Из жизни епископов Миряне Статьи Церковные деятели

Латвийское православное духовенство на территории Западной Германии в 1945-1949 годах

Bishop John (Garklavs) and Fr. Alexis Ionoff with Tikhvin icon of the Mother of God in Canada. Spring 1950. Photo: A. Gavrilin, Pod pokrovom Tikhvinskoi ikony (Tikhvin, 2009)

«Мы отовсюду уходили последними, делая до конца свое дело с неослабевающей упорностью, зная, что наше дело – дело Христовой победы… Мы шли с населением, вновь оставляя родную землю, оставляя жертвы, павших под пулями партизан, агентов гестапо, или просто решивших не уходить или не успевших уйти. Мы шли на Запад, зная, что от большевиков нам нечего ждать пощады, зная на этот раз советский режим так же хорошо, как немецкий. Сердце часто подсказывало: останься, раздели участь тех, кто взял на себя крест мученичества, кто страдает за Христа в ссылках и концлагерях необъятных просторов Сибири. Но другой голос звал на Запад, говоря о том, что еще не все кончено, что на Западе знают правду и за эту правду сумеют постоять» [1] Прот. Георгий Бенигсен. Христос-победитель // Вестник Русского Христианского Движения. 1993 г. №168. – С. 138-139. .

Эти слова принадлежат православному священнику Георгию Бенигсену, в 1944 году навсегда оставившему Латвию. В годы коммунистического режима имена православных священнослужителей, покинувших территорию Латвии с отступающими немецко-фашистскими войсками, были преданы полному забвению, а в советской историографии их упоминали только с эпитетами «прислужники немецко-фашистских оккупантов», «самые реакционные, тесно связанные с гитлеровским режимом» [2] Balevics Z. Pareizticīgo baznīca Latvijā. Rīga, 1987. С. 135, 139. . Представляется интересным проследить причины их отъезда заграницу и первые шаги за пределами Латвии.

Те кто уходили в 44-ом не хотели оказаться в СИЗО на углу ул. Бривбас с которым познакомились многие жители в Риги в 1940-41 гг. Фото 2016 г.

В середине июля 1944 года Красная армия вступила на латвийскую землю. 30 июля части 1-го Прибалтийского фронта, заняв в результате упорных боев Елгаву, Добеле и Тукумс, вышли к Рижскому заливу. Немецко-фашистские войска отступали в Курземе (Курляндию) и на Запад. Вместе с частями вермахта латвийскую землю оставляло и мирное население, не желавшее вновь оказаться под властью коммунистического режима. Латвийское православное духовенство оказалось перед альтернативой: остаться на родине под властью тоталитарного советского режима, отношение которого к религии и Церкви было хорошо известно по 1940-1941 годам, или уехать в неизвестность – на чужбину. Понимая всю сложность такого решения, епархиальное руководство не делало на этот счет никаких распоряжений, предоставив возможность каждому священнику самому решать свою судьбу.

Пути в эмиграцию были разными. В отдельных случаях священники оказывались там не по своей воли. По распоряжению, данному Восточным Министерством Рейх комиссариату «Остланд», в случае эвакуации с территории Прибалтики германских войск необходимо было «…позаботиться о том, чтобы не оставлять православное духовенство и особенно высших сановников с целью исключения возможности их пропагандистского использования Советами» [3]Цит. по: Шкаровский Михаил. Церковь зовет к защите Родины. Религиозная жизнь Ленинграда и Северо-Запада в … Continue reading. Осенью 1944 года нацистами был вывезен в Германию митрополит Августин (Петерсонс) [4]Митрополит Рижский и всея Латвии Августин (Петерсонс Августин Адамович; 17.02.1873 – 07.10.1955) родился в … Continue reading. По его словам, «осенью (в начале августа – А. Г.) 1944 года ко мне явились служащие «гестапо» и приказали мне ехать в Германию. Отъезд произошел в такой спешке, что я даже не успел захватить с собой митру, облачение и церковную литературу» [5]Metropolīts Augustīns Felbahā // Latviešu Vēstnesis. 1946. g. 27 jūl. В это время в Германии находился на излечении сын митрополита … Continue reading. Так как еще 15 июня 1942 года Августин был запрещен в священнослужении, никто из православных священников не сопровождал опального митрополита в эвакуацию. По словам протоиерея Николая Виеглайса, в сентябре 1944 года его вызвали в СД, где объявили, что завтра в 10 часов утра он должен быть готовым проследовать вместе с Тихвинской иконой Божией Матери в Лиепаю. О. Николай не хотел покидать Ригу, его «заставили» уехать [6] Three Orthodox Christian Priests From Latvia. Interviews with Archpriests Nikolajs Vieglais. Petaluma, California, 2006. Р. 50-51. . На самом деле, нацистов не беспокоила безопасность и будущая судьба духовенства, поэтому насильственно священников эвакуировали крайне редко. Эвакуация (а, вернее, эмиграция, так как никто не сомневался, что дни нацистской Германии уже сочтены) на Запад, как правило, была делом добровольным.

Духовенство Псковской миссии встречает Тихвинскую икону Божией Матери, переданную из музея в  марте 1942 г.  герм. оккуп. властями. Слева о. Г. Бенигсен

Самая большая группа православного духовенства, в которую входил и протоиерей Николай Виеглайс, сопровождала правящего архиерея, епископа Рижского Иоанна (Гарклавса) [7]Иоанн (Гарклавс Янис Екабович, 26.08.1898 – 11.04.1982) родился в крестьянской семье. В 1907-1912 годах учился в Лимбажской … Continue reading, с которым была чудотворная Тихвинская икона Божией Матери. По словам приемного сына епископа, протоиерея Сергия Гарклавса, «в сентябре 1944 года немецкие власти предложили епископу Иоанну в течение 24 часов покинуть Ригу. Он очень хотел остаться в Риге, но власти были неумолимы. Имелись и другие обстоятельства. Остаться – означало обречь себя на неизбежные страдания, тогда как отъезд обеспечивал по крайней мере безопасность», поэтому епископ Иоанн, подчиняясь распоряжению оккупационных властей и велению своего сердца, «…собрал кое-какие вещи и вместе со своей матерью и личным секретарем Сергием покинул Ригу и направился в порт Лиепая» [8] Колесникова Л.А., Александр Гарклавс, прот. Тихвинская икона Божией Матери. Возвращение. СПб., 2004. С. 62-63. . По свидетельству архимандрита Кирилла (Начиса), встретившего епископа Иоанна уже в Лиепае, «…уезжать с родины Владыка Иоанн не хотел, говоря: «Зачем я поеду туда, где и кем я там буду?», высказывая желание остаться в Латвии, каким-нибудь образом избежав эвакуации. Владыка хотел спрятать икону и никуда не ехать, тем более, что Курляндия к тому времени была полностью окружена советскими войсками. Однако обстоятельства, судьба святыни и сопровождавших ее сложились иначе» [9]Архим. Кирилл (Начис). Народ жаждал молиться, жаждал покаяния… // Санкт-Петербургские епархиальные … Continue reading. В Лиепае группа епископа Иоанна возросла до 30 человек. В неё входили священник Николай Виеглайс, о. Николай Перехвальский, о. Иоанн Бауманис, о. Виктор и о. Арсений Колиберские, о. Иоанн Легкий, о. Феодор Михайлов, о. Алексей Ионов и др.

