Московский Патриархат Политика

Ставропольский Собор 1919 г. и начало независимой церковной структуры на юге России

Свято-Андреевский собор в Ставрополе

В статье отражены вопросы, обсуждавшиеся Предсоборной комиссией и самим Собором, доводы, которые использовали сторонники и противники созыва Собора. В статье говорится о созданном на Соборе Высшем Церковном управлении юго-востока России, о его деятельности и об отношении к ней патриарха Тихона.

Деятельность ВЦУ юго-востока России в отношении церковного центра в Москве прообразовала деятельность Архиерейского Собора РПЦЗ. Читайте интервью с автором на нашем портале.

Гражданская война, разделившая Россию линиями фронтов, стала причиной нарушения связей между главой Русской Церкви патриархом Тихоном и епархиями, оказавшимися на территориях, занятых белыми армиями. Такая ситуация создавала массу проблем на местах, ибо количество вопросов, связанных с церковной жизнью и требовавших санкции высшей церковной власти, с каждым днем увеличивалось.

Это стало причиной созыва на территориях, занятых белыми войсками, церковных Соборов, которые должны были решить вопрос о будущем управлении. В ноябре 1918 г. такой Собор состоялся в Томске, а в мае 1919 г. – в Ставрополе Кавказском. Именно этот, Ставропольский, Собор сформировал Временное Высшее Церковное управление (ВВЦУ) юго-востока России, которое действовало на территории нашей страны до ноября 1920 года. Впоследствии ВВЦУ перенесло свою деятельность в эмиграцию и стало основой для Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ). Таким образом, Ставропольский Собор в некотором смысле положил начало РПЦЗ, в течение 80 лет находившейся вне общения с Московским Патриархатом и торжественно объединившейся с ним в мае 2007 года.

Вопрос о Ставропольском Соборе пока еще не стал предметом самостоятельного исследования, хотя отдельные моменты его истории нашли отражения в некоторых научных трудах[1]Беляева А. Русская Православная Церковь за границей 1919 – 1926.: Диссертация на соискание ученой степени … Continue reading, которые базируются, прежде всего, на воспоминаниях современников этого Собора.

Тем не менее, существуют документы, на основании которых возможно восстановить историю ВВЦУ на юго-востоке России и Ставропольского Собора 1919 г., который и санкционировал появление данного органа. Это документы фонда 3969 «Временное Высшее Церковное управление на юго-востоке России» Государственного архива Российской Федерации. Кроме того, некоторые сведения об обстоятельствах Ставропольского Собора удалось почерпнуть из различных документов, находящихся в фонде 6343 «Архиерейский Синод Русской Православной Церкви заграницей» Государственного архива Российской Федерации. Важным источником для данной работы стала также газета «Церковные ведомости», издававшая в Таганроге в 1919 г., а также эмигрантская пресса – «Церковные ведомости» и «Церковное обозрение». Немалую помощь в этом направлении могут оказать и мемуары – прежде всего известные «Воспоминания» протопресвитера Георгия Шавельского, до 1917 г. возглавлявшего военное духовенство России, а затем военное духовенство Добровольческой армии.

Итак, в начале февраля 1919 г.[2]Даты, кроме особо оговоренных, даны по старому стилю. протопресвитер Георгий Шавельский, ставший главным инициатором созыва Собора[3]Махароблидзе Е. 20-летие Российской церковной «конституции» // Церковное обозрение. Белград. 1940. № 11-12. С. 10., обратился с докладом к генералу А.И. Деникину о необходимости организовать церковную власть на территориях, свободных от большевиков. Инициатива протопресвитера Г. Шавельского была встречена с пониманием и в мае того же года началась подготовка к Собору, который планировался как Поместный Собор епархий юга России и который должен был решить множество накопившихся вопросов церковной жизни в этом регионе. Важной задачей Собора была организация церковного управления для южных губерний России.

