Документы Из жизни епископов Клир и монашество Миряне Митрополит Антоний Монах Вениамин (Гомартели) Статьи Церковные деятели

Летопись церковных событий Православной Церкви начиная с 1917 года. Часть II: 1928 — 1938 гг.

Новый священномуч. Дмитрий Гдовский с духовенством отделившимся от митр. Сергия (Страгородского) у храм Спаса на крови. Ленинград 1929 г.

1928: В своих письмах от 4 января и 22 октября 1928 года митрополит Сергий (Страгородский) убеждал митрополита Варшавского Дионисия не настаивать на польской автокефалии, добытой незаконным путем, без благословения Московского патриарха. Митрополит Сергий напоминал митрополиту Дионисию, что и Cв. Патриарх Тихон не нашел возможным (без Поместного Собора Русской Церкви) одобрить этой автокефалии, что и законный преемник почившего патриарха митрополит Петр (Крутицкий) опротестовал эту автокефалию, когда она была провозглашена. Так, в письме от 4 января митр. Сергий “доказывал, что для Польской Церкви не было необходимости отделяться от Русской Церкви, ибо она могла свою самостоятельность основать на постановлении № 362 от 7/20 ноября 1920 г.” (Русская Церковь перед лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе), гл. 15.)

На январское письмо митрополита Сергия митрополит Дионисий дал след. ответ: “Письмо Ваше, от 4 января с. г., мною получено. Мне весьма прискорбно, что и Вы, при всей широте Вашего любвеобильного сердца, не смогли подойти к вопросу нашей автокефалии так, как это следовало бы. Вы отлично знаете, как тяжело править в настоящее время Церковью, в каких Она ныне отовсюду утеснениях и опасностях, как трудно теперь сохранять канонический строй церковного управления и христианской жизни.

Это уразумели Восточные Церкви, лишь в Москве не хотят уразуметь многого и думают, что автокефалия Польской Православной Церкви — дело честолюбивых иерархов. Какое горькое и обидное заблуждение! Более смиренной, бескорыстной и невзыскательной иерархии, как Православная иерархия в Польше, наверное, не сыскать нигде. Все мы можем, положа руку на сердце, дерзновенно сказать: мы ежедневно умираем, чтобы жила Православная Церковь в Польше, а в Ваших глазах мы — изменники Матери-Церкви и жалкие честолюбцы. Что делать? Дела наши пойдут с нами, а Вам грешно видеть везде разрушение и беспорядок у себя и не ценить того доброго, что осталось у нас. А как осталось оно и блюдется, — видит Бог, и Он будет Судьей между нами. Содержание Вашего последнего письма таково, что я не вижу возможности официально отвечать на него”.

На письмо митрополита Сергея от 22 октября митр. Дионисий ответа не дал, а самое письмо препроводил Вселенскому Патриарху, вместе со всей перепиской с митр. Сергием. Константинополь не мог не одобрить ответа митрополита Дионисия и подтвердил незыблемость автокефалии Православной Церкви в Польше. (Свитич А.К.)

1928: 24 января (ст. ст.). Бывший Заместитель Патр. Местоблюстителя арх. Угличский Серафим пишет письмо митр. Сергию: “Полугодовой срок, протекший со дня издания Вами декларации, <…> показал <…>, что Ваша уверенность в возможности мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона совершенно несбыточна и никогда не может при настоящих условиях перейти в действительность… Факты <…> свидетельствуют, что еще труднее стало жить Православным верующим людям… Как много появилось новых страдальцев, которых страдания еще более усугубляются сознанием того, что эти страдания явились следствием Вашей новой церковной политики”. (Регельсон Л.)

1928: 24 января (ст. ст.). Обращение к митрополиту Сергию пяти епископов: митр. Ярославского Агафангела (Преображенского), архиеп. Серафима Угличского (Самойловича), викария Ярославской епархии, митр. Иосифа (Петровых), архиеп. Варлаама (Ряшенцева), бывш. Пермского, врем. упр. Любимским викариатством, еп. Евгения (Кобранова) Ростовского, викария Ярославской епархии с сообщением об отделении от него и отказе признать за ним и его Синодом права на Высшее управление Церковью. “По Вашей программе начало духовное и Божественное в домостроительстве церковном всецело подчиняется началу мирскому и земному… Лояльное отношение к гражданской власти <…> не обязывает чад Церкви к добровольному отказу от тех прав свободного устроения внутренней религиозной жизни церковного общества, которые даны ему самою же гражданскою властью (избрание общинами верующих себе руководителей).

Наместо возвещенной Христом внутрицерковной свободы Вами широко применяется административный произвол, от которого много терпела Церковь и раньше.
По личному своему усмотрению Вы практикуете бесцельное и неоправдываемое перемещение епископов, часто вопреки желанию их самих и их паствы, назначение викариев без ведома епархиальных архиереев, запрещение неугодных Вам епископов в священнослужении… При этом добавляем, что остаемся во всем верными и послушными чадами единой, святой, соборной и апостольской Церкви, неизменно пребываем в иерархическом подчинении Местоблюстителю патриаршего престола высокопреосвященному Петру, митрополиту Крутицкому, и через него сохраняем каноническое и молитвенное общение со всеми Восточными Православными Церквами. Настоящее наше решение останется в силе впредь или до сознания Вами неправильности Ваших руководственных действий и мероприятий и открытого раскаяния в Ваших заблуждениях, или до возвращения к власти высокопреосвященного митрополита Петра”. (Акты. С. 573-574.)

1928: 1 февраля (ст. ст.) митрополит Иосиф (Петровых) написал письмо своему викарию, епископу Димитрию Гдовскому, в котором говорил, что от митр. Сергия отделилось 26 епископов.

1928: Письмо митр. Сергия митр. Агафангелу с мольбой о сохранении общения: “Мы с Вами подошли уже к той черте, у которой все земные ценности и всякие земные счеты теряют свою абсолютную значимость, и остается только одно: дать добрый ответ на судище Христовом… Ни веры святой мы не предаем, ни от свободы церковной не отрекаемся и не намерены отрекаться… Я всегда готов передать Вам полномочия, лишь только будут у меня в руках достаточные к тому основания. И в 1926 г. я не передал Вам этих полномочий только потому, что, после Вашего Пермского воззвания я получил от митрополита Петра (Полянского) совершенно определенное письменное указание, что он продолжает считать себя законным Местоблюстителем и меня обязывает оставаться в должности Заместителя”. (См. резолюцию и письмо митр. Сергия от 31 мая/13 июня 1926 г., где он отказывается подчиниться митр. Петру в его распоряжении передать власть митр. Агафангелу). (Регельсон.)

1928: В марте митр. Сергий (Страгородский) обратился с письмом к архиеп. Пекинскому
Иннокентию (Фигуровскому) (РПЦЗ). Он просил его доложить о состоянии Православной Церкви в Китае. Владыка Иннокентий, справедливо полагая, что митр. Сергий декларацией 1927 г. призвал всех эмигрантов проявить лояльность к советской власти, не ответил на это письмо.

1928: 29 апреля почил о Господе оптинский старец Нектарий. После закрытия Оптиной пустыни он жил в ссылке, откуда продолжал окормлять своих духовных чад. К декларации митрополита Сергия он относился отрицательно и не принимал к церковному общению поминающих митр. Сергия, т.ч. напутствовал старца непоминающий митр. Сергия священник Адриан (Рымаренко), впоследствии архиепископ РПЦЗ Андрей. От поминающих митр. Сергия оптинских иеромонахов старец не принял причастие. Преп. Нектарий был прославлен в лике новомученников и исповедников российских Зарубежной Церковью в 1981 г. и позже как местночтимый святой в РПЦ МП.

1928: 9 мая вышел указ митр. Сергия за №104, в котором говорилось, что “самочинно возникшее в Сремских Карловцах Высшее Управление русскими заграничными православными епархиями и общинами объявлено упраздненным, а его действия и распоряжения — не имеющими канонической силы и отмененными. Архиереям и клирикам, подчиняющимся названному Управлению, предложено было (независимо от того, дадут ли они или не дадут известное обязательство в лояльности) сделать постановление о ликвидации Управления или же, по крайней мере, каждому в отдельности порвать с этим Управлением и со всей группой, возглавляемой им (п. VII). Тех, кто откажется исполнить наше постановление (опять-таки “независимо от того, дано или не дано вышеназванное обязательство”) предположено “предать соборному суду как ослушников законного священноначалия и учинителей раскола, с запрещением (смотря по вине и упорству) в священнослужении впредь до суда или до раскаяния” (VIII). (ЖМП, 1934 г.)

1928: В июне Харбинские архиереи получили указ Временного Московского Священного Синода от 20 июня 1928 г., обращенный к Карловацкому Священному Синоду и митрополиту Евлогию (Георгиевскому). В Указе этом говорилось и о том, что всякий клирик, признающий Московский Синод, но не принимающий советское гражданство, отстраняется от несения своего церковного послушания. Ни один из архиереев на территории Китая не посчитал возможным для себя принять этот указ (впрочем, некоторое время преосвященный Нестор (Анисимов) колебался и даже заявил о признании митрополита Сергия, но позднее переменил свое решение). (Свящ. Дионисий Поздняев. Православие в Китае.)

1928: В октябре архиепископ Елевферий Литовский и Виленский приезжал в Москву для доклада о своих епархиальных делах и о положении Православной Церкви в Польше. В ноябре того же года владыка Елевферий был возведен в сан митрополита. После увольнения митр. Евлогия (Георгиевского) от должности управляющего Западноевропейскими приходами Русской Церкви митр. Елевферий был назначен митр. Сергием на эту должность 24 марта 1930 г. как временно управляющий, с 30 апреля 1931 г. — как управляющий. (Акты. С. 177.)

1928: 16 октября скончался митрополит Агафангел (Преображенский) Ярославский. Он был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских в 1981 г. Собором РПЦЗ и в 2000 г. — Собором РПЦ МП.

1928: 10 декабря скончался Антиохийский Патриарх Григорий IV (Хаддад). Патриарх Григорий был большим другом Русской Церкви. В 1913 г. по приглашению Государя он прибыл в Россию на Романовские торжества, посвященные 300-летию дома Романовых, где ему была устроена торжественная встреча и где он близко познакомился со многими русскими иерархами, с одним из которых, митрополитом Антонием (Храповицким), его связывали дружеские узы до самой смерти. Свой “Опыт Христианского Православного Катехизиса” митр. Антоний посвятил Патриарху Григорию. В тот же приезд в Россию, в 1913 г., Патриарх Григорий принял участие в хиротонии епископа Алексея (Симанского), будущего Патриарха Московского. Патриарх Григорий был муж ученый и отличался благочестием.

1928: 31 декабря. Последняя запись в дневнике архиеп. Серафима (Самойловича) Угличского:
“Поздняя литургия. Сегодня я не служил — думаю помолиться в Нов[ый] год. Сегодня получил большую почту — есть много дум, и довольно тяжких. Страждет наша св. Церковь. Вот и год миновал, канул в вечность — год тяжелый, большой, много пришлось всем пережить и перечувствовать, но и мне лично он много принес горестей, обид и все же духовного высокого настроения. Я прошел через великое горнило и испытаний и искушений. Только к празднику Р[ождества] Хр[истова] получил полное духовное умиротворение, окончательно выравнивается наше делание и становится определеннее и политика м[итрополита] С[ергия] и наше противление этому новообновленцу. Мне кажется, пора уже сказать свое слово и отмежеваться от м[итрополита] С[ергия], ибо мы своим именем смущаем слабых и немощных, а людям, сожженным в своей совести, дают повод говорить о силе их политики и незыблемости их положения. Утратили старца м[итрополита] Агафангела, который явил великий образ и смиренномудрия и смирения. История скажет свое правдивое слово и благословит его имя. Вечный покой ему”. (“Год скорби и печали”, публикация прот. А. Салтыкова и Егорова Н.Д.)

1928: Иеромонах Пантелеимон (Нижник) приобрел участок земли около поселка Джорданвилль в Нью-Йоркском штате, где основал св. Троицкий монастырь.

1928: Было выработано совместное соглашение Конст-ой и Греческой Церкви, по которому только Святая Гора Афон осталась под прямым управлением Патриарха Конст-ого, а все новые епархии, появившиеся на отвоеванных у турок территориях, вошли в состав Греческой Церкви. Однако архиереи в них должны были назначаться Элладским Синодом лишь с согласия Константинополя. К епархиям “новых территорий” относятся следующие митрополии: Кассандрийская, Фессалоникийская, Драмская, Сидирокастрийская, Ланкадасская, Полианийская, Сисанийская, Филиппская,Неокринская, Неапольская, Зинхийская, Маронийская, Александрупольская, Парамифийская, Яннинская, Гревенская, Хиосская, Никопольская, Иериссосская, Серрская, Мифимнская, Елевферупольская, Эдесская, Китрская, Дидимотихская, Митилинская, Лимнская, Гуменисская, Верийская,Дриинупольская, Ксанфская, Елассонская, Самосская, Касторийская, Сервийская, Флоринская.

1928: Состоялся Тбилисский Поместный Собор Грузинской Церкви, на котором был избран новый католикос — Патриарх всея Грузии Христофор. На заседании под председательством новоизбранного Патриарха архиереи приняли решение ввести в Грузинской Церкви новый стиль. Под этим документом подписались Патриарх и несколько архиереев. Реформа, будучи отвергнута народом и большинством священников, полностью провалилась и через несколько месяцев была отменена. За спиной этого Собора стояла довольно одиозная личность. Еще в конце 1920-х годов, будучи во главе чекистов Грузии, Лаврентий Павлович Берия значительно подчинил своему влиянию Грузинскую Православную Церковь. Своим опытом он поделился еще в 1929 году в специальной записке: “Длительной нашей работой нам удалось создать оппозицию католикосу Амвросию и тогдашней руководящей группе грузинской церкви, и <…> в 1927 году в январе месяце удалось полностью вырвать из рук Амвросия бразды правления Грузинской церковью и вместе с его приверженцами удалить от руководящей роли в Грузинской церкви. В апреле месяце, после смерти католикоса Амвросия, католикосом был избран митрополит Христофор, вполне лояльно относящийся к Соввласти, и уже собор, избравший Христофора, декларировал свое лояльное отношение к власти и осудил политику и деятельность Амвросия, в частности, и грузинскую эмиграцию”. (Соколов Б. Диалог с дьяволом.)

1929: В феврале епископ Виссарион (Джованни) вместе с находившимся в течение нескольких лет в Албании епископом Сербской Православной Церкви Виктором, без каких бы то ни было предварительных соглашений с Константинополем, хиротонисал трех епископов-албанцев. Четыре епископа составили Священный Синод Албанской Православной Церкви, который незамедлительно избрал епископа Виссариона своим председателем и архиепископом всея Албании.

Вслед за утверждением Св. Синода королем-мусульманином Ахметом Зогу Синод провозгласил Албанскую Православную Церковь автокефальной, а ее Предстоятель письменно уведомил о происшедшем в Албании другие Православные Церкви. Албанским Св. Синодом был принят устав, кот. гласил: “Официальным языком Албанской Церкви является албанский… Архиепископ, епископы, региональные архиерейские уполномоченные, великий эконом — митрофор, главный секретарь Священного Синода, а также клирики — помощники и заместители Архиепископа и епископов должны быть по крови и языку албанцами и албанскими подданными… Все упоминаемые в ст. 16 клирики, находящиеся на служении Автокефальной Албанской Церкви, если не имеют перечисленных в вышеназванной статье качеств, с начала вступления в силу настоящего Устава лишаются церковного сана”.
Узнав о происшедшем, Конст-ий Патриарх немедленно направил следующую телеграмму королю Албании: “С огромным изумлением Вселенская Патриархия узнала о нечестивых и неправильных рукоположениях епископов, противоречащих соглашению, заключенному в Тиране… Вселенская Патриархия считает эти противоканонические рукоположения недействительными и не существующими; налагает на провинившихся наказания лишением чинов и прав, а также оставляет за собой полную свободу для защиты и сохранения церковного порядка, священнических институтов и авторитета канонических законов”.

Патриархия обратилась также с посланием к албанской православной пастве, в котором призывает ее избегать всякого церковного общения с низвергнутыми Патриархией епископами, чьи действия теперь лишены духовной силы. О своих действиях в отношении Албанской Православной Церкви Патриархия поспешила уведомить Православные Церкви в надежде, что и они также отреагируют отрицательно на происшедшее в Албанской Православной Церкви. Сербскую же Патриархию Константинополь просил принять строгие меры против своего епископа Виктора, принявшего участие в незаконном рукоположении трех новых епископов. (Цанков С., протпопр., проф., д-р. Албанская Православная Церковь и ее устройство. София, 1935.)

1929: Румынский Патриарх Мирон при поддержке премьер министра Юлия Маниу (униата) опять сделал попытку ввести в Румынской Церкви западную пасхалию. Митрополит Бессарабский Гурий открыто выступил против своего первоиерарха и приказал клирикам своей епархии праздновать Пасху со всеми остальными Православными Церквами. Бухарестские священники РПЦЗ также не подчинились этому указу. Патриарх вынужден был отказаться от дальнейшего изменения пасхалии. В это время ряды румынских старостильников значительно пополнились.

1929: На Съезде в Детройте произошло объединение румынских православных приходов США и Канады. Тогда же было решено просить Румынскую Церковь учредить в Америке Румынскую Православную Миссионерскую Епархию. Св. Синод Румынской Церкви во исполнение этого прошения хиротонисал во епископа Поликарпа (Моруша), который только в 1935 году прибыл в Детройт, где и утвердил управление над румынскими приходами США и Канады.

1929: 9 апреля 15 униатских священников украинской греко-католической Церкви собрались в г. Аллентоун, шт. Пенсильвания, и приняли решение перейти в православие и основать Украинскую православную епархию. Следующее собрание состоялось в 1931 г.

1929: Советские войска на Дальнем Востоке вторглись в пределы Китая в Трехречье, преследуя русских беженцев из Сибири и белогвардейцев. По поводу зверств большевиков в Трехречье митрополит Антоний (Храповицкий) отозвался обращением ко всем народам мира: “Душу раздирающие сведения идут с Дальнего Востока. Красные отряды вторглись в пределы Китая и со всей своей жестокостью обрушились на русских беженцев-выходцев из России, нашедших в гостеприимной китайской стране прибежище от красного зверя. Уничтожаются целые поселки русских, истребляется все мужское население, насилуются и убиваются дети, женщины. Нет пощады ни возрасту, ни полу, ни слабым, ни больным. Все русское население, безоружное, на китайской территории Трехречья умерщвляется, расстреливается с ужасающей жестокостью и с безумными пытками». (Письма блаженнейшего митрополита Антония (Храповицкого). Джорданвилль, 1988. С. 106). Волна русских беженцев хлынула в Харбин, где все они получили кров, пищу, внимательное отношение в Доме-убежище, и лишь к 1930 г. они стали возвращаться в Трехречье. Богородице-Владимирская женская обитель также приняла участие в их судьбе. При Обители был создан приют для девочек во имя св. равноап. княгини Ольги.

1929: В июле архиепископ Хризостом (Пападопулос), глава Элладской Церкви, созвал архиерейский Собор, чтобы узаконить введение нового стиля и осудить не признающих его. Из 44 епископов, присутствовавших на Соборе, 13 его покинули, 27 отказались его подписать и только 4 поставили свои подписи. (Мосс В.)

1929: Летом польские римо-католические духовные власти предъявили в Окружных Судах 724 иска об изъятии из рук православного населения храмов и имущества церковного. Они требовали возврата всего того имущества, которое уже более 100 лет как вернулось в руки своего первоначального обладателя — православного населения. В конце лета стало известным, что к Волынской Православной Духовной Консистории было предъявлено 144 иска, к Виленской — 71, к Гродненской — 159 и к Полесской — 248. Наиболее угрожаемыми оказались Гродненская и Полесская епархии, в которых было — в первой 174 прихода и во второй — 320. Под угрозой отобрания у православных оказались, в числе других святынь, кафедральные соборы в Кременце, Луцке, Пинске, монастыри — Виленский, Дерманский, Жировицкий, Зимненский, Корецкий, Кременецкий, Мелецкий и даже величайшая святыня в Польше — Почаевская Св. Успенская Лавра. (Свитич.)

1929: 29 сентября на 87 году жизни скончался Патриарх Константинопольский Василий III.

1929: 7 октября в Фанаре члены Синода Конст-го патриархата на место скончавшегося Патриарха Василия III выбрали нового Патриарха — митрополита Деркосского Фотия, за него проголосовало 17 из 18 архиереев.

1929: В декабре митрополит Петр пишет письмо митрополиту Сергию: “Ваше Высокопреосвященство, простите великодушно, если настоящим письмом я нарушу душевный покой Вашего Высокопреосвященства. Мне сообщают о тяжелых обстоятельствах, складывающихся для Церкви в связи с переходом границ доверенной Вам церковной власти. Очень скорблю, что Вы не потрудились посвятить меня в свои планы по управлению Церковью. А между тем Вам известно, что от местоблюстительства я не отказывался и, следовательно, Высшее Церковное Управление и общее руководство церковной жизнью сохранил за собою. В то же время смею заверить, что (нрзб.) (с должностью? — ред.) заместителя Вам предоставлены полномочия только для распоряжения текущими делами, быть только охранителем текущего порядка. Я глубоко уверен, что без предварительного сношения со мною Вы не предпримете ни одного ответственного решения, каких-либо учредительных прав я Вам не предоставлял, пока со мною местоблюстительство и пока здравствует митрополит Кирилл и в то же время был жив митрополит Агафангел. Поэтому же я и не счел нужным в своем распоряжении о назначении кандидатов в заместители упомянуть об ограничении их обязанностей, для меня не было сомнений, что заместитель прав установленных не заменит, а лишь заместит, явит собой, так сказать, тот центральный орган, через который местоблюститель мог бы иметь общение с паствой.

Проводимая же Вами система управления не только исключает это, но и самую потребность в существовании местоблюстителя, таких больших шагов церковное сознание, конечно, одобрить не может. Не допускал я оговорок, ограничивающих обязанности заместителя, и по чувству глубокого уважения и доверия к назначенным кандидатам, и прежде всего к Вам, имея в виду при этом и Вашу мудрость. Мне тяжело перечислять все подробности отрицательного отношения к Вашему управлению: о чем раздаются протесты и вопли со стороны верующих, от иерархов и мирян. Картина церковных разделений изображается потрясающей. Долг и совесть не позволяют мне оставаться безучастным к такому прискорбному явлению, побуждая обратиться к Вашему Высокопреосвященству с убедительной просьбой исправить допущенную ошибку, поставившую Церковь в унизительное положение, вызвавшее в ней раздоры и разделения и омрачившее репутацию ее предстоятелей.

Равным образом прошу устранить и прочие мероприятия, превысившие Ваши полномочия. Такая Ваша решимость, надеюсь, создаст доброе настроение в Церкви и успокоит измученные души чад ее, а по отношению к Вам для общего нашего утешения сохранит то расположение, каким Вы заслуженно пользовались и как церковный деятель, и как человек. Возложите все упование на Господа, и Его помощь всегда будет с Вами. Со своей стороны я, как первостоятель Церкви, призываю всех священнослужителей и церковных деятелей проявить во всем, что касается гражданского законодательства и управления, полную лояльность. Они обязаны беспрекословно подчиняться правительственным распоряжениям, если те не нарушают святой веры и вообще не противны христианской совести; и не должны заниматься какой-либо противоправительственной деятельностью, не должны выражать ни в храмах, ни в частных беседах ни одобрения, ни порицания их действий и вообще вмешиваться в дело, не относящееся к Церкви.

Смею, однако, надеяться, что действительность не может указать среди представителей православного епископата и клира случай подобной нелояльности. Ни в мое непосредственное управление, ни после не было слышно ни об одном политическом преступлении со стороны духовных лиц. Если бы эти преступления имели место, то, надо полагать, виновные подверглись бы гласному судебному процессу; но на судах политических преступников не упоминается о представителях духовенства. Я охотно готов признать, что и само правительство давно убедилось в аполитичности Православной Церкви, и Вы, Владыка, можете себе представить: с каким воплем у нас должны отнестись священнослужители, особенно томящиеся в тюрьмах и ссылках, к голословному заявлению о словах и делах, а затем и о постигшей многих горькой участи. Между прочим, мне пишут, что епископ Василий о делах от моего имени представил Вам доклад. Должен заметить, что ни ему, ни другому моему сожителю я не давал никаких поручений, касающихся церковных дел. О себе лично скажу, что я прошел все виды страданий, которые можно себе представить, казалось, что у меня одно время года – время скорби, но Господь, видимо не оставляет меня. Он поддерживает мои силы, ослабляемые тяжелыми условиями изгнания, и вносит в душу упокоение, которое, если и отравляется, то только болью о Церкви. Милость Божия да будет с Вами, Вашего Высокопреосвященства Послушник М(итрополит) П(етр)”. (Губонин, Акты… С. 681.)

1929: 17 декабря большевики взорвали Чудов монастырь в Кремле.

1929: В своем Рождественском послании, разосланном главам автокефальных Церквей, митрополит Дионисий Варшавский писал: “Нашу Святую Православную Церковь в Польше посетил Господь в истекшем году бедствием, равным избиению Вифлеемских младенцев, ибо клир Римский хочет отнять от нас половину святых храмов наших и тем лишить более двух миллионов верующих младенцев наших духовного окормления и церковной жизни”. (Свитич.)