Экзарх МП митр. Сергий (Воскресенский) с духовенством духовной миссии в Псково-Печерском м-ре. Справа от экзарха еп. Иоанн (Гарклавс). 1943 г.

Судя по всему, надзор за высылкой духовенства не был строгим, так как одному из священников, о. Николаю Трубецкому, в последний момент удалось избежать эвакуации и остаться в Латвии. Впоследствии он дорого заплатил за любовь к родине. 20 октября 1944 года о. Николай Трубецкой был арестован органами НКВД и приговорен к 10 годам лагерей. Его судьба не была исключительной, поскольку в послевоенные годы органами НКВД был репрессирован каждый четвертый православный священник Латвии [10]Голиков Андрей, свящ., Фомин С. Кровью убеленные. Мученики и исповедники Северо-Запада России и Прибалтики. … Continue reading.

еп. Иоанн (Гарклавс), митр. Сергий (Воскресенский), еп. Даниил (Юзьвюк)

22 сентября 1944 года группа епископа Иоанна погрузилась на транспортный корабль, направлявшийся в Данциг (ныне Гданьск). Из Данцига епископ Иоанн и сопровождавшие его священники переехали в чешский город Яблонец. На территории Чехословакии они встретили окончание II Мировой войны, в результате чего оказались в советской зоне оккупации. Опасаясь насильственного вывоза на территорию СССР и, как следствие этого, репрессий со стороны органов НКВД, латвийские беженцы стали искать возможность перебраться в американскую зону оккупации. В августе 1945 года они переехали в Прагу, где встретились с группой, состоящей из духовенства и мирян Литовской епархии, во главе которой был архиепископ Ковенский Даниил (Юзвьюк) [11]Даниил (Юзвьюк Николай Порфириевич, 02.10.1880 – 27.08.1965) окончил Виленскую Духовную семинарию, в 1925-1939 годах – … Continue reading. Поддавшись пропаганде сотрудников советской репатриационной комиссии, архиепископ Даниил вернулся в СССР, где жестоко поплатился за свою доверчивость четырьмя годами тюремного заключения.

Еп. Пражский Сергий (Королев)

С помощью епископа Сергия (Королева, 1881-1952), управлявшего евлогианскими приходами на территории Чехословакии, епископу Иоанну (Гарклавсу) удалось заручится поддержкой католического агентства «Каритас» и тем самым спасти членов своей группы от неминуемой выдачи Советскому Союзу. Присоединившись к группе бельгийских и французских беженцев, латвийские священники, под видом бельгийских рабочих, смогли пересечь границу Чехословакии и оказаться в американской зоне оккупации – сначала в чешском городе Пилзен, а оттуда перебраться на территорию Западной Германии в городок Амберг близ Нюрнберга. После этого епископ Иоанн с ближайшим окружением переехал в лагерь для перемещенных лиц (DP – Displaced Persons) в местечке Херсбрук, которое стало своеобразным центром эмигрантов из балтийских стран. В Херсбруке епископ Иоанн пробыл вплоть до 1949 года, то есть до своего отъезда в США [12] Three Orthodox Christian Priests From Latvia. Interviews with Archpriests Nikolajs Vieglais. Petaluma, California, 2006. Р. 56. .

Собрание членов Свято-Серафимовского фонда. В первом ряду слева направо: о. А. Ионов, Н.С. Арсеньев, о. Александр Киселев (председатель фонда), свят. Николай (Велимирович), Г.П. Федотов. Во втором ряду за о. Александром о. Г. Бенигсен. Нью-Йорк, дек. 1950 г. Фото: А.Гаврилин, Латвийские православные священнослужители на Американском континенте. М. 2013

11 февраля 1945 года при подписании ялтинского договора между державами-союзниками были заключены секретные соглашения о взаимном возвращении перемещенных лиц. Этими соглашениями определялось, что «все советские граждане… будут содержаться в лагерях или сборных пунктах до момента передачи их… советским властям», причем подчеркивалось, что «после установления советского гражданства… перемещенные лица будут репатриироваться, невзирая на их личные желания» [13]Вундука П.М. Действия МККК в защиту беженцев и перемещенных лиц // Международное публичное и частное право, … Continue reading. На основе этих соглашений после окончания войны были созданы лагеря DP. К концу войны на территории Западной Европы находилось около 7 млн. человек, отнесенных к перемещенным лицам с территории СССР с начала II Мировой войны, то есть с 1 сентября 1939 года. На основании ялтинских соглашений уже к концу 1945 года в СССР было репатриировано около 5 млн человек. Следует отметить, что западные державы, руководствуясь тем, что к моменту начала II Мировой войны балтийские страны не входили в состав СССР, не считали беженцев из Прибалтики советскими гражданами и не понуждали их к репатриации.

Еще в начале апреля 1945 года на совещании в НКВД Лаврентий Берия предупредил сотрудников, которые по окончании войны должны будут заниматься репатриацией, что они будут «иметь дело с людьми, изменившими Родине, и в этом отношении нет разницы между пленными, вывезенными или уехавшими добровольно». Руководство НКВД считало необходимым вернуть в СССР всех, так как «каждый из них, оставшись в руках противников СССР, может принести больше вреда, чем тысяча вредителей внутри страны» [14]Нитобург Э. Л. У истоков русской диаспоры в США: Третья волна // США – Канада: Экономика. Политика. Культура, 1999. … Continue reading. Через год советское правительство узаконило эту установку органов НКВД и расширило круг лиц, подлежащих репатриации. 14 июня 1946 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи, а также лиц, которые утратили советское гражданство», на основании которого репатриации в СССР подлежали все эмигранты с территории бывшей Российской империи, независимо от их подданства. В целом, массовая репатриация в СССР бывших военнопленных и гражданских лиц продолжалась до 1 января 1952 года.

