Статьи

«Мы – Церковь с амнезией во многих отношениях»

Мэтью Нэми – специалист по истории православия в Америке с середины XIX до середины XX веков. Он пишет статьи для своего сайта orthodoxhistory.org и многих других, а также часто выступает на конференциях и мероприятиях. То, как он описывает среду, в которой находились Православные Церкви в первой половине ХХ века, важно для более глубокого понимания контекста функционирования РПЦЗ. Сайты «Православная история» и «РПЦЗ:Обзор» близки своим подходом к изучению истории.

Мэтью работал научным сотрудником у Билла Джеймса, легендарного автора научных работ по бейсбольной статистике и консультанта команды Boston Red Sox, а затем получил юридическое образование в университете Канзаса. Работа у Билла Джеймса открыла Мэтью доступ к архивам американской периодической печати, на основании которой он основывает свои исследования по истории православия на Северо-Американском континенте. Сейчас Мэтью – главный юрисконсульт и операционный директор Orthodox Ministry Services. Он, его жена Кэтрин и их дети посещают православную церковь Святых Апостолов в Ванкувере, штат Вашингтон (Православная церковь в Америке, OCA). С Мэтью можно связаться по адресу mfnamee.gmail.com.

Диакон Андрей Псарев

Большое Вам спасибо, что нашли время побеседовать. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям о Вашем уникальном проекте.

Наш сайт называется «Православная история», я управляю им уже более 10 лет. Это проект независимой организации – Общества православной христианской истории в Америке.

Сайт изначально был посвящен истории православия в первую очередь в Соединенных Штатах. В последние годы фокус внимания расширился и теперь включает в себя изучение православия во всем мире, начиная с XVIII века и до самого последнего времени. Мы уже опубликовали множество статей. Я редактор сайта и основной автор, но есть и другие люди, чьи статьи мы время от времени публикуем, – в том числе, например, Ваши. Так что на сайте есть разные тексты, не только мои.

Какими критериями Вы руководствуетесь при отборе материала?

Для большей части материала я являюсь автором, и потому пишу о том, что интересно мне. Было время, когда я изучал малоизвестные фигуры американской православной истории, и именно об этом я тогда и писал. Также я сделал несколько статей о православии и судебной системе США. Тогда я учился на юридическом факультете и занимался этой темой.

В последние годы список тем, которым посвящены статьи на сайте, расширился. Теперь я пишу об истории православии не только в Америке, но и глобально – в современном мире. Совсем недавно я опубликовал некоторые статистические данные по православию как в Америке, так и во всем мире. Также были опубликованы правительственные документы, которые я собрал, чтобы показать точку зрения правительства США, а иногда и его участие в межправославных отношениях в XX веке.

Итак, главный критерий – это то, что я нахожу интересным. На сайте нет возможности свободного размещения статей, если мы публикуем статьи других людей, как правило, эти тексты у авторов заказываю я или кто-то из моих коллег, с которыми я тесно сотрудничаю. В очень редких случаях мы публикуем материал, присланный по собственной инициативе автора.

Если бы кто-то что-то прислал нам на публикацию, я бы, конечно, рассмотрел такой вариант, но статья должна быть очень высокого качества. Я обычно стараюсь писать и публиковать то, что может быть интересно, даже увлекательно. Хотя статья должна быть оформлена как научная работа, указаны все источники, у нас не академический журнал. Наша читательская аудитория очень широкая.

По моему опыту, когда меня приглашают выступить с докладом по какому-нибудь историческому вопросу, я ожидаю, что столкнусь с особой мифологией. (Слово «мифология» здесь – просто технический термин.) Например, в наших кругах распространено мнение, что Русская Зарубежная Церковь была во всем права, а другие российские «юрисдикции» были более или менее неправы. Тогда как я исхожу из того, что руководители других «юрисдикций», тот же митрополит Платон, были неправильно поняты. В 1924 году он не протестовал против церковной автономии вовсе не потому, что жаждал власти, все было гораздо сложнее. Но когда я пытаюсь объяснить это другим, я должен стараться следовать академическим стандартам и в то же время беспокоиться о том, чтобы быть положительно принятым аудиторией. Вот такая дилемма стоит передо мной. А как Вы к этому относитесь?

