Диакон Андрей Псарев Митрополит Антоний Неправославные Церковное право

Последнее слово в российской предреволюционной экклезиологии

Англиканская делегация посетила Священный управляющих Синод в Санкт-Петербурге в 1912 году. Архиепископ Харьковский Антоний находится слева от фотографии. Источник: Митрополит Евлогий, Put' moei zhizni: vospominaniia Mitropolita Evlogiia izlozhennyia po ego razskazam T.Manukhinoi. (Париж, 1947) Вставьте между страницами 588 и 589.

Экуменический диалог с секретраем будущий секции Всемирного Совета Церквей.

В 1915 г. Роберт Гардинер (1855-1924), юрист, деятель епископальной церкви и один из создателей экуменической организации Вера и Устройство обратился к архиеп. Харьковскому Антонию (Храповицкому) принять участие в конференции организации. В период 1915-1916 гг. Гардинер отправил Владыке Антонию четыре письма, опубликованные вместе с ответами архиеп. Антония в журнале «Вера и разум». Возможно их оригиналы писем Гардинера находятся в архиве Всемирного совета церквей и я решил не публиковать их русский перевод, появившийся в Вере и жизни, без того, чтобы не сверить его с написанными на французском языке оригиналами. Последнее письмо от 12/25 сентября 1916 г. осталось не отвеченным архиеп. Антонием. На него ответил архим. Иларион (Троицкий). Таким образом письма архиеп. Антония и будущего священномученик. Илариона Верейского явились последним словом русской дореволюционной экклезиологии. И учитель и ученик занимали позицию, что за пределами канонической ограды Православной Церкви нет спасительной благодати (Ср. Мф. 18, 18). В своем третьем письме Гардинеру архиеп. Антоний объяснял, что принимая приходящих в нее иначе чем через крещение Церковь в этом акте наделяет принимаемого благодатью, преподаваемой в таинстве крещения. При этом сам факт переписки и желание принять участие в конференции свидетельствовали о желании обоих авторов принять участие в честном экуменическом диалоге.

Внимание к этой переписке привлек о. Георгий Флоровский в своей статье «О границах церкви». Где он так отзывается о изложенной выше теории сакраментальной икономии: «“Икономическое” толкование не есть учение Церкви. Это есть только частное “богословское мнение,” очень позднее и спорное, возникшее в период богословской растерянности и упадка, в торопливом стремлении как можно резче размежеваться с римским богословием…» (Путь, ном. 44, 1933, С. 22).

Самые ранние следы «сакраментальной икономии» в изложении архиеп. Антония и архим. Илариона встречаются в византийской канонической письменности не раньше одиннадцатого века. Поэтому учение приснопоминаемого митрополита Антония о пустых формах и наполняющих их благодати, вполне возможно, является следствием того самого схоластического мышления против которого всю жизнь боролся авва русского церковного рассеяния. Полагаю, что канонические правила предписывая принятие лица из того или иного сообщества через миропомоазание или покаяние, указывают что крещение о этого лица сохранилось. Как это объясняет о. Георгий: «Может быть, и не следует говорить, что схизматики еще в Церкви — это, во всяком случае, не очень точно и звучит двусмысленно. Вернее сказать: в схизмах продолжает действовать Церковь, — в ожидании таинственного часа, когда растопится упорствующее сердце в тепле “предваряющей благодати”, — и вспыхнет и разгорится воля или жажда соборности и единства…» (Там же. С.24). Это объяснение о. Георгия мне представляется последним словом в выявлении понимания Церкви в русской дореволюционной и эмигрантской экклезиологии.

Интересно, что еще в 1926 г. в своем обращении к британским паломником, посетившим Елеонский монастырь в Иерусалиме,  Архиепископ Анастасий (Грибановский) высказал мысль выраженную выше о. Георгием Флоровским:

«Мы ощутили в Англиканской Церкви дыхание того «вселенского» начала (курсив мой. — А. П.), какое всегда было живо в ее сокровенных недрах, не взирая на пережитые ею исторические потрясения, и проявляет себя особенно ярко ныне в так называемом англо-католическом движении, зародившемся в тридцатых годах прошлого столетия вокруг славного Оксфордского университета. Эта могущественная закваска преобразует постепенно все тело Англиканской Церкви, возвращая ее учение, дисциплину и богослужение к духу Древней Апостольской Вселенской Церкви. Она окрыляет душу Англиканской Церкви, делает последнюю живою и жизнедеятельною и влечет к единению с Православием <…> Да будет позволено нам заключить наше приветствие псаломскими словами… «Благословенны грядущие во имя Господне» (Мф. 21:9)» (Англикане и Православные. Церковные ведомости 11-12, 1926. С. 8.).

Архиепископ Антоний (Храповицкий):

Архимандрит Иларион (Троицкий), Письмо Роберту Гардинеру

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.