Джорданвилль Интервью Московский Патриархат Церковное право Чтец Николай Костур

Православная Церковь Америки и РПЦЗ имеют общий корень в дореволюционной Русской Церкви

Отец Николай с семьей. 2018 г.

Первооткрыватель взаимоотношений между РПЦЗ, Сербской Церковью и Северо-Американской митрополией рассказыват о своем опыте.

Чтец Николай Костур – сын протоиерея о. Лазаря Костур аиз Ново-Гречанико-Средне-Западной Американской епархии Сербской Православной Церкви. Николай – воспитанник Свято-Троицкой духовной семинарии (СТДС, Джорданвилль, шт. Нью-Йорк) и Свято-Владимирской православной духовной академии (Крествуд, шт. Нью-Йорк). В этом интервью Николай рассказывает нам о своих исследованиях отношений между 1) Сербской Православной Церковью и 2) Русской Зарубежной Церковью и  между Американской Метрополией. Настоящий перевод осуществлен при поддержке Русско-Американского общества взаимопомощи Отрада,  инк. 

Пожалуйста, расскажите нам о себе.

Будучи сыном сербского православного священника, я вырос в очень традиционной семье. Будучи детьми мы посещали храм с родителями, где мы служили в алтаре или пели на клиросе. Когда я рос, мне всегда рассказывали о Джорданвилле и Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), о ее связи с Сербской Православной Церковью (СПЦ) и о том, как она сформировала моего отца. Будучи ребенком, я никогда серьезно не думал о том, чтобы пойти в семинарию, пока мне не исполнилось 16 лет, когда я принял решение поступить в Свято-Троицкую семинарию после окончания средней школы, надеясь пойти по стопам моего отца.

Ваша диссертация в Свято-Троицкой семинарии была посвящена “Отношениям Сербской Православной Церкви с Русской Православной Церковью Заграницей в 1920-1941 гг.” Было бы справедливо назвать эту работу новаторской?

Я полагаю, что исследование, которое я закончил в СТДС, включало в себя много новых материалов,  обнаруженных в Архивах Сербского Православной Церкви летом 2004 года. Одними из самых ценных свидетельств стала переписка между патриархом Варнавой и митрополитом Сергием (Страгордским) и так же между митрополитом Антонием (Храповицким) и митр. Сергием. Например, митрополит Антоний написал патриарху Варнаве, заявив, что он никогда не поверит, что митрополит Сергий написал декларацию лояльности сответской власти по своей воле, а скорее, что он был вынужден сделать это под давлением. Я также смог исследовать источники из Архива Синода РПЦЗ в Нью-Йорке и Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) в Москве.

Какие стереотипы Ваша диссертация опровергала?

В то время, когда я писал свою диссертацию в Джорданвилле, разговоры о единстве между МП и РПЦЗ усиливались с разных позиций. Некоторые семинаристы члены РПЦЗ поддерживали объединение, в то время как многие были против объединительного процесса. Похоже, что многие считали, что в первые годы своего существования РПЦЗ была настроена против Московского Патриархата, или что СПЦ поддерживала исключительно МП. Однако из публикаций РПЦЗ, а именно из «Церковных ведомостей» и «Церковной жизни» видно, что это не так. Во-первых, митрополиты Антоний и Анастасий (Грибановский) вместе с Архиерейским Синодом РПЦЗ никогда не выступали с какими-либо заявлениями, оспаривающими каноничность МП. Во-вторых, можно видеть, что СПЦ сохраняла хорошие отношения, как с МП, так и с РПЦЗ. На самом деле, были времена, когда СПЦ также поддерживал МП, хотя РПЦЗ существовала в Сербии и функционировала с благословения СПЦ. Конечно, особое уважение было проявлено к иерархам РПЦЗ, но как к «полуавтономной» Церкви, как Патриарх Варнава назвал ее в 1935 году. Однако МП продолжали уважать, как автокефальную церковь-сестру и СПЦ, не хотел разрывать эту сестринскую связь.

Вы написали свою диссертацию на соискание ученой степени магистра богословия в Свято-Владимирской академии об отношениях РПЦЗ с Русской Православной Церковью в Северной Америке (то есть с ПЦА) в 1920-1970 гг. Я понимаю, что предыдущие работы, посвященные этой проблеме, были полемическими. Ваша диссертация является первой работой, которая анализирует тему академически. Что вы узнали, изучая тему Вашего исследования?

