наместника, Духовника, Казначея и Ризничего.
  3. Избрание к пострижению в монашество достойных и желающих сего сана братий.
  4. Избрание из числа монашествующей братии достойных к рукоположению в священный сан.
  5. Определение в число братства желающих поступить в него посторонних лиц, надеющихся получить пострижение в монашество, и увольнение из монастыря недостойных в нем оставаться, а также согласно прошениям
  6. Постройка новых дорогостоящих‚ но необходимых для благосостояния монастыря зданий.
  7. Употребление значительных монастырских сумм‚ не предвиденным ежегодным бюджетом.

Дела второго рода

  1. Избрание и назначение должностных лиц из числа братии, как …
  2. Составление ежегодного монастырского бюджета.
  3. Суждение о неисправляющихся братиях и определение им наказания в присутствии всей братии, согласно предоставленным монастырям прав.
  4. Решения, касающиеся прошений о временном пребывании в монастыре иноков других монастырей, а также и мирян, о принятии их или непринятии и об увольнении из монастыря.
  5. В определенные сроки представление Председателю Архиерейского Синода доклада об имуществе Миссии в соответствии с имеющимися описями.
  6. Донесение Председателю Архиерейского Синода о поступающих значительных пожертвованиях (Указ Свят. Прав. Синода от 27 июня 1850 г., отд. 17, п. 5), а также о всех чрезвычайных происшествиях в храмах и в самой Миссии (Указ от 30 янв. 1793 г. и посл. ряд указ.).
  7. Возможное вспомоществование из достояния Миссии бедным и нуждающимся, особенно же отдельным монастырям самой Миссии.
  8. Производство коммерческих операций, сдача в аренду подворий и иных земельных угодий в размерах небольшой суммы. Операции с крупными суммами принадлежат к делам первого разряда.

П р и м е ч а н и е 1: в случае несогласия Настоятеля с решением дела Собором первый обращается по этому вопросу к своему непосредственному высшему начальству – Председателю Архиерейского Синода.

П р и м е ч а н и е 2: если бы, от чего да сохранит Бог, в братстве Миссии произошли серьезные беспорядки или соблазны, то Настоятель – Начальник Миссии и члены Собора должны принять самые решительные меры к их прекращению и обязаны, по совести и общей присяге, немедленно известить Председателя Архиерейского Синода о беспорядках и соблазнах, произошедших в учреждениях Миссии.

Глава 2. О должности Настоятеля

Так как люди, по замечанию св. Григория Назианского (сл. 1 о бегс.), столь различаются между собой и столь иногда лукавы, то со стороны Начальника требуется все умение, все благоразумие, вся деятельность и опытность, чтобы управлять ими богоугодно; потому что одних надо возбуждать похвалами и исправлять кротостию, других пробуждать от греховного усыпления строгим голосом, одних предостерегать, других поднимать после падения, одних обличать явно, других же тайно, судя по различию их свойств, страстей, привычек и обстоятельств, то поэтому Начальник должен:

  1. Быть искусным в иноческой жизни, хорошо знать смысл Писания и монастырский устав, уметь с терпением носить немощных, лечить душевные болезни при помощи благоразумия, везде показывая собой пример бескорыстия и братолюбия и, кратко говоря, будучи первым, быть всем слугой в делах душевного спасения, светильником света, солью благоразумия, имеющей в себе слово жизни.
  2. Наставляя вверенную ему братию на путь истинный, согласно званию и обязанности каждого, всемерно приучать их к внутренней духовной жизни, особенно же старших, исполняющих высшие должности, чтобы они по воле Божией и по правилам общежития с усердием исполняли свои обязанности, содействовали бы Настоятелю в общем спасительном деле и своим советом и примером направляли каждого из собратий к благочинному отправлению церковного богослужения, к стяжанию непрестанной умной молитвы, к послушанию, трудам, рукоделию, к взаимной любви, смирению, терпению, воздержанию и вообще всякой добродетели.
  3. Так как после поставления в должность Настоятеля, при вручении ему Епископом пастырского жезла ему вменяется в обязанность заботиться о том, чтобы братия по примеру древних св. подвижников поучалась в постоянном чтении св. Писания, то и тут подтверждается необходимость исполнять эту священную обязанность в отношении всей братии, особенно же тех, кто обладает большими умственными способностями, чтобы они не предавались виновнику всех зол – праздности.
  4. Строго следить за тем, чтобы никто из братии не заводил никаких частных и особенно тайных содружеств, не дерзал устраивать заговоры против начальства и обители и отнюдь не вмешивался в дела, не порученные начальством, ибо всякое самоуправство такого рода ведет к подлинному расстройству благочиния и порядка.
  5. Обозревать братию по келлиям и посещать больных, не оставляя без внимания и трудящихся вне монастыря; никого не допускать жить праздно, даже под предлогом духовного безмолвного подвижничества, ибо человек двойственен по существу, и потому должно быть двойственным и его стремление к добродетели, совершаемой душевными и телесными трудами (Дух. регл. о жит. мон. 18).
  6. Как самому лично, так и через Наместника и иных должностных лиц тщательно следить за тем, чтобы братия, а особенно монашествующие, ни под какими предлогами хозяйственного порядка не отвлекалась от церковных богослужений, кроме особо необходимых случаев.
  7. Узнавать, не уклоняется ли кто-либо из братии от исполнения долга исповеди у общего братского духовника, и в случае, ессли кто-нибудь будет в этом замечен, с крайней осторожностью и обстоятельностью вняснить причину. В назначенные же для исповеди всей братии сроки, по исполнении над ними сего христианского долга непременно требовать от духовника список бывших и не бывших на исповеди братий.
  8. Наблюдать за тем, чтобы братия имела здравое понятие о всех главных спасительных догматах и чтобы, по слову св. апостола Павла, знала, во что верует. Для этого давать им в качестве руководства утвержденный Архиерейским Синодом Катехизис, наблюдая за тем, чтобы его читали, вразумлялись им и, смотря по способностям, знали самое главное наизусть. Ибо знание Катехизиса есть ключ к основательным сведениям о всех христианских истинах.
  9. Выдачу книг из библиотеки для келлейного чтения дозволять не иначе, как сообразуясь с тем, кому какая книга может оказаться более полезной.
  10. Священно- и церковнослужителей, а также лиц иных званий, присылаемых в монастырь для исполнения епитимии, приводить к сознанию их преступности и к чистосердечному раскаянию, чтобы они не оставались без плодов исправления, а начальство – без ожидаемой пользы.
  11. Стараться, чтобы вся братия заботилась об общей пользе для монастыря, и никто не дерзал присваивать себе монастырскую собственность, а также давать ее без ведома Настоятеля посторонниим (Вас. Вел. крат. прав. отв. на вопр. 102, наказ. дух. регл. пунк. 26).
  12. Заботиться о сбережении и приведении в лучшее состояние как церковного и монастырского имущества, так и всех принадлежностей. Особенно необходимые здания или строить наново, или ремонтировать, отнюдь не допуская их полного упадка, от постройки же излишних лучше воздерживаться.
  13. Иметь попечение об остатках денежных сумм на непредвиденные нужды, не поручая Казначею значительных денег, а расплачиваясь ими тут же в обители, и следить за правильностью ведения им приходо-расходных записей.
  14. Представлять Архиерейскому Синоду в назначенные сроки ведомости, именной список братии и всех подведомственных ему лиц, подтверждать получение и исполнение полученных предписаний и указов.
  15. При исполнении своей должности непременно руководствоваться положенными в основу настояшего устава правилами, чтобы не подавать повода к самоволию других; в особенно же важных случаях обращаться к указам и постановлениям Архиерейского Синода, совету Собора или непосредственно к самому Председателю Архиерейского Синода.

Глава 3. О должности Наместника

Наместник монастыря является ближайшим сотрудником Настоятеля, и как таковой более всех должен с ним вместе заботиться о благоустройстве братии монастыря, заменяя его во всех необходимых случаях. И поэтому:

  1. Наместник, избираемый монастырским собором из среды старших иеромонахов, должен быть одарен благоразумием, быть искусным в ведении богоугодной монашеской жизни, благонадежным в поведении и не молодых лет.
  2. Он должен помогать Настоятелю во всех отраслях управления монастырем, заботясь о спасении братии, насаждая в сердцах их богоугодные добродетели и полезными советами искореняя душевредные пороки, действуя наставлениями, увещеваниями и примером своей богоугодной жизни.
  3. Предлагать на усмотрение Настоятеля все, что он найдет полезным, – как для всех, так и в частных случаях для отдельных членов братства; о том же, что считает вредным, немедленно и обстоятельно докладывать Настоятелю, следуя его указаниям и желаниям во исполнение воли Божией.
  4. Иметь ревностное попечение о богослужениях и вообще всех монастырских делах, в особенности же о тех, которые поручаются ему Настоятелем; также неизменно наблюдать за исправным исполнением всех должностей, помогая и споспешествуя братии своим советом, надзором и назначением в помощь к ним исполнительных и благонадежных людей.
  5. Если Настоятель по болезни или какой-либо другой уважительной причине не может присутствовать в церкви, на трапезе или еще в каком случае, то Наместник, заменяя его, сохраняет общее благочиние.
  6. Каждый вечер Наместник должен неопустительно приходить к Настоятелю, донося ему об исправностях или неисправностях, замеченных в монастырь, делая ему в особо важных случаях письменный доклад для решения и рассмотрения данного вопроса.
  7. Во время отлучки из монастыря Настоятеля Наместник отнюдь не должен никуда отлучаться сам, разве что с предварительного разрешения Настоятеля.