В десятках лагерей DP нашли прибежище сотни тысяч бывших военнопленных, «восточных рабочих», беженцев и эвакуированных, участников антисоветских вооруженных формирований. Помимо борьбы за существование, всех перемещенных лиц волновал вопрос их выдачи в СССР, что для многих означало верную гибель. По словам о. Георгия Бенигсена, «члены советских репатриационных комиссий, как хищные звери, безнаказанно рыскают по союзным оккупационным зонам в поисках несчастных жертв. Бедные русские люди предпочитают самоубийство возвращению на родину. Затравленные, запуганные до полусмерти, они мечутся с места на место, не зная, что готовит им завтрашний день, не видя нигде друзей и защитников» [15] Прот. Георгий Бенигсен. Христос-победитель // Вестник Русского Христианского Движения. 1993. № 168. С. 128. . Истории известны случаи массовых самоубийств русских перемещенных лиц, которые не хотели репатриации в СССР. Так, и сегодня Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) поминает трагический день 1 июня 1945 года, когда свыше 25 тысяч казаков из лагеря близ австрийского города Лиенца были выданы британскими властями советским союзникам. Протестуя против этого, около 700 казаков застрелились, а еще около 600 человек (в основном женщины и дети) приняли смерть в водах реки Дравы [16] Панихида по жертвам Лиенца // Православная Русь. 15/28 июня 2006 г. №12 (1801). . Случаи массовых самоубийств повторились 12 августа 1945 года в Кемптене, в Пеггеце, в Дахау и других лагерях DP. Известно, что Первоиерарх РПЦЗ митрополит Анастасий (Грибановский) разрешил отпевание таких самоубийц (случай, небывалый в истории Церкви!), сказав: «Их действия ближе к подвигу святой Пелагеи Антиохийской, выбросившейся из высокой башни, чтобы избежать поругания, нежели к преступлению Иуды» [17] Цит. по: Корнилов А. А. Духовенство перемещенных лиц. Биографический словарь. Нижний Новгород, 2002. С. 8. .

Насильственная репатриация перемещенных лиц, развернутая советскими властями, и ответная реакция на эти репрессии самих перемещенных лиц ошеломила Запад и вынудила командующего американскими войсками в Европе генерала Д. Эйзенхауэра 4 сентября 1945 года временно приостановить принудительную выдачу советским властям перемещенных лиц, не желавших репатриироваться в СССР.

Насильственная репатриация перемещенных лиц, развернутая советскими властями, и ответная реакция на эти репрессии самих перемещенных лиц ошеломила Запад и вынудила командующего американскими войсками в Европе генерала Д. Эйзенхауэра 4 сентября 1945 года временно приостановить принудительную выдачу советским властям перемещенных лиц, не желавших репатриироваться в СССР. Позднее сам Эйзенхауэр так объяснил причины принятия этого решения: «Подлинно несчастными были люди, которые по той или иной причине не имели дома, либо подвергались в прошлом репрессиям и не хотели возвращаться домой, опасаясь дальнейших последствий. Ужас, испытываемый этой группой, потряс нас количеством самоубийств среди людей, предпочитающих скорее умереть, нежели вернуться на родину. Иногда это были предатели, справедливо боявшиеся ожидавшего их наказания. Но в большинстве случаях эти люди принадлежали к обездоленным и считали смерть менее страшной, чем предстоявшие новые репрессии» [18] Eisenhower D. Crusade in Europe. N. Y. 1986. P. 466. . 22 декабря 1945 года была принята так называемая «директива Трумэна» о разрешении на въезд в США более 40 тысяч беженцев II Мировой войны. Однако большинство перемещенных лиц не имели средств, чтобы оплатить свой проезд на американский континент, поэтому в первые месяцы 1946 года этим разрешением воспользовались лишь две тысячи пятьсот беженцев из числа DP.

По сути только православное духовенство пыталось придти на помощь бесправным обитателям лагерей DP, разделив с ними тяготы беженского существования.

По сути только православное духовенство пыталось придти на помощь бесправным обитателям лагерей DP, разделив с ними тяготы беженского существования. Из воспоминаний русских беженцев, прошедших через подобные лагеря: «…все люди тогда были напуганы, часто душевно больны, и помощь опытного священника была им необходима. Ведь понимали же тогда, что такая жизнь неестественна и долго продолжаться не может – это только какой-то антракт между двумя действиями. Над первым, зловещим, занавес опустился, а над вторым еще не поднялся. А кто мог тогда помочь страдающим людям? Только молитва священника – доброй души. Без этой помощи человек страдал и погибал» [19] Монахиня Иоанна (Помазанская). Пастырь в годы войны // Православная Русь. 2002 г. №22. . По данным РПЦЗ, в 1945-1946 годах в западных оккупационных зонах (то есть в лагерях, контролируемых войсками США, Великобритании и Франции) служили 350 православных священников, однако, учитывая духовные нужды миллионов перемещенных лиц, священнослужителей в лагерях DP катастрофически не хватало.

Все священники, сопровождавшие епископа Иоанна (Гарклавса) в скитаниях по Европе, разъехались по германским лагерям DP, в которых проживали беженцы из СССР и Прибалтики. Под руководством священников в лагерях создавались приходы, оборудовались импровизированные молитвенные дома. Так, усилиями латвийских священников были созданы приходы в следующих лагерях DP: Херсбрук, Кемптен, Мемминген, Эсслинген, Вейден, Ландсхут, Динкельсбухль, Вирцбург, Фюльд, Клейн-Кютз, Регенсбург, Ансбах, Эрланген, Фюртх, Валк, Любек, Цолорадо, Ганновер, Бат-Хорн, Амберг, Эйцштадт, Бад-Мергентхейм, Диллинген, Аугсбург, Феллбах, Бауреут и др. [20]Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes … Continue reading. В целом, в 1945-1949 годах латвийским духовенством в лагерях DP было открыто около 30 новых приходов. Имея опыт работы во Псковской Православной Миссии или во Внутренней Православной Миссии в Латвии, латвийские священники и в эмиграции продолжили миссионерское служение. Епископ Иоанн регулярно посещал все новые православные приходы в лагерях для перемещенных лиц и каждый раз Владыка брал с собой Тихвинскую икону Богородицы. По воспоминаниям протоиерея Сергия Гарклавса, «…присутствие Тихвинской иконы среди обездоленных людей являлось безусловным источником духовной и моральной силы. Не зря ее стали почитать как «защитницу» православных беженцев». Беженцы прилагали все силы, физические и духовные, для того, чтобы иметь свой храм, возможность молиться. Временные церкви и часовни в лагерях DP были «устроены чрезвычайно просто: из досок или листов жести. Внутри – несколько икон, простой иконостас, подсвечник, лампады из консервных банок – трудно представить себе что-то более простое. Но внутри этого сооружения горел жар людских сердец и душ» [21] Колесникова Л.А., Александр Гарклавс, прот. Указ. Соч. С. 67, 68. . По словам протоиерея Николая Виеглайса, в каждом лагере была комната, отведенная под церковь, которую оборудовала не администрация лагеря, а сами перемещенные лица, однако «в Регенсбурге мы служили в лютеранской церкви. В другом месте мы служили в католической часовне… В лагерях мы служили регулярно, раз в месяц или чаще. Иногда с Тихвинской иконой, иногда без нее» [22] Three Orthodox Christian Priests From Latvia. Interviews with Archpriests Nikolajs Vieglais. Petaluma, California. 2006. P. 58. . Следует отметить, что большинство перемещенных лиц не могли оплатить услуги духовенства, поэтому священники в лагерях DP, как правило, служили безвозмездно, поэтому в материальном отношении ничем не отличались от своей обездоленной паствы.

