Епископ Манхеттенский Иероним Из жизни епископов Интервью Статьи Церковные деятели

Для Владыки Никона в православной вере было много форм, традиций, языков

Будущий Владыка Иероним слева от Архиеп. Никона. Престольный праздник Покровского храма в Наяке, 1972 г.

Представляем Вам краткий биографический очерк епископа Никона в переводе Ксении Эндерс-Ненчиной по книге о.Георгия Зайде «Geschichle der Russischen Orthodoxen Kirche im Ausland von der Gründung bis in die Gegenwart» Otto Harassowitz Munich, Germany 1983. («История Русской Православной Церкви Заграницей от основания до настоящего времени» Отто Харассовиц, Мюнхен, Германия, 1983).

Архиепископ Никон

(Преосвященный Николай (Рклицкий) (род. 1882 г. в Борках, + 1976 г. в США), Епископ Флоридский 1948)

Родился в семье священника, посещал приходскую школу в Чернигове, помогал отцу в управлении приходом. Позднее обучался в семинарии в Чернигове. Поступил в Варшавский университет в 1910 году. Продолжил обучение в Киевском университете, где изучал право, успешно сдал соответствующие экзамены в 1915 году. Служил добровольцем на военной службе, принимал участие в гражданской войне на стороне Белой армии. В 1918 году познакомился с митрополитом Антонием (Храповицким), с которым наиболее близко работал в эмиграции в 1922-1936 годах. После смерти митрополита Антония изучал богословие в Белграде и готовился к миссионерскому служению. В 1941 году принял монашеский постриг, был рукоположен в священный сан и назначен настоятелем Свято-Троицкого прихода в Белграде (храм при русском корпусе в Белграде – прим.перев.). В 1944 году с Синодом РПЦЗ переехал в Карлсбад и Мюнхен. В Карлсбаде вступил в Ладомировскоое Братство преподобного Иова Почаевского. Возведен в чин игумена и назначен секртарем (митрополита Анастасия – прим. перев.), переправлен в Швейцарию. В 1946 году возведен в архимандриты, переехал в Джорданвилль. Служил секретарем Преосвященнейшего архиепископа Виталия (Максименко). В 1948 возведен в сан епископа Флоридского, викария Восточно-Американской епархии РПЦЗ. С 1959 г. – архиепископ, с 1967 г. архиепископ Вашингтонский и Флоридский, член Св. Синода. Преставился 4/17 сентября 1976 года. Известен как автор многочисленных печатных материалов, выступал соавтором в ряде публицистических изданий, включая «Военный вестник» и «Царский вестник» (редактор – ред. РПЦЗ:Обзор). Его основным трудом было семнадцатитомное издание «Жизнеопитание Блаженнейшаго Антония Митрополита Киевскаго и Галицкаго» (Нью-Йорк, 1956-1969).

Источник: «Православная Русь» (1948, 11, с.12; 12, сс. 8-12; 1976, 18, с. 16)

Ваше Преосвященство, в нашем первом интервью мы выразили надежду, что в какой-то момент Вы поделитесь с читателями этого веб-сайта своими воспоминаниями о «старой РПЦЗ». С 1970 по 1976 год Вы служили секретарем и келейником архиепископа Вашингтонского (округ Колумбия) и Флоридского Никона (Рклицкого) (+ 1976), и Вы были, видимо, также его доверенным собеседником. Поэтому позвольте посвятить это интервью его личности.

На самом деле, я начал свою службу Владыке Никону в июне 1971 года, и был его помощником до его преставления 4 сентября 1976 года. Владыка не одобрял использование слова «келейник»: я был официально только его секретарем, переводчиком, иподиаконом и, с 1973 года, его шофером.

Приснопамятный митрополит Лавр высоко ценил епископа Никона. Я помню, что митрополит упоминал о честных и объективных ответах Владыки Никона на письма его иногда недобросовестных корреспондентов. Не могли бы Вы описать характер архиепископа Никона?

Владыка был очень благостным и мягким, добрым, но в то же время иногда и твердым. Я никогда не видел, чтобы он жестко обращался к кому-либо в те годы, когда я был с ним, но иногда он очень уставал от «недобросовестных» людей, как Вы выразились, и когда ему с ними приходилось нелегко, он мог показать, насколько он устал, однако не от тех или иных лиц, а от бессмыслицы, которую они иногда говорили. Он был поистине по-отечески любящим иерархом, чувствовавшим себя очень уверенно и твердо в церковной жизни, несмотря на проблемы, которые всегда преследовали нашу Церковь.