Глава 4. О должности Казначея

Казначеем должен быть иеромонах благонадежного поведения, испытанный в верности и бескорыстии и способный к рассчетливости. Должность его состоит в следующем:

  1. Получив любые монастырские деньги, с точностью и исправностью внеся их в приходо-расходные книги, немедленно вложить в монастырское казнохранилище и держать там за ключами, которые должен иметь при себе, и печатью, которая должна быть у Настоятеля (Дух. регл. пунк. 23).
  2. В казнохранилище всегда иметь особую с монастырской печатью книгу, в которую вносить как приход, так и расход – сразу же или по поступлении какой-либо суммы, или сделанный на нужды монастыря расход, указывая год, месяц и число. Всякая запись прихода или расхода, внесенная в книгу, должна быть подписана и теми лицами, при которых она была сделана.
  3. В казнохранилище входить не иначе, как при двух свидетелях, а именно при Наместнике и Ризничем, в отсутствие же одного из них при Экономе. Настоятель может присутствовать при этом, когда найдет необходимым.
  4. Знать, сколько и что нужно купить монастырю в течение года и, сделав об этом заблаговременное представление Собору или Настоятелю, делать с их разршения необходимые покупки.
  5. В начале каждого месяца составлять отчет о приходе и расходе в течение прошедшего месяца, который надлежит сверять с приходо-расходными книгами, наличной суммой и, по проверке, вместе с Казначеем подписать двум или трем свидтелям, ими могут быть Наместник, Ризничий и Эконом. Отчет этот представляется Настоятелю и, по рассмотрении им и с его пометками, хранится для годовой проверки прихода и расхода.
  6. Для неопустительного заполнения Казначею надлежит иметь общую ведомость всей постоянной годовой приходящей суммы, чтобы знать сроки ее поступления.
  7. Сберегать в казнохранилище, сохраняя от возможной порчи, планы земельнях участков и прочих угодий, также контракты, документы и планы монастырских строений Миссии.
  8. Иметь исправные описи монастырских имуществ Миссии. О всяком убытке Казначей должен известить Настоятеля, затем, по удостоверении в пропаже, сделать в описи против бывших вещей собственноручную пометку Настоятеля или Наместника.
  9. Для предметов хозяйственного обихода иметь особую кладовую, в которой и хранить их, держа под ключом и часто проверяя их целость и сохранность.
  10. Высыпать деньги из церковных кружек, считать и записывать их при двух или трех свидетелях из старшей братии, согласно назначению Настоятеля, и иметь при себе ключ от них.
  11. По своему усмотрению выдавать на мелкие расходы деньги Эконому или другим посылаемым за покупками, требовать с них отчета и сдачи и сразу же по исполнении этого записывать в книги.
  12. С разрешения Настоятеля, совместно с Экономом нанимать постоянных годовых рабочих и поденщиков, расплачиваясь с ними в надлежащее время согласно договору.
  13. Внимательно следить за хозяйственными распоряжениями Эконома.

Глава 5. О должности Ризничего

Ризничим должен быть иеромонах или иеродиакон испытанной верности, честности и трезвенной жизни. Должность его заключается в следующем:

  1. Иметь правильные описи церковного имущества и всех находящихся в ризнице вещей с указанием их количества, веса и стоимости. Всегда хранить их в ризнице, в безопасном месте и без благословения Настоятеля не давать кому бы то ни было оригинал описи, у себя же держать только точную копию таковой. Эти описи должны вестись так же, как уже выше было сказано об описях монастырского имущества.
  2. Все врученные ему церковные и ризничные вещи, как то: Евангелия, священные сосуды, напрестольные кресты, дарохранительницы, св. иконы с драгоценными камнями, жемчужные, золотые и серебряные вещи, панагии митры, кресты, кадила, подсвечники и проч., а также священные облачения, одежды, напрестольные покровы и пелены и вообще все церковное имущество, хранящееся в ризнице по описи, должен сохранять в целости и исправности. Для особо дорогих предметов желательно иметь или в самой ризнице, или поблизости в приличном и безопасном помещении особое хранилище, которое было бы не только под ключом у Ризничего, но хранилось бы и за надлежащей печатью Настоятеля или Наместника.
  3. О пополнении ризницы необходимыми предметами докладывать Настоятелю, а требующее починки – исправлять, когда дело касается не ценных предметов, подверженных быстрому повреждению. О всякой же перемене или убытке, касающихся ценных предметов, внесенных в главную опись, должно быть доложено Председателю Архиерейского Синода.
  4. Богослужебные облачения и прочее надлежит выдавать, сообразуясь с важностью дней – воскресных, праздничных, особо торжественных, полиелейных и седмичных, а потому они и должны быть распределены в зависимости от времени употребления. В недоуменных случаях надлежит спрашивать Настоятеля и поступать согласно его указанию.
  5. В виду значительности ризницы Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, ему можно иметь благонадежного помощника с званием Подризничего, который будет тщательно исполнять все, поручаемое ему Ризничим.
  6. Всемерно наблюдать за сохранностью запасных Святых Даров и прочих святынь, а также назначать к служениям чредных и проч. (Кормч. ч. 1, Вас. Вел. к пресв. о Бож. службе инстр. Благ. пунк. 19).
  7. Следить за тем, чтобы просфоры, вода, вино, ладан и проч. были свежими, неиспорченными, сосуды все чистые, а также не вводить неприличных по качеству вещей для церковного употребления (Учит. изв. при требн.).
  8. Всегда наблюдать за тем, чтобы в ризнице, церкви, алтаре, а особенно на самом престоле все было чисто, благообразно и прибрано, все предметы расположены в подобающем порядке.
  9. Ключ от ризницы всегда хранить при себе, без себя никому не дозволяя входить в нее, разве что Подризничему, да и то по уважительной причине и с взятием на себя полной отвтственности за это.
  10. Любопытствующим увидеть церковные и ризничные вещи показывать их не иначе, как с благословения Настоятеля и не одному, соблюдая все возможные предосторожности, чтобы при этом не произошло какой-либо утраты.
  11. Следить за исправностью Подризничего, пономарей и прочих церковников; ключи от церквей на ночь брать к себе у дежурного пономаря.
  12. Наблюдать, чтобы в определенное уставом время совершались вечерня, повечерие и общее правило, утреня, Божественная Литургия, царские молебны и панихиды и проч. молитвословия.
  13. Бывшие в употреблении при богослужении драгоценные вещи обстоятельно осматривать всякий раз после службы, и если что-либо, особенно если это значительная ценность, будет потеряно, немедленно в письменной форме доносить Настоятелю, чтобы впоследствии не попасть под неожиданную ответственность.