1929: Архиеп. Иларион (Троицкий) скончался в Ленинградской тюрьме. Он был прославлен в лике новомучеников РПЦЗ в 1981 г. и в 2000 г. — РПЦ МП.

1930: 15 февраля митрополит Сергий (Страгородский) и члены его Синода: митр. Серафим Тверской, архиеп. Алексей (Симанский), архиеп. Филипп (Гумилевский) и еп. Питирим (Крылов) провели пресс-конференцию, на которой ответили на ряд вопросов представителей печати. Эти материалы широко разошлись тогда по всему миру:

“Вопрос. Действительно ли существует в СССР гонение на религию и в каких формах оно проявляется?
Ответ. Гонения на религию в СССР никогда не было и нет. В силу декрета “Об отделении церкви от государства” исповедание любой веры вполне свободно и никаким государственным органом не преследуется. Больше того, последнее постановление ВЦИК и СНК РСФСР “О религиозных объединениях” от 8 апреля 1929 г. совершенно исключает даже малейшую видимость каких-либо гонений на религию.

Вопрос. Верно ли, что безбожники закрывают церкви, и как к тому относятся верующие?
Ответ. Да, действительно, некоторые церкви закрываются. Но проводится это закрытие не по инициативе властей, а по желанию населения, а в иных случаях даже по постановлению самих верующих.

Вопрос. Соответствуют ли действительности сведения, помещенные в заграничной прессе, относительно жестокостей, чинимых агентами соввласти по отношению к отдельным священнослужителям?
Ответ. Ни в какой степени эти сведения не отвечают действительности. Все это – сплошной вымысел, клевета, совершенно недостойная серьезных людей…” (Цитируется по книге В. Куроедова “Религия и церковь и советском обществе”.)

В том же интервью по поводу обращения папы Римского в защиту гонимой Русской Церкви:
“Мы считаем излишним и ненужным это выступление папы Римского, в котором мы, православные, совершенно не нуждаемся. Мы сами можем защищать нашу Православную Церковь. У папы есть давнишняя мечта окатоличить нашу Церковь, которая, будучи всегда твердой в своих отношениях к католицизму, как к ложному учению, никогда не сможет связать себя с ним какими бы то ни было отношениями”.
По поводу выступления Архиепископа Кентерберийского: “Оно грешит той же неправдой насчет якобы преследований в СССР религиозных убеждений, как и выступление Римского папы <…>, пахнет подталкиванием паствы на новую интервенцию, от которой так много пострадала Россия”. (“Известия”, № 46, 1930.)

Митр. Евлогий Западно-Европейский об этом интервью в своих воспоминаниях писал: “Оказывается, что текст большевики дали митрополиту Сергию за неделю до интервью, а потом держали его в изоляции. Перед ним встала дилемма: сказать журналистам, что гонение на Церковь есть, — это значит, что ВСЕ тихоновские епископы будут арестованы, т. е. вся церковная организация погибнет; сказать “гонения нет” — себя обречь на позор лжеца… Митрополит Сергий избрал второе. Его упрекали в недостатке веры в несокрушимость Церкви. Ложью Церковь все равно не спасти. Но что было бы, если бы Русская Церковь осталась без епископов, священников, без таинств, — этого и не представить… Во всяком случае, не нам, сидящим в безопасности, за пределами досягаемости, судить митрополита Сергия…” (Стр. 621.)

1930: 26 февраля Патриарший Местоблюститель митр. Крутицкий Петр пишет второе письмо из ссылки к Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митр. Нижегородскому Сергию (Страгородскому), из поселка Хэ, Обдорского района:

“Высокопреосвященнейший Владыко!
Представился случай написать Вам в дополнение к письму, отправленному заказным по Вашему московскому адресу. То письмо писал, сильно недомогая, а после и совсем себя плохо почувствовал. Требовалось бы сделать маленькие вставки. Когда пришла почта — редкий наш посетитель, — началась суета, да так и сделал, совсем запамятовав о вставках. В одном месте пропущено выражение: “для общего нашего утешения”. Это там, где говорится о сохранении расположения к Вам.

В другом месте между словами “среди клира” нужно вставить “представителей православного епископата и клира”. Это в абзаце об отношении к соввласти. В том же абзаце, помнится, неладно с отрицанием “не”. Но эти недочеты сути, конечно, не изменяют. Я постоянно думаю о том, чтобы Вы являлись прибежищем для всех истинно верующих людей. Признаюсь, что из всех огорчительных известий, какие мне приходилось получать, самыми огорчительными были сообщения о том, что множество верующих остаются за стенами храмов, в которых возносится Ваше имя. Исполнен я душевной боли и о возникших раздорах вокруг Вашего управления и других печальных явлениях. Может быть, эти сообщения пристрастны, может, я достаточно не знаком с характером и стремлением лиц, пишущих мне. Но известия о духовном смятении идут из разных мест и главным образом от клириков и мирян, оказывающих на меня сильное давление.

На мой взгляд, ввиду чрезвычайных условий жизни Церкви, когда нормальные правила управления подвергаются всяким колебаниям, необходимо поставить церковную жизнь на тот путь, на котором она стояла в первое Ваше заместительство. Вот и благоволите вернуться к той, всеми уважаемой Вашей деятельности. Я, конечно, далек от мысли, что Вы решитесь вообще отказаться от исполнения возложенного на Вас — это послужило бы не для блага Церкви. Повторяю, что очень скорблю, что Вы не писали мне и не посвятили в свои намерения. Раз поступают письма от других, то, несомненно, дошло бы и Ваше. Пишу Вам откровенно, как самому близкому мне Архипастырю, которому многим обязан в прошлом и от святительской руки которого принял постриг и благодать священства. Не подумайте, Владыко, что в центре моего внимания находятся суждения моих соседей-Архипастырей. Не скрою, что как только они прибыли в Обдорск, почтили меня общим письмом; но последнее состояло исключительно из одних приветствий. Затем, около уже года, ничего о них не слышу.

Мое здоровье сильно ослабело борьбой с суровыми климатическими условиями. Неоднократно ходатайствовал о переселении в другой пункт, более или менее обеспеченный сносным климатом и наличием медицинской помощи, которая здесь слишком слаба, — успеха нет. Все домашние тягости несу сам: около меня нет постоянного человека. На старости лет приходится подвижничать по-пустынному. Господь устроил, таким образом, дело внутреннего упорядочения. Прошу Вас помолиться Господу Богу, чтобы подкрепил мои силы и помог мне жить в безропотном послушании Его Святой Воле. Вашего Высокопреосвященства покорный слуга митрополит Петр”. (Губонин, Акты…)

1930: В начале года на Афоне, в Ватопедском монастыре состоялась Всеправославная конференция, подготовительная для проведения Восьмого Вселенского Собора. Русская Церковь не была представлена на этой конференции. Участники конференции написали несколько посланий, одно из них было адресовано коптам с выражением любви и предложением установить сотрудничество и единство. В ходе конференции Константинополь отклонил как чуждое православной традиции предложение Румынской Церкви о том, чтобы каждая автокефальная церковь имела постоянного представителя при Вселенском Патриархе. Сербскую Церковь на конференции представлял свят. Николай (Велимирович).

1930: Моление за Русскую Церковь. Митр. Евлогий: “В начале поста 1930 г. архиепископ Кентерберийский пригласил меня в Лондон на однодневное моление о страждущей Русской Церкви. Я решил ехать. За нас будет молиться вся Англия, а я останусь в Париже безучастным свидетелем единодушного сочувствия всех Церквей к страждущей нашей Церкви? Невозможно! Моя совесть повелительно требовала моего участия в этих молитвах; так же, несомненно, была настроена и моя паства.

Я провел в Англии с неделю. Давно я не испытывал такого светлого чувства братской христианской любви между Церквами, какое испытал в эти незабываемые дни, когда вся церковная, верующая Англия коленопреклоненно молилась о прекращении тяжких страданий нашей Русской Православной Церкви… Политических целей я никаких в Англии не преследовал и с политическими речами нигде не выступал. Всюду, где мне приходилось говорить речи, я лишь благодарил за сочувствие, просил и впредь поддерживать нашу страдалицу Мать-Церковь своими молитвами. И вот, эти выступления и послужили поводом к строгому запросу из Москвы от митрополита Сергия: на каком основании вы позволили себе разъезжать по Англии, призывая к протесту против СССР? Тут же было высказано требование свою поездку осудить и дать обязательство такого рода выступления более не повторять…

Горько мне было читать эти несправедливые упреки, продиктованные внушениями советской власти, и я резко ответил митрополиту Сергию, что моление в Англии имело не политический, а религиозный характер: это был протест религиозной и вообще человеческой совести против страшных гонений на Церковь в советской России; доказательством тому — договор английского правительства с СССР, заключенный как раз во время моего пребывания в Англии”. (“Китеж”, 1930, № 1, с. 16.)

1930: 6 июня митрополит Сергий (Страгородский) пишет докладную записку в ВЦСПС:
“В настоящее время лица, участвующие в наших церковных хорах, справедливо сетуют на отрицательное отношение к ним со стороны профессиональных союзов и просят ходатайствовать об изменении этого отношения. Обычно такие участники исключаются из профсоюзов, причем постановление об исключении прямо мотивируется: “за участие в церковном пении” и подобное… Исключение из союза влечет за собою для профсоюзника не только лишение тех особенных прав, какими он пользовался в союзе, но и грозит ограничить для него возможность найти себе работу, а с нею и средства к самому существованию.

Подвергать профсоюзника такой участи только за то, что он церковник, в достаточной степени напоминало бы средневековый папский интердикт — лишения непослушных огня и воды, значило бы, вместо перевоспитания и (неразборчиво) прямо вымогать насилием отречение от веры, что в корне противоречит Конституции… Профсоюз работников искусств не должен составить исключение из общего правила и не должен изгонять своих членов только за то, что они церковники или что их работа так или иначе связывается с церковной. Ведь участие в церковном пении для подавляющего их большинства является даже и не служением культу, а просто платной работой. Это есть пользование своим профессиональным искусством для добывания себе средств к существованию или добавочного заработка, и от того, что это пользование в данном случае связано с обслуживанием церкви, дело не меняется. Ведь церковь обслуживается не только профессиональными певцами, но и профессиональными электриками, водопроводчиками, почтальонами и пр. Когда Союз служащих почты и телеграфа попытался (исходя из тех же соображений, из каких исходит и Рабис) запретить своим членам доставлять духовенству и церковным организациям корреспонденцию, это было признано неправильным и бойкот прекращен…” (ГАРФ. Ф. 5263. On. 1. Д. 6. Л. 2-3.)

1930: 10 июня. Постановление митр. Сергия и сергианского синода об увольнении митр. Евлогия от должности Управляющего русскими церквами в Зап. Европе за организацию молений в защиту Русской Церкви. Временно назначается на этот пост арх. быв. Белостокский Владимир (Тихоницкий). (ЖМП, № 2, 1931.)

1930: 22 июня Сербский Патриарх Варнава во время службы в русской Троицкой церкви обратился к Русскому Зарубежью: “Знайте, что изуверы, гонящие Церковь, не только её мучают, но стараются её расколоть, разъединить и всячески простирают свои преступные руки к вам, находящимися за пределами вашего отечества. Вы, верные сыны России, должны помнить, что вы являетесь единственной опорой великого русского народа… Посеянные врагами вашей Родины церковные раздоры должны во что бы то ни стало прекратиться. Среди вас находится великий иерарх митрополит Антоний, который является украшением вселенской Православной Церкви. Это высокий ум, который подобен первым иерархам Церкви Христовой в начале христианства. В нём заключается церковная правда и те, кто отделился, должны вернуться к нему. Вы все, не только живущие в нашей Югославии, но и находящиеся в Америке, в Азии, во всех странах мира, должны составить во главе с вашим великим архипастырем митрополитом Антонием единое несокрушимое целое, не поддающееся нападкам и провокациям врагов Церкви. Я как Сербский патриарх, ныне ваш родной брат, горячо молюсь Богу, чтобы Он соединил русских людей, находящихся заграницей в единое целое, чтобы восстала Россия такою, какою она была во главе с Православным Самодержащим Царём, и от имени Господа Иисуса Христа и всех Его святых благословляю вас благословением патриаршим”. (Жизнеоп. митр. Антония. ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 959. Л. 1, 49.)

1930: 26 июня митрополит Сергий (Страгородский) обратился к митр. Дионисию Варшавскому с новым посланием, в котором, между прочим, писал: “В №147 газеты “За Свободу” напечатано о предстоящем созыве Первого Поместного Собора Православной Автокефальной Церкви в Польше и о том, что 29 сего июня назначено начало подготовительного к Собору Предсоборного Собрания.
Уже из названия Собора видно, что он имеет главной задачей практически осуществить и оформить автокефалию Православной Церкви в Польше…

Что же принесет Вам незаконная Автокефалия, покупаемая такою ценою? Невольно вспоминается прежняя история Православия в Польше. Там всегда умели усыпить бдительность Православной иерархии разными личными правами и привилегиями. А низшее духовенство с православной паствой в это время влачили жалкое существование в постоянных тревогах за целость своих храмов, за неприкосновенность своих святынь, за самую сохранность святой веры. Не повторяется ли эта история и в наши дни?… Во имя возложенного на меня долга пещись о всей Православной пастве Московского Патриархата, я снова братски убеждаю Вас отказаться от Вашего губительного для Церкви начинания, не отрывать искусственно и насильственно Православной Паствы Вашей от ее векового союза с Церковью Русской и тем не подвергнуть свою паству всем невзгодам внутренне церковной анархии.
Ведь, если Вы отказываетесь подчиниться своему законному Кириарху — Московскому Патриарху или Его Местоблюстителю, то этим даете каноническую возможность каждому, служащему Вам в Польше Архипастырю, и каждому из подведомых Вам клирику и мирянину (и даже делаете это обязательным) отказать Вам в подчинении и искать себе окормления за границей.

Неужели же своими руками Вы будете способствовать повторению в Польше тех злосчастных времен, когда православная паства была покинута своими архиереями и должна была своими силами и на свой страх отстаивать свою веру и церковную независимость от Рима?..
Пусть предстоящий у Вас Собор обсудит вопрос и об автокефалии, пусть даже сделает заключение о правах на автокефалию и о желательности последней, но пусть он торжественно и мужественно откажется от автокефалии незаконной и пригласит Православную паству в Польше оставаться в каноническом общении с Московской Патриархией и от законного источника — от Поместного Собора Святой Православной Церкви Русской ожидать себе уже законной, а не самочинной, спасительной, а не губительной, автокефалии”. Св. Синод Автокефальной Церкви в Польше принял письмо-послание митрополита Сергия к сведению, как имеющее лишь информационное значение. (Свитич.)

1930: 21 июля митр. Евлогий пишет письмо митр. Сергию с отказом подчиниться увольнению и с сообщением о разрыве административно-канонических отношений с Патриархией. (ЖМП, № 2, 1931.)

1930: 7 августа началась конференции в Ламбете, в которой приняли участие 307 англиканских епископов и представители патриархов: Константинопольского, Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского, Болгарского, Румынского, Сербского, и Церквей — Греческой, Кипрской и Польской. Возглавил православную делегацию патриарх Александрийский Мелетий (Метаксакис). В смешанной англикано-православной комиссии этой Конференции встал вопрос о том, как следует понимать англиканское учение о таинстве священства и о таинстве Евхаристии, англиканские епископы, члены комисси (числом 14), дали обстоятельный ответ. В “резюме прений” этой комиссии читаем: “Английскими Епископами было заявлено, что в Англиканской Церкви посвящение в сан есть не только назначение человека на определенную должность, но, в рукоположении преподается специальная харизма посвященному лицу, соответствующая степени священства, и что природа этого специального дара указана в словах чина посвящения, и что в этом смысле рукоположение, есть таинство…”

В ответ на это “православная делегация заявила, что она признает апостольское преемство в Англиканской Церкви, поскольку Англиканские Епископы уже признали Священство за таинство и объявили, что учение Англиканской Церкви авторитетным образом выражено в “Книге общих молитв” (Book of Common Prayer) и что смысл “39 артикулов” должен быть истолкован в согласии с “Книгой общих молитв”. Далее Англиканские епископы заявили, что в Таинстве Евхаристии “Тело и Кровь Христовы истинно и в действительности принимаются и вкушаются верными на вечере Господней”, и что “Тело Христово дается, принимается и вкушается только некиим небесным и духовным способом”, и что после причастия, остающиеся Освященные Дары, рассматриваются таинственно как Тело и Кровь Христовы; далее, что Англиканская Церковь преподает учение об евхаристической жертве, как сие объяснено в “Ответе Архиепископов Кэнтэрберийского и Йоркского Папе Льву XIII относительно англиканского рукоположения”; и также, что при принесении Евхаристической Жертвы Англиканская Церковь молится, чтобы “чрез заслуги и смерть Сына Твоего Иисуса Христа, и через веру в кровь Его, мы и вся Церковь Твоя получили отпущение наших грехов и все другие благодатные плоды страдания Его”, относя это ко всему обществу верных, живых и умерших”. На это заявление православная делегация в свою очередь заявила, “что объяснение англиканского учения сделанное таким образом по отношению к евхаристической жертве, согласуется с православным учением, если только объяснение будет высказано со всей ясностью…”

В заключительном документе англиканские члены конференции заявили: “Они (православные) пришли к нам с желанием начать предпринимать решительные и практические шаги в сторону восстановления общения между нашими Церквами. Это значительный прогресс венчающий длинный период усиливающихся дружеских отношений. Теперь мы подходим к фазе решительных действий…”

На конференции также было высказано сочувствие страждущей Русской Церкви: “Конференция сочувствует Русской Церкви в ее страданиях и гонениях, и молит милостивого Бога, да подаст Он опять свободу и благоденствие этой Церкви, дабы она опять смогла занять свое место среди других Церквей христианского мира с большей свободой и самовыражением чем прежде…”

Практические заключения англиканских членов конференции были следующие: “Восточные Церкви понимают, что мы должны исполнять наши обязанности, — обслуживать все души, нуждающиеся в помощи; они также осознают невозможность окормлять всех своих чад разбросанных повсюду. Вывод тут довольно ясный: т.к. наши епископы и священники готовы обслуживать лишенных пастырей членов православных общин, то официальная православная делегация, подробно изучив этот вопрос, вместо протеста, высказали мнение, что такое окормление может продолжаться с условием официального одобрения. В каждом отдельном случае такого окормления об этом должен быть извещён правящий архиерей и ни в коем случае такое окормление не должно быть предлагаемо тем, чей православный епископ с этим не согласен…” (The Christian East, Autumn, 1930.).

1930: 28 октября. Письмо митр. Сергия митр. Евлогию: “Свой административный разрыв с Патриархией, Ваше Высокопреосвященство, хотите обосновать на указе Св. Патриарха от ноября 1920 года. Но указ этот предусматривает, так сказать, физическую невозможность сношений с Церковным центром, у нас же с Вами, по Вашему собственному признанию, скорее только взаимное непонимание… Вы успокаиваете себя (по примеру Карловацкой группы) тем, что порывая с теперешним Московским Церковным центром, Вы будто бы не порываете с Русской Церковью. Увы, это теперь уже избитая “лесть” (самообман) всех, не желающих подчиниться неугодному им распоряжению Патриархии, и; в то же время, не имеющих смелости открыто учинить раскол (п. ч. они сознают отсутствие достаточных оснований)… Отказав в подчинении Заместителю, Вы окажетесь ослушником и Местоблюстителя и потому напрасно будете прикрываться возношением имени последнего, по примеру других раскольников”. (ЖМП, № 2, 1931.)

1930: Патриарх Александрийский Мелетий (Метаксакис) добился признаний англиканских хиротоний Александрийской патриархией. В письме к архиепископу Кентерберийскому Космо Лангу он писал: “По вдохновению Святого Духа контакты православной делегации во время Ламбетской конференции дали радостные результаты, наш Священный Синод митрополитов Александрийского Апостольского и Патриаршего престола принял резолюцию, признав законными, с православной точки зрения, англиканское священство. Текст самой резолюции гласит: “Св. Синод признает, что заключение православной комиссии было вынесено согласно духу православного учения”. Поскольку Ламбетская Конференция приняла заявления, сделанные Англиканскими Епископами, как точное изложение учения и практики Англиканской Церкви и находящихся с ней в общении Церквей, то Синод признает эти заявления за весьма значительный (симптоматический) шаг в сторону единения Церквей”. И ввиду того, что в этих заявлениях, признанных Ламбетской конференцией, утверждается полная и удовлетворительная апостольская преемственность, причащение истинными Телом и Кровью, и что Евхаристия является thusia hilasterios (Жертва), а священство почитается за таинство, то Александрийская Церковь больше не видит причин относиться к законности англиканских рукоположений с негативной осторожностью, и придерживаясь решения Конст-ой Церкви от 28 июля, 1922, провозглашает, что если священник, рукоположенный англиканскими епископами, перейдет в Православие, то он не должен быть перерукополагаем, также как и крещенный англиканами не должен перекрещиваться”. (The Christian East, vol. XII, 1931, pp. 1-6.)

1930: Патриарх Константинопольский Фотий II, чтобы изжить американскую смуту, которая разделила американскую паству на два лагеря — монархистов и венизелистов (сторонников премьер-министра Венизелоса), назначает митрополита о. Корфу Афинагора (буд. Патриарха Конст-ого) экзархом Северной и Южной Америки. Архиепископ Александр Нью-Йоркский и два его викария восстали против попытки патриархата изменить автономный статус Американского экзархата, но сопротивление их было сломлено и они были вынуждены подписать поправку к уставу экзархата, полностью подчинив его Константинополю. Архиеп. Александр был переведен на другую кафедру — на о. Корфу. (Prof. Paul Manolis. The History of the Greek Orthodox Church in America.)

1930: К этому году в Харбинской епархии, где проживало большинство русских, эмигрировавших в Маньчжурию, было 46 храмов, 2 монастыря, 88 священников.

1930: Иеромонах Иоанн (Максимович), будущий святитель Сан-Францисский, написал полемический труд против софианской ереси протоиерея Сергия (Булгакова), тогдашнего ректора Парижского богословского института.

1930: К концу этого года Союз воинствующих безбожников в России насчитывал уже 4 миллиона членов, большинство храмов в то время было разрушено членами этого союза.

1930: В Бразилии аргентинским миссионером протопресвитером Константином Изразцовым, “апостолом Южной Америки”, был основан первый в стране православный приход.

1930: 24 декабря митр. Сергий и его Синод упраздняют Епархиальное управление в Париже и запрещают митр. Евлогию и единомысленным с ним епископам совершать рукоположения, с угрозой в дальнейшем запретить их в священнослужении. Приходы Зап. Европы подчиняются митр. Литовскому Елевферию.

1931: Приветственная рождественская грамота Вселенского Патриарха Фотия II обновленческому Синоду с выражением скорби об отсутствии “умиротворения” в Русской Церкви. Приветственная рождественская грамота Патриарха Иерусалимского Дамиана обновленческому Синоду. (Цит. по: Регельсон Л. ВСС, 1931, № 1-2.)

1931: В феврале митр. Евлогий отправляется к Вселенскому Патриарху Фотию II с просьбой о принятии своей митрополии в каноническое общение. Патриарх дает свое согласие. (Митр. Евлогий, с. 623-627.)

1931: В марте митрополит Елевферий Литовский в письме архиепископу Японскому Сергию, писал: “Митрополит Евлогий еще летом, по словам преосвященного Вениамина, говорил, что если бы мы были надлежащими христианами, то, конечно, должны бы следовать по пути, указываемому м. Сергием, но мы еще слишком политичны и потому должны питать свою паству молоком, а не твердою пищею. И мне он писал и говорил, что м. Сергий и я с канонической точки зрения правы, но нам-де нужно спасать паству. Против поездки были почти все в Париже; по крайней мере я не слышал, чтобы кто-нибудь разделял это решение. Больше того, говорил, что едет с апелляцией на митрополита Сергия, а приехал с неожиданным для всех томосом от Вселенского о временном принятии его последним в свою юрисдикцию со всем церковным имуществом и с титулом греческого экзарха, и все подчинились. Вот Вам и церковность”. (Прот. В. Цыпин… Гл. 11.)

1931: 29 апреля архиепископ Феофан (Быстров) Полтавский переезжает из Болгарии в Париж, где до 1936 г. жил с семьей Прохоровых.

1931: 30 апреля Синод митр. Сергия выпустил постановление по делу митр. Евлогия, перешедшего в юрисдикцию Конст-ого патриархата. Митр. Евлогий запрещается в священнослужении, распоряжения и священнодействия его сторонников признаются недействительными. (ЖМП, 1931, № 6.)

1931: 6 июня митр. Сергий обратился с письмом к Константинопольскому Патриарху Фотию II, в котором оспаривал каноничность присоединения русских церквей в Западной Европе к Константинопольскому патриархату.