В лагерях DP практически не было православной литературы. Несмотря на тяжелейшие материальные условия латвийское духовенство пыталось решать и эту проблему. В 1946 году благочинный лагерей, расположенных в британской зоне, протоиерей В. Шкилиньш с помощью администрации лагерей подготовил и издал книжку «Lūgšanas un Baznīcas mācības» («Молитвы и учение Церкви») и православный календарь. В 1947 году в Херсбруке были опубликованы «Молитвы и песнопения», подготовленные на церковно-славянском языке протоиереем Николаем Виеглайсом и епископом Иоанном (Гарклавсом) [23]В 1953 году митрополит Августин (Петерсонс) издал книжку «Sagatavošanās Svētā Dievmielasta baudīšanai» («Подготовка к Святому … Continue reading.

О. Иоанн Легкий, в бытность священником Вознесенского собора на Бронксе, Н.Й. Фото: А. Легкая, Летающий архиерей, М. 2014

По сведениям Синода Латвийской Православной Церкви в эмиграции, в 1944-1945 годах на Запад эмигрировало 30 латвийских священников [24]Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes … Continue reading. Территорию Германии окормляла РПЦЗ, поэтому сразу после переезда в Германию часть латвийских священников перешла в клир этой Церкви. В конце 1944 года в РПЦЗ перешел о. Георгий Бенигсен [25]Протоиерей Георгий Бенигсен (1915-1993) служил в Берлинском Воскресенском кафедральном соборе, в конце 1950 года … Continue reading, в феврале 1945 года клириком РПЦЗ стал о. Иоанн Легкий [26]Протоиерей Иоанн Легкий (1907- 1995) служил в лагере Фрейманн, с 1946 года – настоятель церквей в Любеке и Шлезвиге, … Continue reading, в этом же году в РПЦЗ перешел священник Иоанн Бауманис [27]Священник Иоанн Бауманис (1908-1985) служил в Вюрстбурге, по благословению митрополита Анастасия (Грибановского) … Continue reading и др. Несмотря на то, что бывшие латвийские священники находились в разных церковных юрисдикциях, они продолжали поддерживать дружеские, даже сердечные отношения. Так, о. Иоанн Бауманис в своем письме от 6 декабря 1948 года, называя епископа Иоанна (Гарклавса) «милым другом», пригласил его в Каракас, подчеркнув, что епископ ни в чем не будет нуждаться, так как может жить в его доме и питаться вместе с его семьей [28]Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), «Письмо протоиерея Иоанна … Continue reading.

Посещение Каракаса архиеп. Леонтием (Филипповичем), крайний справа, рядом с ним еп. Серафим (Свежевский) и о.Иоанн Бауманис, 1959 г.

Специфика служения в лагерях DP состояла в том, что прихожане постоянно менялись. Кого-то репатриировали в СССР, кто-то «из-за грозящей опасности с Востока» [29]Автором этого выражения является епископ Иоанн (Гарклавс). – См.: Архив Американской Православной Церкви, … Continue reading переезжал в другие европейские страны или на американский континент. Вслед за своей паствой Германию покидали и священники. 15 сентября 1946 года в автомобильной аварии погиб священник Иоанн Бриедис, который обслуживал лагерь DP в Эсслингене. В результате уже в начале 1947 года вокруг епископа Иоанна остались только 12 священнослужителей, трое из которых по возрасту и состоянию здоровья не могли исполнять священнических обязанностей [30]Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes … Continue reading.

Митр. Августин в Спасо-Преображенской пустыни. 1938 г. Справа от м.А. о. Георгий Бенигсен, слава о. И. Легкий, на ступеньке авто о. Н. Виеглайс. Фото: А. Гаврилин, Под покровом Тихвинской иконы, Тихвин, 2009 г.

В эмиграции у митрополита Августина (Петерсонса) обострился туберкулез, поэтому все послевоенные годы Августин практически безвыездно находился в санаториях (в начале в санатории близ Олденбурга, затем в Хейлбронне, с 23 октября 1950 года – в санатории в Гаутинге). В начале 1946 года функции секретаря митрополита исполнял священник Георгий Фрейманис, потом – просто случайные больные, которые на добровольной основе помогали престарелому митрополиту (помимо туберкулеза, уже в санатории в Гаутинге у митрополита нашли астму, склероз и хронический бронхит; с 1950 года у него так ухудшилось зрение, что даже с помощью очков Августин не мог читать машинописный текст и самостоятельно отвечать на письма) [31] Heinrihs Strods. Metropolīts Augustīns Pētersons. Dzīve un darbs. Rīga, 2005. С. 188.-190. . В результате, митрополит Августин не принимал участия в церковной жизни и часто сведения о ней получал от случайных лиц. Видимо, болезнью и отсутствием достоверной информации и можно объяснить часто совершенно необдуманные и нелогичные поступки Августина.

