Джорданвилль Диакон Андрей Псарев Клир и монашество Церковные деятели

Монах Исаакий (+10 авг. 1996 г.)

Монах о. Исаакий был одним из людей, которых так не хватает современному миру — идеалист, но в лучшем, трезвен­но православном, смысле этого слова.

О. Исаакий, в миру Говард Шоттер, ро­дился в 1942 г. в США, воспитывался и вырос в Англии, в семье, происходившей в прошлых поколениях из швейцарских немцев.

Вид о. Исаакия — высокого роста, длин­ная окладистая борода, военная выправка, производили впечатление. Он много лет прослужил офицером британской армии, ему довелось служить на Борнео, в Германии и бороться с коммунистической экспансией в Саудовской Аравии. Наиболее тяжелым местом службы для него была разделяемая религиозно-национальным конфликтом Северная Ирландия.

О. Исаакий побывал во многих странах мира от Родезии до Индии, он жил среди состоятельных людей, служил в королев­ской гвардии, видел все, что составляет предмет стремлений сего дольнего мира, но он чувствовал, что все это не имеет того, что есть единое на потребу — попечения о спасении души. О. Исаакий окончил англикан­скую семинарию и стал священником, но на­чавшаяся в то время в этой конфессии резкая ломка консервативного сознания вызвала твердое неприятие со стороны о. Исаакия. Это заставило его за­думаться: возможно ли, что в истинной Церкви может происходить такое чудовищное попрание устоев христианства? Тогда, в 60-е гг., вследствие этого кризиса в Англии, имело место сильное движение за возвращение в Православие.

О. Исаакий, предвари­тельно ознакомившись с католичеством, присоеди­нился к Православию и был крещен в Ильинском монастыре в Англии (Pows) c именем Илариона. Не видя возможности совершать в миру путь сосредоточенного христианского жития, Иларион стремился к монашеской жизни. 1 В 1985 году он стал послушником в этом монастыре и год спустя был пострижен в рясофор. Затем он прожил некоторое время в монастыре Дохарио на Афоне. Потом он прибыл в США, где был принят в Свято-Тихоновский монастырь.

В 1987 г. Иларион решил вернуться в Европу. Перед этим, прибыв в Нью-Йорк, он посетил Архиерейский Синод РПЦЗ, где Епископ Иларион предложил ему побывать в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, и вернуться с ним в Нью-Йорк.

В Нью-Йорк Владыка Иларион вернулся один. Один Иларион нашел здесь то, что желал – святое Православие. В канун Похвалы Пресвятой Богородицы, на пятой седмице Великого поста 1990 г., он был пострижен в малую схиму с именем Исаакий, в честь преп. Исаакия Оптинского. 1-го октября 1995 г. о. Исаакий был поставлен во чтеца Владыкой Лавром.

На всех послушаниях, куда назначали о. Исаакия, он старался не жалея себя сделать все возможное, чтобы порученное ему дело устроялось как нельзя лучше – в пекарне, библиотеке, канцелярии, семинарии, переплетной, редакции журнала Orthodox Life. Будучи, например, назначаем поваром, он никогда не уходил с кухни сразу после обеда, но вместе со своими помощниками исполнял всю грязную работу.

О. Исаакий дорожил идеалами русского монашества и Русской Церкви, которой был глубоко предан и скорбел, видя отступление от этих идеалов. В обиходе он не мог терпеть никакой фальши. В этом отношении, как многие сказали бы, он был чересчур крайним: достаточно было кому-то сказать неправду, что бы он прекратил доверять такому человеку.

Для многих нынешних христиан, принимающих Православие как некую иделогию или вероучительную доктрину, о. Исаакий может служить примером христианского подвига – он всегда старался не позволять себе обнаружить свое раздражение, чтобы не происходило. Будучи по-европейски глубоко образованным человеком (о. Исаакия окончил исторический факультет университета в Дублине /Тринити Колледж – редакция Вопросы истории РПЦЗ/), он был чужд всякого снобизма, так свойственного нашему образованному, но не просвещенному веку.