1931: 25 июня Патриарх Фотий II Конст-ий пишет ответ митр. Сергию, в котором, с одной стороны, примирительно объяснял присоединение Западноевропейской митрополии как временную меру, вызванную обстоятельствами, а с другой — развивал доктрину об исключительных правах Константинопольского престола: “Со стороны нашей Великой Христовой Церкви было бы неуместно и недопустимо всякое дальнейшее промедление в том, чтобы вступиться в это дело согласно ее долга и права, и в качестве канонического судии в этой области, где угрожала православному народу буря, и в качестве той, которой вверено попечение, общее попечение о нуждах Православных Церквей повсюду, не говоря уже об особо тесных узах и обязательствах, искони связывающих ее с возлюбленною Дщерью и Сестрою Великою Российской Церковью и возлюбленным православным народом русским”. (Прот. В. Цыпин… Гл. 11.)

1931: 28 июня преставился митрополит Иннокентий (Фигуровский), 18-й начальник Русской Духовной Миссии в Китае, возглавлявший Миссию с 1896 г., а в архиерейском сане с 1902 г. 19-м начальником Миссии Св. Синод РПЦЗ назначил архиепископа Шанхайского Симона (Виноградова).

1931: 14 августа скончался Патриарх Иерусалимский Дамиан. Его преемником становится архиеп. Тимофей Иорданский. Однако его законное утверждение и признание представителем Британского Правительства произошло только 27 сентября 1939 года.

1931: 18 сентября командование японской Квантунской армии отдало приказ о наступлении на северо-восточные провинции Китая и к утру 19 сентября ввело войска в города Шэньян (Мукден), Чанчунь, Аньдун и другие. В начале 1932 г. японские власти, установив контроль над всей территорией Маньчжурии, создали государство Маньчжоу-го, правителем которого стал последний китайский император — Пу И. Было узаконено военное, политическое и экономическое присутствие Японии в Маньчжоу-го. Фактически установился колониальный режим. В таких условиях русская эмиграция оказалась в очень тяжелом положении.

1931: 30 сентября. Ответ митр. Сергия архим. Василию Димопуло, представителю Вселенского Патриарха в СССР, о своем отказе принять участие в Догматической комиссии в Лондоне по воссоединению с англиканами: “Мы с своей стороны не можем отказаться от веры, что только наша Православная, уцелевшая на Востоке Церковь есть Церковь Христова. Соединение с нашей Церковью какого-либо иного общества мы можем мыслить лишь под образом спасения утопающих. Было бы странно, если бы утопающий прежде, чем принять помощь с корабля, начал ставить какие-нибудь свои условия”. (ЖМП, 1932, № 7-8.)

1931: Послание Заместителя Местоблюстителя митр. Сергия Константинопольскому Патриарху по поводу принятия в общение митр. Евлогия: “Распоряжение Вселенской Патриархии об изъятии митр. Евлогия с русскими православными приходами из канонического ведения Московской Патриархии и пр. — мы не можем не признать для нас неприемлемым и необязательным… Митр. Евлогий остается для нас уволенным, преданным соборному суду и запрещенным, а Парижское Епарх. Управление — упраздненным, и все акты его — не имеющими канонической силы и недействительными”. (ЖМП, 1932, № 7-5.)

1931: Вспыхнувшее на о. Кипр восстание киприотов против англичан было подавлено. (Кипр, оккупированный англичанами во время Первой мировой войны, в 1925 г. был провозглашен английской колонией.) В отношении Церкви колонизаторы взяли резкий курс на ликвидацию православной иерархии. Считая ответственными за восстание 1931 года митрополитов Никодима Китайского и Макария Киренийского, британские власти изгнали их с острова. Митрополиту Макарию было разрешено выехать в Афины, где он и находился до конца ссылки (до 1946 г.). Митрополит Никодим был направлен в Палестину, где хозяйничали тогда те же властители. Скончался он в ссылке в 1937.

1931: О. Петр Шипков, бывший секретарь Св. Патриарха Тихона, свидетельствовал на следствии, что в 1931 году он получил указание от митрополита Кирилла и епископа Афанасия (Сахарова) не примыкать ни к митрополиту Сергию, ни к иосифлянам, а на богослужении поминать митрополита Петра. (Из стенограммы допроса о. Петра 21 апреля 1943 г. ЦА ФСБ РФ. Д. № 35561.)

1931: Начало публикации “Журнала Московской Патриархии”.

1932: 2 марта почил о Господе афинский подвижник, священник о. Николай Планас. На протяжении десятилетий он совершал ежедневные многочасовые литургии, поминая на проскомидии бесконечный список имен, и воистину всенощные бдения. По-мирски будучи малограмотным, но богатством благочестия и отданию себя без остатка священническому служению, он повлиял на возрождение духа православия среди всех слоев населения Греции начала XX века. О. Николай прославился чудотворением как при жизни, так и после смерти. Он придерживался старого календаря, хотя и принадлежал к новостильной Элладской Церкви. Когда о. Николая спрашивали про календарную реформу, то он отвечал: “По убеждению я на старом, а по долгу послушания на новом”. В 1992 г. св. отец Николай был прославлен в лике святых. Благоухающие мощи св. Николая находятся в Афинах в храме св. Иоанна Предтечи Вульялменис.

1932: 15 мая — объявление “безбожной пятилетки” декретом правительства за подписью Сталина: к 1 мая 1937 г. “имя Бога должно быть забыто” на всей территории СССР. (Регельсон.)

1932: 10 сентября на Архиерейском Соборе РПЦЗ было анафематствовано масонство.

1932: В Уганде группа англикан-аборигенов перешла в православие и была принята в Церковь Александрийским Патриархом Мелетием.

1932: Сербский митрополит-мученик Досифей (Васич) назначается на Загребскую кафедру в Хорватию. В столице Хорватии, где православные сербы были в меньшинстве, владыке очень скоро пришлось столкнуться с проявлениями национальной и религиозной нетерпимости.
Вот что пишет об этом карпаторусский политический и религиозный деятель Алексей Геровский: “Назначение Досифея в Загреб вызвало у католиков большое неудовольствие. Имя епископа Досифея уже было у них на черной доске из-за того, что он “своей пропагандой перевел карпатороссов в православие”… Когда за несколько лет до Второй мировой войны епископ Досифей сказал мне, что его назначили митрополитом в Загреб, я умолял его, чтобы он этого назначения не принимал, так как он там никогда не был и не знаком с религиозным фанатизмом загребских хорватов. Между прочим, я указал ему на (катол. архиеп. — ред.) Степинаца, уже прославившегося своей религиозной нетерпимостью, и предупредил его, что у него там будет много неприятностей. “Степинац, воспитывавшийся семь лет в иезуитской семинарии и Риме, — сказал я владыке, — будет чувствовать себя обиженным, что в его столице засядет православный митрополит”. Я советовал ему, чтобы он убедил членов Синода послать в Загреб епископа из тех, кто родился до Первой мировой войны, воспитывался в Австро-Венгрии и уже знаком с типами вроде Степинаца.

Но владыка сказал мне, что его долг — слушаться воли патриарха, и поехал в Загреб. Когда через несколько месяцев я опять встретился с ним в Белграде, он сказал мне, что я был прав. На улицах его часто оскорбляли. Иногда ночью у него в доме били окна. Камни падали даже в его спальню. Я спросил владыку, обращался ли он в полицию. Он ответил, что ему епископу не подобает призывать полицию. А когда я ему сказал, что в таком случае его враги подумают, что он их боится, и еще больше обнаглеют, владыка ответил: “Нет, они знают, что я их не боюсь. Когда они меня ругают или плюют на меня, я просто поднимаю руки и благословляю их крестным знаменьем”. (Шестаков А. Когда террор становится законом, из истории гонений на Прав. Церковь в Хорватии в середине ХХ в.)

1932: Число членов “Союза воинствующих безбожников” в СССР достигло 12 миллионов.

1933: 31 января рейхсканцлером Германии стал Адольф Гитлер.

1933: В середине февраля, совершая освящение места для кафедрального собора в Шанхае, архиепископ Симон, 19-й начальник Китайской Миссии, простудился. Болезнь прогрессировала, и 24 февраля он тихо скончался. Тело его было перевезено в Пекин и погребено в склепе храма Всех святых мучеников, рядом с местом погребения митрополита Иннокентия. При перенесении гроба с его останками в 1940 г. было замечено, что они нетленны. Преосвященный Симон являл собою образец смирения и послушания. Усердный молитвенник и аскет, он старался всю жизнь быть незаметным. Отличительной его чертой, помимо аскетизма и совершенного смирения, была строгость к себе в исполнении обязанностей. К ближним он всегда относился с любовью и добросердечностью. Он обладал даром слова. Многие помнят его как старца, стяжавшего мир духовный и украшенного дарами прозорливости и чудотворения. 20-м начальником Миссии Св. Синод РПЦЗ назначил архиепископа Виктора (Святина).

1933: 22 марта вышло постановление митр. Сергия и его Синода о командировке арх. Вениамина (Федченкова) в качестве временного Экзарха Московской Патриархии для обследования и упорядочения дел Северо-Американской Епархии. (ЖМП, 1933, № 14-15.)

1933: 23 марта митр. Сергий пишет письмо Сербскому Патриарху Варнаве с просьбой убедить зарубежных архиереев дать подписку о лояльности сов. власти, в случае их отказа он просит патриарха убедить их распустить Синод и войти в состав какой-нибудь поместной Церкви. Кроме прочего митр. Сергий писал: “…Они устроили свой церковный центр в виде архиерейского Синода и Собора, присвоивший себе права высшего управления и суда над всей заграничной русской паствой. Центр этот стал учреждать за границей новые епархии и викариатства, ставил для них архиереев и т. д.

…Самый факт этого самочиния, организованного на глазах у всех, не может не действовать разлагающе на сознание православного общества далеко за пределами Русской Церкви, не может не колебать авторитет церковных установлений и не подрывать необходимость вообще считаться с указаниями Церкви.

…Сомнительность канонической почвы, на которой построено всё здание (точнее говоря, её отсутствие), неотвратимо ведет к краткосрочности здания… Одним из главных членов символа веры монархической партии, заправляющей Карловацкой группой, было предположение, что в ближайшие годы, если не месяцы, у нас произойдет желательный для партии государственный переворот. Тогда Карловацкая организация полностью войдет в государственную систему и в этом победном торжестве потонут все дефекты здания, как бы ни были они существенны. Государство найдет возможным затушевать все канонические недочеты и заставить смолкнуть всякие возражения и протесты”. (ЖМП, 1933, № 16-17.)

1933: 6 мая митрополит Антоний (Храповицкий) пишет письмо митрополиту Сергию (Страгородскому) в ответ на послание последнего к патриарху Сербскому Варнаве: “Вы укоряете заграничную иерархию за то, что она покинула пределы России, и говорите, что к ней не применима аналогия с переселением Кипрского Архиепископа Иоанна в Геллеспонтскую область. На укорах Ваших не буду долго останавливаться: укажите, когда Церковь осудила Афанасия Великого и других Святителей, вынужденных покинуть пределы своей Церкви от гонителей; укажите, когда осуждены Патриархи Иерусалимские и другие, спасавшиеся в Царьграде от агарян и там долго пребывавшие, — тогда Ваш укор будет не голословным. Не от Вас и не нам выслушивать увещание к мученичеству, которого не миновать бы нам, оставшись на Юге России; мы готовы выслушивать и его и многие подобные укоризны, если заслуживаем их, от тех, кто и ныне являет пример исповедничества, а не продал, как Вы, чистоту веры за чечевичную похлебку мнимой свободы, на самом же деле тягчайшего и позорнейшего рабства… Но уже то, что столько лет невозможно избрать Патриарха, что митрополиты Петр (Полянский) и Кирилл (Смирнов) и многие Архипастыри в ссылках и заточениях, что Вы вопреки всем канонам единолично назначили Синод и единолично налагаете прещения на иерархов, даже старейших, — разве не свидетельствует о том, что Церковь лишена свободы. Может ли архиерей эмигрант приехать с докладом к Местоблюстителю Патриаршего Престола или даже к Вам? Уже по этому мы не могли подчиняться Вам даже, если бы не заслужил осуждения Ваш союз с антихристовою властью и не был незаконным назначенный Вами Синод. Вы не в праве отменить в отношении нас действие постановления от 7/20 ноября 1920 года, ибо оно вынесено Святейшим Патриархом, Священным Синодом и Высшим Церковным Советом — учреждениями несомненными по своей законности и постоянными, а не временными.

Пусть коммунисты выпустят всех архиереев, пусть дадут полную и действительную свободу Церкви, пусть создадут условия, при которых сношения были бы нормальными, чтобы поездка в Россию каждого из нас не была связана с угрозой верной мучительной смерти в застенках ГПУ и мы могли принять участие в Соборе, тогда, может быть, минует надобность во временном самостоятельном существовании Заграничной Церкви и мы отдали бы все свои деяния за истекшие годы на суд свободного Всероссийского Собора. Вы же и Ваш Синод не вправе судить нас, хотя бы уже потому, что для суда над Собором областным, надо Собор больший, т. е. в данном случае Всероссийский, да и сами Вы подлежите суду за свое самоуправство и союз с безбожниками. Мне странно было читать в Вашем послании, в качестве, “канонического” возражения против законности нашего положения ссылку на то, что мы не смогли удержать в единении с собой митрополита Евлогия. Вы сами пишете:

“Эмигранты, группирующиеся в церковном отношении около митрополита Евлогия, не хотели больше подчиняться Карловацкому Управлению. Как люди мало церковные и мало сознающие значение церковных принципов, они с легким сердцем пошли на раскол сначала с Карловцами. Чтобы спасти свое церковное положение, митрополит Евлогий попытался восстановить свою непосредственную зависимость от нашей Патриархии. Но для политиков и эта зависимость оказалась стеснительной, и они со столь же легким сердцем пошли на раскол и с Патриархией”. Митрополит Евлогий отпадал и от нас и от Вас. От нас по приведенным Вами основаниям, от Вас потому, что взял на себя невыполнимые заграницей обязательства. Но если Вы единение с ним считаете показателем прочности “канонической системы”, хотя после данной Вами характеристики его группы это было бы нелепо, то пример этот с одинаковостью может свидетельствовать о том, что Ваша собственная “система канонически оставалась зданием на песке”.

Неужели Вам нужно объяснять, что такие расколы происходят только от маловерия или даже полного неверия в Церковь, а совсем не от “непрочности” канонической системы. Ведь ни у кого из нас нет принудительной силы, чтобы заставить непокорных подчиняться. Было ли сомнение в каноничности Патриарха Тихона? А сколько отпадало от него и Вы сами одно время были в числе раскольников. Теперь от Вас меньше отколов, ибо на всех непокорных Вам Вы поставили клеймо контрреволюционеров, и ГПУ расправляется с ними по тюрьмам и в Сибирской ссылке. У нас же заграницей, при полной свободе, можно удержать в единении с Церковию лишь того, кто имеет совесть и кто верен своей архиерейской присяге.

Нет, Владыко, не внешними успехами и не числом приверженцев измеряется каноническая правда. Что касается Вас, то с нами разделяет Вас то, что Вы в желании обеспечить безопасное существование церковному центру, постарались соединить свет с тьмой. Вы впали в искушение, сущность которого раскрыта в св. Евангелии. Некогда дух зла пытался и Самого Сына Божия увлечь картиной внешнего легкого успеха, поставив условием поклонение ему, сыну погибели. Вы не взяли пример со Христа, св. мучеников и исповедников, отвергших такой компромисс, а поклонились исконному врагу нашего спасения, когда, ради призрачного успеха, ради сохранения внешней организации, заявили, что радости безбожной власти — Ваши радости и что враги ее — Ваши враги, Вы даже постарались развенчать мучеников и исповедников последних (в том числе и себя, ибо мне известно, что одно время и Вы являли твердость и были в заключении), утверждая, будто бы они терпят темничное заключение, изгнание и пытки не за имя Христово, а как контрреволюционеры. Вы этим возвели на них хулу. Вы унизили их подвиг, расхолодили тех, кто может быть приобщился бы к лику мучеников за веру. Вы отлучили себя от цвета и украшения Русской Церкви. В этом ни я ни мои заграничные собратья никогда не последуем за Вами…

Мы не имеем никакого общения с заключенными в России православными архипастырями, пастырями и мирянами кроме того, что молимся о них, но знаем, что они страдают именно за веру, хотя гонители и обвиняют их в чуждых им государственных преступлениях, как любили делать это враги христиан и в древнейшие времена… Для Вас крестный путь представляется теперь безумием подобно тому, как и современным Апостолам эллинам (1 Кор. 1:23). Все силы свои направляете Вы к тому, чтобы жить в мире с хулителями Христовыми, гонителями Церкви Его и Вы даже помогаете им, добиваясь от нас изъявления лояльности и ставя клеймо контрреволюцюнеров на тех, кто ничем не провинился пред советской властью кроме твердости в вере. Умоляю Вас, как б. ученика и друга своего: освободитесь от этого соблазна, отрекитесь во всеуслышание от всей той лжи, которую вложили в Ваши уста Тучков и др. враги Церкви, не остановитесь перед вероятными мучениями.

Если сподобитесь мученического венца, то Церковь земная и Церковь небесная сольются в прославлении Вашего мужества и укрепившего Вас Господа, а если останетесь на том пространном пути, ведущем в погибель (Мф. 7:13), на котором стоите ныне, то он бесславно приведет Вас на дно адово и Церковь до конца своего земного существования не забудет Вашего предательства. Об этом я мыслю всегда, когда взираю на подаренную мне Вами 20 лет тому назад панагию Владимирской Божией Матери с выгравированной надписью: “Дорогому учителю и другу”. Дальнейшие слова этой надписи отмечены Вами так: “Дадите нам от елеа вашего, яко светильницы наши угасают” (Мф. 25:2). Вот мы предлагаем Вам спасительный елей веры и верности Св. Церкви, не отвергайте же его, а воссоединитесь с нею, как в 1922 году, когда Вы торжественно заявили Патриарху Тихону свое раскаяние в бывшем колебании Вашей верности. Не отвергайте же дружеского призыва сердечно любившего Вас и продолжающего любить Митрополита Антония”. (Архиеп. Никон (Рклицкий). Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого, изд. Сев.-Американской и Канадской еп., 1960 г.; т. 6, с. 263-269.)

1933: 8 июля Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей выпустил обширное Окружное Послание обращенное к православной русской пастве по поводу послания Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Нижегородского Сергия от 23 марта того же 1933 года: “…его (митр. Сергия — ред.) призыв в своем существе остается тем же, чем он был в 1927 году и может быть формулирован словами: кто с советской властью, тот и с Русской Церковью; кто против первой, тот не может быть и со второй. Таким образом, связь с Матерью-Церковью должна осуществляться для нас не иначе, как через приятие богоборческой власти, правящей ныне в России. Прежде, чем протянуть руку общения Митрополиту Сергию, мы должны простереть ее сначала большевикам и получить от них свидетельство своей политической благонадежности, без чего Заместитель Местоблюстителя не может восстановить братского и канонического единения с нами…” Далее в ответ на угрозы митрополита Сергия отказавшиеся исполнить его требование запретить в священнослужении впредь до духовного суда заграничные архиереи отвечают, что это является прямым нарушением “определения Всероссийского Церковного Собора от 2/15 августа 1918 года, в силу которого никто из членов Русской Православной Церкви не может быть привлечен к церковному суду и подвергнут наказанию за те или другие политические настроения и соответствующую им деятельность…”

Заграничные архиереи напоминают митрополиту Сергию, что его нынешнее требование и угрозы являются полным противоречием его же словам, выраженным в его обращении зарубежным епископам от 17/30 сентября 1926 года в связи с вопросом регистрации Церковного Управления в России. “Мы не можем, — писал он тогда, — взять на себя наблюдение за политическим настроением наших единоверцев <…>, обрушиться на заграничное духовенство за его нeверность Советскому Союзу какими нибудь церковными наказаниями было бы ни с чем несообразно и дало бы лишь повод говорить о принуждении нас к тому Советской властью”.

Следующая часть Окружного Послания Собора Зарубежной Церкви отвечает на обвинение Митрополита Сергия, что Зарубежная Церковь не имеет никакого канонического основания для своего существования. Зарубежные епископы, в ответ признают, что их каноническое положение экстраординарное. Они пишут: “Никто из нас не решится конечно утверждать, что действующий ныне заграницей порядок Русского Церковного Управления подходит под обычные нормы церковного права. Ни св. каноны, ни последующее церковное законодательство не могли конечно предвидеть великой войны, произведшей глубокие потрясения во всем миpе и спутавшей повсюду не только прежние политические, но часто и церковные отношения. Еще более тяжкую катастрофу вызвала в России революция, разрушившая почти весь нормальный строй церковной жизни. Последняя вероятно долго еще не сможет войти в спокойное устойчивое русло”.

Зарубежные епископы не стесняются обращать внимание на то, что каноническая законность Синода Митрополита Сергия, подобранного им самим по его личному усмотрению также под вопросом, как и вообще его полномочия по управлению Церковью. Дальше, Соборное Послание пространно защищает каноническое положение зарубежных епископов, как бежавших во время гонений по причинам от них независящим. Заграничные епископы приводят множество примеров из церковной истории, а особенно — пример Самого Спасителя, в младенчестве бежавшего с Пречистою Матерью и старцем Иосифом в Египет от руки Ирода. Также приводится пример Св. Апостола Павла, не раз вынужденного бежать от преследователей. “Бежали от гонителей и св. Поликарп Смирнский, Климент, Ориген, Георгий Неокесарийский и многие другие великие пастыри и учители Церкви”. Обращают внимание заграничные архиереи и на пример Епископа Кипрского Иоанна, который, пишут они, “не только осуществлял в полноте свои канонические права, как глава автокефальной Церкви, по управлению своей паствой, но ему подчинена была вся Геллеспонтская область, будучи выделена временно из юрисдикции Вселенского Патриарха”.

Заграничное Русское Цepкoвное Управление не только никогда не дерзало вмешиваться во внутренние дела других Православных Церквей, в пределах коих была рассеяна русская паства, (что и стараются предотвратить св. каноны строго запрещая епископу одной области долго оставаться без нужды в пределах другой), но и никогда не претендовала вообще на полноту юрисдикции автокефальных Церквей, противопоставляя себя, как нечто совершенно независимое и самодовлеющее, всей Русской Церкви, или ставя себя на один уровень с другими Поместными Церквами. Действуя на территории, подлежащей ведению других Православных Церквей, оно старалось не принимать здесь ни одного важного канонического акта без разрешения Глав этих Церквей и вообще осуществлять здесь принцип внутреннего самоуправления лишь постольку, поскольку это встречало одобрение и поддержку со стороны местной церковной власти… Что же касается eе отношения к Матери-Церкви, то Зарубежная Русская Церковная организация считала себя не более, как ветвью последней, органически связанной со всем русским церковным телом, хотя временно лишенным лишь внешнего церковно-административного соединения с последним. Свидетельством ее неразрывного духовного единства со всею Русской Церковью служило всегда неизменно совершавшееся возношение за богослужениями сначала имени Св. Патриарха Тихона, а потом его законного Заместителя Митрополита Крутицкого Петра. Пока представлялась возможность сношений с покойным Патриархом Тихоном, Высшее Церковное Управление за границей старалось всячески получить от него хотя бы не официально утверждение и одобрениe для своих важнейших определений, действуя при этом всегда с большими предосторожностями.

Прекращение таких сношений с Главою Русской Церкви, после того как Святейший Патриарх был лишен большевиками свободы, Зарубежное Церковное Управление считало для себя большею потерею и даже несчастьем. Отсюда видно, что органы Заграничного Церковного Управления отнюдь не стремились к присвоению себе автокефальных прав, в чем пытается обвинять Митрополит Сергий… Вся заграничная церковная организация считала и считает себя до ныне учреждением чрезвычайным и временным, которое немедленно должно упраздниться по восстановлении нормальной и общей и церковной жизни в России…

Решительный протест, выраженный Митрополитом Сергием против существования Зарубежного церковного центра, представляется тем более неожиданным, что он сам некогда находил в принципе и возможным и целесообразным образование подобного органа в своем письме зарубежным епископам от 30 августа/12 сентября 1926 года. Этот документ имеет для нас особенную цену и авторитет потому, что в нем выражена несомненно подлинная мысль и свободное решение Митрополита Сергия, не поддававшегося еще давлению грубой большевистской руки. Об этом свидетельствует прежде всего самый тон его письма — вполне искренний и доброжелательный в отношении к заграничным его собратиям, чуждый угроз и изворотливой софистической аргументации, коими отравлены, к сожалению, вcе последующие исходившие от него акты. В настоящем письме заслуживают внимания следующие три главных его положения:

1) Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола признается, что он не знает истинного положения русской церковной жизни заграницей и потому отказывается быть “судьею” в разногласиях между зарубежными епископами;
2) он не находит Московскую Патриархию правоспособною вообще руководить “церковной жизнью православных эмигрантов” с которыми у нее нет фактических сношений;
3) по его мнению “польза самого церковного дела требует”, чтобы зарубежные епископы “общим согласием создали для себя центральный орган церковного управления достаточно авторитетный, чтобы разрешать вcе недоразумения и разногласия и имеющий силу пресекать всякое непослушание не прибегая к поддержке Патриархии…

Только в случае практической невозможности создать “обще-признанный всей эмиграцией орган” Митрополит Сергий советует покориться необходимости и подчиниться, согласно обычной канонической практике, другим Православным Церквам в пределах их юрисдикции, а в неправославных странах организовать “самостоятельные общины или церкви” со включением в них по возможности, живущих здесь православных людей и других национальностей. Таким образом, Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола в принципе здесь допускает все, против чего он стал возражать, к сожалению, впоследствии, т. е. и временную независимость Зарубежной части Русской Церкви от Патриархии вследствие невозможности правильных сношений с последней, и образование авторитетного центрального органа церковного управления заграницей для руководства церковной жизнью русских беженцев и для разрешения могущих возникнуть между епископами недоразумений и разногласий без помощи Патриархии, и, наконец, возникновение самостоятельных общин или церквей, как он их называет, в инославных странах. Осуществив заpaнеe начертанный им план церковного устройства русского зарубежья, заграничные епископы очевидно ни в чем не выступили за пределы тех руководящих указаний, какие даны были им в означенном письме Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола… Мы вполне отдаем себе отчет в чрезвычайных трудностях положения Митрополита Сергия, фактически возглавляющего ныне Русскую Церковь, и сознаем всю тяжесть лежащей на нем ответственности за судьбу последней. Никто не возьмет на себя, поэтому, смелости обвинять его за самую попытку войти в переговоры с Советской властью чтобы создать легальное положение для Русской Церкви.

Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола не без основания говорит в своей вышеупомянутой декларации, что только “кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всею ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти”. Пока Церковь существует на земле, она остается тесно связанной с судьбами человеческого общества и не может быть представлена вне пространства и времени. Для нее невозможно стоять вне всякого соприкосновения с такой могущественной организацией общества, как государство, иначе ей пришлось бы уйти из миpa…” Однако, заграничные епископы ставят здесь предел дозволенному соприкосновению Церкви с богоборческой властью, и определяют, что митрополит Сергий переступил за этот предел, подчинив Церковь атеистической Советской власти. Они пишут, что митрополит Сергий “не соблюл здесь должного достоинства последней (т.е. Церкви); он связал ее таким союзом с безбожным государством, который лишил ее внутренней свободы и вместе отступил от правды, блюстителем которой должен быть Первоиерарх Русской Церкви. В своей декларации Митрополит Сергий с одной стороны оправдал Советскую власть во многих ее преступлениях против Церкви и религии вообще, а с другой, вопреки очевидной истине, обвинил многих из достойных русских святителей и пастырей, сделавшихся исповедниками за православную истину в мнимых контрреволюционных стремлениях и помрачил мученический ореол всей Русской Церкви, признанной уже всем христианским миром. Уже одними этими словами он связал совесть русских людей и отнял у них до известной степени силу внутреннего духовного сопротивления против всерастлевающего начала большевизма, которым насквозь проникнута Советская власть. Но Митрополит Сергий пошел в своей декларации гораздо дальше. Он объявил эту власть богоданной, наравне со всякою другою зaконной властью, и потребовал от всех духовных лиц, к какому бы чину они не принадлежали, подчинения Советам не только “за страх, но и за совесть”, т.е. по внутреннему хриcтианскому убеждению…

Но если Митрополит Сергий так дорожит правильной организацией церковного управления в России, зачем же он стремится разрушить ее заграницей? Вчитываясь внимательно в его Послание, нельзя усумниться в том, что главные его усилия направлены к разрушению зарубежного церковного центра, т. е. Собора и Синода, управляющих православным зарубежьем. Допустим, что так или иначе ему удалось бы достигнуть своей цели и упразднить “Карловацкое Управление”. Какая польза получилась бы от этого для православной зарубежной паствы, и для Русской Церкви вообще? Если не было бы Русской Зарубежной Церкви какая судьба ожидала бы заграничную паству в будущем? Оторванная от своих архипастырей и пастырей, она напоминала бы стадо, заблудившееся в горах, которое так легко делается добычею хищных волков… Число русских православных людей, пребывающих ныне в рассеянии, так велико, условия их жизни столь отличны от тех, в коих живет ныне Церковь в России, отношения с местным населением и правительственной властью столь сложны и разнообразны, что для объединения их в один организм здесь за рубежом непременно должен существовать единый авторитетный церковный орган, власть которого простиралась бы на все православное зарубежье. При таком положении дела закрытие существующих ныне органов Высшего Церковного Управления заграницей привело бы только к новой дезорганизации церковной жизни, к смуте и расколу и через это унизило бы достоинство Русской Православной Церкви в глазах ее восточных Сестер и других христиан”.

Вернувшись к угрозе Митрополита Сергия предать всех непокорных заграничных епископов суду, зарубежные архиереи совершенно справедливо указывают на четыре причины, которые бы делали это невозможным. Одна из причин чисто логическая: “Заграничные епископы не только по собственному почину, но, как мы видели выше, с согласия и одобрения самого нынешнего Заместителя Местоблюстителя, стали временно в независимом в смысле административном положении от Московской Патриархии, а если они не находятся под ее управлением, то очевидно не должны подлежать ни ее суду”. Есть и практическая причина — если бы кто из зарубежных епископов ступил бы на территорию Советского Союза — особенно из тех архипастырей, которые были тесно связаны с Добровольческой Армией и с белым движением, — то их ожидал бы немедленный расстрел. Вместе с практическими причинами, есть и каноническая. Архиереи пишут: “Заграничные епископы управляют зарубежною паствою на соборных началах, образуя из себя малый собор, как высший орган зарубежного церковного управления, они могут подлежать только суду Всероссийского канонического церковного Собора, которому и готовы дать отчет в своих действиях наряду с самим нынешним Заместителем Местоблюстителя Патриаршего Престола Митрополитом Сергием, также подлежащим суду этого Собора”. Окружное Послание подписано Митрополитом Антонием, Архиепископами Анастасием, Серафимом, Гермогеном, Сергием, Феофаном, и Дамианом, и Епископами Тихоном и Серафимом. (Прот. А. Лебедев. Обзор Окружного послания Архиерейского Собора РПЦЗ от 1933 г.)

1933: 16 августа выходит постановление митрополита Сергия и его Синода об окончательном упразднении автономии Сев.-Американской Епархии. Запрещение митр. Платона в священнослужении. (ЖМП, 1934, № 18-19.)

1933: 10 сентября в Почаевской Лавре по случаю праздника преподобного Иова Почаевского происходили церковные торжества, на которые прибыли православные епископы Польши, а также и митрополит Дионисий, которого на второй день собиралась чествовать православная Волынь, как своего правящего епископа, в связи с исполнившимся 10-летним юбилеем пребывания его на Волынской кафедре.

Чествование “москаля”-митрополита было не по душе украинским сепаратистам, все время добивавшимся назначения на Волынь правящего епископа-украинца и украинизации Церкви. Почти вся украинская печать повела кампанию против намеченного чествования, обвиняя высшую иерархию и духовенство Волыни в крайней русификаторской деятельности и призывая украинское население не принимать участия в юбилейных торжествах. Однако агитация эта успеха не имела, и в Почаевскую Лавру на праздник преподобного Иова прибыло более 200 крестных ходов со своими приходскими священниками. Собралось в Лавру около 30 000 богомольцев-паломников. Украинские сепаратисты решили сорвать юбилей митрополита Дионисия, для чего мобилизовали индифферентную к Церкви и делам веры молодежь и устроили в стенах Почаевской Лавры безобразную демонстрацию. Когда из главного Лаврского собора, где совершал Богослужение митрополит Дионисий с епископами и сослужащим духовенством, двинутся крестный ход с мощами Преподобного Иова Почаевского, украинцы выкинули на Лаврской колокольне свой национальный, желто-голубой флаг, развернули заранее заготовленные транспаранты и знамена и громкими криками стали требовать удаления с Волыни “москалей”, московской иерархии и духовенства и назначения на Волынь правящего епископа-украинца, а также украинизации Церкви. Всего было развернуто около 50 флагов-транспарантов и плакатов с самыми разнообразными надписями: “За украинский богослужебный язык”, “За украинского Главу Церкви”, “Довольно Московской политики на Волыни”, “Украинскому народу — украинский епископат”, “Для Волыни — правящий епископ-украинец”, “Долой московщину в Церкви”, “Домогайтесь в полной мере украинизации Церкви”, “Долой русификаторов в Церкви”, “Требуем украинских епископов и священников” и т. п.

Вслед за Почаевской демонстрацией начался ряд митингов по городам Волыни, на которых опять-таки принимались резолюции, в которых указывалось, что “над клиром и верующими тяготеет административный аппарат, построенный по образцу времен русского царизма”, и что “церковные власти издают органы печати на русском языке”. А 23 сентября министр исповеданий Польши, опираясь на “волю народа”, потребовал официальным письмом на имя митрополита Дионисия освобождения им занимаемой доселе Волынской кафедры, созыва Св. Синода и назначения на Волынь другого епископа по соглашению с Польским Правительством. (Николаев К.Н. Восточный обряд. С. 245.) Митрополит Дионисий некоторое время колебался, но в конечном итоге созвал заседание Св. Синода, а последний принял вынужденную отставку митрополита и назначил на Волынь, в качестве правящего епископа, управлявшего доселе Гродненско-Новогрудской епархией архиепископа Алексия (Громадского). (Свитич.)

1933: В сентябре еп. Афанасий (Сахаров) пишет письмо еп. Владимирскому Иннокентию с обвинением митр. Сергия в присвоении прав Первоиерарха и с сообщением о своем отделении от митр. Сергия, в соответствии с Патриаршим Указом от 7/20 ноября 1920 г. (Регельсон.)

1933: В октябре четыре епископа Элладской Церкви: митрополиты Василий Дроинополисский, Герман Димитриасский, Ириней Кассандрский и Василий Драмский предложили Св. Синоду перейти на Юлианский календарь. В ответ им пригрозили запрещением.

1933: 12 октября Св. Синод Элладской Церкви под председательством архиеп. Хризостома выслушал доклад специальной комиссии из четырех архиереев, которым было поручено на предыдущем заседании Синода изучить вопрос о масонстве. После обсуждения доклада, архиереи единогласно пришли к выводу, что “масонство не является просто филантропической организацией или философской школой, но являет собой мистическую систему, напоминающую нам древние языческие религии и культы, от которых оно происходит и возродителем и продолжителем которых является. Это не только признается известными учителями в ложах, но и открыто с гордостью проповедуется, что “масонство единственный наследник древних мистических учений и может называться хранителем их”. Масонство может вмещать в себя все религии, потому что оно безразлично к религиозной принадлежности своих членов.Что объясняется синкретическим характером масонства, и еще раз подчеркивает его преемственность от древних языческих мистических культов, также принимавших в свои ряды поклонников любых богов…

Масонство пытается постепенно объять в себе все человечество, обещая дать моральное совершенство и знание истины, и возвышает себя до положения супер-религии, относящейся к другим религиям, как к низшим… Вселенская Православная Церковь, хранящая в неповрежденном виде сокровище Христианской веры, каждый раз, когда поднимался вопрос о масонстве, выступала против него. Недавно на всеправославном совещании проходившем на Св. Горе Афон, в котором принимали участие представители всех автокефальных Православных Церквей, масонство было охарактеризовано как учение ложное и противохристианское. Посему, все, кто участвует в мистических масонских ритуалах, отныне должны порвать всякие связи с ложами и их деятельностью…”(http://www.orthodoxinfo.com/ecumenism/masonry.aspx.)

1933: 22 ноября архиеп. Вениамин (Федченков) Синодом митр. Сергия назначается архиепископом Алеутским и Североамериканским и экзархом Русской Православной Церкви в США.

1933: В конце декабря на Епархиальном Собрании представителей духовенства и мирян Варшавско-Холмской епархии, было засвидетельствовано, что за первые 10-12 лет самостоятельного существования Польши на одной только Холмщине и Подляшьи было закрыто 104 храма, снесено 55 храмов, разрушено и сожжено 35 храмов и переосвящено в католические костелы 137 храмов. На всей Холмщине оставалось около 60 храмов и православных приходов, причем не все они были признаны Правительством. Люди вынуждены были молиться в частных домах, в часовнях и даже под открытым небом. (Свитич.)

1933: В этом году скончался первоиерарх Кипрской Церкви архиепископ Кирилл III. На острове остался единственный митрополит — Леонтий Пафский, остальные были высланы с острова англичанами. В течение 14 лет (1933-1947) колониальное правительство не разрешало избирать нового первоиерарха и всячески препятствовало хиротониям новых архиереев.

1934: В январе митр. Кирилл Казанский в ответ на мнение некоего о необходимости объявить себя Местоблюстителем до времени освобождения митр. Петра писал: “Сохранение надлежащего порядка в Церковном управлении со смерти Св. Патриарха Тихона и до созыва законного Церковного Собора обеспечивалось завещанием Св. Патриарха, составленным им в силу особого, ему только данного и никому не передаваемого права назначить себе заместителя. Этим завещанием нормируется управление Русской Церковью до тех пор, пока будет исчерпано до конца его содержание.

Несущий обязанности Патр. Местоблюстителя иерарх сохраняет свои церковные полномочия до избрания Собором нового Патриарха. При замедлении дела с выбором Патриарха Местоблюститель остается на своем посту до смерти или собственного добровольного от него отречения или устранения по церковному (подч. митр. Кирилл) суду. Он не правомочен назначить себе заместителя с правом тожественным его Местоблюстительским правам. У него может быть только временный заместитель для текущих дел, действующий по его указаниям. Вот в этом пункте и является погрешность со стороны митрополита Сергия, признающего себя в отсутствие митр. Петра имеющим все его местоблюстительские права. Его грех в превышении власти, и Православный епископат не должен был признавать такую его власть и, убедившись, что митр. Сергий правит Церковью без руководства митр. Петра, должен был управляться по силе патриаршего указа 7/20.11 1920 г., готовясь дать отчет в своей деятельности митрополиту Петру или Собору. Если до Собора Местоблюститель умирает, то необходимо снова обратиться к патриаршему завещанию и в правах Местоблюстителя признать одного из оставшихся в живых, указанных в патриаршем завещании иерархов. Если ни одного в живых не окажется, то действие завещания окончилось и Церковь сама собою переходит на управление по патриаршему указу 7/20.11 1920 г. и общими усилиями епископата осуществляется созыв Собора для выбора Патриарха.

Поэтому только после смерти митрополита Петра или его законного удаления, я нахожу для себя не только возможным, но и обязательным активное вмешательство в общее церковное управление Русской Церковью. Дотоле же иерархи, признающие своим Первоиерархом митр. Петра, возносящие его имя по чину за богослужением и не признающие законной преемственности Сергиева управления, могут существовать до суда соборного параллельно с признающими; выгнанные из своих епархий — духовно руководя теми единицами, какие признают их своими архипастырями, а невыгнанные — руководя духовной жизнью всей своей епархии, всячески поддерживая взаимную связь и церковное единение”. (Регельсон.)

1934: 6 января Патриарх Сербский Варнава уведомил митрополита Сергия об отказе зарубежных архиереев дать подписку лояльности сов. власти и пояснил ему, что должно быть осуществлено другое предложение митрополита Сергия о переходе русских заграничных клириков в другую юрисдикцию, после чего вопрос о “Карловацком” Синоде и соборе будет уже вне компетенции московской церковной власти. (Русск. Церковь пред лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе). Гл. 15).

Патриарх Варнава допускал возможность включения Русской Зарубежной Церкви в юрисдикцию Сербской Патриархии, но лишь как особого автономного образования вместе с их паствой, а митрополит Сергий считал, что епископы-беженцы должны войти в состав Сербской Церкви индивидуально, с упразднением Синода. Заместитель Местоблюстителя просил также патриарха Варнаву предупредить епископов-карловчан о том, что если они не пересмотрят своей позиции, то Московская Патриархия вынуждена будет запретить их в священнослужении впредь до суда. Для зарубежного Синода этот план был неприемлем, и, считаясь с мнением карловацких архиереев, Патриарх Варнава в этом не пошел навстречу митр. Сергию. (Прот. Вл. Цыпин…)

1934: В феврале митр. Кирилл Казанский пишет неизвестному архипастырю по вопросу о местоблюстительстве: “Вас огорчает моя неповоротливость и кажущаяся Вам чрезмерная осторожность. Простите за это огорчение и потерпите его на мне. Не усталостью от долгих скитаний вызывается оно у меня, а неполным уяснением окружающей меня и всех нас обстановки. Ясности этой недостает у меня не для оценки самой обстановки, а для надлежащего уразумения дальнейших из нее выводов, какие окажутся неизбежными для ее творцов…

Необходимость исправляющего противодействия сознается, но общего основания для него нет, и митр. Сергий хорошо понимает выгоду такого положения и не перестает ею пользоваться. В одном из двух писем ко мне он не без права указывает на эту разноголосицу обращаемых к нему упреков и потому, конечно, не считается с ними…

…Немало таких, которые видят погрешительность многих мероприятий митр. Сергия, но, понимая одинаково с ним источник и размер присвояемой им себе власти, снисходительно терпят эту погрешительность, как некое лишь увлечение властью, а не как преступное ее присвоение… Нужно, чтобы и для этого прекраснодушия властные утверждения митрополита Сергия уяснились как его личный домысел, а не как право, покоящееся на завещании Св. Патриарха. Всем нам надо сознать, что завещание это никоим образом к митр. Сергию и ему подобным не относится.

Воспринять патриаршие права и обязанности по завещанию могли только три указанные в нем лица, и только персонально этим трем принадлежит право выступать в качестве временного церковного центра до избрания нового Патриарха. Но передавать кому-либо полностью это право по своему выбору они не могут, потому что завещание Патриарха является документом совершенно исключительного происхождения, связанным соборной санкцией только с личностью первого нашего Патриарха. Потому, со смертью всех троих завещанием указанных кандидатов, завещание Св. Тихона теряет силу и церковное управление созидается на основе указа 7 (20) ноября 1920 г. Тем же указом необходимо руководствоваться и при временной невозможности сношения с лицом, несущим в силу завещания достоинство церковного центра, что и должно иметь место в переживаемый церковно-исторический момент…

…Таинства, совершаемые сергианами, правильно рукоположенными во священнослужении, являются несомненно таинствами спасительными для тех, кои приемлют их с верою, в простоте, без рассуждений и сомнения в их действенности и даже не подозревающих чего-либо неладного в сергианском устроении Церкви. Но в то же время они служат в суд и осуждение самим совершителям и тем из приступающих к ним, кто хорошо понимает существующую в сергианстве неправду и своим непротивлением ей обнаруживает преступное равнодушие к поруганию Церкви. Вот почему Православному епископу или священнику необходимо воздерживаться от общения с сергианами в молитве. То же необходимо для мирян, сознательно относящихся ко всем подробностям церковной жизни”. (Регельсон.)

1934: 7 феврале митр. Сергий пишет послание Патриарху Сербскому Варнаве, в котором он уже совершенно отказывается от своего предложения о переходе русских клириков в другую юрисдикцию и даже называет такой переход “новым каноническим преступлением: попыткой укрыться за чужим авторитетом от ответственности перед законным церковным судом, за что отвечают по канонам и укрывающиеся, и укрыватель”. (Русск. Церковь пред лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе). Гл. 15.)

1934: 20 апреля скончался митрополит Северо-Американский Платон (Рождественский), так и не раскаявшись в учиненном им расколе. Паства его осталась в тяжелом положении. Часть ее ушла к “живоцерковникам”, часть — в РПЦЗ, часть — в различные секты. Линию митрополита Платона продолжил его преемник митрополит Феофил (Пашковский).

1934: 26 апреля, после кончины митр. Платона (Рождественского), возглавлявшего с 1926 г. отделившийся от РПЦЗ Митрополичий округ в Сев. Америке, на Архиерейском Синоде РПЦЗ для преодоления сложившегося разделения было решено направить в США епископа Виталия (Максименко), с назначением на Детройтскую кафедру. Хиротония еп. Виталия была совершена 6 мая того же года в Белграде.

1934: 27 апреля Св. Синод и поминавшие митр. Сергия архиереи (всего 21) награждают его титулом “Блаженнейшего Митрополита Московского и Коломенского”, с правом ношения двух панагий и принимают формулу поминания на Великом входе: “Святейшия Патриархи Православныя, Патриаршего Местоблюстителя нашего, Преосвященнейшего Петра Митрополита Крутицкого, и Блаженнейшего Сергия Митрополита Московского и Коломенского”. (ЖМП, 1934, № 20-21.)

1934: В мае произошло примирение митрополитов Антония и Евлогия. “В Прощеное воскресенье на Сергиевском Подворье один из студентов, Владимир Родзянко (буд. архиеп. Американской Митрополии Василий — ред.), горячий почитатель митрополита Антония, прощаясь со мною, сказал мне, что у него есть письмо от владыки Антония… Оно заключало пожелания митрополита Антония помириться, “даже при существующем положении”, т. е. несмотря на мое подчинение Вселенскому Престолу. Мягкое и примирительное по духу письмо это требовало от меня какого-то решения. Передо мною встал вопрос: ехать ли мне в Сербию – или не ехать?… В эти дни моих колебаний (май 1934 г.) вдруг телеграмма из Сербии с приглашением от архимандрита Виталия (Максименко): “Очень буду рад видеть Вас на моей хиротонии”. Одновременно пригласительная телеграмма от митрополита Антония как председателя Синода… По делам мне надо было побывать в Берлине. Там меня настигла еще одна пригласительная телеграмма из Белграда. И увидал в ней призыв Божий и по размышлении в той полной свободе, когда нет со стороны ни советов, ни уговоров, уже без колебаний взял билет в Белград…

На Белградском вокзале меня встретили тоже какие-то официальные лица и повезли в Русскую школу, где меня ожидал Штрандтман. Оттуда я проехал к митрополиту Антонию… Первые минуты нашей встречи прошли на людях. Пили чай. Говорить было трудно. Митрополит Антоний грустно глядел на меня. “Все такой же. И улыбка все та же…” – сказал он. Слушать бедного больного моего друга и учителя было мне горько. “Пойдем, прочтем молитву”, – предложил он. Мы перешли в его маленькую спальню. Митрополит Антоний надел епитрахиль и прочел надо мною разрешительную молитву. Потом я — над ним. На душе стало ясно и легко…” (Митр. Евлогий. Путь моей жизни.)

1934: 21 мая в своем ответе митр. Сергию Патриарх Варнава обратил внимание митрополита Сергия на его непоследовательность и заявил, что если теперь он не желает идти по пути, который сам же предлагал раньше, то он не может быть больше посредником между ним и заграничными иерархами. На это письмо Патриарха Варнавы митрополит Сергий ничего не ответил. (Русск. Церковь пред лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе). Гл. 15.)

1934: 28 мая в Белграде состоялось посвящение во епископы св. Иоанна (Максимовича). Владыка Иоанн был последним из огромной плеяды русских архиереев, которых рукополагал митрополит Антоний (Храповицкий). Митрополит Антоний, отказываясь от предложения архиепископа Хайларского Димитрия уйти на покой в Китай, писал ему в ответ: “Друг мой, я уже настолько стар и слаб, что не могу думать ни о каком путешествии, кроме путешествия на кладбище… Но вместо себя самого я, как мою душу, как мое сердце, посылаю к Вам Владыку епископа Иоанна. Этот маленький, слабый человек, почти ребенок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления”. Преосвященный Иоанн был назначен епископом в Шанхай, куда прибыл на праздник Введения во Храм Божией Матери 4 декабря 1934 г. Владыка Иоанн восстановил в шанхайской пастве церковное единство, нарушенное расколом прот. А. Пиняева, ушедшего к “евлогианам”, установил дружественные связи с православными греками и сербами Шанхая и занялся постройкой величественного Собора в честь иконы Божией Матери Споручница грешных.

1934: 22 июня — “Постановления Заместителя Патриаршего Местоблюстителя (митрополита Сергия — ред.) и при нем Патриаршего Священного Синода о Карловацкой группе.

Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и при нем Патриарший Священный Синод слушали: предложение Заместителя следующего содержания. “Нашим постановлением от 9 мая 1928 года за №104 самочинно возникшее в Сремских Карловцах Высшее Управление русскими заграничными православными епархиями и общинами объявлено упраздненным, а его действия и распоряжения — не имеющими канонической силы и отмененными. Архиереям и клирикам, подчиняющимся названному Управлению, предложено было (независимо от того, дадут ли они или не дадут известное обязательство в лояльности) сделать постановление о ликвидации Управления или же по крайней мере каждому в отдельности порвать с этим Управлением и со всей группой, возглавляемой им (п. VII). Тех, кто откажется исполнить наше постановление (опять-таки “независимо от того, дано или не дано вышеназванное обязательство”) предположено “предать соборному суду как ослушников законного священноначалия и учинителей раскола, с запрещением (смотря по вине и упорству) в священнослужении впредь до суда или до раскаяния” (VIII).

Пять лет мы напрасно ожидали вразумления карловчан. 23 марта 1933 года (№ 311) я просил Святейшего Патриарха Сербского быть посредником в наших переговорах с карловацкими архиереями и своим авторитетом повлиять на них в благоприятном смысле. Святейший Патриарх принял на себя этот братский труд. Прошел еще год. И вот посланием своим от 25 мая сего года за № 448 Святейший Патриарх сообщил мне, что Карловацкий Синод 7 того же мая прислал ему на наше предложение ответ совершенно отрицательный: они теперь не только не подчиняются, но уже не считают для себя возможным и какое бы то ни было соглашение со мною под довольно избитым предлогом моей якобы несвободы в словах и действиях. Нельзя не согласиться с заключением Святейшего Патриарха, что после такого ответа дальнейшие переговоры с архиереями Карловацкой группы представляются бесцельными и излишними. Таким образом, время увещаний, ожиданий, отсрочек и новых ожиданий кончилось. Наступила пора перейти от слов к действиям и привести в исполнение упомянутое наше постановление от 9 мая 1928 года.