Конечно, я понимаю, о чем Вы говорите. Знаете, я часто публикую спорные материалы. При этом нужно быть очень осторожным и стараться сохранять беспристрастность.

Недавно я опубликовал довольно противоречивую статью о взаимоотношениях Вселенского Патриархата и правительства США в годы холодной войны. Там было много взрывоопасной информации. Очень важно придерживаться сбалансированного подхода, особенно учитывая обстоятельства, в которых мы находимся сегодня. Я пытаюсь объяснить ситуацию, не принимая чью-либо сторону. Пусть факты говорят сами за себя, насколько это возможно. Тогда люди смогут сформировать свое собственное мнение, прийти к собственным выводам. Это не значит, что у меня нет своего мнения или я не могу выражать его. Но я должен быть осторожен, чтобы не накалять ситуацию, и при этом не показаться строгим цензором.

Я рассказываю истории, делюсь доказательствами. У меня такой подход: «Эй, посмотри, я нашел что-то интересное». Я нахожу интересную историю или интересный документ, который рассказывает о том, кто мы есть, об истории нашей Церкви, и хочу поделиться этим с людьми так, чтобы это было увлекательно, но не вызвало ожесточенных споров.

Нечто похожее было со мной, когда я заказал перевод статьи М.В. Шкаровского о Русской Зарубежной Церкви и холокосте. Фактически это первый текст на английском языке, в котором упомянуто сочетание понятий «РПЦЗ» и «холокост». Я не знал, как люди воспримут это, но я считаю, что это часть моего служения моей Церкви – говорить о таких вещах, особенно теперь, когда мы стали отказываться от полемики. До недавнего времени, особенно в период холодной войны, люди ошибочно принимали полемику за историю.

То, о чем я пишу, – это не священная история, не агиография. Темные страницы нашего прошлого – это ведь тоже часть прошлого, и я думаю, что знание этих вещей поможет нам как Церкви. Может быть, каждому верующему все это знать не обязательно, но как члены Церкви мы должны осознавать, как оказались там, где находимся сейчас. Это один из краеугольных камней моей работы. Я стараюсь помочь понять, как мы стали теми, кто мы есть. По-моему, это очень важно, если мы хотим двигаться дальше, принимать правильные решения и знать, как взаимодействовать друг с другом. Мы – Церковь с амнезией во многих отношениях.

Мы идентифицируем себя как древняя Церковь, Церковь Священного предания, но при этом в значительной степени не знаем нашей истории, особенно недавней. Думаю, есть гораздо больше информации о том, что происходило в период Вселенских Соборов, чем, например, 200 лет назад. А между тем, то, что произошло за последние 200 лет, изменило православие на практическом уровне гораздо больше, чем то, что происходило во времена Василия Великого. И вот мы живем в контексте, который был создан за последние 200 лет церковной истории, но, как Церковь, мы не знаем этой истории.

Сама идея истории неоднозначна, она ведь включает в себя работу со сложными фактами. Я часто говорю, что моя работа схожа с работой ремесленника. Я не ищу провиденциального объяснения фактов, но пытаюсь, как археолог, рассказать о своих находках людям. Хитрость здесь в том, чтобы не делать быстрых выводов. Когда такое происходит, мы сталкиваемся с отрицанием и негативным отношением, ведь к каким-то фактам люди просто не готовы.

Мне приходит на ум такое сравнение: человек игнорирует какие-то плохие вещи в своем прошлом, отрицает их, закрывает глаза на прошлое. При этом они ведь все равно влияют на человека, и если он обратится к своему прошлому, это даст возможности для развития. Думаю, то же самое можно отнести и к Церкви как к целостному организму. В нашем прошлом, в нашей истории есть эти сложные, неоднозначные события, нам не стоит притворяться, что их там нет, потому что они есть, нравится нам это или нет. Таким образом, хочется верить, что принятие прошлого – это шаг на пути к исцелению.