По свидетельству протопресвитера Г. Шавельского, многие архиереи отнеслись к созыву Собора без энтузиазма. Хотя протопресвитер объясняет это корыстными побуждениями епископата, тем не менее, официально свои сомнения епископы объясняли тем, что Собор планируется созвать без благословения патриарха Тихона[4]Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. М.: Крутицкое … Continue reading. Однако протопресвитеру удалось убедить иерархов в необходимости созыва данного Собора. Была создана Предсоборная комиссия, в работе которой принимали участие протопресвитер Г.И. Шавельский, протоиерей А.П. Рождественский, ректор Ставропольской духовной семинарии протоиерей Н. Иванов, священник Г.П. Ломако, священник В. Свенцицкий, князь Г.Н. Трубецкой, граф В.В. Мусин-Пушкин, генералы В.В. Ванновский и Д.Ф. Лёвшин, член Кубанского епархиального совета И.Н. Терещенко, а также Е.И. Махароблидзе[5]ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л.1, 3, 5 об..

Представляется важным и тот факт, что отсутствие разрешения со стороны главы Всероссийской Церкви для Предсоборной комиссии было не единственным препятствием для созыва Собора. Едва ли не более важной проблемой представлялась невозможность провести выборы на данный Собор. Связано это было со сложившимся после 1917 г. пониманием церковного управления, как структуры представительной. Так, на первом заседании комиссии, состоявшемся 3 мая 1919 г., священник Г. Ломако высказал опасение, что «этот Поместный Собор ввиду отсутствия выборного начала могут некоторые не признать и потому Высшее Церковн[ое] Упр[авление], им учрежденное, не будет иметь авторитета»[6]ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л.1.. Однако протопресвитер Г. Шавельский развеял сомнения священника Г. Ломако, заявив «что созыв этого Поместн[ого] Собора при исключительных условиях переживаемого времени вполне будет законен, т[ак] к[ак] организовать теперь выборы немыслимо, а между тем на Соборе будут все епископы, находящиеся на Юге России в пределах Добрармии; будут представлены Епархиальные Советы и миряне, будут наконец, члены Священного Церковного Собора, которых народ уполномочил решать судьбы Церкви Российской»[7]ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л. 1 об. – 2.. Действительно, согласно «Определению Священного Собора Православной Российской Церкви о полномочиях членов Собора 1917—1918 гг.» от 18 сентября 1918 г., они сохраняли свои полномочия до появления грамоты Патриарха о созыве нового Собора. Члены Собора 1917 – 1918 гг. имели право «участвовать по месту своего постоянного жительства, на Епархиальных, Окружных, Уездных и Благочиннических Собраниях, с решающим голосом, в качестве полноправных членов сих Собраний»[8]Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Вып.4. № 3. … Continue reading.

Что касается Высшего Церковного управления, которое планировалось организовать на этом Соборе, то оно замышлялось как временное и «по открытии правильного сношения с Св[ятейшим] Патриархом и Священ[ным] Синодом Российской церкви» должно было прекратить свое существование[9]ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л. 2.

В качестве примера для своей деятельности Предсоборная комиссия рассматривала Томский Собор, состоявшийся в 1918 г. и организовавший Высшее церковное управление для территорий Сибири и Дальнего Востока. Хотя в своих воспоминаниях протопресвитер Г. Шавельский и указывает, что о Томском Соборе на юге России узнали только в июле 1919 г, то есть после окончания работы Ставропольского Собора[10]Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. М.: Крутицкое … Continue reading, документы Предсоборной комиссии говорят об обратном. Так, 9 мая 1919 г. на заседании Предсоборной комиссии протопресвитер Г. Шавельский, ссылаясь на газетные сообщения, внес предложение довести состав будущего ВЦУ до нормы Сибирского Церковного управления[11]ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л.3..

В Ставропольском Соборе приняли участие представители епархий юга России, члены Всероссийского Поместного Собора 1917 – 1918 гг., представители военного духовенства, Добровольческой армии Деникина и войскового круга Всевеликого войска Донского. Вызывает недоумение, что первоначально в списках членов Собора нет, за исключением архиереев, ни одного монашествующего. Единственный монах – Полихроний, был включен в списки в последнюю очередь на основании того, что такая практика была на Московском Соборе 1917 – 1918 годов.