Из общей массы архиереев Карловацкой группы я бы полагал выделить в качестве особо виновных и потому подлежащих запрещению нижеследующих: бывшего Киевского митрополита Антония, бывшего Кишиневского архиепископа Анастасия, бывшего Финляндского архиепископа Серафима и посвященного за границей епископа Тихона (Лященко), а также архиереев, захвативших управление русскими епархиями: бывшего Забайкальского архиепископа Мелетия — в Харбине, епископа Виктора — в Пекине, епископа или архиепископа Тихона — в Северной Америке. Подлежит запрещению и епископ Нестор (Анисимов): однажды осудив Карловацкую группу и принесши раскаяние пред Патриархией, он снова оказывается деятельным членом прежней группы. Попутно необходимо решить вопрос и о Серафиме (Ляде), принятом в Карловацкую группу от обновленчества в архиерейском сане.

Постановили: 1. Заграничных русских архиереев и клириков так называемой Карловацкой группы как восставших на свое законное Священноначалие и, несмотря на многолетние увещания, упорствующих в расколе предать церковному суду по обвинению в нарушении правил Святых Апостолов 31, 34, 35; Двукратного Собора 13-15 и других с устранением обвиняемых впредь до их раскаяния или до решения о них суда от церковных должностей (если таковые они занимают).

2. По указанным в предложении основаниям сверх того и на то же время запретить в священнослужении Преосвященных: бывшего Киевского митрополита Антония, бывшего Кишиневского архиепископа Анастасия, бывшего Забайкальского архиепископа Мелетия, бывшего Финляндского архиепископа Серафима, бывшего Камчатского епископа Нестора, а также епископа Тихона (Лященко), епископа Тихона, возглавляющего карловчан в Америке, и епископа Виктора — в Пекине.

3. Предупредить православных архипастырей, клир и мирян, что входящие в молитвенное общение с раскольниками, принимающие от запрещенных Таинства и благословение подлежат по церковным правилам одинаковому с ними наказанию.

4. О признании, согласно действующим правилам, за принятым в Карловацкую группу в архиерейском сане Серафимом (Ладе) той или другой иерархической степени иметь суждение впоследствии, по выяснении времени и всех обстоятельств получения им означенных степеней.

Поручить Преосвященному митрополиту Литовскому и Виленскому о настоящем постановлении оповестить Предстоятелей Православных Автокефальных Церквей и находящихся в Западной Европе русских архипастырей, клир и мирян, в том числе и предаваемых суду и особо запрещенных; Преосвященному же митрополиту Японскому — находящихся на Дальнем Востоке и Преосвященному архиепископу Алеутскому, Экзарху Патриархии, — находящихся в Америке”. (ЖМП, № 22, 1934 г.)

1934: В августе скончался духовный наставник зарубежной молодежи о. Александр (Елчанинов). Он находился в юрисдикции митр. Зап.-Европейского Евлогия.

1934: 7 августа Митрополит Антоний (Храповицкий) пишет письмо №4036
Преосвященному Литовскому и Виленскому Елевферию: “Я получилъ Ваше письмо отъ 29 iюля/11 августа съ приложенной къ нему копiей указа Митрополита Сергiя, отъ 22 iюня с.г. № 944, на Ваше имя и, во избежанiе недоразуменiй, спешу сообщить Вамъ, что никакъ не могу признать какой бы то ни было силы за этимъ актомъ, по следующимъ основанiямъ:

1. Считаю необходимымъ протестовать противъ наименованiя меня бывшимъ Митрополитомъ Кiевскимъ и Галицкимъ. И св. каконы, и выработанное Всероссiйскимъ Соборомъ положенiе о епархiальномъ управленiи определенно говорятъ о томъ, что архiерей со своей кафедры можетъ быть уволенъ только по суду. По положенiю, безъ суда, можетъ иметь место лишь переводъ на другую кафедру, ради пользы церковной, но ни о чемъ подобномъ я не получалъ указовъ отъ законной Всероссiйской Церковной Власти, а самое отсутствiе мое изъ Кiевской митрополiи не могло служить поводомъ къ моему увольненiю въ виду того, что въ Россiи свирепствуетъ гоненiе на Церковь. Но во всякомъ случае, если бы отсутствiе изъ Кiева и могло быть мне инкриминируемо, то для того, чтобы я сталъ бывшимъ Митрополитомъ Кiевскимъ, требовался бы судъ церковный, а о таковомъ мне никогда ничего не было известно. По условiямъ жизни онъ сейчасъ въ Россiи вообще невозможенъ потому, что некому созвать для того Соборъ, да я и практически не могъ бы прибыть на него вследствiе большевицкихъ гоненiй на Св. Церковь въ Россiи. Въ моментъ же прекращенiя этихъ гоненiй и возвращенiя Церкви всехъ правъ принадлежащихъ ей по Божескимъ и человеческимъ законамъ, я незамедлительно счелъ бы своимъ архипастырскимъ долгомъ возвратиться на принадлежащую мне кафедру, ибо въ этотъ моментъ отпало бы всякое основанiе для существованiя автономной Русской Церкви за границей. Столь же незаконно, какъ меня, Митрополитъ Сергiй именуетъ “бывшими” и другихъ архипастырей, вынужденныхъ насилiемъ покинуть свои епархiи. Въ примененiи же къ Архiепископамъ Анастасiю и Серафиму особенно вредно такое наименованiе, ибо изъ него можно было бы заключить о согласiи съ имевшими место незаконными изгнанiями ихъ изъ епархiй и насильственнымъ отторженiемъ последнихъ отъ Русской Церкви.

2. За границей, на основанiи указа [за №362 — Ю.М.] отъ 7/20 ноября 1920 года, давно уже образована временная митрополичья область, во главе коей я и нахожусь. Указъ этотъ до сихъ поръ не отмененъ и можетъ быть отмененъ только законнымъ органомъ Высшей Церковной Власти въ Россiи, который въ настоящее время не существуетъ и можеть быть возстановленъ лишь при наступленiи нормальныхъ условiи. Поэтому, пока не наступили нормальныя условiя существованiя Русской Церкви и область эта не можетъ быть ликвидирована, я подсуденъ только образованному согласно означенному указу Зарубежному Архiерейскому Собору, постановленiя котораго продлежатъ утвержденiю или отмене только большимъ, т.е. Всероссiйскимъ Соборомъ, а отнюдь не единолично Митрополитомъ Сергiемъ или назначеннымъ имъ Сvнодомъ, полномочiя коего более чемъ спорны. По той же причине неподсудны Митрополиту Сергiю съ назначеннымъ имъ Сvнодомъ и другiе зарубежные епископы.

3. Митрополитъ Сергiй въ своемъ подчиненiи большевикамъ впадаетъ въ странное противоречiе. Съ одной стороны онъ считаетъ насъ, зарубежныхъ епископовъ, непринадлежащими къ подведомственной ему iерархiи Русской Церкви, ибо привлекаетъ насъ к участию въ разрешенiи вопросовъ, по коимъ запрашиваетъ мненiя прочихъ русскихъ iерарховъ, а с другой — считаетъ насъ себе подсудными, когда налагаетъ на насъ запрещенiе за нелояльность къ коммунистической власти. Если мы подсудны ему, то и онъ безъ нашего разсужденiя ничего не долженъ творить по 34 прав. Св. Апостоловъ, а между тем он никогда не спрашивалъ нашего мненiя ни о чемъ и, въ частности, не спрашивалъ его, когда заключалъ союзъ съ безбожниками, учреждалъ свой неканонический СVНОДЪ, за которымъ я не признаю ровно никакихъ правъ, и когда объявлялъ себя Митрополитомъ Московскимъ при жизни Крутицкаго Митрополита [Петра (Полянского) — Ю.М.], коему подведомственна Московская епархiя до избранiя нового Патрiарха. Это есть незаконная узурпацiя правъ. При такомъ положенiи вещей, и такъ какъ не было нашего участiя в разрешенiи вопроса объ организацiи самой власти Митрополита Сергiя и его Сvнода, власть последнего не можетъ иметь для насъ того канонического значенiя, которое опирается на 34-е Ап. правило.

4. Не признавая, по изложеннымъ основанiямъ, никакой силы за постановленiями Сергiевского Сvнода, я не могу не отметить, что онъ даже не можетъ внешне обставить свои решенiя такъ, какъ этого требуютъ св. правила, т.е. объявляя о запрещенiи многихъ епископовъ сразу, онъ, вопреки 74 прав. Св. Апостоловъ, не послалъ ни къ кому изъ нихъ предварительно ни одного епископа для увещанiя и затемъ вызова на судъ. Очевидно онъ хорошо знаетъ, что большевики за границу не выпустятъ ни одного епископа и что приглашать насъ на судъ — значило бы обрекать насъ на верную смерть до церковного суда, который самъ по себе невозможенъ въ силу положенiя Православной Церкви в Россiи и ее взаимоотношенiй с коммунистической властью.

5. Изъ приведенныхъ в “указе” правилъ ни одно не подходитъ къ данному случаю, ибо ни я, ни другiе зарубежные архипастыри не находимся къ Митрополиту Сергiю въ отношенiяхъ ими предусмотренныхъ. 34 пр. Св. Апостоловъ, какъ я указалъ выше, если признавать Митрополита Сергiя “первымъ епископомъ”, можетъ скорее быть обращено против него, ибо онъ никогда не обращался за мненiем нашимъ, а 15 прав. Двукр. Собора, не только не осуждаетъ насъ, но, напротивъ, “прославляетъ”, ибо мы отказались отъ общенiя с Митрополитом Сергiем не почему другому, как потому, что онъ всенародно и открыто проповедуетъ и учитъ о возможности союза между Церковью и неверными, вопреки словамъ св. Апостола Павла II Кор. 6:15.

6. По существу же независимо, от указанныхъ мною каноническихъ неправильностей разбираемого постановленiя, исполненiе последнего повлекло бы, за собою ликвидацiю Русской Заграничной Церкви обслуживающей нужды миллионной православной эмиграцiи, и оставленiе последней на произвол судьбы, что может быть желательно только для враговъ Церкви. Поэтому, отрицая всякую силу за постановленiями Митрополита Сергiя и его “Сvнода”, я глубоко скорблю, что мой бывший ученикъ и другъ находится въ таком не только физическомъ, но и нравственномъ плененiи у безбожниковъ. Признаю деянiя его преступными и подлежащими суду будущаго свободного Всероссiйскаго Собора. Если же ни он, ни я до такового не доживемъ, то разсудитъ насъ Самъ Пастыреначальникъ Господь, къ Которому возношу молитву о помилованiи Митрополита Сергiя. Вам же удивляюсь, что, будучи на свободе, Вы принимаете участие в разрушительных для Церкви актах наравне съ плененными iерархами, для которыхъ самое плененiе ихъ служитъ некоторымъ извиненiемъ.
Антонiй, Митрополитъ Кiевский и Галицкий”.

1934: В августе в Ср. Карловцах состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ, на котором было постановлено снять запрещение с митр. Евлогия Зап. Европейского.

1934: 10 сентября Архиерейский Собор в Карловцах особым постановлением отверг указ митрополита Сергия о запрещении в священнослужении. Под соборным постановлением стоят подписи митрополита Антония, архиепископов Анастасия, Серафима, Гермогена, Дамиана, Сергия, Феофана, Мелетия, Нестора, Тихона, Виталия, Серафима, епископов Тихона, Виктора, Серафима, Иоасафа, Димитрия и Иоанна. (Прот. Вл. Цыпин…)

1934: 9 октября была реализована операция хорватских усташей под руководством СС — “Тевтонский меч”: убийство в Марселе короля Югославии Александра и министра иностранных дел Франции Луи Барту. Когда король Александр, находясь во Францию для заключения договора о союзе, вместе с министром иностранных дел Франции Луи Барту и генералом Альфонсом Жоржем проезжал на лимузине через Марсель, из толпы выбежал убийца В. Георгиев и, вскочив на подножку автомобиля, выпустил всю обойму револьвера в пассажиров. Король Александр вскоре скончался. Барту умер несколькими часами позже. Георгиев не избежал гнева толпы. Его жестоко избили и застрелили. Еще несколько заговорщиков были схвачены и приговорены к пожизненному заключению. Власть перешла к малолетнему Петру II, регентом при котором стал его дядя принц-регент Павел.

1934: В октябре в Харбине был открыт Институт святого Владимира с тремя факультетами: богословским, политехническим и восточно-экономическим. Впоследствии по распоряжению властей Маньжоу-Го в 1938 году был закрыт политехнический факультет, а в 1940 — восточно-экономический. Политехнический факультет и 1-й курс восточно-экономического факультета вошли в состав Северо-маньчжурского Университета. Тем не менее, богословский факультет продолжал существовать и учебное заведение в начале 1938 г. было переименовано в Свято-Владимирский Богословский Институт. (Свящ. Дионисий Поздняев. Дух. школы Маньчжоу-го.)

1934: Ночью 12 октября Архиепископ Рижский и Латвийский Иоанн (Поммер) был злодейски замучен на архиерейской даче на Киш-Озере, около Риги. Владыка был в это время в расцвете сил и деятельности (ему не было еще и 60 лет); он был самой крупной фигурой в церковной и общественной жизни православной Прибалтики в прямом и переносном смысле. Прежние попытки нападений на владыку-богатыря оканчивались помятыми боками и шишками самих нападавших. Преступники во втором часу ночи пробрались в дачу архиепископа Иоанна, убили его, затем в печках сожгли ряд бумаг и, чтобы, скрыть следы преступлены, подожгли дачу. Это преступление никогда не было раскрыто. О том, кто были истинные вдохновители злодеяния, в Латвии знал каждый, но официальное обвинение никогда не было предъявлено: следы вели в советское посольство. Пресса не могла писать об этом: слишком зловеща была тень, которую бросал могущественный восточный сосед на маленькую двухмиллионную страну.
Непосредственные исполнители остались неизвестными. Убийц, как предполагают, было не менее четырех. Когда владыка открыл входную дверь, спрятавшиеся на крыльце бандиты ворвались в переднюю и набросились на хозяина. Внизу, в одной из комнат жертва, видимо, была связана и доставлена в кабинет, где происходили поиски каких-то документов, так как половицы в некоторых местах были сорваны. Всюду валялись в беспорядке бумаги, записки, счета, вырезки из газет. На некоторых верхних бумагах виднелись капли крови: видимо, и здесь истязали архиепископа. Затем несчастная жертва была доставлена по внутренней лестнице наверх, где в глухом коридоре между столярной мастерской (владыка столярничал) и другими комнатами, видимо, и происходила пытка. Там, на верстаке, принесенном убийцами из столярной, прибывшие пожарные обнаружили привязанный проволокой обгорелый труп мученика. Какие страшные пытки претерпел архиепископ, видно из следующих данных осмотра трупа: обуглившиеся ноги от первой струи воды, пущенной на верстак, отвалились, в то время как на спине даже не сгорела кожа, а на затылке жертвы остались волосы, хотя борода сгорела. Это доказывает, что палачи пытали огнем несчастного, вероятно, калильной лампой. Священномученик Иоанн Рижский был прославлен РПЦЗ в 1981 г.

1934: 23 ноября на Соборе митрополичьего округа (5-м Всеамериканском соборе) в гор. Кливленде митр. Феофил (Пашковский) был избран преемником митр. Платона (скончался в 1934 году) и назначен митрополитом всея Америки и Канады с сохранением титула архиепископа Сан-Францисского. В основном докладе, прочитанном на Соборе, парадоксальным образом утверждалась канонически несостоятельная идея о том, что в Америке законны и правомерны все три юрисдикции Русской Церкви: экзархат Московской Патриархии, епархия Синодальной Зарубежной Церкви и Автономная Американская Церковь; однако существование двух первых юрисдикций в Америке, по мнению Кливлендского Собора, сомнительно с точки зрения церковной пользы, поскольку православная Америка нуждается в автономии.

1934: В Бразилии была учреждена первая православная епархия, епископ Феодосий (РПЦЗ) стал первым православным епископом Бразилии.

1934: Британским мандатским правительством Русской Духовной Миссии в Иерусалиме был передан в собственность участок земли величиной в 10 тысяч квадратных метров на правом берегу Иордана вблизи места крещения Господа. Таким образом, несмотря на ограниченные материальные возможности, РДМ РПЦЗ не только сохранила дореволюционное достояние Русской Церкви в Святой Земле, но умножила его. (Псарев А.В. “Владение Русской Зарубежной Церковью дореволюционным церковным имуществом: исторический и моральный аспект”, Православная Русь, № 18, 2000, с. 9-10.)

1934: Два угандийца, представители племени баганда, оба крещенные англиканскими миссионерами, в своем поиске истинной Церкви обратились к Александрийскому Патриарху Мелетию (Метаксакису) с просьбой принять их в православие. Патриарх ответил, что объединение Церквей не за горами, и им лучше и дальше пребывать в англиканстве.

1934: Старокалендарные греки обратились к митр. Антонию (Храповицкому) за архиерейской хиротонией, но получили отказ.

1935: 5 апреля Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий наложил запрещение на митрополита Северо-Американского Феофила (Пашковского).

1935: В мае одиннадцать иерархов Греческой новостильной Церкви согласились вернуться на старый стиль и возглавить общины истинно-православных христиан. В последний момент восемь из них пошли на попятную, и остались трое: митрополиты Герман Димитриадский, бывший вторым по старшинству иерархом в новостильной Церкви, Хризостом Закинфский и Хризостом Флоринский, впоследствии и ставший известным как отец Истинно-православной церкви (ИПЦ) Греции. 13/26 мая, в маленькой церкви в честь Успения Богородицы, за литургией, отслуженной в присутствии 25 тысяч верных, они формально провозгласили о своей принадлежности к ИПЦ. Ликование старостильников было неописуемым, торжественная процессия, прошедшая к церкви через весь город, едва не несла на руках трех архиереев. Народ чувствовал себя вполне вознагражденным за свое мужественное стояние в вере. (Иером. Нектарий…)

1935: 15 мая (ст. ст.). Три архиерея, отложившиеся от новостильной Греческой Церкви – Герман Димитриадский, Хризостом Флоринский и Хризостом Закинфский выпустили энциклику об отложении от господствующей церкви и их исповедание веры:

“В Священный Синод Элладской Церкви.
Греческой иерархии известно, что мы с самого начала встали в оппозицию по отношению к ее мнению в деле приспособления церковного календаря к гражданскому. И хотя сперва мы покорились решению большинства иерархов и ввели новый стиль в своих епархиях, сделали мы это по двум соображениям: во-первых, чтобы избежать последующего церковного раскола, и во-вторых, потому что мы всё обольщали себя надеждой, что иерархия, дабы избежать разделения среди верных, соблаговолит вернуться к старому церковному месяцеслову, жертвуя даже и личным честолюбием ради любви к верным, за коих умер Христос.

Ныне же, по прошествии десятилетия, видя, с одной стороны, что разделения в церкви не удалось избежать, и что оно возникло даже и без нас, благодаря многочисленной части православного греческого народа, оставшегося со священной ревностью верным месяцеслову, преданному нам от Отцов; и с другой, что иерархия нимало не намерена возвращаться на путь православного календаря, с коего она свернула,мы полагаем, что соображения, по которым и мы следовали новому стилю, — соображения церковной икономии — исчерпаны.

Посему, исполняя долг совести и исходя из стремления к единству всех православных христиан Греции на основании календаря и православного предания, мы доводим до сведения правящего Священного Синода нижеследующее.

Поскольку правящая в Греции иерархия по инициативе и настоянию своего председателя, Его Блаженства, односторонне и неканонично ввела в церковь григорианский календарь, вопреки постановлениям Седьми Вселенских Соборов и древней практике Православной Церкви;
Поскольку правящая в Греции иерархия, введя григорианский календарь в богослужебный обиход без согласия всех православных церквей, нарушила тем самым вселенское единство Православной церкви в совершении праздников и разделила христиан на две противных календарных партии;

Поскольку правящая в Греции иерархия, посредством введения нового календаря, нарушила божественные и священные Правила определяющие то, что касается богослужения и в особенности поста свв. Апостолов, коий по временам и вовсе пропадает. Поскольку правящая в Греции иерархия, односторонне введя новый стиль сколько бы ни настаивала на том, что будто бы ею не затронут канон, относящийся к празднованию Пасхи, и будто она празднует Пасху по старому стилю, неизбежно косвенно нарушает также и этот канон тем, что она изменила порядок годичного цикла воскресных Евангельских чтений, постов и других служб церковных, неразрывно связанных с каноном о Пасхе, установленным Первым Вселенским Собором;

Поскольку правящая в Греции иерархия своим односторонним и антиканоничным введением григорианского календаря нарушила единство, которым обладает вселенская Православная Церковь в своем богослужении, в том, что касается совершения праздников, и разделила христиан на две противных календарных партии и косвенно затронула тем самым также догмат Символа Веры о “единой Святой Соборной и Апостольской Церкви”;

Поскольку правящая в Греции иерархия, без серьезных церковных оснований введшая односторонне и антиканонично григорианский календарь, сделаалась причиной соблазна христиан, а также и религиозного разделения и пререканий среди них, оставивших по причине нового стиля согласие в вере и христианскую любовь и нравственную солидарность во взаимных отношениях и общении.

Поскольку, наконец, по всем вышеуказанным причинам, правящая в Греции иерархия отсекла и отстранила себя, согласно духу священных канонов, от всецелого тела Православия и потенциально и в сущности объявила себя раскольнической, как это показала и назначенная изучить календарный вопрос комиссия из знатоков канонического права, богословов и профессоров Университета, одним из членов коей в то время был сам Его Блаженство, архиепископ Афинский, бывший профессором истории в Национальном Университете.

Посему, направляя в правящий Синод заключающийся здесь протест, заявляем, что отныне мы порываем с ним всякие отношения и церковное общение, покуда он остается на новом стиле, и принимаем на себя возглавление и церковное окормление православного греческого народа, остающегося верным отеческому юлианскому календарю. Извещая о сем правящую иерархию, и искренне надеясь, что она осознает свою величайшую ответственность перед Богом, Православной церковью и нацией, разделенной безо всякой нужды на две противных религиозных партии, и что она пересмотрит свое соответствующее решение касательно церковного календаря, и по своей собственной доброй воле подвигнется к возвращению в церкви отеческого месяцеслова, тогда как государство сохранит новый стиль согласно королевскому Декрету 1923 г., и тем самым устранит созданный соблазн и умирит церковь, остаемся, целуя вас братским лобзанием”. (Цит. по: Иером. Нектарий. Краткая история свящ. борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма.)

1935: 16 мая в Лондоне по инициативе Russian Clergy & Church Aid Fund было устроено моление о прекращении гонений на веру в Советской России. На него прибыли: архиепископ Анастасий (заместитель председателя Архиерейского Синода), архиепископ Серафим Финляндский (управляющий западноевропейской епархией РПЦЗ) и от Константинопольской Патриархии митрополит Евлогий. За богослужением в англиканской церкви православные иерархи стояли в мантиях. В свою очередь на литургии и молебне в русском храме присутствовали в облачениях многочисленные представители англиканского духовенства (“Церковная жизнь”, 6, 1935. С. 100-101.)

1935: Предвидя свой неминуемый арест, старостильные митрополиты рукоположили с 23 по 26 мая следующих новых епископов: правящих Германа Кикладского, Христофора Мегаридского, Поликарпа Диавлейского, которые вместе с тремя старейшими составили Священный Синод, под председательством митрополита Германа Димитриадского. Далее Священный Синод “приняв во внимание драгоценный вклад в дело священной борьбы, которую мы повели за восстановление Православия и умирения Церкви, каковой внес и продолжает вносить настоятель священного монастыря в Кератее иеромонах Матфей Карпафакис, единогласно избрал его и канонически рукоположил в титулярного епископа, некогда славной епископии Вресфенской, почести ради и чтобы он по-прежнему исполнял обязанности настоятеля в своем священном и благочинном монастыре”. Впоследствии еп. Матфей возглавил “матфеевское” крайнее крыло старостильных греков. Эти действия и заявления не остались, естественно, без ответа со стороны официальной церкви и государства. Все семеро архиереев были арестованы и преданы церковному суду в июне 1935 года по обвинениям в организации “незаконных сборищ” и неуважении к “законной и каноничной” церкви. (Иером. Нектарий. Краткая история свящ. борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма.)

1935: 15 июня были объявлены результаты суда над греч. старостильными архиереями. Все архиереи, не исключая и новопосвященных, были низложены, причем Герман Димитриадский, Хризостом Флоринский и Герман Кикладский подверглись ссылке в отдаленные монастыри (новостильные), Матфею Вресфенскому по болезни было дозволено пребывать безвыходно в своем монастыре, а Хризостом Закинфский, Поликарп Диавлейский и Христофор Мегаридский покаялись и вернулись в официальную церковь (последние два также были приняты в сущем сане — как епископы) (Ibid).