Глава 6. О должности Духовника

  1. На должность общего Духовника, как духовного врача, избирается монастырский иеромонах достаточно пожилого возраста, трезвенной, чистой и богоугодной жизни, внимательно относящийся к чтению божественных и отеческих книг, а также испытанный в духовной жизни (Вас. Вел. ч. 2). С должностью Духовника неразрывно связана и должность Наставника (Карф. соб. прав. 6 и 43).
  2. Должность Духовника состоит в совершении таинства покаяния, а должность Наставника – в том, чтобы желающих облечься в иноческий ангельский образ путем частых и полезных наставлений руководствовать к богоугодной жизни, согласно правилам, имеющимся в книгах св. Василия Великого об иноческих подвигах. Впрочем, в помощь духовнику, по благословению Настоятеля, не возбраняется иметь наставником другому брату даже и простого монаха, при условии, что сам он искусен в духовной жизни и может вразумить брата, открывающего ему свою борьбу с помыслами, как противоборствовать вражеским искушениям, как возбудить себя к покаянию и исповеданию грехов своих перед отцом духовным.
  3. Во время исповеди Духовник должен с кротостью увещевать кающегося брата, чтобы он, во-первых, чистосердечно открывал все свои грехи, в которых обличает его совесть, ничего не прибавлял и ничего не утаивал; во-вторых, сердечно сожалел бы, что своими грехами прогневал Господа Бога и, болезнуя сердцем, положил бы твердое намерение более не прогневлять Его ими; в-третьих, в удостоверение истинности своего раскаяния принял бы налагаемую на него епитимию как истинное душевное врачевство и исполнял бы ее со всякой благопокорностью.
  4. Если Духовник заметит, что исповедник не имеет умиления, не болезнует и не сокрушается о своих грехах, то он должен сокрушать его страхом Суда Божия, напоминая о временных и вечных наказаниях, которыми Бог вразумляет нераскаянных грешников; если же видит кого-либо, сокрушающегося сердцем до опасности впасть в уныние, такого пусть обнадеживает Божьим милосердием к грешникам, указывая на то, что Господь Иисус Христос, Сын Божий для того и пришел в мир, чтобы спасти грешников, и что все истинно верующие в Него и раскаивающиеся в своих грехах очищаются от всех прегрешений Его страданием и кровью.
  5. Духовник больше всех должен помогать Настоятелю спасать души братии своими прилежными заботами о них, каждого утверждая в исповедании истинной веры и в творениях добрых дел как собственным примером, так и полезными наставлениями, особенно же своими о них молитвами. Он должен насаждать в них страх Божий и любовь к Богу и друг другу, во всем воздержание, послушание, терпение, прилежание к чтению Слова Божия и святоотеческих книг, к молитве, трудам и рукоделию – словом, должен насаждать в них все роды добродетели; зная же совесть каждого, искоренять из сердец их заблуждения, ложные мудрствования, постыдные помыслы, а также злые страсти и привычки. Исполняя это спасительное дело, Духовник во всем должен руководствоваться Словом Божиим, писаниями св. Отцов и правилами св. Церкви.
  6. В случаях недоумений и каких-либо опасностей надлежит, не открывая имени и звания, спрашивать мнения Настоятеля и поступать согласно его указаниям.
  7. Как можно чаще посещать больных, духовно утешая их и наставляя, чтобы они благодушно переносили телесные страдания; приближающихся же к смерти напутствовать и подготовлять к христианской и непостыдной кончине.
  8. Представлять Настоятелю списки всех бывших и не бывших в установленные сроки на исповеди.