В Соборе проходившем с 19 по 24 мая 1919 г. в Ставрополе Кавказском, приняли участие следующие архиереи:

  1. Архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан (Симашкевич),
  2. Архиепископ Кавказский и Ставропольский Агафодор (Преображенский),
  3. Архиепископ Таврический и Симферопольский Димитрий (Абашидзе),
  4. Архиепископ Екатеринославский и Мариупольский Агапит (Вишневский),
  5. Епископ Владикавказский и Моздокский Макарий (Павлов),
  6. Епископ Приазовский и Таганрогский Арсений (Смоленец),
  7. Епископ Кубанский и Екатеринодарский Иоанн (Левицкий),
  8. Епископ Аксайский Гермоген (Максимов),
  9. Епископ Александровский Михаил (Космодамианский),
  10. Епископ Сухумский Сергий (Петров).
  11. Епископ Челябинский и Троицкий Гавриил (Чепур).

Председателем Собора был избран архиепископ Митрофан (Симашкевич), почетным председателем – архиепископ Агафодор (Преображенский). Товарищами Председателя стали архиепископ Димитрий (Абашидзе), протопресвитер Г. Шавельский и князь Г.Н. Трубецкой. В соответствии со списком, сохранившемся в ГАРФе, в Соборе приняло также участие 22 священника, 1 монах и 20 мирян[12]ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л. 89-91 об.. Сам Собор было решено именовать «Юго-Восточным Русским Церковным Собором».

Одним из главных дел Собора стала организация Временного Высшего Церковного управления на юго-востоке России. В соответствии с Положением о Временном Высшем Церковном управлении на Юго-Востоке России, утвержденном 22 мая 1919 г., ему передавалась церковная власть на занятых Деникиным территориях. Такое положение предусматривалось сохранять до установления нормальной связи с патриархом[13]Церковные ведомости. 1919. № 1. С. 19..

Основание для создания ВВЦУ члены Собора видели не только в необходимости такого органа для решения практических вопросов, но и в необходимости его в области идеологии. «Россия раздроблена, – говорил на Соборе протопресвитер Г. Шавельский, – расщеплена на части; необходимо гражданское и духовное объединение этих частей, и в этом отношении высшее церковное управление может сослужить великую службу, объединяя раздробленные части России единою мыслию и властью»[14]ГА РФ. Ф. 3696. Д.1. Оп.1. Л.20..

Протопресвитер был уверен, что создание ВВЦУ будет принято Патриархом. «Благостный патриарх, – говорил протопресвитер Г. Шавельский, – как отец, радеющий о благе Церкви, не может быть обижен и неблагосклонно посмотреть на установление этой временной церковной власти, которая по установлении связи с Патриархом тотчас же сложит свои полномочия»[15]ГА РФ. Ф. 3696. Оп.1. Д.1. Л.20..

Организация ВВЦУ не прошла гладко. Так, граф П. Граббе выступал против создания такого органа, считая, что все вопросы должно решать не Церковное управление, ограниченное узким кругом лиц, а «большой» Собор. На это протопресвитер Г. Шавельский возразил, что церковные управления, состоящие из епископов, священников и мирян, установлены на Украине и в Сибири, причем с ведома патриарха Тихона. Священник Владимир Востоков настаивал на том, что управлять Церковью на юге России должен не коллегиальный орган, а один человек – наиболее авторитетный архиерей. Однако это предложение также не было принято, так как, по мнению участников Собора, привело бы к диктату одного лица[16]ГА РФ. Ф. 3696. Оп.1. Д.1. Л. 20-20 об..

В соответствии с принятым положением, ВВЦУ состояло из трех епископов (включая Председателя), двух священников и двух мирян.

Председателем ВВЦУ стал архиепископ Митрофан (Симашкевич), товарищем председателя – архиепископ Димитрий (Абашидзе), членами ВЦУ – епископ Арсений (Смоленец), протопресвитер Г. Шавельский, протоиерей А. Рождественский, В.В. Мусин-Пушкин и П.В. Верховской[17]Церковные ведомости. 1919. № 1. С. 21.. Кандидатами в члены ВВЦУ были выбраны епископ Гавриил (Чепур), епископ Макарий (Павлов) и епископ Михаил (Космодамианский)[18]ГА РФ. Ф. 3696. Д.1. Л.26.. Согласно определению Ставропольского Собора, определенного места пребывания у ВВЦУ не было – оно должно было определяться Главнокомандующим, хотя председатель ВВЦУ имел право назначать заседания и в других местах[19]Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. М.: Крутицкое … Continue reading. Поэтому, образованное на юго-востоке, данное управление, перемещавшееся потом к северо-западу, часто называли «ВВЦУ на юге России», а в последние месяцы его существования и «Крымским ВВЦУ».