1935: 18 июня митрополит Евлогий обратился к митрополиту Антонию с письмом, в котором предлагал своей проект устроения церковного управления в диаспоре, который предусматривал автономное существование четырех митрополичьих округов: Западноевропейского, Американского, Дальневосточного и Балканского — с сохранением за зарубежным Синодом и Собором только координирующей функции и с тем, чтобы сам митрополит Евлогий оставался экзархом Константинопольского Патриарха. (Прот. Вл. Цыпин…)

1935: 21 июня оставшиеся верными старостильному движению иерархи, использовав предоставленную им в последний раз перед отбытием в места ссылки возможность, провели заседание Синода и обратились к своей пастве со следующими словами: “Принимая на себя окормление православного греческого народа, следующего православному месяцеслову наших отцов, и храня верность присяге, которою мы обязались хранить все преданное нам Семью Вселенскими Соборами, мы осуждаем всякое новшество и не можем не провозгласить раскольнической государственную церковь, принявшую папский календарь, охарактеризованный Всеправославными Соборами как новшество еретиков и как очевидное попрание божественных и священных правил церковного предания.

По этой причине мы рекомендуем всем, кто следует православному календарю, не иметь никакого духовного общения с раскольнической церковью расколослужителей, от которых благодать Всесвятаго Духа отошла по той причине, что они нарушили постановления Отцов Седьмого Вселенского Собора и Всеправославных Соборов, осудивших григорианский календарь. Что раскольническая церковь не имеет благодати и Святого Духа, подтверждается св. Василием Великим, который говорит так: “Хотя бы раскольники заблуждались в вопросах и не являющихся догматами, поскольку Глава Церкви есть Христос, согласно божественному апостолу, от Которого все члены живут и получают духовное возрастание, они отторгли себя от согласия членов Тела, и более не суть члены (того Тела) и не имеют благодати Святаго Духа. Посему кто не имеет ее, как может и передать другим?…
+ Герман Димитриадский,
+ Хризостом Флоринский,
+ Герман Кикладский”. (Иером. Нектарий. Краткая история свящ. борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма.)

1935: 13 июля секулярные реформы турецкого правителя Ататурка коснулись и Церкви — ношение ряс в общественных местах было строго запрещено.

1935: 28 июля скончался Патриарх Александрийский Мелетий (Метаксакис). Кончина его произошла в Цюрихе, а похороны состоялись в Каире. Согласно свидетельству архиеп. Афинагора Великобританского и Тиарийского, который, будучи еще архидьяконом, присутствовал на его похоронах, Патриарх Мелетий был похоронен согласно масонскому ритуалу. (The Struggle against Ecumenism. Boston. Pg. 33.)

1935: 8 сентября архимандрит Герасим (Шмальц), несмотря на враждебное отношение местного духовенства, поселяется на Еловом острове на Аляске, где раньше подвизался преп. Герман Аляскинский, и проводит там 35 лет в пустынных подвигах, таким образом исполняя пророчество преподобного, предсказавшего, что после него другой монах также в отшельничестве будет подвизаться на этом месте.

1935: 30 сентября – письмо Вселенского Патриарха Фотия II митр. Евлогию с одобрением поездки в Сремские Карловцы на съезд иерархов РПЦЗ:

“Фотий, Божией Милостью, Архиепископ Константинопольский – Нового Рима и Вселенский Патриарх. №1489.
Преосвященнейший Кир Евлогий, наш Патриарший Экзарх православных русских приходов в Европе, во Святом Духе возлюбленный брат и сослужитель нашей мерности, да будет с Вашим Преосвященством благодать и мир от Бога. Мы получили письмо Вашего возлюбленного Преосвященства от 3 числа истекающего месяца, с приложениями, в которых сообщается нам о бывшем Вам от Блаженнейшего Патриарха Сербского Кир Варнавы приглашении прибыть к нему для особого, под его председательством, совещания по вопросу о соглашении между собою и объединении находящихся за границей преосвященных русских архиереев и русских церквей и приходов в рассеянии, с изложением Вашего мнения о необходимости сделать, последуя этому приглашению, еще одну последнюю попытку для умиротворения и объединения всех, на основании строгих канонических начал, на которых утверждается временная Патриаршая Экзархия под водительством Вашего Преосвященства и испрашивается благословение на путешествие Ваше в Югославию для означенной цели.

Всегда глубоко удрученный, как знает Ваше Преосвященство и все, скорбью о несчастьи Святейшей Сестры Церкви Российской и чувствуя, что эта скорбь еще возросла от печального зрелища, которое к умалению силы и славы Святейшей Российской Церкви являют пред лицом, как православного, так и всего христианского мира, взаимные ссоры и разделения ее иерархов, наносящие ущерб и присущему Святой Православной Церкви обаянию, мы не можем не благословить от души всякое стремление, направляемое к восстановлению мира и единства, и не присоединить нашей молитвы ко Господу, оказывая и наше к тому содействие.
Вследствие этого, с радостью обильно преподаем Вашему возлюбленному Преосвященству, по синодальному определению, наше благословение на путешествие в Югославию для указанной святой цели.

И не только это, но одновременно поручаем Вашему Преосвященству, чтобы Вы при этом столь удобном случае, передавая по приезде Вашем туда, прежде всего наше братское о Господе целование с любовью почитаемому нами брату во Христе Блаженнейшему Патриарху Кир Варнаве, равно как и всем возлюбленным во Христе братиям преосвященнейшим русским архиереям, имеющим присутствовать и принимать участие в предстоящем под председательством Его Блаженства совещании в целях достижения мира и любви, принесли этим последним, с нашей стороны и со стороны Матери Великой Церкви Христовой, особое теплейшее настояние и увещание, чтобы все во имя их любви к Спасителю Христу и ради забот и попечения о своей Матери, а также в сознании ответственности, которую они несут перед нею и перед всей нашей Святой Православной Церковью, показали и проявили на деле всяческое доброе расположение и стремление к тому, чтобы был положен конец неуместным взаимным спорам и разделениям, не имеющим реального основания и смысла.
И поелику, несомненно, в рассуждении этого объединения будет речь и о существе и природе временного восприятия под каноническое покровительство Матери нашей Великой Церкви Христовой заграничных православных приходов, о чем было высказано и написано немало неосновательного и неправильного, к соблазну многих, то Ваше возлюбленное Преосвященство, уже давшее по этому вопросу приличествующий ответ в письме своем к преосвященнейшему Митрополиту Антонию от 17 июля 1935 года, не преминет, конечно, дать и по предмету вышеуказанного объединения всяческое необходимое разъяснение к освещению истины.

Мы же относительно всех проявлений нашего действия, ссылаясь на то, что ясно, с точностью, не допускающей перетолкования для имеющих добрую совесть, определили в патриаршей нашей грамоте Вашему Преосвященству от 17 февраля 1931 года, по синодальному постановлению об учреждении временной экзархии, посылаем по данному поводу именно о каноничности нашего действия прилагаемые при сем копии двух писем к нашему Святейшему Патриаршему Престолу Всечестнейшего Митрополита Антония и Преосвященнейшего Архиепископа Анастасия, писавшего по повелению его и пребывающего с ним Архиерейского Собрания, в которых испрашивалось попечение Святейшего Патриаршего Престола о находящихся в нужде и требующих покровительства русских церквах на Дальнем Востоке, чтобы из них Ваше Преосвященство и все могли знать, каково еще недавно было мнение этих же самых находящихся в Югославии преосвященных архиереев-беженцев и каково было убеждение их о каноничности и долге попечения нашего Святейшего Вселенского Патриаршего Престола, согласно священным канонам, преданию и практике Православной Церкви о находящихся повсеместно в обстояниях и нуждах православных церквей и, конечно, о должном отношении к возлюбленной сестре и дочери Российской Церкви, которую Вселенский Престол во Христе родил и по заслугам возвысил и прославил как церковь автокефальную.

Что же в особенности касается до суждений о наличии в нашей деятельности хотя бы малейших захватных целей и видов на наследство впавшей в бедствия Святейшей Российской Церкви и имущество приходов, – суждений без страха Божия выдумываемых и распространяемых, то мы, отвращая от них свое лицо, в ответ на эти нечестивые мысли, скажем только одно, что наша Великая Церковь часто, как любвеобильная мать, в течение времен открывала и дарила своим детям сокровища свои и даже была лишаема ими таковых, но никогда не касалась и не желала своекорыстно касаться их сокровищ.
С любовию сообщая об этом в ответ Вашему любезному Преосвященству, молимся, да будет дано Вам в деле пастырского попечения Вашего и в стремлении к миру и единству всяческое укрепление от Господа, коего благодать и бесконечная милость да будет с Вашим Преосвященством и со всеми. 1935 г. Сентября 30”. (Митр. Евлогий, с. 634-636.)

1935: Румынский старостильный иеромонах Гликерий (буд. митрополит) вместе с о. Гимнасием и неким афонским монахом-румыном прибыл в Афины. О. Гликерий просил старостильных греческих епископов, чтобы они рукоположили во архиереи о. Гимнасия или же афонского монаха, но епископы ничего не могли сделать без благословения их предстоятеля, митрополита Хризостома Флоринского, которого — по настоянию новостильного афинского митрополита — английские власти удерживали в Палестине (в то время Греческая Старостильная Церковь также переживала гонения).
Святой Гликерий отправился в Югославию. Он посетил храм Русской Зарубежной Церкви в Белграде, где служит митрополит Анастасий. Митрополит Анастасий посоветовал о. Гликерию обратиться к епископу Русской Зарубежной Церкви Серафиму (Лядэ) и просить его поехать в Румынию для рукоположения старостильных иереев. Епископ Серафим в то время был в Вене. Св. Гликерий отправился туда, но Владыка Серафим ехать в Румынию не решился, зная насколько это опасно.

1935: В Греции была восстановлена монархия во главе с королем Георгом II.

1935: В октябре новый премьер-министр Греции Георгий Кондилис разрешил сосланным старостильным епископам вернуться в Афины. Вскоре по освобождении митрополит Хризостом Флоринский поехал на Восток, к патриархам Иерусалимскому и Антиохийскому, дабы заручиться их поддержкой и обсудить возможность созыва собора для пересмотра календарного вопроса. Но патриархи, хотя и приняли его любезно и на словах выражали свое сочувствие, на деле ничем не помогли. Более того, поездка эта имела даже и отрицательные последствия, т. к. греческий консул в Иерусалиме отказался поставить визу в его паспорт, когда он собрался уезжать домой в Грецию. Протомившись так несколько месяцев, он, наконец, сумел без визы сесть на пароход и отплыть в Грецию. (Иером. Нектарий…)

1935: В октябре Архиерейский Собор РПЦЗ одобрил “Положение о Православной Епархии Берлинской и Германской”, разработанное в Министерстве церковных дел III Рейха. Это “Положение” предусматривало такие требования: согласие Имперского правительства при назначении главы Берлинской и Германской епархии; согласие местных госорганов при назначении на приход священника “иностранца или без гражданства”, что затрагивало почти всех священнослужителей РПЦЗ в Германии; при назначении епископом членов епархиального совета и при образовании или принятии в состав епархии новых приходов. Устанавливался контроль государства за расходованием субсидируемых епархии правительством Рейха средств. (Никитин А.К. Положение русской православной общины в Германии в период нацистского режима (1933-1945 гг.) // Ежегодная Богословская Конференция ПСТБИ. Материалы. M., 1998, с. 321-322.)

1935: В ноябре Сремских Карловцах под председательством Сербского Патриарха Варнавы состоялся Собор русских зарубежных епископов, в котором участвовали архиереи, принадлежавшие всем ветвям церковной диаспоры, кроме епископов, находящихся в послушании Синоду митр. Сергия. Собор принял “Временное положение”, которое усиливало власть Архиерейского Синода в значительно большей мере, чем это предусматривал проект митрополита Евлогия. Синоду предоставлялось право поставлять епископов в автономные регионы, которыми признаны были Балканы во главе с архиепископом Анастасием, Западная Европа во главе с митрополитом Евлогием, Северная Америка во главе с митрополитом Феофилом (Пашковским) и Дальний Восток во главе с митрополитом Мелетием. На этот раз новый глава Американского округа митрополит Феофил поддержал решение соборян. Митрополит Евлогий возражал против проекта “Положения”, но в конце концов согласился подписать его, выговорив для себя следующие условия: “Временное положение” должно быть одобрено епархиальным собранием в Париже и утверждено Вселенским Патриархом. Кроме того, по его настоянию были приняты следующие поправки:

“1) Восстановление богослужебного общения; 2) осуждение всякой враждебной церковной полемики в проповедях, печати и общественных выступлениях; 3) запрещение открывать параллельные приходы и 4) запрещение принимать клириков, переходящих из одной епархии в другую без отпускной грамоты. Первая и наиболее существенная из этих мер была закреплена, как я уже упоминал, Божественной Литургией, совершенной членами архиерейского Совещания и некоторыми другими иерархами в русской церкви, и второю, еще более торжественною Литургиею, которую совершил Патриарх Варнава в сослужении с 15 русскими и сербскими архиереями в Белградском кафедральном соборе. Велика была радость множества народа… Однако подлинного, искреннего мира между нами по-прежнему не чувствовалось, было как-то смутно, тоскливо на душе и не верилось, чтобы наскоро составленное нами и с большими трудностями принятое “Временное положение” могло всех нас объединить…” (Митр. Евлогий. Путь моей жизни.)

1935: Митр. Евлогий посылает письмо Вселенскому Патриарху с подробным донесением о Карловацком совещании: “Наши епископы почему-то хотят отторгнуть меня от юрисдикции Вашего Святейшества, но я и моя паства не согласимся на это, ибо в отеческом покровительстве видим единственную крепкую опору своего канонического существования…” (Митр. Евлогий. Путь моей жизни.)

1935: В декабре в Зап.-Европейском экзархате была создана комиссия для разбора учения о. Сергия Булгакова в составе: протоиерея И. Смирнова (председатель), прот. И. Ктитарева, профессоров архим. Кассиана, прот. Г. Флоровского, А.В. Карташева, В.В. Зеньковского, Б.И. Сове. (Путь моей жизни, с. 637-638.)

1935: 29 декабря скончался Патриарх Константинопольский Фотий II.

1935: После кончины Патриарха Александрийского Мелетия в 1935 году, открыл свою работу Поместный Собор Александрийской Церкви, созванный для избрания нового предстоятеля. Процедура избрания должна была проходить в соответствии с действовавшими в то время законами египетского государства. Однако православные сирийцы стали протестовать по поводу способа избрания патриарха и добились отсрочки выборов нового главы Церкви. Вследствие этого министерство иностранных дел Египта представило патриархии письменный документ, который содержал новые положения о выборах патриарха. Выборы считались законными при соблюдении следующих условий:

1. Соблюдение законов египетского правительства и наличие согласия заинтересованных сторон, включая сирийских православных.
2. Последние должны быть включены в управление церковным имуществом.
3. Назначение ещё одного епископа из сирийцев.
4. Организация церковных судов должна быть санкционирована правительством Египта. При этом должны быть учтены мнения и требования сирийских православных.
5. Патриарх должен принять египетское подданство, если он такового не имел.
Несогласие патриаршего местоблюстителя с этими требованиями привело к непризнанию египетским правительством результатов выборов патриарха.

Новый глава Александрийской Церкви был избран с соблюдением вышеперечисленных условий. Это произошло 11 февраля 1935 года. Новым патриархом стал митр. Ермупольский Николай V. После выборов Патриарх поручил смешанной комиссии, которая состояла из греков и сирийцев, подробно изучить вопрос о порядке избрания главы Церкви. Комиссия работала долгое время, что привело к запоздалому признанию египетскими властями результатов выборов нового Патриарха, что произошло лишь в марте 1937 года, когда было принято новое правило о выборах главы Александрийской Церкви. В этом правиле говорилось, что православные сирийской диаспоры принимают участие в выборах нового патриарха на равных правах.

1936: 18 января на Константинопольский патриарший престол был возведен Патриарх Вениамин I.

1936: В силу постановления от 14 февраля правительство III Рейха начало осуществлять программу помощи РПЦЗ, как государственно признанной конфессии: германское духовенство РПЦЗ стало получать регулярное жалование; выделялись субсидии на различные нужды Германской епархии и ее приходов; духовенство и епархия получили различные льготы.

1936: 8 марта в Нью-Йорке состоялось Общее русское собрание, посвященное 75-летию отмены крепостного права в России, с участием представителей 14 русских национальных организаций. В итоге обсуждения положения православной Церкви в Польском государстве собравшиеся вынесли резолюцию, осуждающую гонения на православие. Эти гонения русская эмигрантская общественность назвала “пережитками средневекового варварства”. Обращаясь к польскому правительству, собравшиеся предупреждали, что “такая антиславянская и антибратская политика чинов польской администрации в черную для России годину приведет в будущем к новой борьбе и ожесточению сердец польского и русского народов, что являлось тягостной ошибкой в прошлом и чего, конечно, всячески следует избегать в будущем”. Резолюцию протеста подписали православные иерархи в Америке архиепископы Виталий (Максименко), Адам и епископ Макарий. Текст резолюции был разослан в 19 стран, Сербскому Патриарху Варнаве, русским православным епископам, крупным русским общественным организациям, в редакции русских и иностранных газет, Римскому папе, в Лигу Наций, президенту Польской республики, митрополиту Дионисию и др.

Митрополита Дионисия эта резолюция протеста повергла в тревогу. Он счел необходимым во всех изданиях православной Церкви в Польше напечатать свое обращение к польскому правительству, в котором, в частности, говорилось: “Имею честь препроводить копию письма председателя Всероссийского народного крестьянского союза в Америке от 25 марта с. г. вместе с копией присланной мне резолюции “О преследовании Русской Православной Церкви в Польше”. Одновременно выражаю свое самое глубокое возмущение ввиду провокационной акции, подчеркивая, что вопрос резолюции внесу на чрезвычайную сессию Синода, каковая будет созвана в ближайшее время. Таким образом желаю публично выразить горячую привязанность Автокефальной Православной Церкви в Польше к государству и опровергнуть гнусные инсинуации”. (Попов. Пора проснуться! с. 69-70.)

Чрезвычайная сессия Священного Синода была созвана 20 июня. В своем определении Синод аттестовал упоминание о многочисленных случаях преследований православных в резолюции американского собрания русской общественности как “гнусные инсинуации”. Зачинщиком кампании протеста, развернутой русской эмиграцией в Америке, был назван архиепископ Виталий, “противник нашей автокефалии и ненавистник Польши”, что “легко свидетельствует о провокационном характере резолюции”. “Польша — суверенное государство, которое имеет право вникать во все стороны бытия и жизни своих граждан и устраивать эту жизнь сообразно с порядками и интересами общего целого”.

1936: 20 марта Св. Синод Румынской Церкви вынес следующую резолюцию по поводу законности англиканских рукоположений: “Его святейшество патриарх Константинопольский известил Св. Синод о том, что он признал законность англиканских рукоположений, и попросил наш Синод также изучить этот вопрос и известить его о нашем мнении… Св. Синод Румынской Православной Церкви рассмотрел следующие заключения своей комиссии: “Учитывая документы об апостольской преемственности, таинстве священства, Евхаристии, вообще святых таинствах, священном предании и оправдании, учтя разъяснения англиканской делегации по всем этим вопросам, которые соответствуют учению Православной Церкви, комиссия единодушно рекомендует Св. Синоду Румынской Православной Церкви признать законность англиканских рукоположений”.

Следует понимать, что вышеприведенная резолюция станет окончательной, только когда высшее управление Англиканской Церкви подтвердит все заявления своих делегатов относительно таинства священства и связанных с ним важных пунктов заключенных в учении Православной Церкви…” (The Christian East, vol. XVI, 1936, pp. 16-19). Подтверждение это так и не пришло.

1936: Латышская Церковь после мученической кончины свят. Иоанна Рижского без согласия Московской Патриархии перешла в юрисдикцию Константинопольского Патриарха.

29 марта 1936 г. митрополит Фиатирский Герман возглавил хиротонию во епископа с возведением в сан митрополита Рижского и всея Латвии бывшего до этих пор гарнизонным священником в Даугавпилсе Августина (Петерсона).

1936: В июне состоялось епархиальное собрание, созванное в Париже митрополитом Евлогием, по докладу графа Коковцева, в прошлом премьер-министра России. Собрание отказалось утвердить “Временное положение”. По словам митрополита Евлогия, Коковцев “совершенно раскритиковал “Временное положение”, разъяснив собранию, что этот проект своей централизацией предусматривал лишение их всякой самостоятельности и сосредоточивал всю власть в Карловацком Синоде. Атмосфера на Съезде создалась довольно напряженная. Одни его члены носились с лозунгом “Мир, мир!..”, другие относились к этому лозунгу более вдумчиво, сдержанно.

В окружении Съезда стал действовать какой-то “Комитет примирения” с участием графини Шуваловой; появились агитационные брошюрки с требованиями мира во что бы то ни стало. Но мы вовремя остановили эту пропаганду на Съезде посторонних лиц, чем парализовали энергичный натиск “карловацких” приверженцев и вызвали в их лагере крайнее неудовольствие. После всестороннего обсуждения и оживленных дебатов “Временное положение” было Съездом отвергнуто. Что же касается трудов о. С. Булгакова, то епископы, съехавшиеся на Собрание, имели совещание и постановили отложить суждение о них до окончания работ комиссии богословов, которой я поручил рассмотрение учения о. Сергия о Софии. Подробное донесение об Епархиальном собрании и его резолюциях мы сейчас же отослали Вселенскому Патриарху. Итак, моя поездка в Белград и все усилия канонически оформить мир церковный не привели ни к чему”. (Митр. Евлогий. Путь моей жизни, с. 643).

1936: 28 июня/10 июля скончался блаженный митрополит Антоний Храповицкий, глава РПЦЗ.

1936: 1 сентября румынский старостильник иеромонах Гликерий выехал на освящение церкви в село Бухальница-Нямц. Его сопровождали 4000 крестьян на 500 подводах. Когда обоз проходил через город Пьятра-Нямц, им преградили дорогу жандармы и солдаты с пулеметами, Гликерий и многие другие монахи и миряне были арестованы. Св. Гликерия жестоко били по голове резиновыми дубинками. Давида Бидаску били прикладами; от полученных ран Давид страдал до конца своих дней. По приказу новостильного патриарха Мирона (Кристи), который в то время временно исполнял обязанности премьер-министра, арестованные иноки были заключены в монастыре Езеру, а все старостильные храмы — их было тогда около сорока, — и монастыри были разрушены до основания. Святой Гликерий провел в тюрьме два года.

1936: 22-24 сентября состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ, на который был приглашен митр. Евлогий, но он отклонил предложение. На этом Соборе митр. Анастасий (Грибановский) был выбран новым первоиерархом РПЦЗ. Собор признал, что новый порядок управления Русской Церковью за рубежом не может быть проведен в жизнь, потому что он был отвергнут митр. Евлогием. Соборное определение отклоняло его ссылку на “волю церковного народа”, якобы не признавшего “Временного положения”. “Голос паствы здесь вообще не может иметь решающего значения”, потому что такое постановление Епархиального собрания “несомненно подготовлено и частично внушено докладом Епархиального совета и предварительно речью самого митрополита Евлогия…” — гласило соборное определение. Далее приветствовалось стремление митр. Евлогия и Епархиального съезда продолжать поиски путей сближения, но энергично подчеркивалось, что единство русской церковной юрисдикции за рубежом может осуществиться, только если митр. Евлогий выйдет из канонической орбиты Вселенского Престола. (Путь моей жизни…)

В основополагающем документе РПЦЗ, во “Временном положении”, утвержденном на этом Архиерейском Соборе, говорится: “Русская Православная Церковь Заграницей, состоящая из находящихся за пределами России епархий, духовных миссий и церквей, есть неразрывная часть Российской Православной Церкви, временно существующая на автономных началах”. (“Церковные законы, касающиеся Русской Православной Церкви Заграницей”, Джорданвилль, 1947 г. с. 5.) На том же Соборе было принято решительно постановление относительно о. С. Булгакова. Была принята резолюция: оповестить главы всех автокефальных Церквей о признании учения о. Булгакова о Софии ересью и одновременно организовать комитет под председательством графа Граббе для охраны православной веры от лжеучений. (Путь моей жизни…)

1936: Усиление гонений на Русскую Церковь в Польше. Архиеп. Пантелеймон (Романовский) был бессрочно сослан без права выезда в Жировицкий монастырь; на Волыни духовенство арестовывалось и закрывались храмы.

1936: В декабре французский католический епископ Винарт, уже на смертном одре, был принят в лоно Церкви в сане священника, пострижен в монашество с именем Ириней и возведен в сан архимандрита по благословению митрополита Сергия (Страгородского), разрешившего о. Иринею сохранить западный обряд. С ним присоединились к Церкви 55 прихожан. Отец Винарт личность довольно противоречивая. Митрополит Евлогий так о нем пишет в своих воспоминаниях: “Епископ Винарт получил хиротонию от старокатоликов, потом отошел от них и образовал самостоятельную Церковь, состоявшую из пяти приходов во Франции, Бельгии и Голландии. Так как эта Церковь не имела твердых оснований, ни догматических, ни канонических, то епископ Винарт начал искать сближения, и даже единения, с Православной Церковью; он стал часто заходить ко мне и вести беседы об этом, а также приглашать меня на свои богослужения. Искренность его стремления была несомненна, и я решил принять в этом деле участие. Не полагаясь, однако, на собственное мнение, я созвал при Епархиальном совете совещание из профессоров Богословского Института, дабы выяснить, возможно ли принять епископа Винарта со всеми его приходами в Православную Церковь, и если возможно, то на каких условиях. Мнения в совещании разделились. Особенным препятствием к принятию его в лоно нашей Церкви был его брак (он вступил в законный брак, уже будучи в епископском сане).