В начале своей эмиграции митрополит Августин отказывался от любых контактов с епископом Иоанном (Гарклавсом), считая его хиротонию, совершенную иерархами Московского Патриархата, незаконной. Кроме того, так как епископ Иоанн в 1943 году был поставлен на место запрещенного в священнослужении митрополита Августина, он носил тот же титул, что и сам Августин – «Рижский». Вместо того, чтобы попытаться обсудить с епископом Иоанном и латвийским духовенством, признававшим авторитет Иоанна, все спорные вопросы, Августин предпочитал обращаться с обвинениями в адрес епископа Иоанна на страницах эмигрантской латышской прессы, за что православные латыши стали называть его «газетным митрополитом» [32]Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Emigrācijā esošās Latvijas … Continue reading. Несмотря на это, епископ Иоанн осенью 1946 года, с целью «достижения церковного мира и согласия», направил для переговоров с митрополитом Августином протоиерея Леонида Ладинского. С разговоре с Ладинским митрополит заявил, что «при теперешним положении в эмиграции, когда оба епископа оторвались от своих корней, и, следовательно, не имеют возможности обратиться к какой-либо высшей церковной инстанции для выяснения создавшегося положения», он предлагает «на все старое поставить крест и начать новую жизнь, предполагая в ней организацию церковной жизни в следующих рамках: а) правящий епископ, он же и епископ Рижский – митрополит Августин; б) епископ Иоанн должен получить от правящего епископа новый титул, как Ерсикского, Елгавского и т. п.; в) вопрос о юрисдикции не затрагивать, не поминая поименно ни одного из Патриархов, как Кириарха, до выяснения общего положения; г) митрополита Германского Серафима признать как Экзарха Западной Европы по месту пребывания на германской территории; д) правящий епископ собирает временное церковное управление или Синод из 6 членов по своему усмотрению, принимая во внимание предложения второго епископа, причем епископ Иоанн входит в Синод только как член и председательствует в случае отсутствия правящего епископа. Настоящее предложение сделано митрополитом Августином в категоричной форме, при уклонении от которого он считает дальнейшие переговоры излишними». Совещание латвийского духовенства, обсудив предложения митрополита Августина, постановило первые четыре пункта «отклонить, как канонически необоснованные», кроме того, было решено, что митрополит Августин физически не может управлять Латвийской Церковью по состоянию здоровья [33]Там же, дело «Протокол совещания православного латышского духовенства заграницей 21 октября 1946 года в городе … Continue reading.

Почти одновременно с переговорами с протоиереем Леонидом Ладинским митрополит Августин обратился к Архиерейскому Синоду РПЦЗ (тогда он заседал в Мюнхене) с просьбой снять с него запрещение в священнослужении, наложенное на него 15 июня 1942 года экзархом Прибалтики, митрополитом Виленским и Литовским Сергием (Воскресенским): «С 1922 г. болею туберкулезом легких, который принял застарелый характер и особенно меня не тревожил. Но 29 июля с.г. заболел сердцем и в настоящее время обе эти болезни приняли серьезную форму – мне возможен далекий путь в вечность…». Архиерейский Синод обратился за пояснениями к епископу Иоанну (Гарклавсу), который призвал в этом деле «руководствоваться чувством христианской любви и всепрощения» и попросил снять с Августина запрещение. «Принимая … братское участие в тяжком душевном состоянии митрополита Августина, удрученного своими недугами» и «имея достаточное основание присоединить к своим голосам и мнение епископа Рижского Иоанна, который… в принципе находит возможным и желательным снятие вышеозначенного прещения», Архиерейский Синод 17/30 сентября 1946 года освободил митрополита Августина (Петерсонса) от запрещения в священнослужении. Интересно отметить, что впоследствии митрополит Августин утверждал, что вовсе не уполномочивал профессора П. Старца вести переговоры с Архиерейским Синодом о снятии с него запрещения, так как считал все наложенные на него запрещения канонически незаконными. Вероятно, больной митрополит просто забыл о своем письме к профессору П. Старцу от 18 августа 1946 года, в котором попросил объяснить председателю Архиерейского Синода митрополиту Анастасию, что «я стою на краю могилы, что я его очень, очень прошу», чтобы сняли запрещение и восстановили его «живого или мертвого» в священнослужении [34]Документы по делу митрополита Рижского и всея Латвии Августина (Петерсонса) «Латвийской папки» Архива … Continue reading.

20 октября 1946 года между митрополитом Августином (Петерсонсом) и епископом Иоанном (Гарклавсом) было подписано соглашение об организации работы Латвийской Православной Церкви (ЛПЦ) в эмиграции. Соглашением определялось, что все православные священники и миряне, до этого сотрудничавшие с митрополитом Августином и епископом Иоанном, объединяются в одну структуру – ЛПЦ в эмиграции, которая является автономной церковной единицей. Руководителем ЛПЦ в эмиграции считается митрополит Августин, в случае его отсутствия Церковью управляет епископ Иоанн, за которым сохраняется его прежний титул – «Рижский» [35]Vienošanās protokols starp Latvijas Pareizticīgas Baznīcas metropolītu Augustīnu un Rīgas bīskapu Jāni (Garklāvu) Vācijā par Latvijas Pareizticīgās Baznīcas darbības organizēšanu … Continue reading. Подписание этого соглашения было актом доброй воли со стороны епископа Иоанна, за которым стояло все латвийское духовенство на территории Германии и реально функционирующие православные приходы, в отличие от митрополита Августина, который в этом соглашении представлял лишь самого себя. Кроме того, даже после формального признания его руководителем ЛПЦ, митрополит Августин по-прежнему продолжал находиться в санатории и не присутствовал ни на одном заседании Синода, поэтому фактически Церковью управлял епископ Иоанн.

Соглашение от 20 октября 1946 года не нормализовало отношений между епископом Иоанном и митрополитом Августином, который продолжал предъявлять Иоанну огульные претензии. Так, осенью 1947 года больной митрополит обвинил епископа Иоанна в том, что при отъезде из Латвии тот якобы захватил с собой все денежные средства ЛПЦ и драгоценности церковного хранилища. Синод ЛПЦ в эмиграции, рассмотрев этот вопрос, принял решение, что «эти необоснованные обвинения направлены против всей Православной Церкви» и обратился к Августину с просьбой указать источник таких слухов, чтобы провести расследование дела, однако митрополит даже не счел нужным ответить на это обращение Синода [36]Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes … Continue reading. По сути, оторванный от церковной жизни митрополит Августин не только не помогал налаживанию работы ЛПЦ в эмиграции, а, наоборот, своими необдуманными решениями только вносил сумятицу в ее и без того сложную жизнь в лагерях DP.