Глава 7. О должности Екклисиарха

  1. Екклисиарх должен наблюдать, чтобы во время богослужения чтение и пение совершалось с благоговением и чтобы каждый из братии стоял чинно и безмолвно на своем месте, отнюдь не занимаясь празднословием, не допуская никакого бесчиния, служащего соблазном для слушащих и для предстоящих.
  2. Следить за тем, чтобы вся братия приходила в церковь к началу богослужений, а также все ли остаются в церкви до окончания службы, не садится ли кто-нибудь, за исключением немощных, в неположенное время; посылать Келлиарха или другого брата за отсутствующими и вразумлять таких нерадивых, чтобы они оставили эту вредную для души леность.
  3. Когда братия подходит для поклонения св. Евангелию или иконе во время всенощного бдения, следить за тем, чтобы вся братия подходила чинно и по два в ряду.
  4. Внушать, чтобы поклонение св. иконам и прикладывание к ним совершалось всеми в положенное время, так же, как и совершение прочих молитвословий.
  5. Если кто-либо, находясь в церкви или церковном притворе, будет празднословить во время службы и творить какое-либо бесчиние, то Екклисиарх должен кротко напомнить ему о правилах и запретах, увещевать, чтобы он раскаялся и больше этого не делал. О тех же, кто и после его увещаний не исправляется, сразу же докладывать Настоятелю или Наместнику.
  6. Предотвращать дерзкие попытки входить не вовремя и в недозволенное место (например, в св. алтарь) всем тем, кому это не полагается, а также принесение в церковь недозволенных для употребления в ней предметов, а особенно вход лже-юродивых, совершение кощунства и всяких неприличий (Кормч. ч. 1, 6-го Всел. Соб. прав. 69 и 99).

П р и м е ч а н и е: должность Екклисиарха в случае необходимости может быть соединена с должностью Ризничего и Келлиарха.

Глава 8. О должности Уставщика

  1. Уставщик должен наблюдать в церкви, чтобы служба совершалась по церковному уставу, заведенному порядку и без пропусков, в случаях же недоумений спрашивать указаний Настоятеля.
  2. Следить, чтобы при совершении богослужений тщательно сохранялось древнее церковное пение как знаменного, так и столпового распева.
  3. Следить, чтобы неопустительно производились опредленные церковным уставом чтения.
  4. Наблюдать за сохранением чреды во время чтения псалмов, часов и канонов; тех же, кто плохо читает и не знает нот для столпового распева, обучать таковому.
  5. Наблюдать за тем, чтобы в случаях, когда полагается пение стихир, оно исполнялось с канонархом.
  6. Следить за тем, чтобы пение, приносимое Тайновидцу Богу, совершалось с умилением, вниманием, без крика и насилия над голосом, которое придает неприличие церковному пению; чтение же чтобы совершалось без поспешности (6-го Всел. Соб. прав. 85).
  7. Иметь в помощь себе двух Головщиков, или зачинщиков пения и исполнения устава, – одного на правом, а другого на левом клиросе (см. Историч. рассл. о древн. церк. пен. 1804 г.).
  8. Если заметит в читающих и поющих небрежность и бесстрашие, то должен каждому внушать следующее псаломское выражение: «Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом» (Пс. 2, 11), а также и следующее страшное прещение Божие: «Проклят всяк творяй дело Божие с небрежением» (Иер. 48, 10). О непокоряющихся же доносить Настоятелю или Наместнику.

Глава 9. О должности библиотекаря

  1. Библиотекарь должен выдавать Уставщику необходимые для церковных служб книги, своевременно их заменять, а ненужные в данное время обратно возвращать в библиотеку.
  2. Всякому брату, хотящему получить какую-либо книгу, выдавать ее не иначе, как с благословения Настоятеля или духовного отца.
  3. Выдавая какую-либо книгу, должен одновременно записать ее в реестр, а получатель – расписаться в ее получении.
  4. Если кто-либо, вопреки здравому разуму и совести, будет нарушать правила обращения с книгами, будь то при церковном или келейном употреблении, о том докладывать Настоятелю.
  5. Если кто-либо из братии будет покидать монастырь, то по реестру отобрать у него все монастырские книги, сделав о том надлежащие пометки.
  6. Старые книги переплетать, а вновь полученные обстоятельно записывать в каталог, донося Настоятелю о всех недостающих.

П р и м е ч а н и е: в случае необходимости должность библиотекаря может исполняться и Ризничим.

