Митрополит Антоний Московский Патриархат Чтец Николай Костур

Взаимоотношения Сербской Православной Церкви и РПЦЗ в 1920-1941 годах

Торжественное празднование юбилея митрополита Антония (50-летие служения в архиерейском сане). Стоят: Архиепископ Анастасий (Грибановский), Патриарх Сербский Варнава, митрополит Антоний (Хрпповицкий). За спиной у Патриарха Варнавы сидит Ю.П. Граббе, а за спиной у митрополита Антония - архимандрит Феодосий Мельник

Отец Николай служит в Свято-Воскресенском Сербском Православном Соборе в Чикаго. Он – автор уникального исследования о взаимоотношениях между РПЦЗ и Православной Церкви в Америке. (Cм. интервью с о. Николаем. Православная Церковь Америки и РПЦЗ имеют общий корень в дореволюционной русской церкви.) Мы искренне надеемся, что исследования о. Николая в ближайшем будущем принесут ещё большие плоды.

Эта диссертация была одобрена Свято-Троицкой Семинарией в 2005 году в соответствии с требованиями для получения степени бакалавра богословия и публикуется с разрешения автора и администрации Семинарии. В ней содержится: обзор документов и исторической ситуации, взаимоотношений между Россией и Сербией, состояния Сербской Православной Церкви в начале 1920-х годов; анализ влияния РПЦЗ в области богословия, монашеской и миссионерской жизни и вклада Сербской Православной Церкви в дело объединения Русской Православной Церкви.

Посвящение

Эта диссертация посвящена моим родителям – протоиерею Лазарю Костуру и матушке Мире Костур. Я благодарен всем, кто помог мне в работе над диссертацией. Наипаче я хочу поблагодарить:

Его Святейшество Патриарха Сербского Павла, давшего мне свое патриархальное благословение на исследования Архивов Сербской Православной Церкви в Белграде.

Его Высокопреосвященство Митрополита Лавра, Первоиерарха Русской Православной Церкви Зарубежом, давшего мне ценные советы в исследовании и свое архипастырское благословение на исследования Архивов Синода Епископов РПЦЗ в Нью-Йорке.

Его Преосвященство епископа Ново-Грачаницкого Лонгина за помощь и рекомендации для исследований в Сербии.

Его Преосвященство епископа Бостонского Михаила, давшего мне советы касательно более позднего периода существования Русской Православной Церкви в Сербии.

Его Преосвященство, епископа Кливлендского Петра, предложившего мне идеи, где я мог бы получить информацию для моего исследования.

Моего академического наставника Андрея Вадимовича Псарёва, помогавшего мне в поиске исторических документов и поддерживавшего меня на протяжении всего исследования. Он также получил для меня документы от рясофорной монахини Вассы (Лариной). Без него завершение моей диссертации было бы невозможно.

Архимандрита Матфея Матеича за его советы и поддержку в исследовании.

Моего отца протоиерея Лазаря Костура, вдохновившего меня на изучение отношений между двумя Церквами. На протяжении всей работы он постоянно призывал меня продолжать свои исследования во славу Сербской и Русской Церквей.

Протоиерея Саву Йовича, секретаря Синода Епископов Сербской Православной Церкви и директора Архива Сербской Православной Патриархии, помогавшего мне, вместе с иеромонахом Иринеем (Добриевичем), в ходе моих исследований в Патриархальном Архиве.

Священника Серафима Гана, помогавшего мне в архивах РПЦЗ в Нью-Йорке.

Диакона Владимира Цурикова, помощника декана Свято-Троицкой Семинарии, за помощь в работе в Архивах и Библиотеке Семинарии.

Рясофорного монаха Всеволода (Филипьева), позволившего мне работать с архивами журнала “Православная Русь” в Свято-Троицком Монастыре.

Профессора Надежду Киценко, референта моей диссертации, сделавшей ценные замечания по моей работе.

Анатолия Шмелева за предоставленные мне архивные документы из Библиотеки Стэнфордского Университета.

Прошу прощения у всех, кого я забыл упомянуть.

ЧАСТЬ I: ВВЕДЕНИЕ

Цель этой работы

В современной Православной Америке, как и в остальном мире, люди подчас не знают или не помнят о событиях, происходивших в Православной Церкви, особенно в 20-ом веке, в частности, в Русской Православной Церкви Заграницей. Я, как сербский православный христианин, обучающийся в Свято-Троицкой семинарии и живущий в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, штате Нью-Йорк – в  духовном центре Русской Православной Церкви Заграницей – чувствую большую связь между моей Матерью-Церковью, Сербской Православной Церковью, и моей приёмной Матерью-Церковью, Русской Православной Церковью Зарубежом (РПЦЗ). Я чувствую своим долгом проделать эту важную для обоих Церквей работу: показать, что отношения между нашими Церквями гораздо ближе, чем кажется; что отношения Сербской Церкви, как сестры, с обеими частями Русской Церкви (РПЦЗ и Московским Патриархатом), духовно соединяют обе части Русской Церкви.

В своей диссертации я исследовал взаимоотношения Сербской Православной Церкви с РПЦЗ, главным образом, с момента прибытия русских беженцев после революции до начала Второй мировой войны. Огромное количество русских эмигрантов-беженцев оказалось в Югославии в этот период. Поскольку раньше такие исследования не проводились, я постарался собрать как можно больше информации из самых разнообразных источников, чтобы лучше понять отношения двух Церквей. Основное внимание было уделено действиям Сербских Патриархов в отношении Первоиерархов РПЦЗ и посредничеству Сербской Православной Церкви между двумя Русскими Церквами в период их раскола и разделения, а также другим важным моментам в современной истории наших Церквей.

Короче говоря, цель этой диссертации – внимательно проанализировать отношения Сербской Православной Церкви и РПЦЗ в период между 1920 и 1941 годами, чтобы лучше понять тесную связь двух Церквей и особенно связи между их иерархами, в надежде, что подобное исследование послужит во благо как Сербской, так и Русской Церквям; поможет достичь большего взаимопонимания во славу Господа Бога нашего, Пребывающего в Сербской Церкви и во всех частях Русской Православной Церкви.

Источники и исторические документы, использованные в диссертации

До сих пор не проводилось исследований о связях Сербской Православной Церкви с Русской Православной Церковью Зарубежом (РПЦЗ). Для получения достоверной и точной информации мне пришлось обращаться с запросами в самые различные места и организации.

Большая часть информации была получена из Архива Сербской Православной Церкви в Белграде, Сербия. Также обширная информация была собрана в архивах Свято-Троицкой Духовной Семинарии и издании “Православная Русь”, в Джорданвилле, штате Нью-Йорк; в Архиве Архиерейского Синоода РПЦЗ в Нью-Йорке; в Библиотеке Стэнфордского университета;  в Государственном Архиве Российской Федерации в Москве.

Другими существенными источниками для исследования были периодические издания Архиерейского Синода РПЦЗ “Церковные Ведомости” (1922-1930) 1 и “Церковная Жизнь” (1933-1941), содержавшие официальные документы, статьи и письма полномочных представителей Сербской Православной Церкви и РПЦЗ.

“Журнал Московской Патриархии” и “Голос Литовской Православной Епархии” предоставили важную информацию относительно отношений между Сербской Православной Церковью и Московским Патриархатом, особенно для раздела, посвящённого посредничеству Сербской Православной Церкви между Русскими Церквями.

Книга “Русская Церковь в Югославии” В.И. Косика, напечатанная в Свято-Тихоновском Православном Богословском Институте в Москве, была чрезвычайно полезна тем, что содержала огромный объем информации, описанный с точки зрения русских иерархов, духовенства и мирян в Югославии, и много исторических фактов.

Брошюра “Правда о Русской Православной Церкви Зарубежом” М. Родзянко содержала факты, часто полемического характера, из истории и жизни РПЦЗ.

“История Сербской Православной Церкви” Павла Павловича была незаменима при описании событий, происшедших до и во время пребывания РПЦЗ в Югославии.

Книги “Каноническое положение высшей Церковной власти в СССР и заграницей” протоиерея Михаила Польского и “Правовое положение Русской Церкви в Югославии” Сергея Викторовича Троицкого были неоценимы, так как предоставили исторические факты о канонической ситуации Русской Церкви.

Серия книг “Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевскаго и Галицкого” епископа Никона (Рклицкого) оказалась очень ценной в предоставлении подробной информации о деяниях Митрополита Антония, а также Высшей Церковной Власти, образовавшейся по прибытии русских эмигрантов в Белград. Серия написана, однако, в “агиографическом” стиле.

В рукописи “История Русской Православной Церкви Зарубежом”, а также в книге “Монастыри и Обители Русской Православной Церкви Зарубежом” о. Георгия Зайде, содержалось много важных исторических сведений, относящихся к теме, но также и много неточностей, которые создавали путаницу. Например, в “Истории Русской Православной Церкви Зарубежом” неправильно указывались даты некоторых важных исторических событий.

Книга епископа Шумадижвского Савы “Српски иерарси”, изданная в Сербии в 1996 году, оказалась очень полезной, так как содержала сведения о иерархах Сербской Православной Церкви, участвовавших в жизни РПЦЗ.

Книга “Сербский Патриарх Варнава и его время” В.А. Маевского была важным источником информации о жизни и деяниях патриарха, описанных изнутри: Маевский был его секретарём.

Также важными источниками для понимания отношений двух церквей были собрания Актов Первого (1921) и Второго (1938) Всезарубежных Соборов.

“Православная Русь”, “Православная жизнь”, “Православный Путь” и “Orthodox Life – издания Свято-Троицкого монастыря – содержали статьи, имеющие отношение к моим исследованиям. “Православный Путь” был особенно полезен в части, связанной с Карпатской епархией.

Был также использован “Гласник”, официальный новостной орган Сербской Православной Церкви.

ЧАСТЬ II: ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Церковное единство Сербии и России

Сербия и Россия были духовно связаны на протяжении столетий. Оба народа – славяне и православные. Когда Черногория была независима от Сербии, 2 церковные чиновники (политическая теократия с митрополитом и королём в одном лице) всегда обращались к России за помощью. Митрополит Черногории Сава был в тесном контакте с Россией, постоянно искал у России духовную помощь в защите от Римского католицизма. Митрополит Черногории Василий бежал от турок 3 в Россию, скончался там в 1766 году и был похоронен в Благовещенском Соборе Санкт-Петербурга. Митрополит Петр II Петрович Негош, король Черногории, был посвящен в епископы в 1833 году в Русской Церкви 4. Во времена турецкого ига (1389-1804 годы) Сербская Церковь получала практически все свои богослужебные церковнославянские книги из России, так как сербские книги были уничтожены турками. В Цетине, Черногории – престоле митрополита Черногории – в музее монастыря можно видеть облачения, Евангелия и другие книги, и это всё дары российской империи Сербской Церкви. Обмен был взаимным. В Русской Церкви были митрополиты-сербы и сербы, участвовавшие в жизни Церкви, как, например, Пахомий – сербский логофет XV века. Он был профессиональным писцом и переводчиком, составлял жития святых, послания, службы и каноны 5. Короче говоря, Церкви были очень близки и поддерживали друг друга на протяжении многих лет.

Политическое единство Сербии и России

Сербия и Россия были также связаны политически и всячески поддерживали друг друга. Российская Империя ежегодно отправляла денежные субсидии в Черногорию 6, оказывала военную помощь в обороне Сербии. Когда, после убийства 15 (28) июня 1914 года 7 Гаврилой Принципом эрцгерцога Франца Фердинанда, Австро-Венгрия объявила войну Сербии, Царь Николай II написал 1/14 июля принцу-регенту Сербии Александру: “Пока есть хоть какая-то надежда на предотвращение кровопролития, все наши усилия должны быть направлены на достижение этой цели. Но если, вопреки нашему искреннему желанию, мы не достигнем прогресса, Ваше Высочество может быть уверен, что Россия ни в коем случае не останется равнодушной к участию Сербии в войне” 8.

Сербская Православная Церковь в начале 1920-х годов

Чтобы понять положение РПЦЗ в Сербии, необходимо сначала понять политическую и церковную ситуацию в Югославии в конце 1910-х и в начале 1920-х годов. В стране произошла радикальная перемена. Во-первых, Югославия была совершенно новым названием для нации. Раньше Югославия была известна как “Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев”. В конце Первой Мировой войны, в 1918 году, союзные державы предоставили ей все территории, которые должны были стать Большой Сербией; однако Король Сербов, Хорватов и Словенцев Петр I решил изменить название страны на Югославию (что буквально означает “южные славяне”). Это было очень неудобно для Сербской Церкви. Церковь понимала, она теряет некоторые религиозные свободы, которые у неё были со времён выхода из Австро-Венгрии, являвшейся политическим объединением разных национальностей и разных вероисповеданий 9. Сербская Церковь была разделена на пять самоуправляемых юрисдикций 10. Это были: Сербская Церковь в самой Сербии, Церковь Черногории, Карловацкая Церковь; а также Церковь Буковино-Далмации и Церковь Боснии и Герцеговины 11 – эти две Церкви принадлежали Константинопольскому Патриархату 12.

В июне 1919 года митрополит Сербский Димитрий объединил эти пять юрисдикций в единую Сербскую Православную Церковь 13. Тогда же князь Александр дал понять, что Сербская Церковь перестанет считаться национальной церковью, но будет находиться на тех же правах и том же уровне, как и другие Церкви, например, Римско-Католическая. Это не было новым решением. Уже в январе 1919 года государство провозгласило равенство между православными, католиками и мусульманами. С 9 по 12 сентября 1920 года состоялся Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви, на котором было принято решение возродить Патриархию 14. 28 сентября (11 октября) 1920 года митрополит Сербский Димитрий был избран Патриархом Сербии, но возведение его на престол затянулось 15. Правительство Югославии желало участвовать в избирательном процессе и настаивало на том, чтобы иметь право голоса на выборах Патриарха. Собор Епископов предоставил Правительству три кандидатуры на выбор, и 12/25 ноября 1920 года Правительство Югославии также избрало митрополита Димитрия Патриархом Сербии 16. Впервые более чем за пятьдесят лет Сербский Патриарх воссел на Патриаршем престоле 17. Это свидетельствовало о том, что ранее сделанное заявление о равенстве всех религий не имело достаточного веса. Но Сербской Церкви придётся пережить времена смуты. При неопределённом статусе Сербской Церкви появление в стране ещё одной православной юрисдикции неизбежно должно было вызвать большие проблемы.

ЧАСТЬ III: 1920-е ГОДЫ

Появление русских

5 (18) сентября 1920 г., будучи на Афоне, митрополит Антоний (Храповицкий) получил телеграмму от генерала русской Белой Армии Петра Николаевича Врангеля, в которой тот просил митрополита Антония, как старшего епископа Русской Церкви за пределами Советской России, приехать в Крым для управления там церковью Белой Армии. Митрополит Антоний принял приглашение и отправился в Крым. Но в течение последовавших сорока дней большевики начали продвижение в Крыму, и Белая Армия была вынуждена отступить.

Необходимо упомянуть о связи Белой Армии и Русской Церкви. Белая Армия имела полную поддержку Русской Церкви на подконтрольных ей территориях, поэтому митрополит Антоний и принял приглашение генерала 18. Когда эвакуация стала неизбежной, около 150 тысяч человек 6 (19) ноября 1920 года отплыли из Севастополя в Константинополь. Среди них были иерархи Русской Церкви, военные, интеллигенция и представители всех других слоёв общества, объединённые единой целью – спасти свою жизнь. Руководил эвакуацией генерал Петр Николаевич Врангель. К сожалению, не все смогли уплыть: все суда были использованы, и все были переполнены. Тех, кто не смог отплыть, ожидала самая худшая участь. Поскольку русское духовенство разделяло жизнь Русской Армии в защите Святой Руси, оно, естественно, эвакуировалось вместе с Армией 19.

Митрополит Антоний обосновывал свой исход с паствой в Константинополь 39-ым Правилом Шестого Вселенского Собора (691 года), которое гласит, что епархия “со всеми своими людьми может быть перемещена при варварских нападениях, для освобождения от языческого рабства” 20. Это окажется позже чрезвычайно важным моментом.

В день прибытия епископов, 6 (19) ноября 1920 года, состоялось заседание Высшего Церковного Управления 21, на котором было установлено, что оно будет существовать в Константинополе по благословению Константинопольского Патриархата для духовного окормления русских, и что его каноническое положение должно быть решено Константинопольским Патриархом. Также было определено, кто будет составлять Высшее Церковное Управление. 22 Для этого митрополит Антоний позаботился о том, чтобы получить разрешения от всех поместных православных церквей. 23

На втором собрании 9 (22) ноября 1920 года в Высшее Церковное Управление был добавлен архиепископ Кишиневский и Хотинский Анастасий (Грибановский), и на третьем собрании было решено обратиться в Константинопольский Патриархат для официального решения о каноническом статусе Высшего Церковного Управления. Константинопольский Патриархат ответил митрополиту Антонию: “Патриархат разрешает любое начинание под Вашим руководством, так как знает, что Ваше Высокопреосвященство не совершит никакого неканонического действия”. 24 22 декабря 1920 года Константинопольский Патриархат вручил русским архиереям следующие грамоты (№ 9084): “Русским иерархам даётся управление русскими православными беженцами для удовлетворения их церковных и религиозных нужд и для утешения и поддержки”.  25 Митрополит Антоний был также приглашен в Дамаск Патриархом Антиохийским Григорием VI, его давним другом, но отказался, чтобы остаться со своей паствой.