Однако, сомнения в том, что образованный в Ставрополе орган является законным, по-видимому, беспокоили многих архипастырей. Некоторые не без оснований полагали, что один из самых авторитетных русских иерархов, митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий), освободившийся из польского плена и 28 августа 1919 г. прибывший в Таганрог[20]Церковные ведомости. 1919. № 1. С. 17., где в тот момент находилось ВВЦУ, не признает каноничность данного органа[21]Махароблидзе Е. Поправка справок // Церковные ведомости. 1926. № 17-18. С. 20.. Такие опасения имели под собой основание. «Как потом стало известно, – писал протопресвитер Г. Шавельский, – митр[ополит] Антоний, подъезжая к Ростову, не был чужд мысли игнорировать ВВЦУ, как неканоничное учреждение»[22]Шавельский Г., протопресвитер. Цит. соч. Т. 2. С. 382.. Однако митрополит Антоний отнесся к новому учреждению милостиво. Протопресвитер Г. Шавельский объяснял это несколькими причинами – благотворным влиянием генерала А.И. Деникина, предложением митрополиту Антонию стать почетным председателем ВВЦУ, наконец, тем, что он не нашел в организации и деятельности ВВЦУ ничего противозаконного[23]Шавельский Г., протопресвитер. Цит. соч. Т. 2. С. 383..

Очень важно, что хотя Ставропольский Собор был созван без разрешения главы Всероссийской Православной Церкви – патриарха Тихона, он все же был им признан. Е.И. Махароблидзе, ссылаясь на письмо одного своего «сотрудника по канцелярии Высш[его] Церк[овного] управления на юго-вост[оке] России», возвратившегося из Екатеринбурга в Москву, заявлял, что организация Ставропольского Собора и ВВЦУ на юго-востоке России стали основанием для издания патриархом Тихоном указа № 362 от 7/20 ноября 1921 года[24]Махароблидзе Е. 20-летие Российской церковной «конституции» // Церковное обозрение. Белград. 1940. № 11-12. С. 10. … Continue reading. Махароблидзе писал, что подтверждение одобрительного отношения Патриарха к Ставропольскому Собору имели также С.Н. Трубецкой и В.В. Мусин-Пушкин[25]Махароблидзе Е. 20-летие Российской церковной «конституции» // Церковное обозрение. Белград. 1940. № 11-12. С. 10..

Как писал впоследствии Е.И. Махароблидзе, патриарх Тихон признал также все распоряжения, сделанные ВВЦУ на юго-востоке России. Относительно некоторых распоряжений Е.И. Махароблидзе писал, что может подтвердить их документально. Среди таких распоряжений он указывает следующие: назначение на Екатеринославскую кафедру епископа Гермогена (Максимова)[26]Махароблидзе Е. Поправка справок // Церковные ведомости. 1926. № 17-18. С. 19. хиротонию викария Екатеринославской епархии епископа Мариупольского Андрея (Мурина), хиротонию викария Полтавской епархии епископа Лубенского Серафима (Соболева), увольнение на покой епископа Кубанского Иоанна, воссоединение с Церковью епископа Сергия (Лаврова), уклонявшегося в англиканство, и назначение его управляющим Черноморской епархией, учреждение самостоятельной Царицынской епархии, увольнение на покой в соответствии с решением архиерейского суда архиепископа Екатеринославского Агапита (Вишневского) за прекращение общения с Патриархом Тихоном (впоследствии, по ходатайству Председателя ВЦУ архиепископа Димитрия (Абашидзе) Патриарх простил архиепископа Агапита и восстановил его на Екатеринославской кафедре)[27]Махароблидзе Е. 20-летие Российской церковной «конституции» // Церковное обозрение. Белград. 1940. № 11-12. С. 10