Я очень надеюсь, что наши читатели найдут время ознакомиться с Вашим сайтом и изучить необычный феномен американского православия. У нас часто возникает идеализированное представление, что епископ (будущий патриарх) Тихон просто объединил всех православных здесь, в Америке, но мы не осознаем, что, например, греки с самого начала старались избегать русских. Епископу Тихону было запрещено посещать греческий Никольский храм на Манхэттене, который был разрушен при теракте 11-го сентября. Его просто не пустили на территорию церкви. Насколько я понимаю, греки пытались получить своих священников с греческих островов «через головы» русских епископов, таким образом избегая их присутствия.

Да, только тогда это было другое церковное здание, на месте которого затем был построен Никольский храм, ныне разрушенный. Но это верно – греческие церкви в Америке были организованы с самого начала независимо от Русской Церкви. Вообще говоря, они были слабо связаны либо с Элладской церковью, либо с Вселенским Патриархатом и в практических целях были независимыми образованиями, управляемыми попечительскими советами или правлениями. Подобная организация часто приводила к странным, необычным случаям в отношении священников. Члены правления брали на работу или увольняли священников, к ним относились просто как к наемным работникам. Кстати, так было не только в греческих церквях, но и во многих других.

Вот пример, о котором я писал. Приходской совет одной сербской церкви решил сменить священника. В сербско-американской газете они поместили примерно такое объявление, привлекая внимание других священников в стране: «Эй, у нас есть вакансия!» Затем они попытались переманить священника из другого сербского прихода в Америке, а когда это не удалось, послали одного из своих попечителей, мирянина их прихода, за границу, чтобы там он попытался найти священника. И такие случаи не были редкостью в те дни.

А Русская Церковь была другой, она имела действительно строгую иерархическую структуру. В Русской Церкви священники направлялись в командировку в Америку; они могли приезжать на 5-6 лет или более, но многие из них возвращались обратно в Россию через некоторое время. И так происходило всегда, уехали, например, сщмч. Иоанн Кочуров, сщмч. Александр Хотовицкий и другие. Сам святитель Тихон никогда не имел намерения оставаться в Америке. Для священнослужителей это обычно была служебная поездка, шаг вперед в духовной карьере. В этом нет ничего плохого, просто Церковь так устроена.

Есть ли на Вашем сайте статьи по истории Русской Зарубежной Церкви?

Есть, но не очень много. Большая часть моих ранних работ сосредоточена на периоде, предшествовавшем существованию РПЦЗ в Америке. А в последнее время я углубился в более позднюю православную историю. Так что у нас не так много статей о РПЦЗ. Кроме Вашей статьи, опубликованной на сайте, РПЦЗ упоминается в нескольких статьях, но они посвящены не конкретно ей. Моя статья «Девять лет, которые почти уничтожили Православную Церковь» ставит истоки РПЦЗ в более широкий контекст происходящего в мировом православии. Есть также одна статья о судебном деле, связанном с приходом РПЦЗ, который присоединился к «Святой Православной Церкви Северной Америки», и статья о другом судебном деле, на этот раз с участием прихода, который перешел в РПЦЗ из Православной Церкви в Америке. Есть еще пара посвященных РПЦЗ статей: одна от приглашенного автора и одна от моего коллеги о. Андрея Демика (о болгарской епархии РПЦЗ).

Мэтью, большое Вам спасибо за этот разговор. Я надеюсь, он привлечет заслуженное внимание к вашему уникальному сайту. Для меня большая честь быть членом вашего экспертного совета. Я поддерживаю Вашу работу на сто процентов, и мне очень приятно видеть, с каким энтузиазмом Вы относитесь к ней.

Большое спасибо.

Беседовал диакон Андрей Псарев

Перевод с англ. Ольги Емельяновой, осуществлен при поддержке гранта Американско-Русского общества взаимопомощи «Отрада».

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.