Прибытие в Югославию

Вскоре после прибытия русских беженцев в Константинополь, Высшее Церковное Управление начало работу над своим переездом в Белград. Это задание было поручено его секретарю Е. И. Махароблидзе. Сербская Церковь предоставила митрополиту Антонию для проживания место в Сербском Патриаршем дворце в Сремских Карловцах, а другим русским епископам было обещано проживание в сербских монастырях. Весной 1921 года митрополит Антоний отправился в Сербию. 26

На своих заседаниях 6 (19) и 8 (21) апреля 1921 года Высшее Церковное Управление приняло окончательное решение о переезде в Сербию, поскольку:
1) большинство русских эмигрантов уже находилось в Сербии; 27 2) географическое расположение Сербии – в центре Балкан – способствовало общению;
3) большинство русских епископов находилось в Сербии;
4) в Сербии проживали русские образованные люди;
5) все командующие Русской Армией либо уже находились в Сербии, либо планировали переехать туда в последующие месяцы;
6) взаимоотношения в Константинополе русских и Османской армий обострили бы и ослабили отношения между русскими и западно-европейскими народами;
8) Высшее Церковное Управление могло объединиться со своим председателем, митрополитом Антонием, который уже был в Сербии.

И вот Высшее Церковное Управление переезжает в Сербию и собирается на свое первое заседание 9 (22) июля 1921 года. 28

Высшее Церковное Управление было очень благодарно Константинопольскому Патриархату за его гостеприимство. Но очевидно, что греки думали, что их гостеприимство означает принятие Высшего Церковного Управления под юрисдикцию Константинопольского Патриархата; а Высшее Церковное Управление пренебрегло этим, решив переехать в Сербию. Находясь в Константинополе, оно действовало с благословения Патриархата. Например, в архивах РПЦЗ в Нью-Йорке есть протокол о пострижении чтеца в одной из русских церквей в Константинополе. Высшее Церковное Управление благословило постриг, но сперва попросило разрешения у Патриархата (Протокол № 19 ГКА, 9 (22) марта 1921 года, Архив РПЦЗ). Кроме того, Высшее Церковное Управление подтверждало расторжения браков только с разрешения Константинопольского Патриархата (Протокол № 22, дата неизвестна, Архив РПЦЗ).

Однако, когда Высшее Церковное Управление покинуло Константинополь, оно не обратилось за получением отпускных грамат в Патриархат, а просто проинформировало его о планируемом переезде в Югославию (Протокол № 23, 29 апреля (12 мая) 1921 года, Архив РПЦЗ). Основанием для этих более поздних действий служат труды Сергея Викторовича Троицкого, который писал, что ни одна церковь не может быть подчинена двум церковным органам одновременно (Троицкий С.В. Письмо председателю Иерархического Синода РПЦЗ, 20 июля (2 августа) 1939 года, Архив РПЦЗ). Он пишет: “Поскольку Константинопольская Церковь и Русская Церковь являются двумя разными органами, находящимися в административных отношениях с самоуправляющимися органами, Православный канонический закон не допускает зависимости от двух Церквей”. (Троицкий С.В. “Письмо председателю Синода РПЦЗ, 20 июля (2 августа) 1939 года”, Архив РПЦЗ. Обратный перевод с английского). Более того, Патриарх Тихон благословил Высшее Церковное Управление, несмотря на то что оно находилось на канонической территории Константинопольского Патриархата. 29

Таким образом, решение принять русских было непростым для сербского правительства. Тем не менее сербы приняли русских беженцев. По прибытии русских иерархов митрополит Дмитрий пригласил всех епископов на ужин, а на следующий день они были приглашены в королевский дворец на обед с преемником Сербского королевского престола князем Александром. Русские встретили тёплый приём от лица Сербской Церкви и югославского государства. 30 Сербская интеллигенция была шокирована бедственным материальным положением российской интеллигенции, но это не помешало сербам оценить высокий уровень знаний и способностей русских. 31 Сербы были обеспокоены захватом власти в России большевиками и приняли беженцев из всех слоёв общества, сочувствуя своим братьям-славянам из России. 32

Собор Сербской Православной Церкви и Первый Всезарубежный Собор

18 (31) августа 1921 года состоялся Собор Сербской Православной Церкви, на котором иерархи обсудили положение Русской Православной Церкви в изгнании 33 и благословили её местонахождение в Югославии. В акте (№ 31) говорится:

“П. Е. (Преосвященнейший епископ) Ефрем, епископ Жичинский, сообщает о просьбе В. М.  (Высокопреосвященнейшего митрополита) Антония и, хотя сам желает оказать как можно большую помощь Русской Церкви, считает, что просьба в целом не может быть принята; но зачитывает 4-ый раздел протокола заседания от 29 числа этого месяца, в котором говорится:

“Святой Архиерейский Синод, рассмотрев предложения В. М. (Высокопреосвященнейшего митрополита) Антония, митрополита Киевского и Галицкого, и архимандрита Кирилла, заявляет о своей готовности и впредь заботиться о русских беженцах и их духовных нуждах, как это было и раньше. Святой Архиерейский Синод будет изо всех сил помогать русским иерархам, диаконам и священникам в изгнании, и в соответствии с потребностями и их способностями он будет принимать их на сербскую церковную службу. Святой Архиерейский Синод готов принять под свою защиту Высшую Русскую Церковную Администрацию, под властью которой будут находиться:

  1. Подведомственность русскому духовенству за пределами нашей страны и тому русскому духовенству в нашей стране, которое не находится на приходской или государственно-образовательной службе; а также военному духовенству русской армии, которое не находится на сербской церковной службе;
  2. Бракоразводный процесс российских беженцев”.

После выступлений В. М. Г. (Высокопреосвященнейших митрополитов) Гавриила и Варнавы и П. Е.  (Преосвященнейшего епископа) Николая (Велимировича) предложение 4-го раздела об управлении русскими беженцами было единогласно одобрено (Патриарший архив Сербской Православной Церкви, Протокол 4-го регулярного собрания Синода Сербской Православной Церкви, состоявшегося 18 (31) августа 1921 года в Сремских Карловцах).

По словам Сергея Викторовича Троицкого, этот акт служит основанием для всех дальнейших действий Русской Церкви в Югославии 34. Позже, 23 ноября (6 декабря) 1927 года, на другом Соборе Сербской Православной Церкви было принято следующее заявление:

“Согласно канонам Святой Православной Церкви, когда православный епископ вместе со своей паствой подвергается преследованиям и гонениям, его церковь имеет право иметь независимую организацию и администрацию на новой территории (изгнания); такое же право должно быть признано Русской Церковной иерархией на территории Сербской Церкви, естественно, под защитой и надзором Сербской Церкви”  35.

10 (23) сентября 1921 года на собрании Высшего Церковного Управления в Сремских Карловцах  было принято решение Сербской Церкви от имени Патриарха Димитрия со следующими словами: “Серьёзное заявление Его Святейшества, Патриарха Сербского, должно быть рассмотрено и использовано”. 36.

17 (30) июля 1921 года Высшее Русское Церковное Управление отправило Патриарху Дмитрию письмо, в котором говорилось:

“Высшее Русское Церковное Управление Заграницей, сознавая пользу и необходимость подобных собраний в разных странах, обращается к Вашему Святейшеству с просьбой разрешить собрание Русской Церкви и провести его в Сербии; и дать Ваше молитвенное архипастырское благословение на это начинание и направить на это собрание ваших представителей” 37.

Патриарх Дмитрий дал благословение, и Русская Церковь провела свой Первый Всезаграничный Собор, проходивший с 8 (21) ноября 1921 года по 20 ноября (3 декабря) 1921 года 38. На Соборе было 155 участников 39. Патриарху Дмитрию было присвоено звание почетного президента Собора. Все сербские епископы были приглашены на Собор, но присутствовали только трое, включая патриарха. Двое других были митрополит Иларион из Тузлы и епископ Сремской Митровицы Максимилиан 40. Восемь других сербских епископов прислали свои приветствия. Болгарская Православная Церковь была также представлена ​​в течение одного дня митрополитом Стефаном Софийским 41. Священник Георгий Зайде так рассказывает об этом в своей рукописи “История Русской Зарубежной Церкви”:

“Первоначально собор был созван как ‘церковное собрание’ русской эмиграции и не претендовал на звание собора. В постановлении от 24 июля 42 говорилось о “созыве церковного собрания заграницей”. Участники, в том числе архиепископ Евлогий, говорили о “религиозном собрании” столько же, сколько о “соборе”. Сербский Патриарх Дмитрий и король Александр в своих приветствиях назвали собрание Собором, и группа участников предложила считать собрание Собором; и это предложение было принято”.

Через несколько месяцев после cобора, 15 (28) апреля 1922 года Сербский Патриархат получил письмо (№ 3902) от Министерства Иностранных Дел Королевства Сербов, Хорватов и Словенов касательно положения РПЦЗ:

“Министерство Иностранных Дел имеет честь обратиться к Патриархату с просьбой сообщить об условиях, на которых независимая Русская Церковная Администрация в Карловцах была признана Патриархатом; о границах её власти, а также о том, было ли это признание согласовано с нашим правительством. Министерство Иностранных Дел задаёт эти вопросы, потому что от нашего консула в Афинах поступило сообщение о том, что русский консул в Афинах получил письмо от русского митрополита Дмитрия [так в тексте], находящегося в Сербии и просящего уведомить Греческое правительство, что Русская Церковная Администрация в Карловцах является единственной церковной властью по всем церковным вопросам, догматическим и личным”. 43

На той же неделе Сербский Патриархат по приказу Патриарха Дмитрия ответил следующим письмом (№ 31):

“Русская Церковная Администрация в Сремских Карловцах существует по благословению Святейшего Патриарха Московского исключительно для церковных дел колоний русских православных беженцев, которые разбросаны по всей Европе. Администрация заботится о литургической жизни беженцев и преподании им Таинств, о поддержании церковной дисциплины среди русского духовенства, о церковных судах (в вопросах церковного права) среди беженцев и в целом об удовлетворении их религиозных нужд.

Насколько известно Патриархии, такие церковные управления существуют и в Америке, Азии и Африке.

Наша Церковь, конечно, одобрила деятельность Русской Церковной Администрации в российских колониях. Если Русская Церковная Администрация в Афинах запросила разрешение на проведение такой работы среди русских беженцев в Греции, то она, безусловно, связалась с их церковной администрацией, как и здесь с нами.

Лорду-президенту также известно о событиях, происходящих в Русской Церковной Администрации и о собраниях их членов”. 44

3 марта 1922 года Патриарху Димитрию была отправлена ​​грамота от Патриарха Тихона Русской Православной Церкви, в которой он благодарит Патриарха Дмитрия за гостеприимство по отношению к русским эмигрантам:

“Наше сердце всё более и более исполяется чувством радости и благодарности Вашему Святейшеству за всё добро, которое Вы делали и продолжаете делать по отношению к русским изгнанникам – епископам, священикам и пастве, – оказавшихся силою обстоятельств за пределами своей родины и нашедших прибежище и гостеприимство, предоставленными Сербским Патриархатом. Да вознаградит Вас Господь во сто крат за Ваш благословенный труд и да будут благословлены дни Вашего Патриаршего служения” 45. Интересно, что в ответе Патриарха Дмитрия Патриарху Тихону не упоминается о русских эмигрантах 46.

Взаимоотношения Русской и Сербской Церквей на протяжении правления Патриарха Сербского Дмитрия

В течение 1920-х годов Сербская Православная Церковь оказывала Русской Церкви всяческую помощь, в больших и малых делах, и всегда поддерживала русских эмигрантов. Сербская Церковь даже рукоположила русского епископа в Русскую Церковь. “Летом 1921 года митрополит Евлогий получил письмо от Патриарха Тихона, в котором тот выражал желание найти достойного епископа для Аляски для самоуправляемой Алеутской епархии, учрежденной Всероссийским Собором.  Митрополит Евлогий сообщил об этом Высшему Церковному Управлению, и оно поставило архимандрита Антония на кафедру епископа Алеутского” 47. Епископ Антоний Алеутский был рукоположен в июле 1921 года Патриархом Дмитрием, митрополитом Антонием и епископом Максимилианом.

Сербское духовенство служило вместе с русским духовенством и в других случаях, например 15 марта 1923 года сербский епископ Ириней 48 сослужил в русской церкви в Новом Саде вместе с другими русскими священнослужителями панихиду по царственным мученикам императорам Александру II и Николаю II 49. Российские епископы приглашались на празднования на Патриарха Дмитрия. На одном из празднований митрополиту Антонию было подарено две тысячи динаров для особо нуждающихся русских эмигрантов. Это пожертвование вручил С.Н. Палеолог, правительственный уполномоченный по организации помощи русским беженцам от имени Королевства Сербов, Хорватов и Словенов 50. Патриарх Дмитрий также демонстриривал поддержку русским эмигрантам во время церковных праздников. В первый день Пасхи в 1924 году он пригласил к себе 34 самых бедных русских иммигранта. На второй день он пригласил других представителей русских эмигрантов, а 23 мая 1924 года пригласил С.Н. Палеолог для обсуждения положения русских беженцев 51. Патриарх Дмитрий также участвовал в создании различных церковных организаций, например, он благословил основание “Русского Православного Братства памяти о. Иоанна Кронштадтского” 52.

Представители РПЦЗ приглашались на важные события, происходившие в СПЦ. Когда в Сремские Карловцы приехала делегация Иерусалимского Патриархата, на встрече присутствовали 14 епископов РПЦЗ. На этой встрече Сербскому Патриарху Димитрию был вручен Панагия Гроба Господня от митрополита Досифея Севастийского 53. Сербская Церковь также собирала средства на различные нужды Русской Церкви. В 1930 году СПЦ собирала в своих приходах, по благословению местного епархиального епископа, средства для строительства русской церкви в память царя-мученика Николая II в Брюсселе 54.

Народ Сербии всегда готов был отправить деньги, чтобы помочь делу России. В пожертвовании, направленном для русской церкви в Берлине, один из сербских генералов по имени Фадин Хайорич писал, что “желание собрать пожертвования является проявлением благодарности сербов по отношению к русским, сражавшихся за освобождение от турецкого ига” 55. Сербский Патриарх Димитрий также обратился ко всем другим Православным Церквам 56 с такими словами:

“Сербская Православная Церковь выражает глубокое сочувствие страданиям своей Сестры – Русской Православной Церкви и её верующих и просит вознести молитвы Господу Богу за освобождение и спасение Русской Православной Церкви и русского народа, проходящих тяжелые испытания и даже находящихся под угрозой гибели” 57 Патриарх Дмитрий также сообщил об этом Обращении в своём официальном письме от 5 (18) февраля 1930 года № 458 58. Митрополит Антоний ответил благодарственным письмом Патриарху Сербскому 59.

Патриарх Дмитрий также благословлял важные события в РПЦЗ. Когда митрополит Антоний отправился в Палестину, а временным председателем РПЦЗ был назначен архиепископ Феофан из Полтавы, Патриарх Дмитрий пожелал Божиего благословения на его труды 60.  Патриарх Димитрий оказывал помощь и поддержку россиянам при возникновении неприятных ситуаций. В 1924 году ходили слухи, что все восточные патриархи, включая Патриарха Сербии Дмитрия, считали, что Патриарха Тихона следует освободить от его патриарших обязанностей. Патриарх Дмитрий был уведомлен об этом временным председателем РПЦЗ архиепископом Феофаном и сразу ответил ему, заверив в том, что не имеет никакого отношения к этому слуху и по-прежнему считает Патриарха Тихона Патриархом России и поминает его на службе 61.

В 1926 году Патриарх Дмитрий вновь показал свою поддержку русским в Югославии в письме митрополиту Антонию, в котором говорил, что для русских будет построена новая русская церковь в Белграде. Русские почитали часовню Святого Марка 62 в Белграде, приходили туда на службу и просили повесить там колокол. Из-за большого количества русских, приходящих в часовню, Патриарх счел необходимым построить ещё одну русскую церковь 63.

Незадолго до своей кончины Патриарх Дмитрий благословил собрание, состоявшееся в Белграде 10 февраля 1930 года, в память о жертвах большевицкого режима. Сербские иерархи поддержали это собрание; наряду с митрополитом Антонием и епископами Феофаном Курским и Сергием Черноморским, на собрании присутствовали сербские епископы. Среди них были митрополит Черногорий Гавриил (будущий Патриарх Сербии), епископ Мостарский Иоанн, епископ Битольский Иосиф 64, епископ Северной Америки Мардарий 65 и епископ Скадарский Виктор. Сербские иерархи предложили свою поддержку страдающему русскому народу 66.

Также необходимо указать на место митрополита Антония в иерархии Сербской Православной Церкви. Его не только все уважали, но и удостоили чести служить первым по старшинству митрополитом на всех богослужениях Сербской Православной Церкви. Даже на похоронах Патриарха Димитрия он служил старшим по званию, возглавив похоронную церемонию. 67 Митрополит Антоний, хотя и был гостем, считался хозяином в своем доме. К сожалению, он иногда переоценивал по отношению к себе сербское гостеприимство. Одним из примеров этого является перевод архимандрита Киприана (Керна) в юрисдикцию РПЦЗ. Архимандрит Киприан был священнослужителем  Сербской Церкви при сербском епископе Иосифе и преподавал на сербском богословском факультете; однако митрополит Антоний перевёл его в юрисдикцию РПЦЗ, как если бы он был священнослужителем Русской, а не Сербской Церкви 68.

