Митрополит Виталий (+2006) Политика Статьи

Кому помогает запад? (1992 г.)

От редактора
С самого начала своего существования Русская Зарубежная Церковь последовательно обращалась к иностранным правительства с призывом не поддерживать коммунистический режим в России. Настоящий неофициальный призыв первоиерарха РПЦЗ, можно поставить в ряд с обращением Первого Всезарубежного собора к международной конференции в Генуэ в 1922 г. и североамериканских архиереев РПЦЗ к президенту Рузвельту об отказе СССР в открытии второго фронта в 1941 г. Можно понять отношение русских православных беженцев к большевицкому правительству, насильно захватившему власть в России. Однако одновременно такие воззвания показывают глубину психологического разобщения между русским рассеянием и отечеством. Так как из России взгляд на вопрос конфронтации с советским правительством выглядел по другому. Отсюда и слова в Деларации митрополита Сергия (1927), “Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас.” Владыка Виталий отличался хорошим литературным стилем и любовью к русской культуре и старой России, а ограниченность восприятия присуща каждому.

Простите отцы и братия, если вам покажется на первый взгляд, что я занимаюсь не своим делом. Я хочу сказать несколько слов о том плане, который хотят сейчас осуществить семь глав западных государств, обещая России, или как говорят, Советскому Союзу, по­мощь большими миллиардами — многими миллиардами полноцен­ных американских, английских и французских денег: и долларов, и фунтов, и другой ценной валюты.

Кому они дают эти деньги? Ведь все правители этих госу­дарств прекрасно знают и никаким образом они не обманываются, имея точные сведения от своих посольств и консульств о том, что перестройка в России коснулась исключительно коммунистической партии. Конечно она легкой тенью пала и на всю Россию, в том смыс­ле, что больше никого не расстре­ливают за веру, никого не сажают в тюрьму, никого не посылают в лагеря за так называемую пропа­ганду религиозную. Да, это ма­ленькая тень, которой воспользо­валась вся Россия, но главного ни­чего не изменилось.

Упразднили официальную коммунистическую партию, но все очень хорошо пони­мают, что упразднили только имя. по существу она существует. Все эти миллионы коммунистов не могли просто провалиться сквозь землю или быть унесены вдруг в небытие, они же все существуют и все они находятся у рычагов всего государства, другими словами, го­сударство и поныне управляется бывшими коммунистами, не по имени, но по существу все теми же людьми.

Из этого положения выходит, что деньги получат те же комму­нисты, и что они с ними сделают? Построят новые фабрики, чтобы да­вать возможность получать те про­дукты и те вещи, которые так легко добывать здесь в свободном мире и которых в России почти нет? Это­го безусловно они не сделают, по­тому что русский человек не по­требитель и, выразимся англий­ским языком, не consumeг, потому что он не может ничего купить.

Масса людей русских — нищие. Они пользуются так называемыми деревянными рублями, которые в настоящее время почти ничего не стоят. Один рубль стоит меньше, чем один цент. Это значит что? Это значит, что коммунистическая партия за эти американские и дру­гие деньги купит у Запада продук­ты. Этим они оживят американскую индустрию, потому что американ­ское правительство, отдав деньги, эти же деньги снова получит, так как все эти продукты и зерно, и масло, и что хотите, больше поку­пать негде, кроме Запада. Русские люди немножечко может даже и почувствуют себя легче в смысле того, что они хоть несколько лет будут питаться сравнительно нор­мально, но затем все станет по-старому. Ничего не изменится, по­тому что есть два фактора, кото­рые никогда не согласятся изме­нить коммунисты, которые управ­ляют Россией. Первый фактор — никогда они не позволят частной собственности, настоящей, и вто­рой фактор — никогда не позво­лят, чтобы рубль стал настоящей полноценной валютой. Для них это равносильно смерти и вообще для коммунизма в целости. При­меры к этому очень многие. В Бар­науле русские люди посеяли пше­ницу на небольшом участке. Когда она созрела коммунистическая партия ее сожгла, на корню, спе­лую пшеницу. Женщина одна в Севастополе устроила коопера­тив, но финансовый отдел так стал к ней придираться, что у нее опу­стились руки и она закрыла свое заведение.

Они никогда не позволят част­ной собственности потому, что для них это политическая смерть.

Итак, я хотел спросить семь глав государств: что вы делаете, когда вы даете миллиарды полно­ценной валюты России? Вы прокор­мите ее некоторое время, а затем все останется по старому. Они съе­дят все это, но так как нет ни част­ной собственности, ни настоящего использования миллионов акров земли российской, то все будет по-старому. Снова будет голод и сно­ва будет протянута к вам рука, а тем временем коммунисты усилят свою военную мощь, за счет тех же миллиардов. Эта военная мощь будет направлена и против Запа­да, и против своего же собственно­го народа, в виде внутренних войск, КГБ и полиции. И чем это кончится?! Нет, правительства свободных   стран,   вы   должны поставить ультиматум Советскому Союзу — провести по-настоящему закон о частной собственности, о ее неприкосновенности и непременно о превращении рубля в полноцен­ную валюту. В подвалах КГБ уже давным давно лежат тонны золота. И это сделать очень легко, но они на это никогда не пойдут. Они бу­дут печатать бесконечно, миллиар­дами, деревянные рубли, которые они будут обеспечивать тем, что на них можно купить хлеб, картошку и часто гнилую капусту, можно за­платить довольно дешево за свою убогую квартиру и можно путешест­вовать по всей России за доволь­но низкую плату. Но кто будет путе­шествовать по всей России, когда русские люди нищие? Вот чем держится внутри России рубль: хлебом, по карточкам выдавае­мым, картошкой, полугнилой капустой и дешевой квартирой. Вот что дают русскому человеку за его деревянный рубль. Но несмо­тря на это, настоящий рубль никог­да не будет существовать если го­сударства не поставят ультиматум.

Вы меня спросите: «А какое вам дело до всего этого. Митрополиту? Ведь вам надо молиться Богу и думать о спасении душ». Да, но именно глава Церкви и обязан смотреть не только на спасение души, но и на те рамки, в которых живет эта спасающаяся душа. Он должен думать тоже и государст­венно, и если какая происходит несправделивость местного или всемирного масштаба, глава Церк­ви не имеет права молчать.

Все на земле имеет свое нача­ло в духе и все духовно кончается и закончится в Апокалипсисе.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.