Большинством голосов ходатайство епископа Винарта было отклонено, хотя он выражал согласие на расторжение своего брака. Признаюсь, было очень больно это равнодушное отношение к искренним исканиям епископа, ибо Господь сказал: “Всякого грядущего ко Мне не изждену вон…” Я решил вопрос о соединении представить на благоусмотрение Вселенского Патриарха. С петицией к нему от имени епископа Винарта поехал наш православный французский иеромонах Лев Жилле. Так как Патриарх Фотий был болен, о. Лев беседовал с уполномоченными от Патриарха митрополитами. О результатах этого ходатайства обещали уведомить по рассмотрении дела Священным Синодом. Долго ждал епископ Винарт этого решения и не дождался… Потеряв всякое терпение и надежду получить ответ, он обратился к Литовскому митрополиту Елевферию (юрисдикции Московского митрополита Сергия), который потребовал от него развода с женой и пострижения в монашество; епископа Винарта присоединили, а всех его священников должны были перерукоположить, разрешив им потом служить по “западному обряду”. (Митр. Евлогий. Путь моей жизни, гл. 22.)

1936: В Афинах состоялся первый богословский конгресс, в котором приняли участие представители различных богословских школ. Одним из докладчиков на конгрессе был прот. Георгий Флоровский.

1936: В Канадской провинции Саскатчевань, в г. Кенора на дом священника напала банда вооруженных сербских националистов, “хулиганов, именующих себя христианами”, там в это время духовенство во главе с русским епископом Арсением (Чаховцовым) Канадским готовились к совершению литургии. Вооруженные бандиты прострелили владыке ногу, в результате полученной раны началось заражение крови, и еп. Арсений вынужден был оставить епархию и уйти на покой в основанный им в 1906 г. по благословению тогда правящего Сев.-Американского архиеп. Тихона (Белавина) св. Тихоновский монастырь, где он в 1938 г. основал св. Тихоновскую Семинарию. (Fr. John Hainsworth. Archbishop Arseny: A Vita in Process.)

1937: В январе француз Люсье Шамбо (викарий еп. Винарта) был присоединен к православию. Вскоре он был посвящен в сан диакона, потом священника митрополитом Елевферием (Богоявлянским), экзархом МП в Западной Европе. Первая Божественная Литургия служилась на Сретение Господне в Вознесенском храме, где присутствовал архиман. Ириней (Винарт). Этот день можно считать датой возникновения православного прихода латинского обряда. В начале марта того же года в Париж прибыл митр. Елевферий, но застал о. Иринея уже в гробу. Главой прихода стал о. Лукиан (по-французски Люсьен) Шамбо.

1937: 12 апреля Св. Синод Константинопольской Церкви признал автокефалию Албанской Православной Церкви. В тексте патриаршего томоса, однако, были выдвинуты некоторые ограничения: “Мы подчеркиваем вместе с тем, что братская Святая Автокефальная Православная Церковь Албании должна получать Святое Миро у нашей Великой Церкви Христовой. Мы рекомендуем также, чтобы по всем вопросам и недоразумениям общего церковного характера, касающихся прав и юрисдикций Автокефальных Церквей, Архиепископ Тиранский и всея Албании обращался к нашему Святейшеству Патриаршему Вселенскому престолу, через который связываются между собой все Православные Епископы, право правящие слово истины, и испрашивал бы своевременно мнение братских Церквей”. (Митр. Китрус Варнава. Албанская Церковь «Феология». том. 46. окт. дек., 1975. №. 4. С. 715-718.)

1937: 23 апреля (ст. ст.). Черновик письма митрополита Кирилла Казанского иеромонаху Леониду: “По поводу Ваших недоумений относительно сергианства могу сказать, что те же самые вопросы и в такой же почти форме были обращены ко мне из Казани десять лет тому назад, и тогда я отвечал на них утвердительно, потому что считал всё сделанное м. Сергием ошибкой, которую он сам сознает и пожелает исправить. К тому же среди рядовой паствы нашей было множество людей, не разбиравшихся в происшедшем, и нельзя было требовать от них решительного и деятельного суждения о событиях.

С тех пор много воды утекло. Ожидания, что м. Сергий исправит свои ошибки, не оправдались, но для прежде несознательных членов Церкви было довольно времени, побуждений и возможностей разобраться в происходящем, и оч. многие разобрались и поняли, что м. С-й отходить от той Православной церкви, какую завещал нам хранить Св. патриарх Тихон, и следовательно для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу Сергианства. Спасутся ли пребывающие в Сергианстве верующие, мы не можем знать, потому что дело Спасения вечного есть дело милости и благодати Божией, но для видящих и чувствующих неправду Сергианства (каковы Ваши вопросы) было бы непростительным лукавством закрывать глаза на эту неправду и там искать удовлетворения духовных своих потребностей с совестию, сомнящеюся в возможности такого удовлетворения.

Всё, что не от веры, — грех. Ложь нельзя исправлять ложью, и, стало быть, нельзя предпочитать Григорьевство Сергианству. С митрополитом Иосифом я нахожусь в братском общении, благодарно оценивая то, что с его именно благословения был высказан от Петроградской епархии первый протест против затеи м. Сергия и дано было всем предостережение о грядущей опасности. С правосл. предстоятелями (у предстоятелей этой епархии искали и находили руководство по смерти епископа Виктора послушные ему верующие Вятской епархии. Правда, среди них проявляются иногда крайности в отношениях к Сергианству (напр, перекрещивать крещённых), но эта ревность не по разуму представляется мне не как принятое у викторовцев исповедание, а как печальная случайность, порождённая личным темпераментом отдельных неразумных ревнителей) сей епархии находился в постоянном общении еп. Виктор при своей жизни; у них же искали и находили руководство после смерти еп. Виктора послушные ему верующие Вят. епархии…” (На этом письмо обрывается). (“Православная Русь”, №16, 1997.)

1937: 17 июня (ст. ст.) греческий старостильный епископ Матфей Вресфенский адресовал послание Св. Синоду, требуя официальное заявление от Митрополита Германа Димитриадского, Председателя Синода, что Новокалендарная Церковь раскольническая и ее таинства лишены благодати Святого Духа. Он писал: “Поэтому с великим страхом Божиим предлагаем и горячо просим:

1) опубликовать Синодальное Окружное Послание всему в Греции словесному стаду Христовому, сражающемуся за отеческую веру, в котором мы, взяв слово Православия в уста, ясно объявляем, что все таинства раскольнической церкви Афинского и всея Греции Хризостома Пападопулоса лишены божественной Благодати, согласно первому правилу Василия Великого, и указываем, что принятие крещенных в расколе детей в истинную Церковь Господа нашего Иисуса Христа должно осуществляться через повторное миропомазание, согласно упомянутому правилу Небогласного Василия, и через письменное заявление в случае взрослых христиан. И поучаем верующих в том послании, что они должны избегать совместных молитв и участия во всяком священнодействии схизмоеретических новшествующих священников, согласно 33-му правилу лаодикийского Священного Собора, который заповедует, что нельзя молиться с еретиками или раскольниками.

2) Осудить в том послании безбожное учение антихристианского масонства, которое превосходит всякую ересь, которое, согласно официальному суждению иерархии раскольнической церкви Хризостома Пападопулоса от октября 1933 г., продолжает древнее идолопоклонство и является служением сатане и полным отрицанием Божественности Господа нашего Иисуса Христа, хулит основу Веры, Великое Таинство Святыя Троицы, и воюет со всем учением христианской Веры и Благочестия и Святого Евангелия и со Святой Православной Восточной Церковью Христа нашего, и делает навязываемыми присягами членов своих совершенными отступниками и отрицателями святости Веры нашей во Христа и врагами Божиими…
Благодать Божия и бесконечная Его милость через Иисуса Христа да будет с вами, братие во Христе христиане.
Смиренный и последний среди епископов, пламенный пред Господом молитвенник
+ Вресфенский Матфей Святогорец”.
Ответа на это послание не последовало. (Свящ. Андрей Сиднев. Флоринский раскол в Церкви ИПХ Греции.)

1937: В июне митр. Хризостом Флоринский писал монаху Марку (Ханиотису): “Если какая-либо одна поместная Церковь впадет в некоторое заблуждение, исцелимое по Св. Василию, каким является календарное заблуждение, архиереи могут отделиться и прервать духовное общение с этой Церковью, чтобы не быть общниками того заблуждения, но не вправе провозгласить эту Церковь раскольнической, что является исключительно правом всеправославного и вселенского собора. В таком случае они, прерывая до соборного рассуждения общение с заблудшей церковью своей, призывают ее пред всеправославный или великий поместный собор, чтобы вернуть ее на православную стезю, и, если она упорствует в заблуждении, после первого и второго вразумления всеправославный собор провозгласит ее еретической, если заблуждение касается догматической стороны, или раскольнической, если касается устава и административной стороны Церкви.

Именно это сделали и мы, прервав духовное общение с иерархией Греческой Церкви из-за заблуждения календарного новшества и призвав ее пред Всеправославный или Великий поместный собор, который единственный компетентен и правомочен осудить ее заблуждение и убедить ее отступить от него, или, если упорствует в нем, провозгласить ее раскольнической. Итак, некоторее заблуждение, не касающееся прямо догматов веры, но относящееся к нарушениям канонов и церковным преступлениям, исцелимым по Св. Василию, делает заблудшую Церковь раскольнической потенциально, но не действительно до того времени, пока некоторый всеправославный собор не осудит и не объявит ее и действительно раскольнической…

Но пусть знает Ваше Преподобие, что Святое Миро, сваренное и освященное Церковью Вселенской Патриархии, имеет всю свою благодать и освящающее действие, даже если и сварено Патриархией после введения календарного новшества. Это так, потому что за то новшество ответственны только лица, входящие в Правящий Синод, которые незаконно и антиканонически приняли новшество церковного календаря, но не Церковь Вселенской Патриархии, которую представлет вся Иерархия Престола, которая единогласно и в Святом Духе заседает и принимает решения о некотором церковном вопросе (…) Таким образом и в случае, если Святое Миро сварено Вселенской Патриархией после календарного новшества, его освящающая благодать нисколько не уменьшается, потому что проистекает не из антиканоничности и недостоинства лиц, которые совершают мироварение, но из силы Церкви и православной идеи Церкви, которую эти лица представляют”. (Свящ. Андрей Сиднев. Флоринский раскол в Церкви ИПХ Греции.)

1937: 24 июня Митрополит Иосиф (Петровых) был арестованМирзояновским районным отделом НКВД и помещен в тюрьму г. Чимкента. Он проходил по одному делу с митрополитом Кириллом (Смирновым), с которым Митр. Иосиф содержался в одной камере, и епископом Евгением (Кобрановым), арестованными 7 июля.

В обвинительном заключении от 19 ноября 1937 г. говорилось: “Петровых Иосиф являлся заместителем Смирнова К.И. и, в случае ареста последнего, Петровых должен был возглавить контрреволюционную деятельность организации. Помимо этого, Петровых проводил работу по концентрации контрреволюционных сил церковников вокруг контрреволюционной организации, вел новую вербовку членов и организовывал контрреволюционные ячейки на местах”. Заседанием Тройки Управления НКВД по Южно-Казахстанской области от 19 ноября 1937 г. митрополиты Кирилл, Иосиф и епископ Евгений были приговорены к высшей мере наказания. (Справка Управления Комитета национальной безопасности Республики Казахстан. № 10/1-С-П от 09.04.1997.)

1937: 5 июля (ст. ст.) епископ Матфей Вресфенский адресовал следующее послание Митрополиту Герману Димитриадскому, председателю Св. Синода: “Поскольку в ходе дискуссии об условиях этого моего предложения двое из членов Священного Синода потеряли хладнокровие и обрушились на меня, и поскольку угрозы и обиды не могут уменьшить серьезность моего предложения, имею честь попросить Вас оказать любезность, насколько возможно быстро, созвать Синод и дать ответ на мое упомянутое предложение.

Если, помимо всякой надежды, Священный Синод не пожелает принять условия моего предложения в соответствии с предписаниями божественных и священных канонов, но будет упорствовать, то со скорбью, выраженной в послании от 8/21 июня с.г. по поводу очень серьезного вопроса повторного миропомазания, не в силах носить бремя такого решения, считаю себя обязанным как Православный Архиерей прервать с вами всякое духовное общение, чтобы не обрестись виновным в страшный день Суда, как презревший божественные и священные каноны <…> буду ожидать до следующего понедельника, 13 числа сего месяца, вашего письменного ответа на это мое предложение.

Если Святой и Священный Синод не примет условия этого моего предложения до этого срока, молчание буду считать отрицанием моего предложения и в связи с этим прерву всякие отношения с вами и определю свою дальнейшую позицию…
Смиренный и последний среди епископов, пламенный пред Господом молитвенник
+ Вресфенский Матфей Святогорец”. (Свящ. Андрей Сиднев. Флоринский раскол в Церкви ИПХ Греции.) Однако и это послание также осталось без ответа.

1937: В июле Япония начала военные действия в Китае с целью подчинить себе всю Китайскую Республику. 28 июля был взят Пекин, 29-го — Тяньцзинь. Началась оккупация Японией Китая. Русские эмигранты в те годы подвергались строгому полицейскому контролю и притеснениям со стороны японских властей. Японцы желали подчинить себе Начальника Миссии и священнослужителей Миссии и Харбинской епархии, завладеть церковным имуществом. Они часто выступали в роли прямых гонителей Церкви. Так, ими был разрушен храм-памятник в Тяньцзине, в Чжалайноре был убит иеромонах Павел, до смерти был замучен настоятель храма в Калгане — о. Александр Жуч, убит священник Федор Боголюбов. Японцы захватили часть церковного имущества — в Тяньцзине были отобраны школа, больница, дом милосердия и библиотека.

После создания Маньчжоу-го архиеп. Виктор был принудительно вызван японскими военными властями в Харбин, где под страхом объявления его военным преступником было предложено ему передать священнослужителей церквей и подворий Российской Духовной Миссии на территории Маньчжурии в ведение Харбинской епархии. Доверенность на управление имуществом была дана митрополиту Мелетию, проживавшему на миссийском подворье в Харбине. Начальник Миссии в Пекине не пользовался ни доверием, ни уважением оккупационных властей. Однако в силу того, что Начальник Миссии имел большой авторитет среди российских эмигрантов в Пекинской епархии, оккупационные власти были вынуждены считаться с его влиянием. Вопреки его собственному желанию владыку Виктора даже назначили Председателем Антикоминтерновского союза Северного Китая, что впоследствии использовалось гоминьдановскими властями как повод для ареста по обвинению в сотрудничестве с оккупантами. (Свящ. Дионисий Поздняев. Православие в Китае.)

1937: В начале лета Югославское правительство заключило с Ватиканом так называемый конкордат (от лат. сoncordia — “согласие”), который давал Католической Церкви большие права и ставил ее в привилегированное положение по сравнению с другими конфессиями. Конкордат был представлен на ратификацию в скупщину. Однако против его одобрения решительно выступила Сербская Православная Церковь. Ее поддержали некоторые политические партии и движения, прежде всего “Збор” Димитрия Лётича. 19 июля 1937 года, несмотря на запрещение властей, по Белграду прошел многотысячный крестный ход. Полиция получила приказ разогнать его (министр внутренних дел А. Корошец был словенцем по национальности и католиком по вероисповеданию). Произошли кровавые столкновения. В результате “Кровавой литии” были избиты архиереи, священники и просто верующие люди, разорваны хоругви, брошены на землю транспаранты и иконы.

1937: 23 июля скончался Сербский Патриарх Варнава. В тот же день скупщина ратифицировала конкордат с Ватиканом.

1937: 5 сентября (ст. ст.) можно считать датой основания “матфеевской” ветки старокалендарной Церкви Греции. В этот день епископ Матфей, не дождавшись ответов на свои послания Синоду, написал следующее послание: “И поскольку мне до сих пор не дан никакой ответ и имея в виду правило 15 так называемого Двукратного Собора, согласно которому: “Отделяющийся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда то есть он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений”; и во-вторых, поскольку в последнем ответе, который Вы дали Высокопреподобному монаху Марку Ханиотису, Вы совершенно ясно объявили, что таинства, совершаемые новостильниками, действительны и имеют божественную Благодать, и что в будущем продолжите поддерживать духовное общение с новшествующей раскольнической церковью Греции <…>, поэтому выносим решение:

1) выразить глубочайшую печаль вам и всем последователям вашим из-за, вопреки всем ожиданиям, внезапного отступления от ваших первоначальных исповеданий и заявлений;

2) прервать с вами и всеми вашими последователями всякое духовное общение, до тех пор, пока Господь Бог не восхочет просветить вас, чтобы возвратились к своему начальному Исповеданию Веры и хранили точность Священных Канонов и Преданий Церкви, не следуя так называемой благости, икономии и снисхождению, как не могущий носить бремя одного такого решения вашего и чтобы не обрестись виновным в страшный день Суда как презревший божественные и священные каноны, привлекая на себя проклятия и анафемы Святых и Богоносных Отцев наших;

3) Отзываю все подписи, до сегодняшнего дня поставленные под деяниями и остальными документами на заседаниях Синода с вами, и также прошу вас отменить мое участие в газете “Голос Православия”. (Свящ. Андрей Сиднев. Флоринский раскол в Церкви ИПХ Греции.)

1937: 23 сентября в окрестностях Алма-Аты было арестовано все не поминающее митр. Сергия духовенство.

1937: 10 октября в Челябинске был расстрелян Местоблюститель Патриаршего Престола митр. Петр Крутицкий. В обвинении против Митрополита Петра говорилось: “Отбывая заключение в Верхнеуральской тюрьме, проявляет себя непримиримым врагом Советского государства, клевещет на существующий государственный строй <…>, обвиняя в “гонении на Церковь”, “ее деятелей”. Клеветнически обвиняет органы НКВД в пристрастном к нему отношении, в результате чего якобы явилось его заключение, так как он не принял к исполнению требование НКВД отказаться от сана Местоблюстителя Патриаршего престола”. (Патриарший Местоблюститель священномучение Петр. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 2.) Митр. Петр был прославлен в лике новомученников Российских в 1981 г. Собором РПЦЗ и в 1997 г. — Собором РПЦ МП.

1937: 17 октября митр. Хризостом Флоринский пишет письмо митр. Герману Димитриадскому:
“Господин Председатель, <…> Окружные Послания отпавших епископов Вресфенского и Кикладского (Матфея — ред.) вам следует оставить без внимания, поскольку они нас осудили по корыстолюбивым причинам, будучи не в силах терпеть нашу критику беззаконных хиротоний и других их преступлений, и стали на сторону старого Управленческого совета Манесиса и Гунариса, которых до вчерашнего дня и сами называли спекулянтами и самочинниками. Как предлог для нашего осуждения они нашли причину, что мы отказались позволять повторное миропомазание детей, крещëнных новостильными священниками, следуя запрету божественных и священных канонов, и что отказались объявить еретическими и раскольническими новостильные Церкви, а их таинства не имеющими силу.

Но главная причина их осуждения для Святого Бресфенского проистекает из того, что мы ему помешали пользоваться нашей священной борьбой для собственного обогащения, а для Святого Кикладского то, что запретили ему совершать беззаконные хиротонии иереев и дьяконов, не ради служения нашей Священной Борьбе, но ради создания собственной партии и овладения начальствованием над борьбою. Они оба, отбросив всякую узду совести и страха Божия, приступают к публикованию окружного послания истинно-православным христианам и пытаются ложью и мерзкими клеветами представить нас как дезертиров и предателей борьбы, потому что мы не хотели, презирая божественные и святые каноны, провозгласить греческую Церковь раскольнической и ее таинства не имеющими силы, и осудить на духовную смерть пять миллионов греческих братьев, которые чистосердечно следуют новому календарю, и войти в противоречие с остальными православными Церквами Иерусалима, Антиохии, России, Сербии, Польши и т. д., которые не только не прервали церковное общение с новостильными Церквами, но и сослужат с их служителями. И это потому, что новостильные Церкви не провозглашены раскольническими Всеправославным Собором, который единственный вправе по священным канонам осудить и объявить их раскольническими, если не отступят от заблуждения нового календаря. Право провозглашать отдельных лиц и церкви раскольническими божественные и богоносные Отцы Вселенских Соборов не дали ни отдельным лицам, ни поместным церквам, но Вселенскому Собору, который выражает соборную Православную Церковь, и решения на котором выносятся по вдохновению Духа Всесвятого. По этой причине мы, почитая каноны и определения Вселенских Соборов, отказались провозгласить греческую Церковь раскольнической и ограничились только разрывом церковного общения с Архиепископом Афинским и ему единомысленными архиереями, чтобы не быть общниками календарного новшества.

И мы это сделали согласно 15-му канону Двукратного Вселенского Собора, который дает право только прервать церковное общение с нарушающими предания до соборного решения, которым единственно объявляются отдельные лица и церкви раскольническими и таинства не имеющими силы. Этот наш отказ, основанный на канонах и апостольских постановлениях, нашли как предлог упомянутые епископы, которые, к сожалению, дошли до той точки морального падения, что авторитет Общества ИПХ под председательством Манесиса и Гунариса поставляют выше авторитета нас, в течение 35 лет ничего иного не делавших, кроме того, что объявляли догмы Православия и право правили слово божественной истины.

Но главный мотив, побудивший их осудить нас, есть стремление освободиться от всякого контроля с нашей стороны и свободно и невежественно использовать нашу священную борьбу под предлогом притворного благочестия. Тому, что они занимаются демагогией и ловят славу и почести за счет борьбы, доказательство то, что оба они приняли титулы митрополитов, хотя мы им на хиротонии дали титулы епископов, что только авантюристы и умственно и душевно неустойчивые люди могут бесстыдно делать. Бесстыдной ложью является также и то, что говорится, что протосингел избил Кикладского на одном заседании Синода, который уже два месяца не собирался из-за обструкции епископов… Наконец, советуем вам и Общине иметь полное доверие к нам, которые жертвовали всем ради нашей священной борьбы.
17 октября 1937. + Бывший Флоринский Хризостом”. (Свящ. Андрей Сиднев. Флоринский раскол в Церкви ИПХ Греции.)

1937: 4 ноября в Сиблаге, Новосибирской обл., был расстрелян архиепископ Угличский Серафим (Самойлович). Прославлен в сонме новомучеников в 1981 г. Русской Пр. Церковю Зарубежом и в 2000 г. РПЦ МП. Священномученик Серафим был из числа непоминающих митрополита Сергия.

1937: 20 ноября в Казахстане, близ города Чимкента, в местности, называемой Лисья балка, постановлением тройки УНКВД по Южно-Казахстанской области были расстреляны святитель Кирилл (Смирнов), митрополит Казанский, святитель Иосиф (Петровых), митрополит Петроградский (язык не поворачивается пользоваться тогдашним титулом) и святитель Евгений (Кобранов), епископ Ростовский. Вместе с ними были расстреляны отбывавшие ссылку в Южно-Казахстанской области священники, монахини и миряне. Все пострадавшие были прославлены в лике новомученников в 1981 г. Русской Пр. Церковю Зарубежом и Московской Патриархией в 2000 г. Только митрополит Иосиф не был включен в списки прославляемых МП. В той же Лисьей балке в том же году были расстреляны: 4 сентября —архиепископ Омский Алексей (Орлов), 31 декабря — архиепископ Великоустюжский Николай (Климентьев) и 6 декабря — епископ Ивановский Борис (Воскобойников). В настоящее время на этом месте администрацией города возведен мемориальный комплекс.

1937: 23 ноября 37 униатских карпаторусских приходов в США созвали Собор в Питтсбурге (штат Пенсильвания), на котором было решено порвать с унией и вернуться в православие. Соборяне обратились к Патриарху Конст-ому Вениамину I, чтобы он принял их под свой омофор и воссоединил с Православной Церковью. Воссоединение последовало в сентябре 1938 г.

1937: На проходившую в Эдинбурге конференцию экуменических движений “Вера и порядок” (Faith and Order) и “Жизнь и деятельность” (Life and Work) в Оксфорде, которые явились приготовительными конференциями для создания ВСЦ, Архиерейский Синод командировал епископа Серафима (Лядэ) Потсдамского. В постановлении об этом назначении от 18/31 декабря 1937 года говорится: “Сохраняя веру в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Православную Церковь, Архиерейский Синод исповедует, что Церковь сия никогда не разделялась. Вопрос в том только, кто принадлежит к ней и кто не принадлежит. Вместе с тем Архиерейский Синод горячо приветствует все попытки инославных исповеданий изучать Христово учение о Церкви в надежде, что через такое изучение, особенно при участии представителей Святой Православной Церкви, они в конце концов придут к убеждению в том, что Православная Церковь, будучи столпом и утверждением истины (Тим. 3:15), полностью и без каких-либо погрешностей сохранила учение, преподанное Христом Спасителем Своим ученикам. И с этой верой и такой надеждой Архиерейский Синод с благодарностью принимает приглашение Комитета продолжения Всемирной конфе­ренции о “Вере и порядке”. (Церк. Жизнь 1, 1938, с. 12).