Русские монастыри в юрисдикции РПЦЗ

Как упоминалось ранее, русские епископы, жившие в Сербии, были разбросаны по сербским монастырям, в основном в районе Фрушка Гора (между Белградом и Новым Садом). Например, архиепископы Гермоген (Максимов) и Феофан (Гаврилов) были в Хоповском монастыре 69. Епископ Михаил Александровский жил в монастыре Гргетег до своей кончины в октябре 1925 года 70.

Вообще, дух русского монашества не был подавлен исходом верующих в Югославию. В Югославии существовало два крупных монастыря, наполненных русскими: монастырь Лесненской иконы Божией Матери в Хопово и Мильковский монастырь близ Лапово.

Община Лесненской иконы Божией Матери первоначально располагалась в Жабском Монастыре, в районе Холма, на границе России, на территории, где проживало много униатов. Из-за политического давления монахини не могли там оставаться. По просьбе сестричества в 1920 году община получила и приняла приглашение от Короля Сербии и Сербского Патриарха 71. “Приглашение было сделано в надежде, что сестричество может помочь возродить монашество среди сербских женщин”. В результате 62 монахини, в том числе игуменья Екатерина и её помощница Нина, оказались в монастыре в Хопово, в районе Фрушка Гора. Вскоре при монастыре был открыт детский приют, при поддержке сербских и русских семей, для помощи беженцам.

За время своего пребывания в монастыре Хопово сестричество помогло создать 32 сербских женских монастыря. Сёстры образовывали новые монашеские общины и часто становились их настоятельницами. Сестричество оставалось в Хопово до 1950 года, а затем было вынуждено переехать во Францию ​​из-за политической ситуации в новой, коммунистической, Югославии.

Другой большой русской монашеской общиной был Мильковский монастырь близ Лапово. Он был основан на реке Мораве аскетом Оптинской Пустыни архимандритом Амвросием (Кургановым), и его населяло около двадцати пяти монахов-аскетов, усердно служивших Богу. Многие русские иерархи посещали этот монастырь. Некоторые братия монастыря в будущем стали епископами РПЦЗ, среди них – архиепископ Антоний (Бартошевич), Антоний (Медведев) и епископ Леонтий (Бартошевич).

Русские также оказали влияние на Высоко-Дечанскую Лавру, основанную Стефаном Неманией в районе Косово, у реки Бистрица. Этот монастырь духовно управлялся Русской Церковью ещё до прибытия русских беженцев в Сербию: из-за постоянного давления албанцев и турок на монастырь сербы были вынуждены передать монастырь в духовную защиту русской обители Cвят. Иоанна Златоуста на Афоне. Одними из русских настоятелей монастыря были отцы Арсений и Варсонофий. В начале Второй Мировой войны настоятелем монастыря был епископ Харьковский Митрофан. После смерти митрополита Антония (Храповицкого) его келейник, архимандрит Феодосий (Мельник), стал настоятелем монастыря и оставался им, как священнослужитель Сербской Церкви,  до своей кончины в 1957 году; затем руководство монастыря было возвращено коренным сербам 72.

Сербская Церковь тоже имела юрисдикцию над некоторыми из русских монастырей за пределами Югославии. Наиболее известный из этих монастырей – монастырь Преп. Иова Почаева на Карпатах, благодаря своему издательству и печати церковно-богослужебных книг. Монастырская типография была основана и управлялась архимандритом Виталием (Максименко). В начале 1920-х годов архимандрит Виталий получил благословение патриарха Сербского Дмитрия на издание книг для русских эмигрантов в Сербии и за рубежом. Начиналась эта деятельность в монастыре Гргетег в районе Фрушка Гора в Сербии. Архимандриту Виталию в Гргетеге было очень трудно, потому что, по благословению Патриарха Дмитрия, ему не разрешалось иметь никаких помощников. Вскоре архимандрит Виталий переехал во Владимирово, Словакия, и основал там монастырь, в котором был настоятелем и продолжал традицию типографии Почаевского монастыря. Одна из печатных машин в новой типографии была куплена на пожертвования Сербского короля Александра I, Патриарха Сербского Варнавы и митрополита Иосифа Скопльского, а также сербского народа. В 1932 году типография была освящена епископом Дамаскином 73 из Мукачевско-Пряшевской епархии (Максименко Виталий, архиепископ. Мотивы моей жизни. – Джорданвилль, Нью-Йорк. 1955. С. 191-193). Все годы, что архимандрит Виталий был настоятелем, монастырь находился под юрисдикцией Сербской Православной Церкви, о чем свидетельствует и присутствие епископа Дамаскина на освящении монастырской типографии. Когда архимандрит Виталий был отправлен в Америку, архимандрит Серафим (Иванов) стал настоятелем монастыря и объявил о верности исключительно РПЦЗ, оказав сопротивление епископу Дамаскину, отказавшись признать монастырь частью Сербской Церкви и уверяя, что это был монастырь РПЦЗ. Из этого монастыря произошла большая часть братии Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, штат Нью-Йорк, после Второй мировой войны.

Карпатская епархия в юрисдикции Сербской Православной Церкви

Карпаторусская епархия была частью Константинопольского Патриархата, а её территория – частью Австро-Венгерской империи. В 1910 году Константинопольский Патриарх Иоаким III назначил тогда ещё архиепископа Житомирского Антония (Храповицкого) экзархом Карпаторусской епархии. Однако в 1920 году Карпаторусская епархия обратилась к Сербской Церкви в Карловцах с просьбой о помощи, основанной на архивных свидетельствах о том, что Карпаторусская епархия когда-то находилась под юрисдикцией епископа Задарского и Митрополита Карловац, иерарха Сербской Церкви. Юрисдикция Сербской Православной Церкви была признана правительством Чехословакии. В середине 1920 годов Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви направил в Чехословакию в качестве официального делегата епископа Нишского Досифея, 74 который был принят Чехословацким Министерством Иностранных Дел. В 1921 году епископ Горазд (бывший католик Мачей Павлик), был назначен епископом Чешско-Моравской епархии. 75 В его иерархическом освящении участвовали Сербский Патриарх Димитрий, первоиерарх РПЦЗ митрополит Антоний и епископы Сербии Варнава и Иосиф. (Епископ Горазд примет мученическую кончину от рук нацистов 4 сентября 1942 года). В 1923 году Патриарх Константинопольский Мелетий пригласил архимандрита Савватия из Праги приехать в Константинополь для рукоположения его в архиепископы Праги и Чехословакии. Это произошло 26 февраля 1923 года и вызвало конфликт между Церквами Константинополя и Сербии, потому что СПЦ уже начала свою организацию Карпаторусской епархии и имела там епископа Горазда. Константинополь не признал эти действия Сербской Церкви законными. 2 апреля 1923 года епископ Досифей направил письмо митрополиту Евлогию (Георгиевскому), управляющему РПЦ в Западной Европе, в котором сообщал, что он не в состоянии регулярно заботиться о приходах Карпаторосской епархии, и просил митрополита Евлогия дать согласие назначить епископа Холмского Сергия (Королёва) из Праги администратором Карпаторосской епархии РПЦ. Митрополит Евлогий сообщил епископу Досифею, что он обеспокоен отправкой туда епископа Сергия без согласия Чехословацкого правительства. 76 Епископ Досифей ответил на это письмо 2 мая 1923 года, заявив: “Мои действия в Чехословакии и в Прикарпатье правильны и получены мной от Священного Архиерейского Собора Сербской Правослвной Церкви… Все изменения в этом вопросе могут быть сделаны только с согласия Святого Архиерейского Собора… Повторяю, действия Константинопольского Патриарха в отношении моих нынешних действий не имеют окончательной силы без решения нашего Священного Архиерейского Собора”. В письме епископ Досифей также отметил, что действия архиепископа Савватия были незаконными, поскольку епископ Досифей был законным епископом Карпаторосской епархии, и в его действиях в отношении правительства не было ничего противозаконного. Митрополит Евлогий не согласился с этим и просил епископа Сергия сохранить братские отношения с архиепископом Савватием. Об этом говорится в его письме от 19 марта 1923 года епископу Сергию, где он просит все русские приходы в Чехословакии поминать на службах архиепископа Савватия и игноририровать действия Сербской Церкви в отношении Карпаторосской епархии как части СПЦ. Архиепископ Савватий в письме к Константинопольскому Патриарху Мелетию также обвинил СПЦ в объединении её с русскими епископами-эмигрантами с целью перехода Карпаторусской епархии в юрисдикцию СПЦ.В 1923 году епископ Севастопольский Вениамин был приглашен в Чехословакию архиепископом Савватием. Согласно письму епископа Досифея епископу Горазду, патриарх Димитрий не благословил епископа Вениамина на эту поездку. Однако архиепископ Савватий в своем письме к священнослужителю Константинопольского Патриархата митрополиту Николаю Кесарийскому говорит, что Патриарх Дмитрий благословил его. Согласно епископу Досифею в его письме епископу Горазду, точные слова Патриарха Дмитрия епископу Вениамину были следующими: “Езжай куда хочешь, но то, что делаешь, – интриги”. В 1924 году епископ Досифей снова посетил Карпаторусскую епархию и продолжил там свою деятельность. Уже в 1925 году министр образования Чехословакии признал Карпаторусскую епархию, контролируемую СПЦ, официальной православной епархией. Таким образом, архиепископ Савватий и Константинопольский Патриархат потерпели поражение, но не теряли надежду, так как в епархии оставались ещё церкви, находившиеся под руководством архиепископа Савватия вплоть до Второй Мировой войны. В 1927 году епископ Новосадский Ириней был направлен для управления Карпаторосской епархией. В своем первом послании к пастве он говорит: “Мы сейчас здесь представляем одну законную иерархическую власть, которую необходимо объявить всему православному народу”, то есть Сербскую Православную Церковь. Епископ Ириней провел год в Карпаторусской епархии, а затем туда был направлен епископ Рашко-Призренский Серафим. 77 Он тоже в течении года пытался урегулировать церковные дела, а в декабре 1930 года Собор епископов СПЦ принял решение о направлении туда епископа Битолского Иосифа. Он сам говорил, что чувствует необходимость отблагодарить русских за помощь, которую они оказывали сербскому народу на протяжении всей истории. 78 Ему было присвоено звание “Экзарх Карпатороссии”. С епископом Иосифом отправился иеромонах Иустин (Попович). Во время их поездки епископ Иосиф получил официальное разрешение чехословацкого правительства от имени Сербской Церкви иметь в Карпаторосской епархии постоянного иерарха, епископа Мукачевско-Пряшевского. В 1931 году cинкел 79 Дамаскин (Грданички), бывший первый секретарь Сербского Патриархата, был рукоположен в епископа Мукачевско-Пряшевского. Во время управления им епархией многие верующие возвратились из унии, из Римской Церкви, в Православие. По всей Карпатской Руси строились православные церкви. В 1938 году в Мукачевско-Пряшевскую епархию был отправлен епископ СПЦ Владимир (Раджич). 80

Реакция сербов на богословие русских эмигрантов

Митрополит Антоний (Храповицкий) считается большим богословом РПЦЗ. Тем не менее, в Сербской Церкви его учение получило как положительные, так и критические отзывы.

Среди положительных откликов можно вспомнить слова архимандрита Иустина (Поповича): “В последнее время никто не оказал такого сильного влияния на православную мысль, как блаженный митрополит Антоний. Он взял православную мысль, смешанную с схоластически-рационалистическим путем, и превратил ее в благодатно-аскетический путь”. 81. Архимандрит Иустин считает, что митрополиту Антонию нет равных, говоря, что его работы полностью основаны на патристике, и сравнивает его с великими вселенскими учителями Церкви, co святыми Василием Великим, Григорием Богословом и Иоанном Златоустом. В середине 1917 года тогдашний архиепископ Антоний (Храповицкий) опубликовал свою наиболее противоречивую богословскую работу под названием “Догмат искупления”. Здесь нет необходимости вдаваться в подробности в отношении сути работы. Архимандрит Иустин не противоречит трудам митрополита Антония, а поддерживает их в своей книге по догматическому богословию “Догматика Православной Церкви”, выказывая таким образом большое уважение к богословию митрополита Антония, будучи одним из самых уважаемых догматиков Православной Церкви в двадцатом веке.

Однако эта работа митрополита Антония была осуждена другими богословами. Протоиерей Милош Парента, преподававший на Белградском богословском факультете в годы, когда митрополит Антоний жил в Югославии, написал в 1926 году в официальном органе новостей СПЦ «Гласник» критический отчет по этой работе. Он не одобрил учение митрополита Антония, находя его во многом антиправославным, в частности, когда митрополит Антоний возлагает ответственность за падение человека на Бога 82

ЧАСТЬ IV: 1930-е ГОДЫ. ПАТРИАРХ ВАРНАВА И РАСКОЛ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

РПЦ (Московский Патриархат) и РПЦЗ

Патриарх Варнава (Росич) 83 был ключевой фигурой в жизни Русской Православной Церкви в 1930-х годах. Он разъяснил свою позицию русским верующим вскоре после своего возведения на Патриарший престол СПЦ 12 апреля 1930 года в своей проповеди в Русской церкви Святой Троицы в Белграде 22 июня 1930 года 84: “Вы должны знать, что фанатики, преследующие Церковь, не только её мучают, но и пытаются её разделить, и протягивают свои преступные руки даже к вам, находящимся за пределами вашего отечества. Вы, истинные сыны России, должны помнить: вы – единственная поддержка русского народа. Вы обязаны любой ценой сохранить неповрежденные национальные церковные традиции во всей их чистоте. Это ваш долг перед Богом, перед вашей родной страной и перед христианским миром. Церковные раздоры, сеянные врагами вашей родины, должны быть прекращены любой ценой. У вас есть великий иерарх, Высокопреосвященнейший Митрополит Антоний, украшение Вселенской Православной Церкви, возвышенный ум, равный первым иерархам Церкви Христовой на заре христианства. Он является хранилищем церковной истины, и все, кто отделился, должны вернуться к нему. Не только живущие в нашей Югославии, но и в Америке, Азии и во всех странах мира, должны составить вместе с вашим великим иерархом во главе митрополита Антония единое неразрушимое целое, которое не будет быть восприимчивым к нападкам и провокациям врагов Церкви. Я, Сербский Патриарх, как ваш брат, горячо молюсь Богу, чтобы Он объединил русский народ в изгнании в единое целое; чтобы Россия могла подняться до того уровня, который был у неё, когда её возглавлял православный правитель, царь; и во имя Господа нашего Иисуса Христа и всех Его Святых я даю вам свое Патриаршее благословение”. 85 Эта проповедь была произнесена на русском языке. Петр Росич, будущий Патриарх Варнава, всегда испытывал любовь к России и с ранней юности хотел учиться там 86. Он учился в России в Санкт-Петербургской Духовной Академии. 30 апреля 1905 года был пострижен в малую схиму епископом Ямбургским Сергием (Страгородским), будущим митрополитом Нижегородским, утверждая, что “духовная жизнь русского народа так на него повлияла, что он решил принять монашество”. 87 5 мая 1905 года митрополит Сергий рукоположил преподобного Варнаву в иеродиакона, а 5 июня того же года иеродиакон Варнава был рукоположен в иеромонахи. Будучи иерархом, епископ Варнава 88 бежал в Россию во время Балканских войн и проводил время с русскими иерархами. Например, он провел более месяца с архиепископом Антонием (Храповицким), будущим главой РПЦЗ, затем архиепископом Харьковским, и праздновал Пасху в Москве с архиепископом Тихоном, будущим патриархом Московским и всея Руси. Он также присутствовал в Москве на Всероссийском церковном соборе 1917-1918 гг. Когда русские эмигранты прибыли в Югославию, тогдашний митрополит Варнава Скопльский немедленно попытался привести священников в свою епархию. Он даже дал одну из городских церквей русским верующим для проведения их служб. 89 Когда митрополит Антоний и митрополит Варнава впервые увидели друг друга после прибытия митрополита Антония в Белград, они “оба плакали, молча стоя в объятиях друг друга. Владыка Варнава поцеловал руку Владыки Антония, поцеловал его лицо, обнял его, как своего брата,  а Владыка Антоний, весь в слезах, не давал ему целовать его руку, а пытался сам поцеловать руку Владыки Варнавы”. 90 Они собирались вместе каждый вечер, чтобы выпить чаю и поговорить на разные темы.

Владыка Варнава также очень защищал митрополита Антония. Однажды, когда он собирался быть в отъезде, он дал своему повару распоряжения позаботиться о митрополите: “Если я услышу о какой-либо беспечности по отношению к митрополиту или замечу ее, я немедленно вас уволю. Знайте, он мой друг, он для меня больше, чем родной отец отец, понимаете?” Даже когда митрополит Варнава был избран после кончины Патриарха Димитрия Патриархом Сербии, он сказал в своем послании при вхождении на Патриарший Престол: “Мы, празднуя славу нашей Церкви, нашего Патриархата, должны помнить, что Русская Церковь участвовала с нами сегодня в лице Его Высокопреосвященнейшего Митрополита Антония, великого богослова. Я прошу вас почтить память русского народа, преследуемого антихристом!” 91 На службе возведения Патриарха Варнавы на Патриарший престол митрополит Антоний сослужил в качестве старейшего митрополита, и сразу после службы получил орден “Белого Орла II степени” из рук нового Патриарха, от имени короля Югославии Александра I. 92

Патриарх Варнава был связан с обеими частями Русской Православной Церкви: с Первоиерархом РПЦЗ митрополитом Антонием (Храповицким), бывшим с ним в Югославии, и с митрополитом Горьким Сергием (Страгородским),  замещавшего в Москве местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Крутицкого Петра. 93 Таким образом, Патриарх Варнава был идеальным посредником для обеих сторон. И хотя он, несомненно, поддерживал Архиерейский Синод РПЦЗ, он не считал обязательным для себя смотреть на все события глазами РПЦЗ. В период противостояния между РПЦ (Московским Патриархатом) и РПЦЗ, Патриарх Варнава приветствовал митрополита Литовского Елевферия, руководившего приходами РПЦ (МП) в Западной Европе, в своем рождественском приветствии следующими словами: “Мой возлюбленный во Христе брат…”, фактически демонстрируя духовный союз Сербского Патриарха с Московским Патриархатом. 94

В своём письме от 23 марта 1933 года Митрополит Сергий попросил Патриарха Варнаву стать посредником в переговорах между РПЦ (МП) и РПЦЗ. Митрополит утверждал, что организация РПЦЗ с участием иерархов-эмигрантов – явление политическое, и просил Патриарха Варнаву передать епископам РПЦЗ следующее предложение:
а) Епископы РПЦЗ обещают РПЦ (МП) прекратить выступления против советского режима.