К сожалению, как в ПЦА, так и в РПЦЗ существуют стереотипы и заблуждения относительно друг друга. Человеческие слабости, страсти и предрассудки сыграли большую роль в формирование этих стереотипов. Похоже, что члены обеих церквей, не знают своей истории. Например, члены РПЦЗ не знают или не признают, что ПЦА была автономным органом в РПЦЗ с 1935 по 1946 вместе с тремя другими автономными церквами – РПЦЗ на Ближнем Востоке, Дальнем Востоке и в Западной Европе. Аналогичным образом, члены ПЦА не понимают, что их церковь фактически была частью РПЦЗ, и полностью подчиняется Архиерейскому Собору РПЦЗ. В общем, я узнал, что обе церкви очень похожи. У них общий корень, и это Русская Церковь до 1917 года и значение патриарха Тихона для Русской Церкви. Обе церкви имеют схожий уклад и разделены по различиям из-за отсутствия общего духовного главы. Разделения были укоренены из-за отсутствия связи предубежденности. Обе церкви действовали друг против друга будь то посредством: принятия священнослужителей друг от друга без канонических отпустов, критики друг друга без должного знания ситуации и изоляции друг от друга, особенно после 1970 года, когда ПЦА получила автокефалию от МП. Изучив различия и причины разногласий, мне стало ясно, что как РПЦЗ, так и ПЦА должны предпринять шаги для улучшения отношений и совместной работы, основывая свое сотрудничество на общих корнях и общих целях, в конечном итоге на спасении душ в лоне единой Православной Церкви.

Бытует мнение, что с 1935 по 1946 год Североамериканская митрополия была подчинена Архиерейскому Собору РПЦЗ, и поэтому, прекратив общение с РПЦЗ в 1946 году, она вызвала раскол. Можете прокоментировать?

Я считаю, что действия Русской Северо-Американской православной митрополии (далее митрополии) в то время действительно вызывали раскол, хотя я бы не стал использовать слово “раскол.” На основании Устава, подписанного в Сремских Карловцах в 1935 году, РПЦЗ была автономной областью внутри РПЦЗ, подчиненной ​​Архиерейскому Собору РПЦЗ. Фактически, иерархи митрополии не могли быть награждаемы, например возведением в сан архиепископа, без утверждения Синода РПЦЗ. Так было в случае с митрополитом Леонтием (Туркевичем) в связи с его возведением в архиепископа. После Второй мировой войны американские патриотические настроения достигли зенита и, до берлинского авиамоста, на СССР смотрели как на союзников. Эти настроения заставили многих в РПЦЗ поверить в то, что Церковь в России была свободна . К сожалению, митрополия не получила одобрения РПЦЗ на уход из ее состава. Однако важно отметить, что митрополия не хотела разорвать связь с РПЦЗ, а скорее хотела быть непосредственно под омофором МП. Было бы лучше, если бы митрополия попросила благословения на это у Архиерейского Собора РПЦЗ. Это позволило бы тщательнее изучить ситуацию и понять, что патриархат не собирался принимать митрополию на ее условиях, а скорее поставил бы ее в подчинение РПЦЗ. В течение нескольких месяцев МП отверг митрополию, и она осталась одна, не привязанная к какой-либо другой Церкви и совершенно изолированная.

Вы выросли в Сербской Православной Церкви, окончили Свято-Троицкую семинарию и сейчас закончили обучение в Свято-Владимирской академии. Как этот разнообразный опыт обогатил вас?

Это дало мне ощущение жизни вне СПЦ, в автономной церкви (РПЦЗ и в автокефальной церкви, что позволило мне увидеть, оихжизнь обе. Это был хороший опыт, узнать о традициях и обычаях обеих церквей, подготовивший меня к научно-исследовательской работе. Мое время в СТДС, в особенности работа над диссертацией, подготовило меня к работе, которую я продолжил в Свято-Владимирской академии, путем изучения архивных материалов и использования обширных библиотечных ресурсов в Свято-Владамирской академии. Я благодарен обоим семинариям за навыки, которые они дали мне для моей жизни, не только как Бог даст, как будущему служителю Церкви, но также – исследователю и историку

Поздравляю Вас с вступлением в таинство брака в конце июля этого года. Что дальше? Какие-нибудь исторические проекты?

В настоящее время я библиотекарь в Мемориальной библиотеке Джо Були, расположенной в Ново-Грачаническом монастыре в Третьем озере, штат Иллинойс. Я хотел бы продолжить свои исследования в области церковной истории, и я надеюсь изучить раскол ПЦА  в Северной Америке в 1963-1992 гг.

Приятно осознавать, что все ваши проекты имеют практическое значение для Церкви. Спасибо, что нашли время дать нам это интервью, и я надеюсь, что мы узнаем много нового из ваших будущих исследований по истории Русской Зарубежной Церкви.

Беседовал диакон Андрей Псарев

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.