Джорданвилль Диакон Андрей Псарев Клир и монашество Церковные деятели

Монах Лука (Смит) + 16 фев. 1993

Монаха о. Луку впервые увидел  я, когда он приехал  в  Св.-Троицкий монастырь летом  прошлаго года. Высоюй седобородый человек, леть пятидесяти, с  открытым, добрым  лицом, о. Лука ходил сильно хромая, опираясь на палку, носил  рясу и клобук  греческого покроя. Не­которое время спустя узнал  я, что он  при­быль из  Успенскаго скита в  Колорадо, из-за вредного воздействия на его здо­ровье тамошнего климата, и что он  не­сколько лет, как  пострижен  в  мантю, и ныне принять в  братство Св.-Троицкаго монастыря. О. Лука (Смит), американец  по происхождежю, совсьм  не говорил  по-русски и хотя грустил, из -за того что не часто могь выслушивать богослужение на родном  языке, но с  постоянством  посещал богослужения.

Было известно, что о. Лука серьезно 6олеет, и что состояние его здоровья весьма критическое, однако он сам никогда не говорил  об  зтом  и всегда ко всем  был  приветлив  (так  что о его страданиях  можно было только догады­ваться), стара­ясь чем  мог служить братии — он  нес  послушания на кухне и другие.

Со временем  мне привелось ближе по­знакомиться с  о. Лукой, но он  мало разсказывал  о себе. Повидимому, о. Лука при­нял  православие много лет назад  (он  говорил  о себе, что пришел  в  Церковь через  атеизм  и мноие искания), жил  в  Св.-Германовской пустыни в  Платине, в  бытность там  иеромонаха о, Серафима (Ро-уза). Земной путь о. Луки, как  многих  хри-стиан  в  наше время, пролегал  между истинными служителями Божими и теми, кто выдает  себя за таковых. Он  много натерпелся на зтом  пути и побывал  во многих  очагах  иноческой жизни в  Аме­рике. О. Лука был  истово предан  нашей Русской Зарубежной Церкви; вот  что он  писал  в  своем  вступлении к  главе из  книги о. Серафима (Роуза), частично помещенном  в  зтом  номере: «В  настоящее время неповрежденная монашеская тради­ция в  Америке сохраняется лишь в  немногих  обителях  Русской Зарубежной Церкви и Св.-Троицком  монастыре. В  Америке почти нет  монашеских  обителей, руково­димые игуменами или иеромонахами, про­шедшими чрез  школу послушания, научен­ными в  свою очередь игуменами или иеромонахами, воспринявшими дух  истиннаго послушажя от  старшей братии. Ибо только чрез  такое преемство может  произрасти истинное монашество».

О. Лука обладал  глубокими, поверен­ными личным  опытом  знажями в  духовных  вопросах , о которых  он  сам  ни­когда не говорил, прежде чем  кто-то не спрашивал  его. По словам  его духовни­ка, о. Лука все время в  своей келии посвящал Иисусовой молитве, считая ее своим  первым  и важнейшим  занялем , также вел  духовный дневник , в  котором  за­писывал свои мысли о духовной жизни. Он  был  природным  интеллигентом, с  философским  складом  ума, творческаго и оригинальнаго, что, благодаря его скромно­сти, не для всех  было явно.

И вот, два недели назад  во время тра­пезы, нам  объявили, что о. Лука поехал  в  больницу и там  во время рентгеновской съемки ему стало плохо, врачи предрекали смертельный исход , но ему стало лучше, и жизнь его, как  казалось, была уже вне опасности. О. Лука лринимал  братию в  больнице, просил  всех  молиться о нем. Но неожиданно на второй день Сретежя, наступило для о. Луки сретение с  вечной жизнью, Окончен  земной путь тихаго вои­на Христова, пришедшаго на зов  Его, «течение скончавшаго и веру соблюдшего».

Осталась в памяти его улыбка, проникнутые добротой печальные глаза, и что-то еще, что не выразить словами ушло от нас вместе с о. Лукой.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.