Весной 1947 года митрополит Августин, нарушив подписанное с епископом Иоанном соглашение и не получив на этот шаг согласия Синода ЛПЦ, обратился к экзарху в Западной Европе Патриарха Константинопольского митрополиту Германосу (Стренополису) с просьбой принять ЛПЦ в эмиграции в юрисдикцию Константинопольского Патриархата (КП). Митрополит Германос в июне 1947 года дал на это свое согласие, а 14 декабря 1948 года сообщил Синоду ЛПЦ в эмиграции, что Синод КП принял в свою юрисдикцию живущих в Западной Европе православных из Латвии. Впоследствии епископ Иоанн неоднократно подчеркивал, что ни он сам, ни духовенство, приехавшее с ним из Латвии, не обращались с такой просьбой к представителям КП, поэтому не считали себя в юрисдикции этого Патриархата [37]См., например, письмо епископа Иоанна (Гарклавса) от 18 февраля 1949 года, в котором он подчеркивал, что «никогда … Continue reading. Интересно отметить, что Синод ЛПЦ в эмиграции лишь формально принял к сведению, казалось бы, такой архиважный для Церкви вопрос – вопрос о ее юрисдикции. Дело в том, что к этому времени вопрос о юрисдикции ЛПЦ в эмиграции уже не волновал никого из членов Синода. Еще 1 октября 1947 года епископ Иоанн (Гарклавс) обратился к митрополиту всея Америки и Канады Феофилу (Пашковскому) с просьбой «включить меня и сопровождающее меня духовенство в состав клира Вашей Церкви». В своем прошении Иоанн особо подчеркнул, что «обслуживая духовные нужды прибалтийцев, проживающих в лагерях DP, я не входил в общение ни с карловацкой, ни с другими церковными ориентациями, используя право временного автономного управления». Собравшийся 12-13 ноября 1947 года в Сан-Франциско Собор епископов Американской Православной Церкви (тогда – в юрисдикции Московского Патриархата) принял решение удовлетворить эту просьбу латвийского духовенства. В результате, в 1948 году епископ Иоанн и большинство священников из Латвии уже «сидели на чемоданах», в ожидании получения от американских властей формального разрешения на иммиграцию в США, поэтому вопрос о юрисдикции ЛПЦ в эмиграции уже никого из них не волновал.

Хранитель Тихвинской иконы о. Сергий Гарклавс, третий слева. Лето 2000 г. Чикаго

24 июня 1948 года Конгресс США принял закон «О перемещенных лицах», по которому США в течение последующих двух лет принимали, помимо квотных иммигрантов, 205 тысяч перемещенных лиц из оккупационных зон в Германии, Австрии и Италии. США были заинтересованы прежде всего в получении дешевой рабочей силы, поэтому преимущественное право в переселении предоставлялось лицам, занятым до войны в сельском хозяйстве, строительстве и домашнем хозяйстве, лица других профессий входили во вторую категорию переселенцев. В результате, решение вопроса о переселении в США группы латвийских священников во главе с епископом Иоанном (Гарклавсом) заняло почти два года. Самую действенную помощь в их переселении оказали так называемый «Толстовский фонд» (Tolstoy Foundation), который 22 сентября 1947 года открыл в Мюнхене свой Европейский офис (руководительница – Татьяна Алексеевна Шауфус), а также организация «Church World Service», оплатившая их переезд через океан (150 долларов на человека, которые должны были быть в течение года после переезда возвращены этой организации). Вопрос об оплате переезда в США через океан был крайне важным для большинства переселенцев, так как из-за полного отсутствия материальных средств они не могли не только оплатить свой переезд, но даже добраться до ближайшего города. Так, по словам епископа Иоанна (Гарклавса), летом 1948 года «из-за валютной реформы, лишившей нас сбережений на путевые расходы», никто из подавших прошение на иммиграцию в США латвийских священников не имел возможности съездить в Мюнхен, чтобы выяснить, как решается дело об их переселении в США, поэтому «мы находимся в полном неведении относительно нашего положения и возможности выезда» [38]Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), переписка епископа Иоанна … Continue reading.

21 июля 1949 года епископ Иоанн (Гарклавс) прибыл на американский континент, где в октябре 1949 года был назначен епископом Детройтским и Кливлендским Американской Пра-вославной Церкви (с февраля 1957 года – архиепископ Чикагский и Миннеапольский). Летом-осенью 1949 года из лагерей DP на территории Германии переехали в США восемь латвийских священников (в том числе и все духовные члены Синода ЛПЦ в эмиграции – протоиереи Н. Виеглайс, Н. Перехвальский, Л. Ладинский, И. Лиепиньш и П. Курземниекс) , четыре иподиакона, два регента церковных хоров, один псаломщик, члены их семейств, а также некоторые православные латвийские миряне (в целом – 67 человек). Благодаря помощи епископа Иоанна, и в последующие годы православные латвийцы из германских лагерей DP, как правило, переезжали на территорию США.

Синод ЛПЦ в эмиграции после отъезда из Германии епископа Иоанна (Гарклавса) и большинства латвийских священников прекратил свою деятельность и фактически прекратила существование Латвийская Православная Церковь в эмиграции. Из эмигрировавших с территории Латвии православных священников в Западной Германии остался лишь один – протоиерей Алексий Пузанов, который, перейдя в клир РПЦЗ, обслуживал приход в Регенсбурге. Но с каждым годом на территории Германии становилось все меньше и меньше латвийских православных мирян.

20 января 1955 года последний латышский священнослужитель на территории Германии митрополит Августин (Петерсонс) обратился к архиепископу Берлинскому и Германскому (РПЦЗ) Александру (Ловчему, 1891-1973) с просьбой перенять духовное окормление паствы ЛПЦ в эмиграции, то есть уже официально ликвидировал это церковное образование. Эту же просьбу он повторил в своем письме Евангелическому издательству от 21 июня 1955 года: «В ответ на Ваше письмо от 15 июня 1955 года сообщаю Вам, что я являюсь единственным духовным лицом Латвийской Православной Церкви. Мне 82 года и я нахожусь сейчас на лечении в санатории для туберкулезных в Гаутинге. Члены Православной Латвийской Церкви рассеяны по всей Германии в лагерях, санаториях, альтерсхаймах и на частных квартирах. Я любезно прошу архиепископа Берлинского Александра дать распоряжение, чтобы подчиненное ему духовенство взяло на себя духовное окормление членов Латвийской Православной Церкви» [39]Архив Архиерейского Синода РПЦЗ, «Церковные Ведомости Православной Церкви в Германии. Официальный орган … Continue reading.