Те, кто не сможет этого сделать, должны будут перейти в другую Православную Церковь, а их церкви и учреждения будут переданы РПЦ (МП)

б) РПЦЗ должна ликвидировать свой центр как глава Русской Церковной диаспоры 95

1 мая 1933 года Патриарх Варнава ответил, что соглашается быть посредником между двумя Церквями в исцелении “от хронической церковной болезни”, и попросил митрополита Сергия “продлить срок на один год, чтобы подумать об этом и получить необходимые советы…, чтобы мы могли сделать всё от нас зависящее для умиротворения частей Русской Церкви за границей”. 96. 19 мая 1933 года Совет епископов СПЦ обратился к Патриарху Варнава: “В братской любви старайтесь, если это возможно, примирить две враждебные стороны на благо наших русских братьев и всей Православной Церкви”. Архиерейский Собор СПЦ сделал это по прочтения письма митрополита Сергия от 23 марта 1933 года и ответа Патриарха Варнавы и опроса мнения в Сербской Церкви о положении Русской Церкви. 97 Граф Гeоргий Граббе, служивший в то время главой канцелярии Архиерейского Синода РПЦЗ в Сремских Карловцах, отметил, что письмо Патриарха Варнавы митрополиту Сергию было написано Сергеем Викторовичем Троицким. 98 В своем Рождественнском послании от 19 декабря 1933 года митрополит Сергий просит патриарха Варнаву как можно скорее ответить на его запрос о мерах, которые они должны предпринять в отношении РПЦЗ 99

24 декабря 1933 года (6 января 1934 года) Патриарх Варнава ответил митрополиту Сергию в личном письме, что считает, что требовать от священнослужителей РПЦЗ лояльности по отношению к советским властям невозможно, и что они должны быть исключены из духовенства РПЦ (МП). Части Русской Православной Церкви, находящиеся в Югославии, должны временно подчиниться Сербской Церкви, а те, которые находятся за пределами ее канонической территории и под руководством РПЦЗ, могут действовать по разрешению автокефальных Православных Церквей. После принятия РПЦЗ в юрисдикцию СПЦ все вопросы церковного суда выйдут из компетенции РПЦ (МП). Любая попытка заменить иерархов РПЦЗ русскими епископами, преданными РПЦ (МП), будет являться смутой в русской церковной диаспоре. 100 ​​

Надо отметить, что на ответ Патриарха Варнавы митрополиту Сергию повлияло письмо патриарху митрополита Антония, в котором он утверждал, что “митрополита Сергия принудили подписать ряд указов и деклараций, испытывающих его лояльность советской власти. Его письмо Вашему Святейшеству (от 23 марта 1933 года), содержащее требования, направленные на разрушение деятельности Русской Церкви Зарубежом, без сомнения служит тому доказательством. Если у митрополита Сергия имеется хоть некоторая достоверная информация о настроениях русской эмиграции, он должен понимать, что его представители, митрополит Элевферий и архиепископ Вениамин, будут встречены с негодованием, найдут очень мало сочувствия, а их призывы приведут только к большим искушениям и разрушениям”. 101. На вопрос Патриарха Варнавы, насколько готов Архиерейский Синод РПЦЗ пойти навстречу требованиям митрополита Сергия, митрополит Антоний ответил, что поскольку требования эти – не канонического характера, а указания советского правительства, иерархия РПЦЗ не может принять их, но должна сохраняться как самоуправляющаяся часть Русской Церкви, согласно указу Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 года, до тех пор пока в России не установится свободная и законная церковная власть. Никакие церковные дисциплинарные меры против РПЦЗ, принятые митрополитом Сергием, не будут признаны законным руководством РПЦЗ. 102 В ответ на это письмо митрополит Сергий, в своём письме от 6 февраля 1934 года, говорит, что не может разрешить переход епископов и священнослужителей РПЦЗ в другую юрисдикцию, потому что они занимают агрессивную и враждебную позицию по отношению к РПЦ (МП). РПЦ (МП), для осуществления управления русскими церквами и священнослужителями, должна ликвидировать церковную администрацию находящуюся в Сремских Карловцев, и всё дореволюционное церковное имущество должно перейти к РПЦ (MП). Переход церковной организации Сремских Карловцев из одной юрисдикции в другую был бы “сменой флагов”, – говорит митрополит Сергий. “Такая передача лишь добавила бы новые нарушения к уже существующим каноническим нарушениям: попытка укрыться за другой властью, нежели ответственность перед законным церковным судом. В таком случае как укрывающиеся, так и укрывающие несут ответственность в соответствии с церковными канонами.” 103  В своём ответном письме митрополиту Сергию от 25 мая 1934 года (№ 448) Патриарх Варнава указывает на непоследовательность рассуждений митрополита Сергия (о переходе эмигрантского духовенства в другую юрисдикцию) 104 и говорит, что не может быть посредником между митрополитом Сергием и иерархами РПЦЗ, которые отказываются выполнять условия митрополита Сергия, и предлагает ему прибегнуть к каноническому арбитражному суду. 105

В ответе на это письмо в июне 1934 года митрополит Сергий поблагодарил “Главу Сербской Православной Церкви за посредничество и стремление защитить Русскую Православную Церковь от новых потрясений”, но заявил, что “не считает возможным не налагать на Карловацкую группу дисциплинарные санкции, а просто исключить их из юрисдикции Московского Патриархата с последующей передачей в юрисдикцию СПЦ без обязательства ликвидации Карловацкой администрации”. 106 Митрополит Сергий считал, что арбитражный суд не не был бы хорошим решением, и 9 (22) июня 1934 года с Синодом епископов РПЦ (МП) принял следующее решение (No. 50): наиболее активные иерархи РПЦЗ во главе с митрополитом Антонием (Храповицким) были отстранены от службы; а всем священнослужителям и мирянам, которые оставались в общении с ними и принимали от них Святые Таинства, было сказано, что они будут подвергнуты таким же наказаниям, что и отстраненные епископы. 107

Чтобы понять ценность действий Патриарха Варнавы в отношениях с Русской Церковью на родине и за рубежом, необходимо взглянуть на исторические обстоятельства и проблемную ситуацию самого митрополита Сергия: весной 1927 года он был освобожден из заключения, и начался его  второй период правления Церкви; власти, благодаря очевидному соглашению между ним и правительством, стали оказывать ему поддержку, надеясь, таким образом, создать новое разделение внутри Русской Церкви.Сам митрополит Сергий лишь замещал арестованного митрополита Петра Крутицкого, Патриаршего местоблюстителя. В первый период своего правления, до ареста, митрополит Сергий выражал волю епископов Русской Церкви. Во второй период, после его освобождения из тюрьмы весной 1927 года, Митрополит Сергий начал утверждать, что обладет теми же правами, что и Митрополит Петр, поскольку последний находился под арестом. После освобождения из тюрьмы митрополит Сергий получил право жить в Москве, которого у него не было до ареста. В мае 1927 года митрополит Сергий получил государственную регистрацию для созыва Временного Синода. Вся власть этого Синода исходила от власти Митрополита Сергия, а не от Совета Русской Церкви, как в случае с Высшим Церковным Управлением Патриарха Тихона.

Такой видный иерарх, как митрополит Кирилл Казанский, был обеспокоен тем, что свободу Церкви снова заменил Синод. Митрополит Сергий под давлением властей прекратил литургическое чествование митрополита Петра, 108 поскольку тот был осужден советской властью как преступник. Несколько десятков епископов в России прекратили церковное общение с митрополитом Сергием. Они находили действия митрополита Сергия неприемлемыми, но были объединены с Церковью благодаря поминовению за богослужениями митрополита Петра, считавшего митрополита Сергия своим секретарём, но не лицом, имевшим полномочия для основания Синода. Митрополит Петр не прекращал общения с митрополитом Сергием, хотя призывал его вернуться к курсу своего первого периода правления. Епископы за границей поддерживали епископов в России, отказавшихся участвовать в церковной организации митрополита Сергия. Епископы Зарубежной Церкви никогда не считали митрополита Сергия своим кириархом. Следует отметить, что все обстоятельства церковной жизни в России в тот момент были необычными. Таким образом, вся ситуация соответствовала положениям Указа 362. Митрополит Сергий имел право продолжать свою церковную организацию в границах Указа 362. (Это обсуждалось в 2001 году на конференции историков в Венгрии). Проблема была в том, что митрополит Сергий считал себя не членом Церкви, а главным исполнителем центральной церковной администрации. Он начал вести себя так, как будто он фактически был главой Русской Церкви, вплоть до того, что запретил епископов, которые не соглашались с ним…. В мае 1934 года митрополит Сергий получил от Синода титул Блаженнейшего, Митрополита Московского и Коломенского, и право носить две панагии. В Москве был патриарший престол; и патриарший местоблюститель и его заместитель должны были хранить его сохранять до созыва Собора; следовательно, митрополит Сергий не имел права на звание митрополита Московского”. 109.

Несмотря на глубокое расхождение с митрополитом Сергием в вопросах отношений с русской церковной эмиграцией, Патриарх Варнава по-прежнему считал иерархов РПЦ (МП) своими братьями во Христе. В своем рождественском приветствии митрополиту Елевферию 3 (16) декабря 1934 года Патриарх Варнава всё ещё называет его своим “возлюбленным братом во Христе”, просит его святых молитв и заверяет его в братской любви 110.

Разногласия в русской церковной диаспоре

Патриарх Варнава был верным другом русского народа. Он был очень опечален расколом в русской диаспоре и не мог оставаться равнодушным к происходящим событиям. 111 В своём обращении к митрополиту Антонию в 1931 году он пишет: «Я, со своей стороны 112, будучи верным и искренним другом, постоянно опечален происходящими несчастьями и с великой радостью готов стать посредником в деле объединения русского народа, столь необходимого для спасения России”. 113. В то же время в интервью сербскому журналу Време Патриарх Варнава заявляет: “… Наша Церковь в соответствии со своим долгом и чувством благодарности Русскому народу предпринимает братские меры по объединению русских иерархов за рубежом”. 114

Ситуация в русской церковной эмиграции усугубилась, когда митрополит Евлогий в 1930 году перешёл из подчинения в РПЦ (МП) в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Троицкий пишет: “В мае 1931 года митрополит Елевферий, по указанию митрополита Сергия, направил копии всех документов, касающихся перехода митрополита Евлогия в юрисдикцию Константинополя сербскому Патриарху Варнаве, и выразил надежду, что “чтение этих документов не оставит его равнодушным, а пробудит проявление братской помощи Русской Церкви в преодолении этого нового раскола”. Патриарх Варнава в своем письме митрополиту Елевферию от 14 февраля 1932 года обвиняет митрополита Евлогия в расколе, говорит, что Константинопольский Патриарх не имел права принимать его. 115. В 1934 году возникла идея восстановления общения между русскими митрополитами зарубежом. Митрополит Евлогий приехал в Белград и примирился с митрополитом Антонием. Епископ Василий (Родзянко), который участвовал во всех этих событиях в молодости, вспоминал: “После этого все ждали совместных служб в Свято-Троицком храме , но тут граф Граббе, Петр Сергеевич Лопухин и целый ряда других “очень праведных людей”, бывших там, сказали: “Нет, вы не можете делать это. Вам нужно согласие Архиерейского Собора. То было их [митрополитов Антония и Евлогия] личное примирение. Это принципиальный вопрос, вопрос соборности“. 116 Патриарх Варнава был очень заинтересован всем этим. Он узнал обо всём от меня и полностью принял мою сторону. Он пришел на Собор 117 и сказал: “Я буду говорить не только от своего имени, но и от имени короля Александра. Если вы не сейчас снимете запрещение со всех, кого вы запретили в других странах, и не восстановите полное Евхаристическое общение, то, к сожалению, король больше не сможет оказывать вам гостеприимство”. Епископы поняли угрозу и быстро сняли запрещения. 118

Чтобы эти насторения не ослабли, представители русской церкви в Белграде посетили Патриарха Варнаву в Сремских Карловцах. В составе делегации находились протоиерей Владислав Неклюдов, староста церкви Святой Троицы Н.И. Иванов и Михаил Михайлович Родзянко. “На прощание Патриарх сказал, что сделает все возможное, чтобы помочь церковному объеднинению” 119

Второй план был касался митрополита Феофила и также состоял из шести шесть пунктов: 1) РПЦЗ должна быть разделена на автономные митрополии, из которых одна должна быть в Америке;2) эти митрополии должны иметь общий центр для принятия решений по вопросам, касающимся всей РПЦЗ, и вопросам, на которые они сами не могут ответить;3) до восстановления свободной Церкви в России общий центр будет находиться под патронажем Сербского Патриарха;5) отстранение от службы епископа Арсения (Чаговца), находящегося в Канаде, считать недействительным;

6)    все священнослужители Русской Церкви в Америке должны находиться в одной юрисдикции; 120

В 1935 году Патриарх Варнава пригласил митрополитов Евлогия и Феофила из Северной Америки. Был также приглашен епископ Хайларский Димитрий из Маньчжурии 121Правда о Русской Зарубежной Церкви” сообщает, что иерархи ответили на приглашение Патриарха и прибыли в Сремские Карловцы. Патриарх председательствовал на собраниях. Первое из них состоялось 18 (31) октября (1935 года). Из протоколов видно, что митрополит Феофил выразил полную готовность со своей стороны идти навстречу общему желанию примирения и объединения на основе, изложенной в докладе… После тщательного обсуждения, продолжавшегося несколько заседаний, был составлен документ “Временная ситуация Русской Православной Церкви Зарубежом”, подписанная Патриархом Варнавой, митрополитом Антонием, митрополитом Евлогием, митрополитом Феофилом, митрополитом Анастасием и епископом Димитрием. Вот основные положения “Ситуации”: РПЦЗ, состоящая из епархий, духовных миссий и церквей за пределами России, является неотъемлемой частью Русской Православной Церкви, временно существующей на автономных принципах. Высшим органом законодательства, судебного и административного управления для является Архиерейский Собор, собирающийся ежегодно, и его исполнительный орган – Архиерейскй Синд. РПЦЗ состоит из четырех митрополий: Западноевропейской, Ближневосточной, Североамериканской и Дальневосточной, в каждой из которых есть столичные округа. Патриарх Варнава предложил быть посредником в переговорах с Вселенским Патриархом об освобождении митрополита Евлогия из Константинопольской Церкви. Митрополит Евлогий с благодарностью принял это предложение и выразил готовность объединиться со всеми частями РПЦЗ. Братское единство иерархов было засвидетельствовано и укреплено совершением двух Божественных Литургий. Во главе службы в Сербском соборе стояли Его Святейшество Патриарх Варнава, а в Русской Троицкой церкви служили Митрополит Евлогий, Митрополит Феофил, Митрополит Анастасий и Епископ Димитрий (митрополит Антоний не служил по болезни). 122. Действия Патриарха Варнавы вынудили митрополита Сергия выразить свой протест.  В телеграмме gатриарху он просил прекратить устройство новой церковной организации русских эмигрантов 123. Патриарх Варнава отказался прекратить выказывать свою поддержку РПЦЗ и указал, что митрополит Сергий, будучи в ограниченных условиях, был недостаточно информирован о церковной жизни русских эмигрантов. Патриарх подчеркнул, что отсутствие у митрополита Сергия желания примирения с русской церковной эмиграцией пошло на пользу только Константинопольскому Патриарху с его стремлением к универсальной власти, поддерживаемым национализмом Греческой Церкви, с чем боролся сам Патриарх Варнава. В последний раз Митрополит Сергий просил Патриарха Варнаву использовать свой авторитет, чтобы заставить русских эмигрантов подчиниться ему (митрополиту Сергию). Он писал, что если Патриарх Варнава продолжит своё молитвенное заступничество и прочие способы поддержки русских церковных эмигрантов, не подчинившихся митрополиту Сергию, он вынужден будет прекратить молитвенное и Евхаристическое общение между РПЦ (МП) и СПЦ. 124 Невзирая на то, что митрополит Сергей писал митрополиту Елевферию, Патриарх Варнава не позволил представителям РПЦЗ участвовать в церковной процессии из-за требований митрополита Сергия.  “В официальном календаре Сербского Патриархата “Црква”(“Церковь»”) за 1936 год фотография митрополита Сергия была помещена с полным перечислением его титулов и словами “Тот, кто скорбит вместе с Русской Церковью”, 125, однако эти официальные титулы никогда не были признаны РПЦЗ.