Как Ставропольский Собор, так и созданное им ВВЦУ старались занять сдержанную политическую позицию. Выступая против большевистской диктатуры, церковное руководство юга России дистанцировалось от монархии и старалось стоять на демократических принципах. Чтобы не нарушить хрупкого мира между представителями разных партий, представленных в белых войсках, Собор и ВВЦУ старались уйти от осуждения даже явно преступных политических организаций. Вспоминая этот период, протоиерей Владимир Востоков в 1922 г. писал: «Южно-русский Собор в мае 1919 в Ставрополе под председательством архиепископа Митрофана при исключительно деятельном участии протопресвитера Шавельского, работавшем тогда согласованно с начальником штаба ген[ералом] Романовским, лишал слова своих членов, пытавшихся определенно высказаться относительно <…> “социализма” и “палачей-интернационалистов”. Слова же “Царь” на том Соборе боялись как огня»[28]ГА РФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 4. Л. 165. При этом не нужно забывать, что протоиерей В. Востоков после Февральской революции … Continue reading.

По свидетельству протоиерея Владимира Востокова, даже открытое осуждение цареубийства и призыв к народу покаяться в этом грехе относится к периоду, когда ВВЦУ находилось уже в Крыму. Однако к восстановлению монархии «не решилось призвать и Крымское Церковное управление»[29]ГА РФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 4. Л. 165..

Важно отметить, что как Ставропольский Собор, так и ВВЦУ юго-востока России, еще находясь в нашей стране, вели деятельность, впоследствии взятую на себя Заграничным ВЦУ. В Государственном архиве Российской Федерации сохранилась, например, копия письма от Ставропольского Собора на имя архиепископа Кентерберийского.

«Испытания, ниспосланные Богом на страну нашу и святую Православную Церковь безмерны, – говорилось в послании, – равных им не знает история: у нас разрушены элементарные основы человеческого бытия. Храмы наши оскверняются и служители алтаря подвергаются гонениям небывалым со времен римских императоров. Семейные очаги разрушены и отданы на поругание. Свобода попрана и русский народ стонет под гнетом самозванцев, насилием и предательством захватившим народную власть <…> Собор не может не вспомнить ту великую помощь, которую по сей день оказывает английский народ русскому народу. Но еще длинен путь к окончательной победе. Еще много тяжких испытаний ожидает нас, а потому кроме помощи силой оружия нам еще более нужна помощь нравственная. И мы надеемся, что Англиканская церковь, более пол века находящаяся в постоянном братском сношении с православною церковью, окажет русскому народу эту моральную поддержку. Поместный Собор просит Ваше Высокопресвященство передать приветствие и выражение братской любви Вашей пастве, довести до сведения всей Церкви Англиканской о наших скорбях и испытаниях. Мы верим, что Англиканская церковь будет скорбеть вместе с нами, когда узнает о поругании в стране нашей общечеловеческих святынь: веры, семьи и свободы»[30]ГА РФ. Ф. 3696. Оп. 1. Д.1. Л. 97-97 об..

Впоследствии ВВЦУ на юго-востоке России продолжило линию Ставропольского Собора на решение внешнецерковных проблем. Так, в августе 1920 г. ВВЦУ направило архиепископа Евлогия (Георгиевского) на Всемирный съезд представителей христианских общин и церквей по борьбе с безбожием[31]Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни. М. Московский рабочий. 1994. С. 337; Жилинский Н. Необходимое … Continue reading и совершило и ряд назначений на зарубежные кафедры и приходы. Например, архиепископ Евлогий (Георгиевский) был назначен управлять русскими приходами в Западной Европе, а архиепископ Анастасий (Грибановский) – в Константинополе[32]Махароблидзе Е. Поправка справок // Церковные ведомости. 1926. № 17-18. С. 20..