ССЫЛКИ
Проф. А.В. Гаврилин

А. Кинстлер, Прибалтийская православная тема в Архиве Германской епархии РПЦЗ

Завещание митрополита Августина (Петерсонса)

References

References
1 Прот. Георгий Бенигсен. Христос-победитель // Вестник Русского Христианского Движения. 1993 г. №168. – С. 138-139.
2 Balevics Z. Pareizticīgo baznīca Latvijā. Rīga, 1987. С. 135, 139.
3 Цит. по: Шкаровский Михаил. Церковь зовет к защите Родины. Религиозная жизнь Ленинграда и Северо-Запада в годы Великой Отечественной войны. СПб, 2005. С. 208.
4 Митрополит Рижский и всея Латвии Августин (Петерсонс Августин Адамович; 17.02.1873 – 07.10.1955) родился в крестьянской семье. По окончании в 1895 году Рижской Духовной семинарии служил псаломщиком в храмах и учителем в церковноприходских школах Сунтажи, Каплавы, Лиепаи. В 1904 году женился на Ольге Шоломок, и в том же году епископом Рижским и Митавским Агафангелом (Преображенским) был рукоположен во диакона, затем – во священника, служил в храмах в Сунтажи, Смилтене. Во время I Мировой войны был священником 225 Скопинского полка, с 1915 года – священник военного инфекционного госпиталя, с 1916 года – священник Резервного полка латышских стрелков. В Латвию вернулся в августе 1921 года. С 1921 года – священник Александро-Невского собора в Даугавпилсе; с 1922 года – настоятель Борисо-Глебского собора в Даугавпилсе, преподаватель латышского языка в школах Даугавпилса; с 1926 года – священник Даугавпилсского гарнизона. 26 мая 1922 года был возведен в сан протоиерея. В 1934 году овдовел, имел трех сыновей. 10 марта 1936 года на Вселатвийском Церковном Соборе избран главой Латвийской Православной Церкви (Константинопольского Патриархата). 29 марта 1936 года Августин был хиротонисан в митрополита Рижского и всея Латвии.

Чин его хиротонии совершили иерархи Константинопольского Патриархата – митрополит Фиатирский Германос, митрополит Принципский Фома, митрополит Иринопольский Константин, митрополит Таллинский и всея Эстонии Александр и архиепископ Петсериский Николай. 29 марта 1941 года митрополит Августин покаялся в грехе раскола и был принят в каноническое общение с Московским Патриархатом, вскоре после чего по его просьбе был отпущен в отпуск. В начале нацистской оккупации Латвии митрополит Августин выступил против митрополита Виленского и Литовского, экзарха Латвии и Эстонии Сергия (Воскресенского), за что митрополит Сергий 15 июня 1942 года запретил Августина (Петерсонса) в священнослужении. Не поддержанный ни духовенством, ни мирянами, ни нацистскими оккупационными властями митрополит Августин был вынужден подчиниться этому решению. С августа 1944 года – в эмиграции в Германии. Скончался в туберкулезном санатории в Гаутинге (около Мюнхена) 7 октября 1955 года. См.: Документы по делу митрополита Рижского и всея Латвии Августина (Петерсонса) «Латвийской папки» Архива Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей // Православие в Латвии. Исторические очерки. Вып. 5. Сборник статей под ред. А. В. Гаврилина. Рига, 2006. С. 97-144.