Прочие события во времена правления Патриарха Варнавы

Во время правления Патриарха Варнавы, СПЦ была главным участником в жизни РПЦЗ. Патриарх Варнава использовал любую возможность выказать свою любовь к русскому народу. Его близость к русскому народу была необычайной. Протопресвитер А. Живанович, сербский священник, говорил, что Патриарх был “серб по крови и рождению, но русским по воспитанию, духу и благочестию” 126. Патриарх посещал перед Рождеством русскую больницу, чтобы навестить там русских православных. Он твёрдо верил в возрождение России. Вскоре после возведения его на Патриарший престол в СПЦ Патриарх Варнава отправился в Сремски-Карловцы вместе с епископом Мардарием из Америки и Канады, представителем Белградского Духовного Суда и его личным секретарем на встречу с управляющим Синодального офиса РПЦЗ Е. И. Махароблидзе, от имени митрополита Антония, который не мог присутствовать на встрече (он был на другом церковном мероприятии в сербском городе Панчево). Патриарх Варнава заверил Махароблидзе, что останется для русского народа таким же их другом, как и всегда 127. На Соборе Епископов СПЦ, состоявшемся в 1930 году, Патриарх Варнава принял указ о поминании в сербских церквaх Русской Православной Церкви и многострадального русского народа 128. 24 мая (6 июня) 1930 года Патриарх Варнава направил митрополиту Антонию Грамоту, в которой уверил его в своей братской любви к РПЦЗ и послал Божье благословение митрополиту Антонию и русскому народу. 129. 14 июня 1930 года Патриарх Варнава направил Грамоту в Комиссию по строительству Русской Православной церкви в Брюсселе и согласился быть почётным президентом Комиссии, как и Патриарх Димитрий до него. Грамота также молила Бога о воскресении Великой Православной Руси 130. 9 (22 июня) 1930 года Патриарх Варнава совершил Божественную литургию в Русской Церкви в Белграде вместе с митрополитом Антонием и епископом Америки и Канады Мардарием 131.В 1931 году в Румынии возникла проблемная ситуация, связанная с с РПЦЗ: румынское правительство запрещало русским православным проводить богослужения на церковнославянском языке и настаивало на том, чтобы все богослужения проводились на румынском. Поскольку в Румынии было много русских, митрополит Антоний и архиепископ Анастасий обратились к патриарху Варнаве 24 мая (6 июня) 1931 года с просьбой о заступничестве 132. Румыны практически пытались очистить страну от русских. Епископ Нишский Досифей написал Патриарху Варнаве отчёт о ситуации и о преследовании Русской Церкви в Румынии и попросил Патриарха решить этот вопрос напрямую с Румынским Патриархом Мироном 133. Надо отметить, что в этот период сербские священнослужители имели право служить во всех частях Русской Церкви – РПЦ (МП), РПЦЗ и с «евлогийцами». Священник Владимир Родзянко 134 был официально священнослужителем СПЦ при епископе Бачковском Иринее. В письме протоиерею Георгию Граббе 135 в 1979 году он рассказывает, что во время Второй Мировой войны, когда он был в Будапеште, ему было разрешено служить с митрополитом Берлинским и Германским Серафимом (Ляде), иерархом РПЦЗ,  и “евлогианским” архимандритом Сергием (Мусиным-Пушкиным) – такое было евхаристическое общение между Церквами (Протоиерей Владимир Родзянко. Письмо протоиерею Георгию Граббе. 21 января (3 февраля) 1979:3. Библиотека Стэнфордского Университета). Патриарх Варнава также пытался духовно поощрять русских эмигрантов. Например, когда архиепископ Нестор вернулся в Харбин из Европы, Патриарх Варнава отправил с ним на Дальний Восток частицу мощей святителя Арсения Сербского для воодушевления там русских православных. 136 Патриарх Варнава также присутствовал на открытиях Архиерейских Соборов РПЦЗ. «Церковная Жизнь» за 1934 год сообщает: “С разрешения Его Святейшества Варнавы, Сербского Патриарха в Сремских Карловцах, в Патриаршем дворце состоялся очередной Собор епископов Русской Православной Церкви Заграницей. Пред открытием Собора, 19 августа (по старому стилю) все присутствовшие иерархи РПЦЗ были приняты Патриархом Варнавой и приветствовали его, и просили его Патриаршего благословения на проведение Собора. 137 Когда король Александр I был убит в Марселе 9 октября 1934 года, Патриарх Варнава направил митрополиту Антонию Грамоту, в которой благодарил его за братское участие в отпевании и погребении новомученика короля Александра I, сравнивая страдания сербов со страданиями русских, когда царь Николай II принял мученическую смерть. 138 Патриарх Варнава также посылал митрополиту Антонию приветствия на Рождество и Пасху, поминая его всегда, как брата, в своих молитвах. 139 Патриарх Варнава также посылал митрополиту Антонию свои соболезнования в связи с кончиной архиерея Царицынского Дамиана.

В 1935 году и Патриарх Варнава, и митрополит Антоний праздновали крупные юбилеи. Патриарх Варнава отмечал своё пятилетие как Патриарх Сербии. Празднования проходили в пасхальные дни. 2 мая 1935 года патриарх Варнава встретился с митрополитом Антонием, архиепископами Гермогеном и Феофаном, а также епископом Венским Серафимом, архимандритом Феодосием (Мельником) и графом Ю.П. Граббе. Они подарили патриарху Панагию в честь его юбилея, а патриарх Варнава, со своей стороны, передал митрополиту Антонию 10 тысяч динаров для нуждающихся приходов РПЦЗ. Через десять дней Патриарх Варнава находился в Сремских Карловцах в Русской церкви на всенощной, а на следующий день – на божественной литургии. По окончании Литургии Патриарх Варнава принял приветствия присутствующих, поблагодарил всех за поздравления и выразил свою любовь и преданность РПЦЗ, сострадание к гонимой  Русской Церкви и пожелания мира и благоволения русским верующим зарубежом 140

Вскоре после этого, 6 (19) мая, Патриарх служил в Русской церкви в Белграде вместе с епископом Охридским и Битольским Николаем (Велимировичем). 141 Из русских епископов служили архиепископ Курский Феофан и епископ Печерский Иоанн, прибывший из Эстонии. В своей проповеди патриарх сказал о своей великой любви к Русской Церкви и радости, которую он испытывает, служа в ней. Он также выразил своё чувство, что в Сербии в Сербии не может быть благоденствия, если нет благоденствия в России. 142 А 29 сентября (11 октября) 1935 года митрополит Антоний отметил свою пятидесятую годовщину как иерарх Русской Церкви. Юбилейные службы проходили в Соборе Святого архистратига Михаила в Белграде. Патриарх Варнава служил вместе с митрополитом Антонием и другими русскими священнослужителями, а также с митрополитом Ливанским Илиасом. По окончании службы Патриарх Варнава чествовал митрополита Антония, рассказал о горячей любви митрополита к сербам, особенно к тем, которые учились в России. Затем Патриарх вручил митрополиту Антонию орден Югославской Короны Первой Степени от имени молодого короля Петара II, а также 8 тысяч динаров собственных денег. 143

В 1936 году пять епископов РПЦЗ были награждены орденами из рук gатриарха Варнавы от имени заместителя короля Югославии. Митрополит Евлогий и Феофил были награждены орденом Святого Саввы Первой Степени, а архиепископы Гермоген и Феофан вместе с епископом Димитрием были награждены орденом Святого Саввы Второй Степени. 144 Когда митрополит Антоний заболел, патриарх Варнава постоянно навещал его, справляясь о его здоровье, откладывая свои дела, лишь бы быть со своим учителем, готовимшися перейти в жизнь вечную. Патриарх Варнава был с митрополитом Антонием, когда тот отошёл к Господу 28 июля (10 августа) 1936 года, и сказал: “Если бы только Господь позволил мне так умереть – в ясном сознании, так мирно и хорошо”. 145 На похоронах митрополита Антония в патриаршем Соборе Архангела Михаила в Белграде Патриарх Варнава служил вместе со многими другими епископами и священниками Сербской и Русской Церквей, и среди них – преемником первоиераршего престола РПЦЗ митрополитом Анастасием. 146 В своей речи на похоронах Патриарх Варнава сравнил митрополита Антония с ранними отцами Церкви. 147 “Tолько в будущем,- сказал Патриарх, – смогут справедливо оценить митрополита Антония и понять, какое большое значение имел он не только для Православной Церкви, но и для всего христианства и для человечества, как человека, явившего высокие религиозные и моральные начала в наше время… Прощаясь сейчас с митрополитом Антонием, стоя у его гроба, мы все должны хранить и помнить его завет о том, что величие Православно й Царской России должно быть восстановлено.В этом наше спасение. Это чувствовал наш великий новопреставленный, это чувствую я, и это вы все чувствуете … Это ложь, что Советская Россия заботится о славянах. Нет, советская власть готовит их уничтожение, и наш долг – освободить великий русский народ от евреев и их тирании”. 148 Игумен Серафим (Иванов) так говорит в своей статье о Всероссийской Православной Церкви: “Объединение Всеславянской Православной Церкви под высшим руководством Патриарха Варнавского – какая это будет мощь! Она даст силу славянству и будет решающим фактором в деле возрождения России”.  Патриарх Варнава был идеальной фигурой для этого, потому что он был одним из немногих свободных Православных Патриархов и был большим “патриотом, славянофилом и грекофилом, но прежде всего почитал Вселенскую Православную Церковь и Её Священные Каноны”. 149 Некоторые говорят, что митрополит Евлогий в разное время объединялся с Константинополем и Москвой, чтобы предотвратить формирование Всеславянской Православной Церкви. 150 Мы должны защищать Русскую Церковь, рассеянную по всему миру в это ужасное время, и до сих пор, пока я остаюсь на своём месте, я не позволю ни одному волосу упасть с головы Русской Православной Церкви Заграницей”. 151

В том же году, после смерти митрополита Антония, Патриарх Варнава присутствовал на Соборе епископов. На обеде 15 (28) сентября 1936 года он выступил с такими словами: “Печально, конечно, что наш Блаженный митрополит Антоний, наш великий вождь, покинул нас. Он был не только для вас, но и для нашей Сербской Церкви, мудрым советником… Но его сменил достойный преемник в лице Высокопреосвященнейшего митрополита Анастасия. Я всегда был убежден, что большевизм и коммунизм были несчастьями не только для России и Русской Церкви, но и для всего христианского мира. Я всячески пытался помочь в организации Русской Церкви и поддерживал ее. Я даже раньше пытался защищать своего учителя и друга митрополита Сергия, но теперь я вижу, что он находится в плену у большевиков, и его приказы наносят большой урон Русской Церкви. Когда я пытался выступать в защиту России от коммунистов и евреев-интернационалистов и говорил, что без восстановления национальной России в Европе не будет мира и порядка, я был полностью сам по себе. Католики проявили настолько слабое предвидение, что вместо оказания помощи страдающей Русской Церкви они пытались использовать её несчастье… Мы ориентируемся на национальную и, что ещё важнее, царскую Россию. Я приветствую вас как друзей моих, как друзей Сербской Православной Церкви и сербского народа. Я прошу вас верить в мою твёрдую решимость: пока я жив и нахожусь на этом посту, я буду делать всё, что в моей власти для возрождения России”. 152 На следующий день Патриарх Варнава обедал с участниками cобора. 25 октября (7 ноября) 1936 года патриарх Варнава обратился с посланием к русскому народу на открытии в Битоле памятника российскому императорскому консулу Александру Аркадьевичу Ростовскому, принявшему мученическую кончину 26 июля 1903 года. Патриарх Варнава считал его великим славянином. В своём послании он призвал русских людей оставаться стойкими в ниспосланных им Богом испытаниях и твёрдыми в православной вере, и объяснил им, что он сам надеется и молится за освобождение России. 153 Это отношение патриарха к России прослеживается во всех его обращениях к русскому народу.

ЧАСТЬ V: ОТ КОНЦА 1930-х ГОДОВ ДО 1941 ГОДА

Патриарх Гавриил и его отношения с РПЦЗ

Патриарх Варнава отошёл к Господу вечером 23 июля 1937 года, 154 но прошло довольно много времени, прежде чем на Патриарший престол взошёл новый Патриарх. Это было связано с напряжёнными отношениями между Сербским Патриархатом и парламентом Югославии. По закону правительство Югославии должно было участвовать в процессе избрания Патриарха, но существовавшее на тот момент соглашение (конкордат) между парламентом Югославии и Римской Католической Церковью практически уравнивало статус Римской Католической Церкви в Югославии со статусом СПЦ, что было для СПЦ совершенно неприемлемым. Все православные члены Парламента, проголосвавшие за конкордат, были отлучены от Церкви. В конце концов правительство уступило СПЦ, и на конкордат было наложено вето. Некоторые правительственные чиновники, поддержавшие конкордат, были освобождены от своих обязанностей. Павел Павлович в своей “Истории Сербской Православной Церкви” пишет: “Церковь пошла ещё дальше, требуя компенсацию всем материально пострадавшим в результате кризиса: потерявшим работу или переведённым на другие должности из-за их антиконкордатных позиций… Правительство, со своей стороны, потребовало, чтобы Церковь аннулировала своё отлучение чиновников-сторонников конкордата. В итоге обе стороны согласились на требования другой стороны, и был устновлен путь к сотрудничеству”. 155

21 февраля 1938 года митрополит Черногорский и Прибрежный Гавриил (Дожич) был избран следующим новым Патриархом Сербии. 156 На выборах присутствовали первоиерарх РПЦЗ митрополит Анастасий, архиепископы Гермоген и Нестор, и другие священнослужители Русской Церкви. Митрополит Анастасий был первым иерархом, поздравившим новоизбранного патриарха. На следующий день во время официального возведения на престол Патриарха Гавриила митрополит Анастасий служил справа от Патриарха как старший митрополит, и также служили архиепископы Гермоген и Нестор, а по окончании для нововозведенного на престол Патриарха был устроен банкет. Митрополит Анастасий был удостоен высокой чести, сидеть за столом напротив Патриарха Гавриила. 157 После того, как патриарх Гавриил поднял тосты за короля и королевский Дом, а митрополит Дабро-Боснийский Пётр – за Патриарха Гавриила, митрополит Анастасий поднял тост за нового Патриарха: “С чувством глубокой радости наша Русская Зарубежная Церковь участвует в этом праздновании вместе с Сербской Православной Церковью, и в то же время с благодарностью вспоминает любовь, оказанную благословенным Царём Александром и Вашим преемником, блаженным Патриархом Сербским Варнавой.

Русская Церковь и русские люди, знающие Ваше гостеприимство, приветствуют Ваше вступление на престол Ваших славных преемников начиная со святого Саввы. Саввой. Я уверен, что в этот момент все восточные патриархи эту радость. Я молю Бога, чтобы в Вашем лице Сербская Церковь снова получила великого и достойного лидера, как и Ваш преемник”. 158 В ответ на это новоизбранный патриарх сказал: “Уверяю вас и думаю, что выражу чувства всех присутствующих, что наше Отечество и народ Сербии считают вас своими братьями и всегда примут вас и по-братски помогут вам. Да исполнятся пред Господом молитвы наши о скорейшем возрождении России, русского народа и Церкви”. 25 февраля 1938 года, через четыре дня после избрания патриарха Гавриила, митрополит Анастасий был официально проинформирован в телеграмме от патриарха Гавриила о своем ”каноническом избрании на Сербский Патрирарший престол. 159 Митрополит Анастасий быстро отреагировал на телеграмму Патриарха, признав канонические выборы Патриарха и пожелав Патриарху благословенного служения в СПЦ. 160

9 апреля 1935 года Патриарх Гавриил послал митрополиту Анастасии Грамоту с такими словами: “Ваше Высокопреосвященство возлюбленный брат наш во Христе Иисусе Владыко Анастасий! Приветствуем Вас братским лобызанием… По древней традиции сестёр-Церквей и с согласия нашего Священного Архиерейского Синода, мы с любовью сообщаем Вашему Высокопреосвященству и иерархам, как уже сообщали и телеграммой, что мы вступили на Богохранимый престол Сербских Патриархов по милости Божией 9 (22) марта этого, 1938 года, взяв на себя все канонические права и обязанности Главы Сербской Православной Церкви. Исповедуя истинную, святую Православную веру и защищая неприкосновенность и целостность принятого нами догматического учения и канонов, мы заверяем Ваше Высокопреосвященство, что будем поддерживать близкие взаимоотношения с другими Церквами-сёстрами в надежде, что благодать Святого Духа в эти трудные для Православия дни даст нам силу и укрепит наши связи и сотрудничество со всеми Церквами-сёстрами во славу Божию и спасения ввереных нам душ. Просим молитв Вашего Высокопреосвященства Вашей паствы об Вашей паствы о нашем преуспеянии на ниве Божией. Господь, молимся о здоровье и долголетии Вашего Высокопреосвященства и за великий успех Святой Церкви. С любовью в Господе, преданный брат Вашего Высокопреосвященства и cослужитель во Иисусе Христе”. 161

Участие СПЦ во Втором Всезарубежном Соборе РПЦЗ

Второй Всезарубежный Собор РПЦЗ начался 1 августа 1938 года в городе Сремски Карловцы по благословению Сербского Патриарха Гавриила. В первый день работы Собора Патриарх Гавриил не смог присутствовать из-за болезни, и вместо него присутствовал епископ Рашко-Призренский Серафим. Митрополит Анастасий попросил епископа Серафима передать патриарху наилучшие пожелания здоровья и Божьей благодати и споспешествования ему, как “кормчему Сербской Церкви”. 162 4 (17) августа Патриарх Гавриил ответил на приветствия митрополита Анастасия. Епископ Шанхайский Иоанн зачитал приветствие патриарха, в котором говорилось следующее: “С горячими молитвами всемогущему Богу об успехе и плодотворной работе Вашего Собора, о благоденствии России и русского народа, Святого Православия и всех славянских народов, мы благодарим Вас (митрополита Анастасия) и всех членов Собора за поздравления и добрые пожелания. Посылаем наше Патриаршее благословение”. Также на Соборе была зачитана телеграмма епископа Браничевского Вениамина. 163 Собор закончил свою работу 11 (24) августа 1938 года.