Владыка Никон активно участвовал в монархическом движении; он приниал участие в издании «Царского вестника» в Белграде до Второй мировой войны. В Америке его постоянно преследовал Николай Чухнов, конкурирующий издатель-монархист. Без труда можно представить себе Владыку Никона, проповедующего в рядах российских антикоммунистических войск во время Второй мировой войны или выступающего с ключевым докладом на российском монархическом съезде, но умел ли он добиться внимания более широкой аудитории?

Я полагаю, что имя того человека было Чухнов (и литературная карикатура на него появилась в англоязычном романе «Отец Викентий» Павла Чавчавадзе). Да, Владыка был убежденным монархистом, но он был открыт для широкой аудитории. Например, он тепло принимал американцев и других новообращенных в нашей Зарубежной Церкви, и для него было важно, что мы совершали богослужения на английском в нижнем храме в здании Синода. У него было много влиятельных американских друзей, некоторые из которых, не будучи членами Церкви, совершали пожертвования и поддерживали Зарубежную Церковь. Например, под его личным влиянием обратилась в Православие баронесса Сусанна Тензер.

Как было возможным то, что политическая деятельность епископа Никона не мешала ему исполнять архипастырские обязанности?

Политическая деятельность Владыки состояла из веры в Святую Русь и будущее восстановление православной жизни и управления в России. Но вместо того, чтобы вносить политику в Церковь, он стремился сделать общественную или политическую жизнь более христианской.

Не могли бы вы рассказать нам о пастырской работе Владыки Никона среди тех, кто вошел в РПЦЗ от неправославных исповеданий?

Владыка всегда поощрял новообращенных, которые приходили в нашу Церковь – не только американцев, но и всех: он имел попечение о некогда процветавшей кубинской миссии в Майами, при его поддержке начались и до сегодняшнего дня совершаются англоязычные богослужения в Свято-Владимирском храме-памятнике в Джексоне, Нью-Джерси. Он был внимателен к нуждам различных нерусских епархий, входивших в юрисдикцию РПЦЗ. Для Владыки в православной вере могло быть много форм, традиций, языков, но для него ничто не было существенным вне Православия.

Я понимаю, что в середине 1960-х годов епископат Русской Зарубежной Церкви был поляризован, и группа «дипломатов» выступала против группы «зилотов». Архиепископ Никон представлял группу последователей святеля Иоанна Сан-Францисского. Не могли бы вы объяснить роль Владыки Никона в этом противостоянии?

Я не согласен с такой оценкой. И владыка Никон, и святитель Иоанн Сан-Францисский были привержены единому мировоззрению. Они отличались только своими методами или средствами достижения заявленных целей. Святитель Иоанн был аскетом и мистиком; Владыка Никон был добрым и любящим архипастырем, я бы сказал, старавшимся мягким благорасположением привести людей, будь то русских или нет, к Единой Истинной Вере. Те, кого иногда называли «зилотами» в те дни, были иной группой, и хотя они пытались предстать последователями святителя Иоанна Сан-Францисского, им часто было свойственно узкое, сектантское сознание, чуждое не только святителю Иоанну, но и архиепископу Никону.

Я благодарен Владыке Никону за его монументальную, апологетического характера биографию митрополита Антония. Помните ли вы какие-нибудь воспоминания Владыки Никона о митрополите Антонии?

Конечно. Владыка часто рассказывал памятные ему маленькие истории. Например, митрополит Антоний не хотел покидать Россию, когда Белая армия эвакуировалась из Крыма, однако обманом под предлогом необходимости отсужить напутственный молебен был доставлен на борт корабля, совершившего плавание.

Ваше время с Владыкой Никоном совпало с развитием новых тенденций в РПЦЗ. Какова была позиция архиепископа Никона относительно нашего сопротивления «модернизму» среди православных юрисдикций?

Владыка Никон не был одним из тех, кто нападал на другие православные юрисдикции. Он частным образом говорил мне, что, хотя старый календарь правилен, разрыв общения с приверженцами нового стиля стал бы ошибкой, и что мы должны поддерживать связи с официальными или основными греческими Церквями, а не со старостильниками. Существовали, по его словам, различные календари в ранней Церкви, поэтому вопрос приверженности тому или иному календарю не рассматривался как исповедание «ереси». Владыка не противостоял другим православным церквам в этой связи, хотя он также и не афишировал своих чувств.

Нет ли чего-либо еще, что Вы хотели бы рассказать нам о архиепископе Никоне?

Возможно, это будет материалом для следующего интервью.

Спасибо, Владыка, за то, что поделились с нами сегодня Вашим драгоценным временем. Мы надеемся, что в следующем интервью Вы также поделитесь Вашими мыслями о современной РПЦЗ.

Беседовал диакон Андрей Псарев

Ссылки
Епископ Манхатский Иероним: о Западном обряде в РПЦЗ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.