Глава 10. О должности Келлиарха

Так как Настоятелю и Наместнику вследствие разных обстоятельств нелегко иметь постоянный и достаточный присмотр за нравственным поведением братии, а такой присмотр особенно важен, то в помощь им в этой области управления совершенно необходимо иметь в обители Келлиарха, которого избирает Собор из числа иеромонахов и который должен быть в преклонных летах, кроткого нрава и трезвенной и примерно- благочестивой жизни. В должность его входят следующие обязанности:

  1. Следить за тем, чтобы вся братия, кроме занятых послушаниями и больных, неленостно приходила к началу всех богослужений и в трапезу, монахи чтобы были в мантиях, рясофорные – в рясах и клобуках, а простые послушники – в приличном и опрятном одянии; также чтобы во время трапезы сидели благочинно и в полном молчании.
  2. Чтобы никто для себя лично ни за какие услуги и ни под каким другим предлогом не принимал ни денег, ни вещей от посетителей и богомольцев обители, потому что вследствие этого рождается страсть сребролюбия, соблазн для братии, а также нарушаются правила общежития.
  3. Чтобы женскому полу отнюдь не было входа в кухню, пекарни, трапезную, а особенно в братские келлии.
  4. Проверять келлии, наблюдая, занимается ли каждый рукоделием, которое ему назначено, не ходит ли кто-либо от нечего делать в братские келлии или без благословения в гостиницу к мирянам, особенно же в позднее время; не имеют ли и не читают вредных и запрещенных книг, читаются ли взятые в библиотеке книги; не ведутся ли интриги, ропотливость или вообще предосудительные разговоры; также не держат ли запрещенную пищу и иные лакомства, рождающие страсть сластолюбия; все ли ведут себя опрятно и не принимают ли в свои келлии посторонних.
  5. Тщательно следить за тем, чтобы никто из братии как на стороне вне келлий не пили никаких хмельных напитков, так и чтобы никак не смели держать их по своим келлиям.
  6. Если кто заболеет, то потребовать к этому брату прислужника и самому ежедневно присматривать, чтобы больной был всем удовлетворен и покоен, доложив об этом Настоятелю. На его же ответственности лежит забота о всех престарелых братьях.
  7. Если кто-либо будет замечен в бесчинствах, то докладывать о нем Настоятелю или Наместнику, проступки же менее важные стараться самому исправить благоразумными советами и прещениями в духе христианской любви и в согласии с правилами общежития.

П р и м е ч а н и е: должность Келлиарха в случае необходимости может быть соединена с должностью Екклисиарха.

Глава 11. О должности Эконома

  1. Иметь в своем ведении все монастырские здания, сады, огороды, поля, леса, пчеловодство и прочее относящееся к хозяйству Миссии.
  2. Делать своевременно и с согласия Казначея мелкие заготовки, а более значительные, особенно годовые, как то: запасы хлеба, рыбы, горючего и проч. производить с согласия монастырского Собора Миссии.
  3. Наблюдать за исправностью больничных, трапезных, пекарных, погребных и проч. строений.
  4. В его распоряжении находятся все штатные служащие монастыря, поденщики и сторожа, за исправностью которых, так же, как за чистотой в обители, он должен иметь внимательное наблюдение. Ему вменяется в обязанность следить также за чистотой около монастыря.
  5. Смотреть за целостью и исправностью земледельческих орудий, посуды и всего, что относится к хозяйственной части, особенно же, во избежание опасности пожаров, за исправностью и чисткой дымоходов, одновременно внимательно следя за тем, чтобы лестницы во всех монастырских зданиях находились в полном порядке.
  6. Он должен каждый вечер приходить к Настоятелю или, по желанию последнего, к Наместнику и докладывать, какие работы были произведены в течение дня и какими заниматься на следующий, и всех, кто куда назначен, посылать с утра.
  7. Наблюдать за тем, чтобы все прилежно занимались в рабочие часы назначенными им рукоделиями, начинали каждое дело молитвой; небрежность же, празднословие и всякое бесчинство сразу же пресекать, вразумляя каждого иметь страх Божий и трудиться, сообразно чистой совести и своим силам. О непокоряющихся же докладывать Настоятелю или Наместнику, с предъявлением в случае необходимости и письменного рапорта.
  8. Давать Настоятелю и Казначею советы относительно того, что он считает полезным и необходимым для улучшения земледелия и иных монастырских хозяйственных заведений, о нравственности исполняющих послушания и о том, сколько, когда и для чего необходимо иметь рабочих как в летнее, так и в зимнее время.
  9. Как только где-нибудь будет замечено повреждение от старости, исправлять его немедленно починкой, не давая дойти до упадочного состояния.
  10. Ежемесячно или сразу по исполнении поручения представлять Казначею устный или письменный отчет о полученных на расходы деньгах.
  11. Наблюдать за тем, чтобы все в братских келлиях было цело, исправно и опрятно, а также чтобы никто не переносил за собой келейных вещей, как то: столов, стульев и проч.
  12. Приходящим в монастырь с желанием остаться в нем в числе братства, с благословения Настоятели, отводить место для жительства не иначе, как в согласии с правилами настоящего устава, и через кого следует снабдить всем необходимым, одновременно увдомив об этом помещении Келлиарха, а от выходящих из состава братства Миссии принимать и запирать их келлии, отбирая принадлежащия келлии предметы для сдачи их в общее монастырское хранилище.
  13. Посевы и уборку огородных овощей производить своевременно и с надлежащей хозяйственной бережливостью.
  14. Вести подробную запись прихода и расхода братской провизии и всего покупаемого для скота, ежемесячно представляя Настоятелю и Собору отчет через Казначея.