На следующий день после окончания Собора все иерархи отправились в Опленац к могилам всех сербских монархов династии Караджорджевичей.  По возвращении епископы были приглашены на обед с Патриархом Гавриилом (22). Патриарх обратился к иеарархам с такими словами: “С великой радостью приветствую вас, братья, благочестивые русские пастыри и иерархи, приехавшие сюда, в Сремски-Карловци, из разных стран для участия в Соборе. Сербская Православная Церковь всегда относилась к вам, как родным братьям; прискорбно только, что нынешние условия не позволяют нам оказать вам более широкое гостеприимство. Господь попускает испытания, и благочестивый русский народ ныне переживает трудности; но мы помним благословенные времена, когда Великая Россия жила в славе и благополучии, исповедовала Православие, а русские императоры были защитниками Святого Православия во всём мире. Мы верим, что Россия выйдет из испытаний очищенной и обновлённой и снова явит себя покровителем и защитником Православия. С этими мыслями мы лобызаем вас, братия, и даём наше Патриаршее благословение всем членам Русского Церковного Собора”. 164

Через несколько дней после Собора на обеде в Сербском Патриархате Патриарх Гавриил выступил с такой речью: “Россия сейчас переживает великие беды; Русская Церковь и русский народ, которому, по словам псалмопевца Давида, Господь дал “великие скорби ”, рассеяны ныне по всему миру, неся крест Христов в своих мучениях и несчастьях. Но вы несёте свой долг, пытаясь сохранить своё стадо, рассеянное по всему миру, и помочь Родине – России. И выполняя вашу нелёгкую, но Богоугодную миссию, вы с духовенством и соотечественниками в эмиграции собрались в Югославии на великий Собор русской эмиграции, и провели его, С Божьей помощью, плодотворно и в полном братском единении. Весь христианский мир знает, что вы ведёте трудную, но царскую и святую борьбу с “главой, властью и властелином тьмы века сего”, с антихристом, правящим сегодня великим русским отечеством. Все беспристрастные люди культурного человечества видят, русские “несут на себе смерть распятого Господа Иисуса Христа” и обеспокоены Голгофой на русской земле. Сербская Православная Церковь, её люди, выражают своё искреннее сострадание вам, вашему горю, вашим страданиям; и молят Бога об освобождении России. Ваше Высокопреосвященство мудро сказало несколько дней назад, что воскресение России будет торжеством Православной Церкви. Мы все в это верим. Апостол Павел говорит, что страдание со Христом приносит славу и спасение во Христе. Мы верим, что после всех своих страданий Россия вновь воссияет в своем великом и царственном призвании – нести правду Православия и благоденствие славянам, во благо всего человечества и во славу Царства Божьего на земле. С этой верой, от лица Святой Сербской  Православной Церкви и сербского народа, мы приветствуем вас за этим скромным братским обедом и возносим горячую молитву Всевышнему Богу, чтобы Он по великой Своей милости скоро услышал нас и заменил терновый венец России на венец её свободы, славы и величия; чтобы сила нерушимой праведности Божьей свергла безбожную и беззаконную власть антихриста и воскресила Православную Россию.  Облаченные в крепкую веру, с молитвой на устах и терпением в сердцах, мы возносим Господу Пасхальную песнь: “Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его”. 165

Прочие события во времена правления Патриарха Гавриила до 1941 года

СПЦ продолжала поддерживать тесные отношения с РПЦ и во времена патриарха Гавриила. Когда митрополит Анастасий отправился в Берлин в 1938 году на освящение собора, Патриарх Гавриил послал своих представителей архимандрита Владимира (Раича) и настоятеля храма Святого Саввы в Вене протоиерея Милевоя Ораницкого 166. Кроме того, Патриарх Гавриил всегда поздравлял митрополита Анастасия и его паству с Пасхой и Рождеством, всегда заканчивая свои приветствия словами “Ваш брат и сослужитель во Христе Иисусе”. 167 В своем новогоднем послании в 1940 году Патриарх Гавриил просил сербский народ “горячо молиться Всемилостивому Богу о России и братском русском народе, об их возрождении и освобождении… Мы молимся от всего сердца за всех людей, страдающих в это жестокое и беспощадное время…” 168 Патриарх также помогал русским эмигрантам деньгами. В 1939 году на Пасху он передал митрополиту Анастасию 5 тысяч динаров в помощь нуждающимся русским эмигрантам в Белграде. 169 Патриарх посылал свои приветствия по поводу всех крупных событий в жизни РПЦЗ. Например, он отправил митрополиту Анастасию Грамоту в честь 50-летия служения в церкви протопресвитера Сергия Орлова, и 3 тысячи динаров самому отцу Сергию, для проведения юбилейных празднеств. 170

Иерархия РПЦЗ также участвовала в крупных событиях в жизни СПЦ. 10 мая 1939 года Патриарх Гавриил благословил основание нового собора Святого Саввы в Белграде. Митрополит Анастасий и архиепископы Гермоген и Феофан участвовали в торжествах как представители “Святой Русской Церкви”. 171 За трапезой, последовавшей по окончании богослужения, Патриарх Гавриил приветствовал и поблагодарил иерархов РПЦЗ за участие в торжествах, а затем с речью выступил архиепископ Гермоген от лица РПЦЗ. 172 На Рождество Христово в 1940 году митрополит Анастасий посетил Патриарха Гавриила с праздничным приветствием, а на следующий день Патриарх Гавриил с епископами Дамаскином и Дионисием посетили митрополита Анастасия. 173

В начале 1941 года между СПЦ и РПЦЗ произошёл инцидент. Сербский епископ Чешско-Моравской епархии Горазд якобы просил архиепископа Берлинского и Германского Серафима (Ляде), принадлежащего к РПЦЗ, принять Чешско-Моравскую епархию под свою юрисдикцию. 174 Однако из письма от 23 января (5 февраля) 1941 года епископа Зворничского и Тузловского ​​Нектария, написанного от лица Патриарха Гавриила, видно, что в СПЦ полагали, что архиепископ Серафим работал с нацистами 175 и оказывал давление на епископа Горазда, чтобы тот оставил СПЦ и передал ему свою епархию. 176 Хотя письмо митрополита Анастасия архиепископу Серафиму не было найдено, ответ архиепископа Серафима является явным доказательством того, что митрополит Анастасий писал ему об этом. В своём письме архиепископ Серафим отрицал обвинения и утверждал, что кто-то распространяет ложь среди иерархов СПЦ, чтобы испортить отношения между СПЦ и РПЦЗ (Архиепископ Берлинский и Германский Серафим. Письмо митрополиту Анастасию, 14 (27) февраля 1941 года, Архив СПЦ). Интересно, что 7 октября 1941 года архиепископ Серафим приехал в Прагу и и сообщил епископу Горазду, что берёт под свою защиту Чешскую и Словацкую епархии до конца войны. 177 Что точно приозошло на самом деле, неизвестно: И СПЦ, И РПЦЗ прекратили расследования инцидента из-за из-за нацистской оккупации в Чехословакии.

Часть VI: Заключение

Это исследование прояснило, какие отношения были между СПЦ и РПЦЗ в период с 1920-го по 1941 год. В целом, отношения были замечательными: СПЦ, в лице своих иерархов, постоянно оказывала поддержку РПЦЗ. Патриарх Дмитрий, считавший защиту и сохранение Русской Церкви своим долгом, неоднократно выступал в её поддержку и и помогал русским эмигрантам, хотя его собственное положение в Югославии было нестабильным. Он приветствовал великого иерарха РПЦЗ митрополита Антония. Возможно, он делал это не только ради митрополита Антония и русских эмигрантов, но и на благо Сербской Церкви.

Патриарх Варнава по отношению к Русской Церкви являл пример величайшей христианской любви. Он всегда защищал Русскую Церковь и пытался сохранить в ней мир. Его главной заботой было, чтобы в Русской Церкви не было разногласий, он пытался объединить разделённые части и сохранить в ней евхаристическое единство. Однако следует учитывать, что, идеи национального возрождения часто идут рука об руку с чувствами неприязни к инородцам и иноверцам.  Патриарх Варнава высоко ценил русский народ, но, как видно из его речей, разделял теории заговора и симпатизировал правым современным политическим движениям в Европе. Но независимо от политических взглядов, Патриарх Варнава знал, что единственный путь к спасению – духовное общение с Богом, как учили Церкви, старые и новые. Великий русский богослов святитель Феофан Затворник говорил об этом в своей книге “Путь к спасению”: “Суть христианской жизни заключается в общении с Богом, во Христе Иисусе, Господе нашем; в общении с Богом, которое вначале обычно скрыто не только от других, но и от самого себя”. 178 Патриарх Варнава жил этими словами и глубоко верил в них, и поэтому стал путеводной звездой для русских эмигрантских церквей, дабы они могли быть в общении с Богом и, таким образом, в общении друг с другом. Все его усилия по объеднинению частей Русской Церкви говорят, что он следовал такой логике: “Если мы верим, что в Святых Таинствах мы общаемся с Богом, и верим, что все русские Церкви через Таинства находятся в общении с Богом, как мы можем говорить, что мы достаточно хороши для Христа, но недостаточно хороши друг для друга?” Несомненно, его личные отношения  с митрополитами Антонием и Сергием были близкими, он имел любил и уважал и одного, и другого, это видно из его писем к обоим иерархам и из их ответных писем. Возможно, именно поэтому он так усердно посредничал в деле примирения частей Русской Церкви. И важно помнить, что Патриарх Варнава и митрополиты Антоний, Евлогий, Феофил и Анастасий и епископ Дмитрий определили в 1935 году, что “Русская Православная Церковь Зарубежом, состоящая из епархий, духовных миссий и церквей, оказавшихся за пределами России, является неотъемлемой частью Русской Православной Церкви, временно существующей на автономных началах”. 179 Кажется, многие забыли об этом. Это – экклезиология Русской Православной Церкви Зарубежом.

Патриарх Гавриил тоже всегда старался поддерживать русских иерархов, хотя на момент его восхождения на Патриарший Престол русские уже как 18 лет жили в Югославии и были частью сербской жизни, поэтому он называл их не гостями, а скорее братьями.

Основываясь на проведённое иследование, зададимся вопросом: что действительно держало так долго Церкви вместе? Ответ прост – любовь. Вечная любовь Христа соделала личности сербских Патриархов и первоиерархов РПЦЗ. Они полностью жили по учению и примеру Христа, по Евангелию. Если бы они не жили Христом, их отношения были бы настолько жестокими, что ни одна из сторон не смогла бы нести бремена другой стороны. Ещё одной чертой этой любви была любовь к славянству и вера в то, что все славянские народы должны быть духовно объединены во Христе для преодоления тьмы этого мира, тьмы марксизма, атеизма и коммунизма. Свят. Николай Жичский (Велимирович) пишет, что марксизм покончил со свободной волей, дарвинизм уничтожил в человеке образ Божий, а коммунизм объединил эти две концепции вместе. РПЦЗ, в своём глубоком понимании характера большевистского режима, бежала именно от его безбожия.

Патриархи Дмитрий, Варнава и Гавриил понимали это и вместе с митрополитами Антонием и Анастасием и иерархами РПЦЗ поставили перед собой великую задачу: сохранить Православие свободным от грязи этого мира и от духа антихриста, приведших Россию к её падению. Подытоживая сказанное, ещё раз подчеркнём: Сербская и Русская Церкви имели общность целей и интересов на протяжении всей своей истории существования. Эта общность – Православие. Благодаря этой общности обе Церкви могли развиваться и соработать друг другу во славу Божию, для достижения главной их цели Церкви Христовой – спасения душ. Объединившись, Церкви смогли достичь этой цели и быть одним целым, служа Богу и Его Святой Церкви. Независимо от недоразумений, существующих в современном Православии, нужно понимать, что цель сегодня такая же, какой была тогда, и должна оставаться таковой до конца времён.