Подводя итог настоящему исследованию, можно отметить, что созыв Ставропольского Собора в условиях Гражданской войны представляется оправданным и необходимым. Основой для созыва Собора стал прецедент с созывом подобного Собора в Томске. Создавая ВВЦУ для юго-востока России, Ставропольский Собор также руководствовался прежде всего решениями Томского Собора. Важно, что решения Ставропольского Собора были признаны патриархом Тихоном. Кроме того, созданное Ставропольским Собором Временное Высшее Церковное управление на юго-востоке России, еще находясь на Родине, предприняло шаги для организации церковной жизни в эмиграции, куда впоследствии и переехало.

References

References
1 Беляева А. Русская Православная Церковь за границей 1919 – 1926.: Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Ярославль: 1998. Рукопись; Кашеваров А. Православная Российская Церковь и советское государство (1917 – 1922). М.: Крутицкое подворье. 2005; Трасковский А. История Русской Зарубежной Церкви 1921 – 1939 // Православный путь (Приложение к журналу «Православная Русь» за 1995 год) Нью-Йорк, Джорданвилль. 1995. С. 11 – 60; Цыпин В., протоиерей. История Русской Церкви 1917 – 1997. М. Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. Seide G. Gescichte der Russischen Orthodoxen Kirche im Ausland von der Gründung bis in die Gegenwart. Wisbaden/ 1983.
2 Даты, кроме особо оговоренных, даны по старому стилю.
3, 25 Махароблидзе Е. 20-летие Российской церковной «конституции» // Церковное обозрение. Белград. 1940. № 11-12. С. 10.
4 Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. М.: Крутицкое патриаршее подворье. 1996. Т. 2. С. 337.
5 ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л.1, 3, 5 об.
6 ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л.1.
7 ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л. 1 об. – 2.
8 Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Вып.4. № 3. С.9.
9 ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л. 2
10 Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. М.: Крутицкое патриаршее подворье. 1996. Т. 2. С. 341.
11 ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л.3.
12 ГАРФ. Ф. 3696. Оп.1. Д. 1. Л. 89-91 об.
13 Церковные ведомости. 1919. № 1. С. 19.
14 ГА РФ. Ф. 3696. Д.1. Оп.1. Л.20.
15 ГА РФ. Ф. 3696. Оп.1. Д.1. Л.20.
16 ГА РФ. Ф. 3696. Оп.1. Д.1. Л. 20-20 об.
17 Церковные ведомости. 1919. № 1. С. 21.
18 ГА РФ. Ф. 3696. Д.1. Л.26.
19 Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. М.: Крутицкое патриаршее подворье. 1996. Т. 2. С. 354.
20 Церковные ведомости. 1919. № 1. С. 17.
21, 32 Махароблидзе Е. Поправка справок // Церковные ведомости. 1926. № 17-18. С. 20.
22 Шавельский Г., протопресвитер. Цит. соч. Т. 2. С. 382.
23 Шавельский Г., протопресвитер. Цит. соч. Т. 2. С. 383.
24 Махароблидзе Е. 20-летие Российской церковной «конституции» // Церковное обозрение. Белград. 1940. № 11-12. С. 10. Указ Святейшего Патриарха Тихона, № 362 разрешал епископам, оказавшимся вне связи с московской церковной властью организовывать временные самостоятельные церковные округа под председательством старейшего из архиереев. Данный указ стал основой для организации Русской Православной Церкви за границей. См.: Церковные ведомости. 1926. № 17-18. С. 6-7.
26 Махароблидзе Е. Поправка справок // Церковные ведомости. 1926. № 17-18. С. 19.
27 Махароблидзе Е. 20-летие Российской церковной «конституции» // Церковное обозрение. Белград. 1940. № 11-12. С. 10
28 ГА РФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 4. Л. 165. При этом не нужно забывать, что протоиерей В. Востоков после Февральской революции в красном пасхальном облачении (несмотря на Великий пост, когда, по традиции облачение должно быть черным) отслужил благодарственный молебен на Красной площади (см.: Страж Дома Господня. Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский) / Сост. С. Фомин. М.: Правило веры. 2003. С. 138).
29 ГА РФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 4. Л. 165.
30 ГА РФ. Ф. 3696. Оп. 1. Д.1. Л. 97-97 об.
31 Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни. М. Московский рабочий. 1994. С. 337; Жилинский Н. Необходимое дополнение // Вера и родина. 1924. № 8-9. С. 174.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.