Глава 12. О должности Гостеприимца

Внимая заповеди Господней о страннолюбии, подражая же примеру святых отцов, следуя их учению, в обители надлежит иметь гостинные келлии и заведующего ими благонадежного Гостеприимца пожилого возвраста, который давал бы всем странствующим по святым местам богомольцам и просто посетителям возможность отдохнуть в случае необходимости. Поэтому гостинник должен:

  1. Быть вежливым и любезным по отношению ко всем приходящим и с усердием оказывать им услуги.
  2. Наблюдать за тем, чтобы в гостинице всегда было опрятно, в зимнее время – достаточно тепло и проветрено, а все вещи были целыми.
  3. Принимать всех с любовью и размещать соответственно званиям, разделяя мужчин и женщин, за исключением тех случаев, когда посетители составляют одну семью.
  4. Заботиться о том, чтобы у них не было недостатка в необходимом и чтобы с общей трапезы им доставлялась пища в достаточном количестве.
  5. О всех приезжающих и приходящих немедленно извещать Настоятеля.
  6. Никого, кроме хорошо известных лиц, не держать без разрешения в странноприимнице, и братию без уважительной причины и разрешения начальства туда не допускать, а о сопротивляющихся докладывать Келлиарху.
  7. Если кто-либо из гостей пожелает сделать пожертвование на обитель или записать на поминовение имена, то отнюдь самому от них ничего не принимать, а сразу же сообщить о сем Казначею или синодичному.
  8. Наблюдать за тем, чтобы в гостинице не было никаких беспорядков, а в случае таковых доносить об этом Келлиарху или Наместнику.

Глава 13. О должности заведующего одеждой

Рухлядным называется тот брат, который по поручению Настоятеля следит за общим складом одежды, обуви и проч. Он должен:

  1. Знать, сколько и чего надо в течение года. Заблаговременно представлять Казначею или Эконому смету покупки необходимых вещей, старое же чинить, не давая ему прийти в безобразный вид.
  2. Если, с благословения Казначея, он сам будет делать закупки, то должен избегать недоброкачественных вещей, одновременно не покупать и слишком дорогих, т. е. тонких иностранных сукон, а также материй, которые неприличны инокам. Для простых мантийных монахов, рясофорных и послушников надо покупать недорогия материи, а для алтарных, т. е. иеромонахов и иеродиаконов, качеством немного лучше, ибо простые монахи и священнослужители должны различаться по одежде (Дух. Регл. прав. 25).
  3. Выдавать братии одежду, обувь и прочее необходимое по своей доброй совести, полагаясь на совесть просящего и записывая, кому что выдано. А так как случается, что иной по своей скромности не просит, хотя и нуждается в вещах, а другой без всякой нужды вопреки совести требует лишнего, то должен смотреть на заслуги и нужды просящего, чтобы избежать несправедливости и исполнить завет св. Василия Великого: не отнимать необходимого у тех, с кем ты в ссоре, а тем, с которыми дружишь, не давать излишнего, потому что одно есть признак братоненавидения, а другое – пристрастия (Простр. прав. отв. на вопр. 39).
  4. Если кто-нибудь будет просить новую одежду или обувь вместо старой, у того по выдаче новой отобрать старую. А не получивши старую, не выдавать и новой.
  5. Иметь постоянное наблюдение за делающими одежды, чтобы они не проводили время работы в праздности.

Глава 14. О должности свечника, кружечного и синодничного

Свечник должен иметь книгу для записи прихода, расхода и остатка свечей и огарочного воска, давать по ней ежемесячный отчет, в то же время сдавая кому следует вырученные деньги. Равным образом, ставить свечи и, согласно церковному уставу, в положенное время обирать огарочный воск. Свечи же ставить сперва перед местными иконами, а потом перед прочими, совершая поклоны в сторону алтаря.

Должность кружечного церковного смотрителя состоит в наблюдении за тем, чтобы кружки – свечная, молебная, кошельковая и проч. были запечатаны и заперты до времени высыпки; деньги же в запертые кружки должны опускаться точно и без промедления, по возможности с одновременной записью вложенной суммы, чтобы при ежемесячном вскрытии кружек можно было сверить запись с наличностью.

Синодичный брат, с благословения Настоятеля, должен записывать в монастырский Синодик имена для поминовения; записав в тетрадь полученные за это деньги, вносить их в кружку и наблюдать за тем, чтобы поминовение имен, внесенных в синодик, неопустительно производилось в положенное церковным уставом время.

П р и м е ч а н и е: должности свечника, кружечника и синодичного в случае необходимости можно возложить на двоих и даже на одного брата.