Библиография
  1. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943. / Сост. Губонин М.Е. – М.: ПСТБИ. – 1994.
  2. Архив Сербской Православной Церкви в Белграде.
  3. Архив Синода РПЦЗ в Нью-Йорке.
  4. Архиерейский собор // Церковная жизнь. – 1934. – №9-10.
  5. Архиерейский собор // Церковная жизнь. – 1936. – №10-11.
  6. Белградское собрание в память жертв большевистскаго режима // Церковные ведомости. – 1930. – №8.
  7. Бурега В.В. Епископ Вениамин (Федченков) и православное движение в Закарпатье первой половины 20-х гг. // Церковь и время. – 2004. – №1 (26).
  8. В иных поместных церквях // Православная Русь. – 1940. – №3.
  9. Внимание Святейшаго Патриарха Сербскаго к русским беженцам // Церковные ведомости. – 1924. – №9-10.
  10. Грамота // Церковные ведомости. – 1922. – №5.
  11. Грамота // Церковные ведомости. – 1922. – №8-9.
  12. Грамота // Церковные ведомости. – 1925. – №19-20.
  13. Грамота // Церковные ведомости. – 1926. – №1-2.
  14. Грамота // Церковные ведомости. – 1930. – №11-12.
  15. Грамота // Церковные ведомости. – 1930. – №13-14.
  16. Грамота // Церковные ведомости. – 1934. – №11.
  17. Грамоты // Церковные ведомости. – 1936. – №4-5.
  18. Грамота // Церковные ведомости. – 1938. – №4.
  19. Грамота // Церковные ведомости. – 1941. – №2.
  20. Дар Святейшего Патриарха Сербскаго // Церковная жизнь. – 1939. – №4.
  21. День славы Патриарха Сербскаго // Церковные ведомости. – 1924. – №21-22.
  22. Деяния Русскаго Всезаграничнаго Церковного Собора. – Сремски Карловци: Српска манастирска штампарија. – 1922.
  23. Деяния второго Всезарубежнаго Собора Русской Православной Церкви Заграницей. – Белград: типография «Меркур». – 1939.
  24. Евлогий, митрополит. Путь моей жизни: воспоминания митрополита Евлогия, изложенные по его рассказам Т. Манухиной. – Париж. – 1947.
  25. Епископ Антоний Алеутский // Церковная жизнь. – 1934. – №4.
  26. Замойски Я.Е. Русская Православная Зарубежная Церковь. 1928-1938. По материалам польских заграничных служб // Новая и новейшая история. – –  № 1.
  27. Знаменательный юбилей. – Белград: типография «Меркур». – 1936.
  28. Историческое заседание Сербскаго Св. Собора // Православная Русь. – 1930. – №24.
  29. История Русской Православной Церкви в XX веке (1917-1933): материалы конференции. – Мюнхен: Издательство Братства Св. Иова Почаевского.
  30. Иванов Серафим, епископ. Друг русского народа // Православная Русь. – 1935. – №7.
  31. Косик В.И. Русская церковь в Югославии. – М.: ПСТБИ. – 2000.
  32. Литература и культура Древней Руси: Словарь-справочник / [О. М. Анисимова и др.]; Под ред. В.В. Кускова. – М.: Высш. шк. – 1994.
  33. Маевский В.А. Сербский Патриарх Варнава и его время. – Нови Сад: Русская типография С. Филимонова.
  34. Максименко Виталий, архиепископ. Мотивы моей жизни. – Джорданвилль, Нью-Йорк: Свято-Троицкий монастырь. – 1955.
  35. Мельник Феодосий, архимандрит. Патриарх Варнава и Митрополит Антоний // Orthodox Life. – 1972. – №1.
  36. Митрополит Сергий. [Письмо Патриарху Варнаве] от 23 марта 1933 г. // Журнал Московской Патриархии в 1931-1935 гг.
  37. Митрополит Сергий. [Письмо Патриарху Варнаве] от 14 марта 1936 г. // Голос Литовской Православной епархии. – 1936. – №7-8.
  38. Монах Горазд. Судьбы святой православной веры на территории бывшей Чехословакии // Православный путь. – Джорданвилль, Нью-Йорк: Свято-Троицкий монастырь. – 2000.
  39. Награждение русских иерархов // Церковная жизнь. – 1936. – №3.
  40. Новый Берлинский кафедральный собор // Церковная жизнь. – 1938. – №5-6.
  41. Новый Сербский Патриарх и Церковь от него чаяния // Православная Русь. – 1930. – №10.
  42. Обмен приветствиями // Голос Литовской Православной епархии. – 1935. – №1-2.
  43. Обращение // Церковные ведомости. – 1930. – №3-4.
  44. Определения // Церковные ведомости. – 1922. – №2.
  45. Определение Высшаго Русскаго Церковнаго Управления заграницей // Церковные ведомости. – 1922. – №2.
  46. Определение Св. Архиерейскаго Собора Сербской Православной Церкви // Церковные ведомости. – 1930. – №5-6.
  47. Пагануцци П.Н. Святейший Патриарх Сербский Варнава // Церковь и время. – 2003. – №3 (24).
  48. Пагануцци П.Н. Высоко-Дечанская Лавра // Православная жизнь. – 1976. – №8.
  49. Парента Милош, протоиерей. Догмат искупления [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://deistvo.chat.ru/06.htm
  50. Пасхальныя приветствия // Церковная жизнь. – 1939. – №4.
  51. Пасхальныя приветствия // Церковная жизнь. – 1940. – №5.
  52. Патриарх Димитрий. [Письмо Архиепископу Феофану] // Церковные ведомости. – 1924. – №9-10.
  53. Патриарх Димитрий. [Письмо Архиепископу Феофану] // Церковные ведомости. – 1924. – №17-18.
  54. Патриарх Варнава. [Письмо Митрополиту Элевферию Литовскому] // Голос Литовской Православной епархии. – 1933. – №1.
  55. Патриаршее благословение Пастырскому Братству // Церковные ведомости. – 1924. – №9-10.
  56. Патриарх Сергий // Журнал Московской Патриархии. – 1968. – №6.
  57. Патриарх Варнава в русской церкви // Церковная жизнь. – 1935. №6.
  58. Патриаршее послание // Церковная жизнь. – 1936. – №12.
  59. Патријарх Српски Варнава // Гласник – Службени лист Српске Православне Цркве. – 2004. – №11.
  60. Письмо // Церковная жизнь. – 1938. – №3.
  61. Письмо №458 // Церковные ведомости. – 1930. – №3-4.
  62. Письмо №161 // Церковные ведомости. – 1930. – №5-6.
  63. Погребение Святейшаго Патриарха Димитрия // Церковные ведомости. – 1930. – №7.
  64. Польский Михаил, протоиерей. Каноническое положение высшей церковной власти в СССР и заграницей. – Джорданвилль, Нью-Йорк: Свято-Троицкий монастырь. – 1948.
  65. Посещение Святейшим Гавриилом, Патриархом Сербским, Высокопреосвященнейшего Митрополита Анастасия // Церковная жизнь. – 1940. – №1.
  66. Постановление Заместителя Патриаршаго Местоблюстителя и при нем Патриаршаго Священнаго Синода о Карловатской группе // Журнал Московской Патриархии в 1931-1935 гг.
  67. Прибытие Святейшаго Патриарха Варнавы в Сремски Карловци // Церковные ведомости. – 1930. – №9-10.
  68. Псарев А.В. Канонический статус Русской Православной Церкви Заграницей. – Свято-Владимирская духовная семинария. – 2002.
  69. Пузовић Предраг, професор. Српска православна црква. – Београд: Богословски факултет СПЦ. – 2000.
  70. Речи Святейшаго Патриарха Сербскаго Гавриила // Церковная жизнь. – 1938. – №10.
  71. Речь Святейшаго Патриарха Варнавы над гробом Блаженнейшаго Митрополита Антония // Церковная жизнь. – 1936. – №8-9.
  72. Рклицкий Никон, епископ. Жизнеописание Блаженнейшаго Антония, Митрополита Киевскаго и Галитскаго. Тома V и X. – Издание Северо-Американской и Канадской Епархии. – 1959.
  73. Рождественския приветствия // Церковная жизнь. – 1935. – №1.
  74. Рождественския приветствия // Церковная жизнь. – 1940. – №1.
  75. Рождественския приветствия // Церковная жизнь. – 1941. – №1.
  76. Сава, епископ Шумайдийский. Српски јерарси. – Нови Сад: Д.П. Будучност. – 1996.
  77. Святитель Феофан Затворник. Путь ко спасению. – М. – 2011.
  78. Сербская святыня в Харбине // Церковная жизнь. – 1934. – №4.
  79. Сборы и интронизация Сербскаго Патриарха // Церковная жизнь. – 1938. – №3.
  80. Слово // Церковные ведомости. – 1930. – №8.
  81. Служение Святейшаго Патриарха Сербскаго Варнавы в Русской Православной Церкви в Белграде // Церковные ведомости. – 1930. – №13-14.
  82. Телеграмма Патриарха Сербскаго // Церковная жизнь. – 1938. – №3.
  83. Торжество Сербской Церкви // Церковная жизнь. – 1939. – №5.
  84. Торжество в Сремских Карловцах // Церковные ведомости. – 1924. – №19-20.
  85. Трогательное отношение сербов к русскому храму в Берлине // Церковные ведомости. – 1930. – №5-6.
  86. Троицкий С.В. Митрополит Сергий и примирение русской диаспоры // Журнал Московской Патриархии. – 1968. – №6.
  87. Троицкий С.В. Правовое положение Русской церкви в Югославии. – Белград. – 1940.
  88. Храповицкий Антоний, митрополит. Письма Блаженнейшаго Митрополита Антония (Храповицкого). – Джорданвилль, Нью-Йорк: Типография Братства св. Иова Почаевского. – 1988.
  89. Чествование Блаженнейшаго митрополита Антония // Церковная жизнь. – 1935. – №9-10.
  90. Шкаровский М.В. Нацистская Германия и Православная Церковь. – М.: изд-во Крутицкого Патриаршего Подворья. – 2002.
  91. Юбилей Святейшаго Патриарха Варнавы // Церковная жизнь. – 1935. – №5.
  92. Gomarteli Benjamin, monk. Time Line of the Orthodox Church in the XX Century. Digital Format.
  93. Hilko, Michael P., Trans. Rodzianko, M. The Truth about the Russian Church Abroad. – Jordanville, NY: Holy Trinity Monastery. – 1975.
  94. Pavlovich Paul. The History of the Serbian Orthodox Church. – Don Mills, Ontario, Canada: Serbian Heritage Books. – 1989.
  95. Rodzianko Vladimir. The Serbian Church and the Russian Diaspora // The Christian East. Vol. 2. Nos. 7 and 8: 1953-4.
  96. Seide Georg, priest. Monasteries and convents of the Russian Orthodox Church abroad. Digital Format.
  97. Spasovich Stanimir, protodeacon. History of the Serbian Orthodox Church and Serbian Nation. –Libertyville, IL: St. Sava Serbian Orthodox School of Theology. – No date.

Notes:

  1. Рассматриваемые годы указаны в скобках.
  2. Черногория никогда не была национально отделена от Сербии. Она была отдельным государством из-за турецкого ига; Церковь в Черногории была Сербской, хотя и и была самоуправляющейся.
  3. Сава, епископ Шумайдийский. Српски јерарси. – Нови Сад. 1996. С. 60-61, 431.
  4. Пузовић Предраг, професор. Српска православна црква. – Београд. 2000. С. 218.
  5. Литература и культура Древней Руси. Под ред. В.В. Кускова. – М. 1994. С. 116.
  6. Пузовић, С. 218.
  7. 15 (28) июня – Видовдан, день памяти Косовской Битвы (1389). Хотя сербы потерпели поражение, этот день считается одним из величайших сербских праздников духовной победы. Сербы стали народом-мучеником. Тысячи мучеников молились за сербский народ пред Престолом Божиим об освобождении от турецкого ига.
  8. Косик В.И. Русская церковь в Югославии. – М. 2000. С. 22.
  9. Pavlovich Paul. The History of the Serbian Orthodox Church. – Canada. 1989. С. 220.
  10. Spasovich Stanimir, protodeacon. History of the Serbian Orthodox Church and Serbian Nation. – Libertyville, IL: St. Sava Serbian Orthodox School of Theology. С. 157.
  11. Грамота // Церковные ведомости. – 1922. – №8-9. С. 2.
  12. Pavlovich, С. 221.
  13. Spasovich, С. 157.
  14. Pavlovich, С. 220-221.
  15. Spasovich, С. 157
  16. Pavlovich, С. 221-222.
  17. Spasovich, С. 157.
  18. Храповицкий Антоний, митрополит. Письма Блаженнейшаго Митрополита Антония (Храповицкого). – Джорданвилль, Нью-Йорк. 1988. С. 80.
  19. Здесь и далее цитаты из архиеп. Никона даюся в обратном переводе с англ.: Рклицкий Никон, епископ. Жизнеописание Блаженнейшаго Антония, Митрополита Киевскаго и Галитскаго. Том V, С. 5.
  20. Рклицкий, том V, 6.
  21. Когда во время гражданской войны связь с Москвой была прервана, епископы юга России были вынуждены созвать собор в Ставрополе. Собор состоялся в 1919 году. “При этом Совете было создано Высшее Церковное Управление Юга России” (Hilko, Michael P., Trans. Rodzianko, M. The Truth about the Russian Church Abroad. – Jordanville, NY.1975. С. 8).
  22. Рклицкий, том V, С. 6-12.
  23. Храповицкий, С. 81.
  24. Hilko, С. 8.
  25. Храповицкий, С. 82.
  26. Храповицкий, С. 83.
  27. 23 января (5 февраля) 1920 года первые пять русских епископов прибыли в Сербию (Храповицкий, С. 83). Одим из них был архиепископ Евлогий (Георгиевский). В августе 1920 года архиепископ Евлогий был направлен Главным Церковным Управлением Юга России с делегацией СПЦ в Женеву на межконфессиональную подготовительную конференцию “Жизнь и Работа” (Евлогий, митрополит. Путь моей жизни: воспоминания митрополита Евлогия, изложенные по его рассказам Т. Манухиной. – Париж. 1947. С. 368).
  28. Рклицкий, том V, С. 23-24.
  29. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943. / Сост. Губонин М.Е. – М. 1994. С. 261.
  30. Храповицкий, С. 83.
  31. Маевский В.А. Сербский Патриарх Варнава и его время. – Нови Сад. С. 12.
  32. Рклицкий, С. 30.
  33. В 1920-х годах РПЦЗ упоминается в Архивах СПЦ при Сербском Патриархате в Белграде как “Руска Церква у изгнанству” и ”Сремска Црква”.
  34. Троицкий С.В. Правовое положение Русской церкви в Югославии. – Белград. 1940. С. 107.
  35. Польский Михаил, протоиерей. Каноническое положение высшей церковной власти в СССР и заграницей. – Джорданвилль, Нью-Йорк. 1948. С. 126.
  36. Интересно отметить, что на следующем заседании Высшего Церковного Управления 4 (17) января 1922 года было зачитано заявление СПЦ об открытии епархии в Северной Америке. Это заявление было сделано Патриархом Димитрием 20 декабря 1921 года (2 января) 1922 года. Высшее Церковное Управление приняло это заявление и составило следующий акт: “Принято во внимание решение Сербских Церковных Властей об открытии епархии в Северной Америке. Архиепископ Александр и епископ Алеутский и Аляскинский Антоний должны быть уведомлены, и Его Святейшеству Патриарху Всероссийскому должно быть сообщено об этом при первой же возможности” (Определение Высшаго Русскаго Церковнаго Управления заграницей // Церковные ведомости. – 1922. – №2. С. 8-9).
  37. Письмо № 484, 17 (30) июля 1921 года, Патриарший архив Сербской Православной Церкви.
  38. Деяния Русского Всезаграничного Церковного Собора, титульный лист.
  39. см. Часть I, гл. 3, 33.
  40. Деяния Русского Всезаграничного Церковного Собора. – Сремски Карловци: Српска манастирска штампарија. 1922. С. 8 и 15.
  41. см. Часть I, гл. 3, 33-34.
  42. См. письмо № 484 от 17 (30) июля 1921 года, указанное выше.
  43. Министерство Иностранных Дел Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев. Письмо в Патриархат Сербской Православной Церкви, 22 апреля (5 мая) 1922 года. Дело РПЦЗ. Архив Сербской Православной Церкви, Белград.
  44. Патриархат Сербской Православной Церкви. Письмо в Министерство Иностранных Дел Королевства Сербов, Хорваты и Словенов, 22 апреля (5 мая) 1922 года, Архив Русской Православной Церкви Заграницей. Архив СПЦ, Белград.
  45. Грамота // Церковные ведомости. – 1922. – №5. С. 3. Обратный перевод с английского.
  46. Грамота // Церковные ведомости. – 1922. – №8-9 С. 1-4.
  47. Епископ Антоний Алеутский // Церковная жизнь. – 1934. – №4. 1934 С. 66.
  48. Епископ Ново-Садский Ириней закончил Московскую Духовную Академию. Интересно отметить, что он был Сербским епископом, отправленным в Софию, Болгарию, для сослужения с Патриархом Московским и Всероссийским Алексием I после его избрания на Патриарший Престол в 1945 году. (Протоиерей Владимир Родзянко. Письмо протоиерею Георгию Граббе от 21 января (3 февраля) 1979 года. 1979:3. Библиотека Стэнфордского Университета).
  49. Панихида по Царям-Мученикам // Церковные ведомости. – 1923. – №7-8 С. 9.
  50. День славы Патриарха Сербскаго // Церковные ведомости. – 1924. – №21-22. С. 9.
  51. Внимание Святейшаго Патриарха Сербскаго к русским беженцам // Церковные ведомости. – 1924. – №9-10. С. 14.
  52. Патриаршее благословение Пастырскому Братству // Церковные ведомости. – 1924. – №9-10. С. 14.
  53. Торжество в Сремских Карловцах // Церковные ведомости. – 1924. – №19-20. С. 20.
  54. Определение Св. Архиерейскаго Собора Сербской Православной Церкви // Церковные ведомости. – 1930. – №5-6. С. 3.
  55. Трогательное отношение сербов к русскому храму в Берлине // Церковные ведомости. – 1930. – №5-6. С. 11. Обратный перевод с английского.
  56. Обращение // Церковные ведомости. – 1930. – №3-4. С. 2. Обратный перевод с английского.
  57. Интересно отметить, что это письмо адресовано всем автокефальным Православным Церквам, а также РПЦЗ и Карпаторусской епархии, которые не были автокефальными: “Призыв Святейшего Патриарха и Священного Синода Сербской Православной Церкви Константинопольскому, Александрийскому, Иерусалимскому и Антиохийскому Патриархатам; Церквам Румынии, Греции и Болгарии; Архиепископии Кипра; Епископству Чешскому и Сильвско-Моравскому и Главе Русской Церкви в эмиграции митрополиту Антонию”.
  58. Церковные ведомости. – 1930. – №3-4. С. 3.
  59. 15 (28) февраля 1930 года. № 161. Церковные ведомости. – 1930. – № 5-6. С. 3.
  60. Патриарх Димитрий. [Письмо Архиепископу Феофану] // Церковные ведомости. – 1924. – №9-10.
  61. Патриарх Димитрий. [Письмо Архиепископу Феофану] // Церковные ведомости. – 1924. – №17-18.
  62. Это часовня (за собором Святого Марка) в Белграде в результате стала Свято-Троицкой Русской Православной Церковью. У сербов есть традиция возводить небольшую часовню на месте строительства собора для ежедневных служб, пока строится собор. По окончании строительства часовня сносится. В то время, когда шло строительство собора Святого Марка, очень много русских приходило в часовню на службу, и было решено по окончании строительства собора часовню не сносить, а отдать русским. Новое здание Русской Церкви в Белграде, о котором говорится в письме, никогда не было построено.
  63. 23 декабря 1924 года (5 января 1925 года) № 4271. Церковные ведомости. – 1926. – № 1-2.
  64. Епископ Битолийский Иосиф учился в Киевской Духовной Академии в начале ХХ века (Сава, С. 261).
  65. Епископ Мардарий закончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию (Сава, С. 307). Прослалавлен Сербской Православной Церковью в 2017 году.
  66. Белградское собрание в память жертв большевистскаго режима // Церковные ведомости. – 1930. – №8. С. 11.
  67. Погребение Святейшаго Патриарха Димитрия // Церковные ведомости. – 1930. – №7. С. 6.
  68. Может создаться впечатление от воспоминаний архимандрита Киприана о митрополите Антонии, что митрополит Антоний действовал не считаясь с желаниями Сербской Церкви, но это не так. Ни в каких речах и приветствиях  иерархов СПЦ в адрес РПЦЗ, ни в каких прочих документах из архивов СПЦ не видно недовольства митрополитом Антонием ни при каких обстоятельствах, особенно при его жизни. (Патриарший архив Сербской Православной Церкви. Протокол 4-го регулярного собрания Священного Синода Епископов Сербской Православной Церкви, 18 (31) августа 1921 года, в Сремских Карловцах).
  69. Seide, Georg. Monasteries and convents of the Russian Orthodox church abroad.
  70. Грамота № 3405 Патриарха Дмитрия митрополиту Антонию. Церковные Ведомости. – 1925. – №19-20.
  71. Seide, C. 43, 47.
  72. Пагануцци П.Н. Высоко-Дечанская Лавра // Православная жизнь. – 1976. – №8. С. 22-23.
  73. Епископ Дамаскин был иерархом СПЦ. Он закончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию в 1917 году. Позже он был назначен в епархию Америки и Канады (1938), затем – в Банатскую епархию (1939-1946) и, наконец, был возведён в митрополита Загребского (1947- 1969) (Сава, С. 149-150).
  74. Епископ Нишский Досифей закончил Киевскую Духовную Академию в 1904 году (Сава, С. 175).
  75. В книге Савы ”Српски Иерарси” говорится, что епископ Горазд был епископом Мукачевско-Пряшевской епархии (Сава, С. 136), но, по словам монаха Горазда в его “Судьбы святой православной веры на территории бывшей Чехословакии”, Мукачевско-Пряшевская епархия образовалась только в 1930 году (Монах Горазд. Судьбы святой православной веры на территории бывшей Чехословакии // Православный путь. –  Джорданвилль, Нью-Йорк. 2000. С. 126). Остаётся думать, что епископ Горазд был назначен епископом Чешско-Моравской епархии, и и впервые об этом сказано в ”Српски Иерарси”.
  76. Очевидно, он был обеспокоен тем, как отреагирует на это Константинопольский Патриархат.
  77. Епископ Рашко-Призренский Серафим окончил Московскую Духовную Академию в 1902 году.
  78. Историческое заседание Сербскаго Св. Собора // Православная Русь. – 1930. – №24. С. 2.
  79. Первое звание иеромонаха в сербской традиции.
  80. Епископ Рашко-Призренский Владимир окончил Московскую Духовную Академию (Сава, С. 91).
  81. Рклицкий, т. X, С. 247.
  82. Милош Парента, http://deistvo.chat.ru/06.htm 
  83. Необходимо сказать, что у Патриарха Варнавы было весьма идеалистическое представление о русском народе. В интервью белградскому русскому журналу в начале 1930-х годов он говорит: “Всем известно о печальных событиях, происходящих в России. Трудно говорить о них, но я часто задаю себе вопрос: “Виноват ли русский народ, эти доверчивые и добрые люди, в гибели своих лучших сыновей и дочерей?” И отвечаю себе: “Нет. Нельзя винить в этих бедах русский народ. Это – Божье испытание, посланное великому народу, из которого он выйдет победителем своих внутренних и внешних врагов…” (Маевский, С. 273). В другом месте Патриарх Варнава говорит, что русские проходят испытания, молясь Божьей Матери, чтоб Она покрыла их своим омофором. (Знаменательный юбилей. – Белград. 1936. С. 6).
  84. Слово // Церковные ведомости. – 1930. – №8. С. 6-7
  85. Hilko, С. 15-16.
  86. Пагануцци П.Н. Святейший Патриарх Сербский Варнава // Церковь и время. – 2003. – №3 (24). С. 149.
  87. Пагануцци, там же.
  88. Епископ Варнава был рукоположен в епископы 10 апреля 1910 года.
  89. Пагануцци, там же, С. 150-153.
  90. Мельник Феодосий, архимандрит. Патриарх Варнава и Митрополит Антоний // Orthodox Life. – 1972. – №1. С. 18.
  91. Пагануцци, там же, С. 153.
  92. Мельник, С. 21.
  93. Митрополит Петр находился в ссылке и впоследствии в заключении с 1925 года.
  94. Патриарх Варнава. [Письмо Митрополиту Елевферию Литовскому] // Голос Литовской Православной епархии. – 1933. – №1.
  95. Митрополит Сергий. [Письмо Патриарху Варнаве] от 23 марта 1933 г. // Журнал Московской Патриархии в 1931-1935 гг. С. 157-164.
  96. Троицкий С.В. Митрополит Сергий и примирение русской диаспоры // Журнал Московской Патриархии. – 1968. – №6. С. 21.
  97. Троицкий, там же.
  98. Сергей Викторович Троицкий был историком церковного права. Он покинул Россию после революции и поселился в Белграде. Преподавал в Париже в Свято-Сергиевском Богословском Институте, а также в Югославской Юридической Школе. Автор книги О неправде Карловацкого раскола. Закончил жизнь в Белграде (Косик, С. 257).
  99. Троицкий С.В. Митрополит Сергий и примирение русской диаспоры // Журнал Московской Патриархии. – 1968. – №6. С. 22.
  100. Троицкий, там же, С. 22-23.
  101. Митрополит Антоний Храповицкий. Письмо Патриарху Варнаве от 29 апреля (12 мая) 1933 года. Архив Русской Православной Церкви Заграницей. Архив СПЦ, Белград. Обратный перевод с английского.
  102. Митрополит Антоний Храповицкий. Письмо Патриарху Варнаве от 29 апреля (12 мая) 1933 года. Архив Русской Православной Церкви Заграницей. Архив СПЦ, Белград.
  103. По получению известия об этом письме, митрополит Антоний написал патриарху Варнаве письмо, в котором выразил свои чувства по поводу того, что происходило с митрополитом Сергием: “Это письмо усиливает нашу скорбь в связи с тяжёлым положением и преследованиями, в которых находится наша Церковь с её иерархами Матерью-Церковью с иерархами, часть из которых оказалась Locum Tenens в изгнании, а часть – в плену у безбожной власти… Я никогда не поверю, что он (митрополит Сергий) добровольно написал требование о полном уничтожении Русской Поместной Церкви”. (Митрополит Антоний Храповицкий. Письмо Патриарху Варнаве от 24 апреля (7 мая) 1934 года № 3759. Архив Русской Православной Церкви Заграницей. Архив Сербского Православного Патриархата, Белград). Митрополит Сергий. Письмо Патриарху Варнаве от 25 января (7 февраля) 1934 года № 119. Архив Русской Православной Церкви Заграницей. Архив СПЦ, Белград). Обратный перевод с английского.
  104. В личном письме к иерархам РПЦЗ от 12 сентября 1926 года митрополит Сергий призвал их принять автономию: “Ваше письмо заставляет меня спросить вас: может ли Московский Патриархат православными в их церковной жизни руководить православными в эмиграции, когда между нами практически нет общения? Я думаю, что во благо Церкви вы должны либо с общего согласия создать Центр Церковного Управления, который сможет разрешать все конфликты и разногласия и предотвращать любые неповиновения, не обращаясь к нам (всегда найдётся причина усомниться в подлинности наших приказов или истолковать их неверно…) А если трудно создать такой Церковный Центр, признанный всеми эмигрантами, то лучше подчиниться воле Божией; признать, что эмигранты не могут организовать свою автономию, и настало время встать на почву канонов и подчиниться (возможно, временно) местному церковному правительству, например, в Сербии – Сербскому Патриарху. В неправославных странах вы можете организовывать независимые общины или церкви, членами которых могут быть нерусские…” (Из неопубликованной рукописи монаха Вениамина. Gomarteli Benjamin, monk. Time Line of the Orthodox Church in the XX Century).
  105. Троицкий С.В. Митрополит Сергий и примирение русской диаспоры // Журнал Московской Патриархии. – 1968. – №6. C. 23; Постановление Заместителя Патриаршаго Местоблюстителя и при нем Патриаршаго Священнаго Синода о Карловатской группе // Журнал Московской Патриархии в 1931-1935 гг. С. 226.
  106. Архив Отдела Внешних церковных сношений. Цит. по Троицкий.
  107. Необходимо отметить, что основополагающая часть всех канонов Православной Церкви была написана в времена, когда христианство было господствующей религией. Следует понимать, что во времена гонений церковная жизнь должна быть организована в соответствии с духом Нового Завета, а не с буквой закона, подразумевающего спокойные условия церковной жизни. Русские епископы, уехавшие за границу, с их твёрдой поддержкой монархии и антисоветской политической позицией, не смогли прийти к духовному объединению с другими частями Русской Церкви. Руководство РПЦЗ, хотя и находилось в беспрецедентном положении, считало себя единственным церковным центром русской диаспоры, а её иерархи подчинялись каноническим мерам. (Журнал Московской Патриархии в 1931-1935 гг. С. 228-229).
  108. Об этом говорится в статье А.В. Журавского “Экклезиологическая и этико-каноническая позиция Митрополита Кирилла (Смирнова) в его воззрениях на Церковное Управление и Церковно-Государственные отношения”, которая была прочитана на конференции в Сентандре, Венгрия, в 2001 году. Цит. по: История Русской Православной Церкви в XX веке (1917-1933): материалы конференции. – Мюнхен: Издательство Братства Св. Иова Почаевского. С. 417-418.
  109. Псарев Андрей. Канонический статус Русской Православной Церкви Заграницей. Курсовая работа– Свято-Владимирская духовная семинария. 2002.
  110. Обмен приветствиями // Голос Литовской Православной епархии. – 1935. – №1-2.
  111. Митрополиты Западноевропейский Евлогий и Северо-Aмериканский Платон ушли из подчинения Собору епископов РПЦЗ на Архиерейском Соборе в 1926 году.
  112. Имеeется в виду СПЦ.
  113. Маевский, С. 280. Владислав Альбимович Маевский – историк, был секретарем Патриарха Варнавы, а также библиотекарем в Патриаршей библиотеке в Белграде. Переехал в США после Второй Мировой войны. (Косик, С. 244).
  114. Маевский, С. 293.
  115. Патриарх Сергий // Журнал Московской Патриархии. – 1968. – №6. С. 20.
  116. Общее согласие церковных иерархов, совпадающее с канонами Церкви и с духом канонов.
  117. Собор епископов осенью 1934 года.
  118. Косик, С. 46-47.
  119. Hilko, С. 33. 180. Патриарх разработал планы урегулирования проблем русской церковной диаспоры, особенно в отношении митрополита Евлогия в Западной Европе и митрополита Феофила в Северной Америке.