На этой конференции присутствовали также представители Зап.-Европейского Экзархата — архим. Кассиан (Безобразов) и прот. Георгий Флоровский. Православная делегация воздержалась от голосования как общего доклада, так и декларации. В своем отчете Синоду епископ Серафим указал, что участие православных делегатов имело большое и полезное значение для инославного мира, ибо они внесли в дискуссии подлинно церковный дух, раскрывая участникам конференции богатство и красоту Православия. Поэтому Архиерейский Собор и Синод должны командировать своих представителей и на будущие конференции.

Епископ Серафим также в качестве представителя Архиерейского Синода присутствовал на Второй конференции движения “Жизнь и деятельность” (Life and work), проходившей в Оксфорде. Эта конференция практического христианства разочаровала его из-за отказа обличить большевизм, в то время как на конференции делались нападки на правые течения, такие как итальянский фашизм. По мнению епископа Серафима, дух Православия не нашел должного выражения в докладах конференции, находившейся под влиянием масонства. В будущем православные должны или совершенно отказаться от участия в подобных конференциях или же усилить свое представительство, чтобы не быть “букетом цветов” на столе протестантов. На этой конференции было подтверждено намерение о создании Всемирного Совета Христианских Церквей, объединяющем в себе движения Faith and Order и Life and Work.

По докладу епископа Серафима об Оксфордской конференции для практического христианства Второй Всезарубежный Собор принял резолюцию, все содержание которой посвящено выявлению всемирного зла большевизма, так как его защищали участники Оксфордской конференции. В резолюции говорится о политических, общественных и национальных движениях, “которые написали на своем знамени непримиримую борьбу против большевизма и пока спасли западно­европейские народы от большевизации, от гибели последних остатков христианской культуры от русской Голгофы”. (Псарев А. Русская Православная Церковь Заграницей и экуменическое движение в 1920-1948 гг.)

1937: Декабрь. Письмо Министерству религии от старокалендарного митр. Германа Димитриадского и митр. Хризостома Флоринского, копия Синоду Церкви Греции:
“Всеми желаемое умирение Церкви возможно достичь и восстановить с помощью небольшой коммисии, составленной из двух Синодальных архиереев (новостильной церкви — ред.), уполномоченных на это Правящим Св. Синодом; архиереев Димитриадского и бывшего Флоринского, и двух представителей Вашего правительства при следующих условиях:

1) Все обвинительные судебные решения, которыми по календарному вопросу извергнуты клирики разных степеней, да упразднятся и да считаются яко не бывшие, и да возвратятся они немедленно в свои степени, а после окончательного решения вопроса и на свои позиции.
2) Совершенные нами хиротонии епископов да будут признаны действительными, какими они и являются согласно канонам. И из епископов Христофор Хадзис и Поликарп Лиосис да будут преданы в распоряжение Церкви, а Герман Варикопулос и Матфей Святогорец да будут объявлены виновными перед Правящим Св. Синодом за антиканонические и беззаконные поступки и объявления против нас и официальной Церкви, сделанные ими по безрассудству, а около десяти иерейских хиротоний, совершенных по нашему позволению и нашему решению для религиозных нужд старостильников, да будут признаны действительными.
3) Применение нового календаря иерархией да не считается окончательным и подлежащим исполнению, но временным и оспариваемым, подлежащим одобрению или упразднению со стороны будущего Святогорского Предсобора, согласно, впрочем, и энциклике 1931 г. Вселенской Патриархии, направленной всем церквам.
4) Да будут свободными и негонимыми все клирики различных степеней и миряне, следующие старому календарю в обрядах в своих церквах, до окончательного и полноценного решения вопроса со стороны Предсобора.
5) Окончательным сроком для созвания Предсобора да будет определена наступающая Великая Четыредесятница, и, если возможно, первая Неделя Православия, так чтобы следующая Святая Пасха могла найти нас соединенными, и чтобы все продолжили праздновать по единому календарю все христианские праздники.
6) Со стороны Правящего Св. Синода да будет определен и один из нас в качестве члена будущего представительства Церкви на Предсоборе, чтобы на нем были изложены и наши взгляды по календарному вопросу.
7) Решение Предсобора, какое бы ни было, да будет определено как обязательное для нас и для иерархии, и да будет немедленно приведено в исполнение со стороны Церкви согласно соборному посланию Вселенской Патриархии, которая определяет: “По отношению к некоторым более простым и легким вопросам, но важным для жизни Церквей, какими являются вопросы календаря, пасхалии… Предсобор может выразить мнение и о непосредственном и обязательном применении его решений и до подтверждения Вселенским Собором. Но для этого необходимо согласие всех представителей с конкретным решением. Если этого нет, не только для Церквей не может быть никакого обязательства в отношении Предсобора, но и да не будет одностороннего применения ни в одной из церквей (“Орфодоксия”, год 6, ном. 72).
8) Да упразднится независимое Религиозное Общество истинных христиан как ненужное, и церкви Св. Марины в Пирее, Успения и Трех Дев в Афинах да будут переданы в юрисдкцию нас, законных представителей старостильников.
9) Да предпримутся все необходимые церковные меры против клириков различных степеней и тех мирян, которые, поняв священную борьбу за старый церковный календарь как предприятие и возможность для корыстного приобретения, перешли канонические границы и прибегли к словам и поступкам, унижающим православный авторитет Церкви и способствующим стабилизации и продолжению этого разделения православных христиан.
10) Если по какой-либо причине до следующей Пасхи не соберется Святогорский Предсобор, то Правящий Св. Синод обязан синодальным решением определить для Церкви использование и применение старого календаря для всех церковных праздников, согласно духу упомянутой патриархийной энциклики, запрещающей одностороннее применение нового календаря по божественным и священным канонам и особенно 56-му правилу Шестого вселенского собора, который так определяет: “За благо признано и сие, да церковь Божия по всей вселенной, следуя единому чину, совершает пост”; согласно Королевскому указу от 1923 г., который определяет следующее: “Член 1, пар. 5. Сохраняется в силе юлианский календарь в том, что касается Церкви и церковных праздников”.

И, наконец, согласно Конституции, которая требует, чтобы Православная Греческая Церковь хранила божественные и священные каноны и церковные предания, как и остальные православные Церкви. Поскольку все это принято Св. Синодом, мы, чтобы облегчить дело всем желающим мира в Церкви, остаемся в нынешнем церковном состоянии до Пасхи и будем избегать любых новых хиротоний и церковных действий, которое могут затронуть авторитет официальной Церкви и затруднить умирение Церкви и достижение безопасного и прочного единства христиан, что является целью вышеизложенного взаимного соглашения.
С величайшим уважением и сердечными пожеланиями, Димитриадский Герман, бывший Флоринский Хризостом”. (Свящ. Андрей Сиднев. Флоринский раскол в Церкви ИПХ Греции.)

1937: В декабре на Архиерейском Соборе РПЦЗ был составлен “Акт о законном преемстве звания Местоблюстителя московского патриаршего престола и возглавления Русской Православной Церкви после смерти Митрополита Крутицкого Петра” (ГАРФ. Протоколы Арх. Собора РПЦЗ 1937 г. Ф. 6343, оп. 1, д. 17, л. 4). Признав притязания митр. Сергия незаконными, Архиерейский Собор признал митр. Казанского Кирилла законным Местоблюстителем, не зная о том, что священномученик Кирилл был расстрелян 20 нояб. 1937 г. Однако, ввиду гонений, Собор признал невозможным открыто поминать митр. Кирилла, постановив:

“Поминать митр. Кирилла как Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола и Возглавителя Русской Церкви за проскомидией и в частных молитвах, но от возглашения его имена за богослужениями воздержаться, чтобы не навлечь на него тяжких гонений со стороны безбожной власти большевиков. Настоящий акт хранить без опубликования, во свидетельство будущим временам о законном преемстве возглавления Русской Церкви” (там же). Вместо же открытого поминовения имени митр. Кирилла Собор постановил поминать “Православное Епископство Церкви Российския”.

1937: Константинопольский патриархат основал Высшую богословскую школу Святого Креста в Помфрет, Коннектикут (США), которая впоследствии, в 1946 г. была переведена в Бостон (Бруклайн).

1937: Председатель Союза воинствующих безбожников Ем. Ярославский (Губельман) заявил, что “в стране с монастырями покончено”. (Алексеев В.А. Иллюзии и догмы. М., 1991, с. 299.) 4-я волна гонений в 20 раз превышает гонение 1922 года (в 5 раз больше 1930 года). Расстрелян каждый второй (200 000 репрессий и 100 000 казней в 1937 г.). (Емельянов Н.Е. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917-1952 годы).

1938: 8 февраля черногорский митрополит Гавриил (Дожич) на Соборе Сербской Церкви был избран новым Сербским Патриархом, в его хиротонии принял участие первоиерарх РПЦЗ митр. Анастасий (Грибановский).

1938: 25 февр. рейхсканцлер Адольф Гитлер подписал закон “О землевладении Русской Православной Церкви в Германии”, согласно которому “государство в лице министра церковных дел получило право распоряжаться русской церковной собственностью в стране и на присоединенных к ней территориях”. На основании этого закона германское государство передало все дореволюционное имущество РПЦ Германии в ведение РПЦЗ, кроме храма в Дрездене, а 5 мая 1939 г. закон “О землевладении Русской Православной Церкви в Германии” был распространен на Дрезден и новоприсоединенную к III Рейху Судетскую область. (Никитин А.К. Положение русской православной общины в Германии в период нацистского режима (1933-1945 гг.), с. 327.)

1938: 12 июля был послан главой РПЦЗ митрополитом Анастасием благодарственный адрес А. Гитлеру: “Ваше Высокопревосходительство! Высокочтимый Господин Рейхсканцлер!
Когда мы взираем на наш Берлинский соборный храм, ныне нами освящаемый и воздвигнутый благодаря готовности и щедрости Вашего Правительства после предоставления нашей Святой Церкви прав юридического лица, наша мысль обращается с искренней и сердечной благодарностью, прежде всего, к Вам, как к действительному его создателю.
Мы видим особое действие Божьего Промысла в том, что именно теперь, когда на нашей Родине храмы и народные святыни попираются и разрушаются, в деле Вашего строительства имеет место и создание сего храма. Наряду со многими другими предзнаменованиями этот храм укрепляет нашу надежду на то, что и для нашей многострадальной Родины еще не наступил конец истории, что Повелевающий историей пошлет и нам вождя, и этот вождь, воскресив нашу Родину, возвратит ей вновь национальное величие, подобно тому, как Он послал Вас германскому народу.

Кроме молитв, возносимых постоянно за главу государства, у нас в конце каждой Божественной Литургии произносится еще и следующая молитва: “Господи, освяти любящих благолепие дому Твоего, Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою…” Сегодня мы особенно глубоко чувствуем, что и Вы включены в эту молитву. Моления о Вас будут возноситься не только в сем новопостроенном храме и в пределах Германии, но и во всех православных церквах. Ибо не один только германский народ поминает Вас с горячей любовью и преданностью перед Престолом Всевышнего: лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду.
Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь. Ваш подвиг за германский народ и величие германской Империи сделал Вас примером, достойным подражания, и образцом того, как надо любить свой народ и свою родину, как надо стоять за свои национальные сокровища и вечные ценности. Ибо и эти последние находят в нашей Церкви свое освящение и увековечение.

Национальные ценности составляют честь и славу каждого народа и посему находят место и в Вечном Божием Царстве. Мы никогда не забываем слов Священного Писания о том, что цари земные принесут в Небесный Божий Град славу и честь свою и славу своих народов (Откр. 21, 24, 26). Таким образом, создание сего храма является укреплением нашей веры в Вашу историческую миссию.
Вы воздвигли дом Небесному Владыке. Да пошлет же Он Свое благословение и на дело Вашего государственного строительства, на создание Вашей народной империи. Бог да укрепит Вас и германский народ в борьбе с враждебными силами, желающими гибели и нашего народа. Да подаст Он Вам, Вашей стране, Вашему Правительству и воинству здравие, благоденствие и во всем благое поспешение на многая лета.
Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей, митрополит Анастасий.(Церковная жизнь, 1938, №5-6.)

Митрополит Анастасий хотел направить рейхсканцлеру более нейтральный адрес с самыми общими выражениями благодарности за постройку Воскресенского собора. Однако адрес был уже заранее подан руководством Германской епархии немецким властям на утверждение, прошел их цензуру, поэтому внести в него какие-то изменения не представлялось возможным. (Еп. Григорий (Граббе). Ещe об одной статье // Завет Святого Патриарха. М. 1996, с. 226., Никитин А.К., с. 325.) На освящение собора митр. Анастасием были приглашены Антиохийский Патриарх Александр III и архиепископ Афинский Хризостом Пападопулос. Следует заметить, что тогда уже у старостильных греков была своя иерархия, но приглашение было послано главе новостильного Синода.

1938: В июне и июле в Польше, на Холмщине по требованию “католической общественности” военно-полицейскими силами было уничтожено около 150 сельских православных церквей. Все это происходило в местностях, населенных исключительно православными украинцами.

1938: 16 июля, ввиду возникших гонений, в Варшаве, под председательством митр. Дионисия собрался архиерейский Собор Польской Церкви. В “Послании” Собора епископов говорилось:
“Всем ведомо, что случилось в последние дни на Холмщине и Подляшьи (в Люблинском Воеводстве), где искони процветала Святая Вера Православная и где издавна славились твердостью Веры Православной предки наши.

И ныне на этих многострадальных землях пребывает около 250 тысяч православных людей, которые удивляют ныне мир своею верою и преданностью родной Православной Церкви. Свыше 100 храмов разрушено у них, но не слышно, чтобы кто-либо поколебался из них и отошел “на страну далече”. Уже то одно, что понадобилась такая мера к достижению известных целей, как жестокое разрушение храмов Божиих и поругание православных святынь, ясно свидетельствует о твердости и непоколебимости православного духа Холмщан и Подлясяков… Не верьте тем слухам, какие распускают среди Вас злонамеренные люди. Они готовы клеветать и на нас. Архипастырей Ваших, будто Мы изменили истине и уклонились во иное исповедание. Это ложь и гнусная клевета… Мы не только непреклонны в исповедании Святого Православия, но и все готовы перенести за благо Церкви Православной и за Ваше спасение. В знак единения с Вами в великом горе, постигшем всех нас, устанавливаем по поводу недавно случившегося трехдневный пост с молитвою — 19, 20 и 21 июля (1, 2 и 3 августа нового стиля) сего года, как это научили нас делать и благочестивые иудеи ветхозаветные, и первые христиане”.

Послание это должно было быть прочитано во всех православных храмах Митрополии. Однако правительство не допустило до этого, конфисковав “Послание” Собора епископов “вследствие тенденциозного и не отвечающего фактическому положению вещей, — как говорилось в официальном правительственном сообщении, — освещения в этом “Послании” дела ликвидации излишних православных объектов в некоторых уездах Люблинского Воеводства”. Помимо Архипастырского “Послания” к верующим, Собор епископов Православной Церкви в Польше изготовил обширный меморандум по поводу разрушения православных святынь и направил таковой на имя Президента Республики, Маршала Польши Рыдза-Смиглого и Премьер-министра генерала Славой-Складковского. Меморандум этот, подписанный 16 июля 1938 года всеми епископами, был вручен 1 августа секретарем Св. Синода по принадлежности, а также был сообщен Поместным Церквам и напечатан в некоторых заграничных газетах. (Свитич А.К.)

1938: 16 июля Св. Синод МП в окружном послании заявил: “Все знают, что произошло в последние дни на Холмщине и в Подляшье, где издревле сияла святая православная вера и где наши предки с давних пор славились своей верностью православию. И ныне в этих скорбью объятых землях живет более 250 000 православных, чьей верой и верностью, дорогой их сердцам православной Церкви, восхищался весь мир. У этих людей разрушили более 100 церквей. Уже одно то обстоятельство, что для достижения некоей пресловутой цели понадобились такие меры, как уничтожение храмов Божиих и кощунственное поношение святынь, легко говорит о крепости и непоколебимости православного духа населения Холмщины и Подляшья… В знак нашего сострадания и молитвы мы устанавливаем 19, 20 и 21 июля трехдневный молитвенный пост, как научили нас тому богобоязненные ветхозаветные иудеи и первые христиане”. (Heyer. Die Orthodoxe Kirche. S. 154-155.)

1938: 1 августа (ст. ст.) начались заседания второго Всезарубежного Собора РПЦЗ клира и мирян, на котором были представители всех 24 епархий РПЦЗ. В Соборе участвовали следующие епископы: 1) митр. Анастасий, Председатель Архиерейского Синода, 2) архиепископ Серафим — управляющий Русскими Православными Церквами в Зап. Европе, 3) архиеп. Гермоген, член Архиер. Синода, 4) архиеп. Мелетий, Харбинский и Маньчжурский, 5) архиеп. Феофан — Секретарь Архиер. Синода, 6) архиеп. Виталий — Восточно-Американский и Джерзеситский, 7) архиеп. Богучарский Серафим, управляющий Русскими Православными общинами в Болгарии (ныне прославлен в Болгарской старостильной Церкви), 8) архиеп. Нестор, Камчатский и Петропавловский, 9) архиеп. Тихон, Председатель ученого Комитета при Архиер. Синоде, 10) епископ Германский Серафим, 11) еп. Урмийский Иоанн, 12) еп. Вест-Вирджинский и Питтсбургский Вениамин, 13) еп. Шанхайский Иоанн (ныне прославлен). Кроме 13 архипастырей, членами Собора были еще 26 пастырей и 58 мирян. (Всего 97 членов).

В докладе “Положение Православной Церкви после войны” владыка Иоанн говорил: “Мы (верные Русской Зарубежной Церкви) должны твердо стоять на почве церковных канонов и не быть с теми, кто от них отступает. В прежнее время для изобличения канонических неправильностей Поместной Церкви с ней прерывали каноническое общение. Русская Зарубежная Церковь не может действовать таким путем, т.к. положение ее не вполне определилось. Посему она не должна прерывать общение с другими Церквами, если они первые не сделают этого шага. Но, и поддерживая общение, она не должна молчать о нарушениях церковной правды…” В протоколе Собора 1938 г. значится: “Имели суждение о сослужении с духовенством, находящимся в юрисдикции Митрополита Сергия и его Синода. Митрополит Анастасий указывает, что духовенство, прибывающее из России, состоявшее в названной юрисдикции, допускается сразу к молитвенному общению и приводит мнение Митрополита Казанского Кирилла в напечатанном в Церковной Жизни его послании, что грех Митрополита Сергия не простирается на подведомственное ему духовенство. Постановили: признать, что не имеется препятствий к молитвенному общению и сослужению с духовенством Митрополита Сергия”. (ГАРФ, ф. 6343, оп. 1, л. 23 на обор., Архиерейский Собор РПЦЗ 1938 г, Протокол № 8, 16 авг. 1938 г.)

По поводу отношения Православной Церкви к инославию на Соборе произошли прения. Ознакомившись с докладом профессора Н.С. Арсеньева “Православная Церковь и западное христианство”, отмечающим, что прямым следствием гонений на Православную Церковь со стороны безбожной власти в СССР явилось углубление и расширение внимания к нашей Церкви со стороны наиболее чутких представителей богословской мысли протестантства и католичества, Собор призывает Божие благословение на труды тех, кто жизнью и словом раскрывает перед западным христианским миром истинность нашей Святой Церкви и высоту ее мученического подвига в настоящее время (Постановления и резолюции Собора РПЦЗ… С. 159). В докладе епископ Серафим (Ляде) Потсдамский отметил, что православные на экуменических конференциях всегда излагали и защищали священные догматы: “Поэтому православные делегаты как в Лозанне, так и в Эдинбурге, считали своим долгом подать и огласить особые заявления; этим они ясно отмежевали Православную Церковь от других исповеданий, именующих себя “церквами”… Нам необходимо рассеять все недоумения и часто просто карикатурные представления о Православии, до сих пор распространенные в инославных кругах… Примирение с существующим положением оторванности большей части христианского мира от Православной Церкви, равнодушное отношение к экуменическим исканиям единства Церкви было бы непростительным грехом, ибо мы должны носить ответственность за судьбу тех, которые еще пребывают вне ограды Церкви и за будущую судьбу всего христианского мира… Но участвуя в экуменическом движении, мы должны остерегаться уступчивости и снисходительности, ибо это крайне вредно и опасно, укрепляя инославных в убеждении, что они уже являются членами истинной Церкви. В области догматики и других существенных и основных вопросов мы не можем уменьшать свои требования…”

Прения по вопросу об участии в этом движении проводились после двух докладов епископа Серафима, а также доклада Н.Ф. Степанова, посвященного влиянию франкмасонства на Оксфордскую конференцию. Центром “антиэкуменической” группы стал архиепископ Богучарский Серафим (Соболев). Он сказал: “Внецерковное объединение ничего, кроме вреда, не принесет. Православная Истина выражается в благодати Святого Духа, именно в том, чего экуменическое движение знать не хочет”. Владыка указал на пример одного принявшего православие католика, который многие годы искал в своей церкви преподобного Серафима Саровского. Он же решил, что истина там, где есть преподобный Серафим. Этим подтверждается только, что объединение может произойти лишь на почве благодатной жизни. Цели экуменического движения не достижимы. “Блажен муж иже не иде на совет нечестивых” (Ibid, с. 369). Председатель Собора митрополит Анастасий высказался за средний путь: “Приходится колебаться между двумя опасностями — соблазном или отказом от миссионерской работы исповедания Православия. Какое опасение возобладает? Будем исходить из положительных предположений. Облагодатствованная Церковь должна вести миссионерскую работу, ибо так можно спасти некоторых колеблющихся.

Наряду с вождями, желающими обезличить Православие, другие, например молодежь, приходят на конференции с истинным исканием. Сравнивая то, что они видят и слышат у своих пасторов и у православного пастыря, они поймут истину. Иначе они останутся одинокими. Слышны положительные отзывы о выступлениях епископа Серафима на конференциях, исходящие от инославных. Надо учитывать и то, что англо-саксонский мир находится в кризисе, ищет истину. Протестантизм тоже ищет свою опору. У нас к тому же имеется традиция участия в таких конференциях, установленная покойным митрополитом Антонием. Во избежание соблазна надо разъяснять суть дела”. По вопросу отношения к инославным была вынесена резолюция, суть которой сводилась к следующему: Русская Православная Церковь Заграницей запрещает своим чадам участвовать в экуменическом движении. Однако ради целей миссионерских, по уполномочению церковной власти, представители РПЦЗ могут присутствовать на конференциях, бескомпромиссно разъясняя учение Православной Церкви, ни в коему случае не допуская отклонения от православной точки зрения.

1938: 18 сентября по благословению Патриарха Конст-го Вениамина I был хиротонисан первый епископ Карпаторусской Православной Церкви, священник Орест Чернок. На следующий день была учреждена первая Карпато-Русская епархия в Америке под омофором Конст-го Патриарха.

1938: 24 сентября почил о Господе преп. старец Силуан, монах русского Пантелеимоновского монастыря на Афоне. Он был прославлен Константинопольским Патриархом в 1988 г.

1938: 26 сентября митрополит Феофил (Пашковский) обратился к своей Северо-Американской пастве с архипастырским посланием, в котором писал: “Истину Православия, Правду Вселенской Церкви думают заглушить тюрьмами и ножами. Поистине в Польше “плач и рыдание, и вопль мног”. Плачут и взывают о помощи православные архиереи, плачут и вопиют об избавлении пастыри со своими верными чадами, но в Польше нет ни страха Божия, ни чести, ни суда над душегубами православных людей. Истина Православия смущает и тревожит слуг Ватиканского Короля, ему приносят в жертву русские души”. В целом ряде городов и селений Америки состоялись многочисленные собрания, нередко сопровождавшиеся демонстрациями протеста. Под главенством митрополита Феофила и под председательством протоиерея А. Кукулевского, был создан Главный Комитет по защите Православия и Русского народа в Польше. (Свитич.)

1938: Глава Болгарской Православной Церкви митрополит Стефан возвратил польскому правительству пожалованные ему в разное время польские ордена, протестуя тем самым против преследования православия в Речи Посполитой Польской.

1938: В Латвии Константинопольский Патриарх открыл новую Даугавпилсскую кафедру. На нее был хиротонисан Александра (Витолса).

1938: Архиепископ Камчатский Нестор, находясь с миссией на Цейлоне, обратился с запросом к митрополиту Анастасию — можно ли принимать англиканских священнослужителей и мирян через исповедь (13 клириков выражали желание присоединиться к православию), что заметно облегчило бы их присоединение. Архиепископу Нестору был послан Указ Архиерейского Синода от 4 января 1939 года, в котором говорилось, что “ввиду того, что по вопросу о принятии в общение англиканского духовенства в сущем сане еще нет определенного постановления всей Православной Церкви и что Российская Церковь до последнего времени не выносила никакого определения по сему вопросу, признать, что разрешение его в положительном смысле превышает компетенцию Архиерейского Синода”, продолжать принимать англикан согласно существующей практике — то есть через хиротонию”. (Псарев А. РПЦЗ и экуменическое движение 1920-1948 гг.)

1938: Архиепископ Арсений (Чаховцев) вместе с еп. Леонтием (Туркевичем) основывает в США, в св. Тихоновском монастыре (шт. Пенсильвания), Св. Тихоновскую Семинарию. В том же году была основана св. Владимировская духовная академия в Нью Йорке, ректором которой стал протоиерей Георгий Флоровский.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.