Глава 15. О должности Параекклисиарха, или пономаря

Параекклисиарх должен:

  1. Придя к Ризничему, взяв у него благословение на начало благовеста, особым колокольчиком дать знать звонарю о начале благовеста.
  2. С большим благоговением и страхом входя и выходя из алтаря, низко кланяться; к св. престолу, особенно же к св. Тайнам и иным священным предметам никак не сметь прикасаться и совершать свою череду в стихаре.
  3. На вечерне, утрене, литургии и прочих молитвословиях, как следует по уставу, зажигать в алтаре лампады и свечи, а также приготовлять просфоры, воду, теплоту, огонь, кадило и иные, менее важные священные предметы (Уст. церк. гл. 24 и 25).
  4. Алтарь, церковь, паперть, иконы и прочее очищать от пыли и паутины, выбрасывая весь сор в не попираемое ногами место. Воздух же освежать путем открытия окон.
  5. Выходя из церкви, пономарь должен внимательно наблюдать за тем, чтобы в жаровне не осталось огня и чтобы все свечи были погашены, чтобы никто из братии по окончании службы в церкви не оставался и чтобы церковные двери были заперты на замок; соблюдать особую осторожность во время топки церковных печей во избежание пожара, дыма или угара, а ключи от церкви на ночь сдавать Ризничему.

Глава 16. О должности Трапезного

  1. Трапезный должен с вечера спрашивать Настоятеля или, по желанию последнего, Наместника, какую пищу и сколько приготовлять на следуюший день для трапезы, исполняя затем их пожелание.
  2. Утром должен прийти в церковь к началу утрени для получения от служащего иеромонаха неугасимого огня от горящей перед образом Спасителя лампады и им разводить в кухне огонь, сотворив обычную молитву; пищу готовить с призыванием имени Божьего, с вниманием и усердием, чтобы все приготовляемое было вкусно и полезно для здоровья.
  3. Как в трапезной разделять пищу на все столы по равной мере, так же отпускать и в келлии для престарелых и немощных и в гостиницы, следя за тем, чтобы было достаточно, и избегая всякой несправедливости, небрежности и презрения.
  4. В кухне и трапезной следить за общей чистотой посуды и белья.
  5. Во избежание празднословия и других беспорядков, никому не дозволять входа в трапезную до обеда или ужина и после них. Также не отпускать никакой пищи для тех, кто без уважительной причины не пришел на трапезу.

Глава 17. О должности Просфороделателя

Просфора – это хлеб, приносимый для употребления при священнодействии на святой Литургии, на котором совершается и самая Тайна св. Причащения. Поэтому тот, кто приготовляет этот хлеб, должен печь его из свежей и чистой пшеничной муки, замешивать простой естественной водой, делать его квасным, не пересоленным, имеющим собственный приятный вкус.

Глава 18. О должности пекаря

Должность пекаря требует печь хорошие хлебы, чтобы они выходили вкусными и доброкачественными. По воскресным и праздничным дням печь белые хлебцы или иное что, согласно приказанию. Всегда перед началом замешивания хлебов совершать молитву и вливать в раствор некоторое количество святой воды.

Глава 19. О должности служащего больным и престарелым

Служащий больным и престарелым должен иметь особенную любовь к ним и сострадание, с сердечным расположением показывая это на деле‚ с полным усердием и прилежанием служа их немощи Бога ради. Наблюдать за тем‚ чтобы все предписания, сделанные для лечения больных как Настоятелем, так и врачом в точности исполнялись и чтобы для них предоставлялось теми, от кого это зависит‚ все необходимое (Уст. церк. гл. 46). В келлиях их соблюдать особенную опрятность, чистоту и свежий воздух‚ чтобы и теплота была надлежащая. В случаях смертной опасности немедленно доносить об этом Духовнику и Настоятелю‚ чтобы больной не скончался без христианского напутствия.

Глава 20. О должностях всех, занимающихся работами и рукоделиями

  1. Всем трудящимся в обители надлежит иметь Бога ради послушание Настоятелю, и каждому трудиться в соответствии со своими силами и добросовестностью‚ во всех случаях отрекаясь от собственных мудрований и воли. В летнее время заниматься в саду‚ пчельнике‚ огороде, полях и на прочих послушаниях и работах; зимой же иконописным‚ столярным токарным, переплетным, портняжным и иным специальным и приличным для монастыря рукоделием.
  2. Никому не избирать трудов по своей воле‚ но делать то, что приказано‚ повинуясь‚ если дозволяют силы. Если же дело не по силам, то смиренно заявить об этом Настоятелю и, согласно воле Божией, последовать его указанию и желанию‚ ни в чем не прекословя (Вас. Вел. подв. уст. гл. 22).
  3. Во время трудов воздерживаться от невнимания, роптания и празднословия‚ но трудиться со смирением, терпением и призыванием Божией помощи‚ с молитвой и богомыслием‚ во всех трудах помогая друг другу, вразумляя, утешая друг друга и укрепляя – это и Богу угодно, и нам спасительно (Вас. Вел. о подв. иноч.).
  4. Бывает, что по действию злых духов и по своему собственному невниманию во время трудов один оскорбит другого словом или делом; тогда виноватый пусть просит прощения у обиженного и сразу же с ним примирится, никак не оставляя примирения до следующего дня, согласно Апостольскому слову: «Солнце да не зайдет во гневе вашем» (Ефес. 4‚ 26).

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.