    Первый план касался митрополита Евлогия и состоял из шести пунктов:
    1) Русская Зарубежная Церковь имеет четыре Митрополии:

    • Западноевропейскую,
    • Балканскую,
    • Дальневосточную,
    • Американскую;

    2) единый вышестоящий над ними орган должен состоять из представителей, которые будут собираться на периодические советы;

    3)  юрисдикция Синода епископов Русской Церкви в Сремских Карловцах должна быть ограничена территорией Сербской Церкви;

    4)  все священнослужители Русской Церкви в Западной Европе должны находиться в одной юрисдикции;

    5)  разногласия между митрополитом Евлогием и Карловацкой администрацией рассматриваются Константинопольским и Сербским Патриархами;

    6)  Митрополит Евлогий остаётся Экзархом Константинопольского Патриархата, а Русская Церковь в Западной Европе остается под покровительством Сербского Патриархата до тех пор, пока новая организация РПЦЗ не получит благословения Константинопольского и Сербского Патриархов. 181 Записки Сербского Патриархата. Письма Патриарха Варнавы. Документ Русской Православной Церкви Заграницей. Архив СПЦ, Белград.

  120. Записки Cербского Патриархата. Письма Патриарха Варнавы. Документ Русской Православной Церкви Заграницей. Архив СПЦ, Белград.
  121. Hilko, С. 34.
  122. Hilko, С. 34-35.
  123. Митрополит Сергий. [Письмо Патриарху Варнаве] от 14 марта 1936 г. // Голос Литовской Православной епархии. – 1936. – №7-8. С. 3-4.
  124. Нет документов, подтверждающих, что это предупреждение было приведено в исполнение. (Митрополит Сергий. [Письмо Патриарху Варнаве] от 14 марта 1936 г. // Голос Литовской Православной епархии. – 1936. – №7-8. С. 4).
  125. Rodzianko Vladimir. The Serbian Church and the Russian Diaspora // The Christian East. Vol. 2. Nos. 7 and 8: 1953-4. С. 196.
  126. Пагануцци П.Н. Святейший Патриарх Сербский Варнава // Церковь и время. – 2003. – №3 (24). С. 143.
  127. Прибытие Святейшаго Патриарха Варнавы в Сремски Карловци // Церковные ведомости. – 1930. – №9-10. С. 10.
  128. Патријарх Српски Варнава // Гласник – Службени лист Српске Православне Цркве. – 2004. – №11. С. 282.
  129. “Грамота”. “Церковные ведомости”, № 11-12, 1930:1
  130. Грамота // Церковные ведомости. – 1930. – №11-12.
  131. Служение Святейшаго Патриарха Сербскаго Варнавы в Русской Православной Церкви в Белграде // Церковные ведомости. – 1930. – №13-14. С. 4.
  132. Митрополит Антоний и архиепископ Анастасий. Письмо Патриарху Варнаве. Архив РПЦЗ, Архив СПЦ.
  133. Доклад епископа Нишского Досифея. Архив РПЦЗ, Архив СПЦ.
  134. Впоследствии – епископ Православной Церкви Америки Василий (Родзянко).
  135. Впоследствии – епископ Манхэттенский Григорий (Граббе) (РПЦЗ).
  136. Сербская святыня в Харбине // Церковная жизнь. – 1934. – №4. С. 67.
  137. Архиерейский собор // Церковная жизнь. – 1934. – №9-10 С. 154.
  138. Грамота // Церковные ведомости. – 1934. – №11. С. 169.
  139. Рождественския приветствия // Церковная жизнь. – 1935. – №1. С. 52.
  140. “Юбилей Святейшего Патриарха Варнавы”. “Церковная жизнь”, № 5,1935:77-78.
  141. Епископ Николай жил в России в начале 1900-х годов (по направлению Сербского митрополита Дмитрия) и хорошо знал русский народ. (Сава, С. 375).
  142. Юбилей Святейшаго Патриарха Варнавы // Церковная жизнь. – 1935. – №5. С. 90-1.
  143. Чествование Блаженнейшаго митрополита Антония // Церковная жизнь. – 1935. – №9-10. С. 145-50.
  144. Награждение русских иерархов // Церковная жизнь. – 1936. – №3. С. 45.
  145. Мельник Феодосий, архимандрит. Патриарх Варнава и Митрополит Антоний // Orthodox Life. – 1972. – №1. С. 23.
  146. В Календаре Сербской Православной Церкви от 1938 года митрополит Анастасий указан как Первоиерарх РПЦЗ. В том же Календаре, в разделе “Новости Церквей-сестёр и визиты” его приводится биография митрополита Анастасия. Она идёт первой статьёй в этом разделе и предшествующет новостям о визите в Белград Патриарха Александрийского. В ней автор желает митрополиту Анастасию многая лета “на радость своей Родины, Великой Православной России, которая дорога всем славянам, и особенно нам, сербам”. “Высококпреосвященный Господин Анастасий, митополит Кишиневский и Хотинский, Поглавар Руске Цркве у иностранству”, Црква – Календар Српске Православне Патриархии, 1938.  Архив Свято-Троицкой Семинарии. (“Visokopreosvecheni gospodin Anastasije, mitropolit Kishinjevski i Hotinski, poglavar Ruske Tsrkve u inostranstvu”. Tsrkva – 1938 Kalendar Srpske Pravoslavne Patrijarshije. Archive of Holy Trinity Seminary. Maevskii File. 102-3).
  147. Речь Святейшаго Патриарха Варнавы над гробом Блаженнейшаго Митрополита Антония // Церковная жизнь. – 1936. – №8-9. С. 121.
  148. Необходимо сказать, что некоторые поддержали идею создания Всеславянской Православной Церкви во главе с Патриархом Сербским Варнавой. Архиепископ Виталий (Максименко) даже упоминается в контексте поддержки этой идеи. Иванов Серафим, епископ. Друг русского народа // Православная Русь. – 1935. – №7. С. 3.
  149. Новый Сербский Патриарх и Церковь от него чаяния // Православная Русь. – 1930. – №10. С. 1.
  150. Замойски Я.Е. Русская Православная Зарубежная Церковь. 1928-1938. По материалам польских заграничных служб // Новая и новейшая история. –  1998. –  № 1. С. 60.
  151. Речь Святейшаго Патриарха Варнавы над гробом Блаженнейшаго Митрополита Антония // Церковная жизнь. – 1936. – №8-9. С. 122.
  152. Архиерейский собор // Церковная жизнь. – 1936. – №10-11. С. 162-3.
  153. Патриаршее послание // Церковная жизнь. – 1936. – №12. С. 181-4.
  154. Сразу по кончине Патриарха Варнавы врачи предположили, что его отравили; однако действительная причина смерти неизвестна. (Сава, С. 109). Два брата Патриарха, Александар и Урош Росичи, также вскоре внезапно умерли. Важно отметить, что в день смерти патриарха Варнавы был принят Конкордат между СПЦ и Римско-Католической Церковью. Патриарх Варнава был настроен очень против конкордата. В этот день в Белграде состоялось шествие с молебном о скорейшем выздоровлении Патриарха Варнавы. Полиция не одобрила это шествие; начался бунт, в результате которого многие получили ранения (Pavlovich, С. 230).
  155. Pavlovich, С. 232-233.
  156. Сава, С. 109.
  157. Сборы и интронизация Сербскаго Патриарха // Церковная жизнь. – 1938. – №3. С. 45–47.
  158. Там же, С. 47-48.
  159. Телеграмма Патриарха Сербскаго // Церковная жизнь. – 1938. – №3. С. 1.
  160. Письмо // Церковная жизнь. – 1938. – №3. С. 1.
  161. Грамота // Церковные ведомости. – 1938. – №4. С. 52.
  162. Деяния второго Всезарубежнаго Собора Русской Православной Церкви Заграницей. – Белград. 1939. С. 25-26.
  163. Епископ Вениамин окончил Кишинёвскую Семинарию (Сава, С. 67).
  164. Речи Святейшаго Патриарха Сербскаго Гавриила // Церковная жизнь. – 1938. – №10. С. 161-2.
  165. Там же, С. 162-3.
  166. Новый Берлинский кафедральный собор // Церковная жизнь. – 1938. – №5-6. С. 94.
  167. Пасхальныя приветствия // Церковная жизнь. – 1939. – №4. С. 49; Рождественския приветствия // Церковная жизнь. – 1940. – №1. С. 1; Рождественския приветствия // Церковная жизнь. – 1941. – №1. С.1.
  168. В иных поместных церквях // Православная Русь. – 1940. – №3. С. 6.
  169. Дар Святейшего Патриарха Сербскаго // Церковная жизнь. – 1939. – №4. С. 60.
  170. Грамота // Церковные ведомости. – 1941. – №2. С. 17.
  171. Торжество Сербской Церкви // Церковная жизнь. – 1939. – №5. С. 75.
  172. Там же, С. 76.
  173. Церковная жизнь. – 1940. – №1. С. 14.
  174. Шкаровский М.В. Нацистская Германия и Православная Церковь. – М. 2002. С. 251.
  175. Вероятно, так думали, потому что архиепископ Серафим, будучи немцем, был единственным православным епископом в Германии, поддерживаемый нацистами.
  176. Нектарий, епископ Зворничский и Тузловский. Письмо митрополиту Анастасию, 23 января (5 февраля) 1941 года, Архив СПЦ.
  177. Сава, С. 137.
  178. Святитель Феофан Затворник. Путь ко спасению. – М. 2011. С. 27.
  179. Hilko, С. 34.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.