5 Metropolīts Augustīns Felbahā // Latviešu Vēstnesis. 1946. g. 27 jūl. В это время в Германии находился на излечении сын митрополита Августина, капитан Латышского легиона СС Георгий Петерсонс, поэтому Августин не протестовал против отъезда в Германию и по чисто личным соображениям. См.: Heinrihs Strods. Metropolīts Augustīns Pētersons. Dzīve un darbs. Rīga, 2005. С. 175-176.
6 Three Orthodox Christian Priests From Latvia. Interviews with Archpriests Nikolajs Vieglais. Petaluma, California, 2006. Р. 50-51.
7 Иоанн (Гарклавс Янис Екабович, 26.08.1898 – 11.04.1982) родился в крестьянской семье. В 1907-1912 годах учился в Лимбажской церковноприходской школе. В 1915 году добровольцем вступил в латышские стрелковые батальоны. Участвовал в I Мировой войне и в Гражданской войне в России. В 1921 году вернулся в Латвию. В 1924-1933 годах – псаломщик Александро-Невской церкви в Лимбажи. В 1933-1936 годах учился в Рижской Духовной семинарии. 27 сентября 1936 года епископом Елгавским Иаковом (Карпом) был рукоположен во священника Христорождественской церкви в Колкасрагсе с обслуживанием церкви во имя Св. Арсения в Кюльциемсе и церкви во имя Св. Константина и Елены в Дундаге, в 1942 году по январь 1943 года – священник Св. Духова монастыря в Вильнюсе. 28 ноября 1943 года митрополитом Сергием (Воскресенским) пострижен в монашество с именем Иоанн. 28 февраля 1943 года в Рижском Христорождественском кафедральном соборе хиротонисан во епископа Рижского. Чин хиротонии совершили митрополит Сергий (Воcкресенский), архиепископ Елгавский Иаков (Карп) и епископ Ковенский Даниил (Юзвьюк). В 1944-1949 г. – в Германии, где окормлял лагеря перемещенных лиц. В июле 1949 года переехал в США, где стал епископом Детройтским и Кливлендским Американской Православной Церкви, с февраля 1957 года – архиепископ Чикагский и Миннеапольский. В ноябре 1978 г. ушел на покой. Похоронен в Св. Тихоновском монастыре (Южный Канаан, Пенсильвания).
8 Колесникова Л.А., Александр Гарклавс, прот. Тихвинская икона Божией Матери. Возвращение. СПб., 2004. С. 62-63.
9 Архим. Кирилл (Начис). Народ жаждал молиться, жаждал покаяния… // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. Вып. 26-27. СПб, 2002. С. 202.
10 Голиков Андрей, свящ., Фомин С. Кровью убеленные. Мученики и исповедники Северо-Запада России и Прибалтики. Москва, 1999. С. 113-116.
11 Даниил (Юзвьюк Николай Порфириевич, 02.10.1880 – 27.08.1965) окончил Виленскую Духовную семинарию, в 1925-1939 годах – преподаватель Виленской Духовной семинарии, с 1939 года – секретарь митрополита Литовского и Виленского Елевферия (Богоявленского). В апреле 1942 года хиротонисан во епископа Ковенского. С 29 апреля 1944 года – временно управляющий Литовской епархией и экзархатом Латвии и Эстонии в сане архиепископа. Эвакуировался на территорию Чехословакии. С 30 декабря 1945 года – архиепископ Пинский и Брестский, в 1950-1954 годах находился в заключении. С 1956 года и до своей кончины был на покое в различных монастырях.
12 Three Orthodox Christian Priests From Latvia. Interviews with Archpriests Nikolajs Vieglais. Petaluma, California, 2006. Р. 56.
13 Вундука П.М. Действия МККК в защиту беженцев и перемещенных лиц // Международное публичное и частное право, 2002. №4. С. 31.
14 Нитобург Э. Л. У истоков русской диаспоры в США: Третья волна // США – Канада: Экономика. Политика.
Культура, 1999. №1. С. 84.
15 Прот. Георгий Бенигсен. Христос-победитель // Вестник Русского Христианского Движения. 1993. № 168. С. 128.
16 Панихида по жертвам Лиенца // Православная Русь. 15/28 июня 2006 г. №12 (1801).
17 Цит. по: Корнилов А. А. Духовенство перемещенных лиц. Биографический словарь. Нижний Новгород, 2002. С. 8.
18 Eisenhower D. Crusade in Europe. N. Y. 1986. P. 466.
19 Монахиня Иоанна (Помазанская). Пастырь в годы войны // Православная Русь. 2002 г. №22.
20 Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes emigrācijā 1947.g. 5. un 6. februāra sēdes protokols».
21 Колесникова Л.А., Александр Гарклавс, прот. Указ. Соч. С. 67, 68.
22 Three Orthodox Christian Priests From Latvia. Interviews with Archpriests Nikolajs Vieglais. Petaluma, California. 2006. P. 58.
23 В 1953 году митрополит Августин (Петерсонс) издал книжку «Sagatavošanās Svētā Dievmielasta baudīšanai» («Подготовка к Святому Причастию»), в 1954 году – «Dieva lūgšanas grāmata» («Молитвенник»). Однако эти книги не получили широкого распространения, так как к этому времени лагеря DP на территории Германии уже были ликвидированы.
24 Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes emigrācijā 1947.g. 5. un 6. februāra sēdes protokols».
25 Протоиерей Георгий Бенигсен (1915-1993) служил в Берлинском Воскресенском кафедральном соборе, в конце 1950 года переехал в США, где перешел в юрисдикцию Американской Православной Церкви.
26 Протоиерей Иоанн Легкий (1907- 1995) служил в лагере Фрейманн, с 1946 года – настоятель церквей в Любеке и Шлезвиге, в августе 1949 года переехал в США, в 1949 -1959 годах – священник Вознесенского кафедрального собора в Бронксе, в 1959 -1987 годах – настоятель собора Архангела Михаила в Патерсоне. В 1987 году ушел на покой, в 1990 году принял монашеский постриг и был хиротонисан в епископа Буэнос-Айреского и Аргентино-Парагвайского. – См.: Гаврилин А. «Неизвестные» латвийские священнослужители: отец Иоанн Легкий // Православие в Латвии. Исторические очерки. Вып. 5. Сборник статей под ред. А. В. Гаврилина. Рига, 2004. С. 25-32.
27 Священник Иоанн Бауманис (1908-1985) служил в Вюрстбурге, по благословению митрополита Анастасия (Грибановского) под видом сельскохозяйственного рабочего переехал в Бразилию, потом – в Венесуэлу. Основал в Венесуэле пять православных приходов, в 1975 году стал протопресвитером. См.: Корнилов А. А. Духовенство перемещенных лиц. Биографический словарь. Нижний Новгород, 2002. С. 61-62.
28 Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), «Письмо протоиерея Иоанна Бауманиса епископу Иоанну (Гарклавсу) от 6 декабря 1948 года».
29 Автором этого выражения является епископ Иоанн (Гарклавс). – См.: Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), «Письмо епископа Иоанна (Гарклавса) секретарю митрополита всея Америки и Канады Феофила (Пашковского) А. Е. Безсмертному от 27 июня 1948 года».
30 Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes emigrācijā 1947.g. 5. un 6. februāra sēdes protokols». В 1948 году во священники были рукоположены Петерис Курземниекс и Антоний Граматиньш, однако и это не решило проблемы нехватки священнослужителей, так как ежегодно кто-нибудь из священников покидал территорию Германии. В результате, в период с 1946 по 1949 гг. численность священников, входящих в ЛПЦ в эмиграции, колебалась от девяти до восьми человек.
31 Heinrihs Strods. Metropolīts Augustīns Pētersons. Dzīve un darbs. Rīga, 2005. С. 188.-190.
32 Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Emigrācijā esošās Latvijas Pareizticīgās Baznīcas garīdzniecības apspriedes 16. septembrī 1946.g. Hersbrukā Protokols».
33 Там же, дело «Протокол совещания православного латышского духовенства заграницей 21 октября 1946 года в городе Герсбруке».
34 Документы по делу митрополита Рижского и всея Латвии Августина (Петерсонса) «Латвийской папки» Архива Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей // Православие в Латвии. Исторические очерки. Вып. 5. Сборник статей под ред. А. В. Гаврилина. Рига, 2006. С. 97-144.
35 Vienošanās protokols starp Latvijas Pareizticīgas Baznīcas metropolītu Augustīnu un Rīgas bīskapu Jāni (Garklāvu) Vācijā par Latvijas Pareizticīgās Baznīcas darbības organizēšanu trimdā 1946. gada 20. oktobrī // Heinrihs Strods. Metropolīts Augustīns Pētersons. Dzīve un darbs. Rīga, 2005. С. 266.
36 Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), дело «Latvijas Pareizticīgas Baznīcas Sinodes (emigrācijā) 1947.gada 25.novembra ārkārtējās sēdes protokols №3».
37 См., например, письмо епископа Иоанна (Гарклавса) от 18 февраля 1949 года, в котором он подчеркивал, что «никогда не писал ни Константинопольскому Патриарху, ни Патриаршему экзарху Германосу просьбу о моем принятии в их юрисдикцию. Насколько мне известно, то по поручению митрополита Августина с такой просьбой к Германосу обратился проф. Старц. Но это меня не касается, вернее, не обязывает быть в юрисдикции Константинопольского Патриархата. Мы сейчас же написали в редакцию журнала и просили отозвать или исправить эту ошибку. Наша же группа, на основании моего прошения, на Соборе Епископов, состоявшемся 12-13 ноября 1947 года в городе Сан-Франциско, принята в клир Северо-Американской Православной Русской Церкви и той мы остаемся верными». См.: Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса).
38 Архив Американской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), переписка епископа Иоанна (Гарклавса) с митрополитом Феофилом (Пашковским).
39 Архив Архиерейского Синода РПЦЗ, «Церковные Ведомости Православной Церкви в Германии. Официальный орган Православной Германской Епархии». №7-8-9. Июль-август-сентябрь 1955 года. Мюнхен. С. 9

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.