О. Исаакий всегда старался сделать, что возможно, чтобы помочь ближнему в его нужде. Когда наша Церковь приняла в свое окормление православную общину на Гаити, то в Свято-Троицкий монастырь прибыл от нее кандидат для поставления в священника. О. Исаакий, не смотря на все свои обя­занности, в течение 2-х месяцев вел с ним на французском язык занятия по литургике. Монашеская со­средоточенность о. Исаакия выражалась, например, в том, что он уклонялся от праздных разговоров, всегда был занят трудами во славу Божию и избегал от­лучаться из монастыря.

О. Исаакий был убежденным противником сергианства и экуменизма, Его статья «Комментарий по рекомендациям последней совместной комиссии богословского диалога между Православной Церковью и монофизитскими церквами» в № 10 «ПР», 1992 г., по словам члена богословской комиссии МП В.В. Василика, послужила первым тревожным сигналом о готовящейся униии с монофизитами, после чего в среде МП началось движение против этого.

О. Исаакий очень ценил труды о. иеромо­наха Серафима (Роуз) и подобно ему верил в идеалы Святой Руси, выразившиеся в ее триединой формуле: «Православие, Самодержавие, Народность». Он хорошо понимал ве­ликое значение России в связи с ее право­славной миссией для всего человечества. О. Исаакий изучил русский язык и в семинарии вел на нем уроки греческого языка.

В 1992 г. о. Исаакию довелось побывать в Москве. К сожалению, удручающее в то время положение дел в Марфо-Мариинской обители (находившейся в то время в РПЦЗ – редакция Вопросы истории РПЦЗ), где пришлось ему остановиться, ос­тавило у о. Исаакия тягостные воспоминания. Но при этом он унес самую светлую па­мять о людях, встреченных им на Руси.

К врачам о. Исаакий не обращался и когда у него зимой 1996 г. обнаружили рак, было уже поздно что-то делать, его кончину врачи предполагали в короткий срок.

Уже был готов гроб. О. Исаакий сосре­доточился на молитвенном делании. «У меня из-за забот не было времени, чтобы жить по-монашески сосредоточенно. Теперь же Господь отсек все лишнее, оставив вечное» — говорил он.

Прошли месяцы, силы как-будто вернулись к о. Исаакию, он даже вернулся к своим послушаниями, но в начале лета опухоль опять дала знать о себе. Зная, что теперь кончина близка, и несмотря на резко ухудшающееся состояние здоровья, о. Исаакий продолжал служить братии, стараясь испол­нять монастырские послушания. Ему предлага­ли более удобную в его состоянии келлию, но он отказался — монах должен умереть в своей келлии. Здесь он и почил 10 авг. (н.с.).

О праведной жизни о. Исаакия свидетельствует и то, что его сестра с племянницей обратились в Православие и стали ревност­ными христианками, а мать крестилась спустя 18 дней по его кончин.

Это очень знаменательно, что истинное Православие, сохраненное в русском рассянии, распространяется теперь по всему миру: на смену старому, закаленному в России поколению джорданвильских монахов, приходит новое, приходят и те, кто жизнью своей свидетельствуют о кафоличности истинной веры Христовой, в которой все «едины суть о Христе Иисусе» (Гал. 3, 28).

Так и простой деревянный крест на могиле о. Исаакия на Свято-Троицком кладбище свидтельствует о его верности духовным заветам Свято-Троицкого монастыря.

(Православная Русь, 18, 1996 С. 9-15)

  • Фото Алексея Уланова.

Notes:

  1. Когда я в 2008 г. жил на приходе Св. Андрея в Эдинбурге, то клирик этого храма, архимандрит Иоанн, показал мне скамьи вырезанные для этого этого храма Иларионом Шоттером – прим. автора.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.