Джорданвилль Из жизни епископов Мария Решетникова Московский Патриархат Статьи

Рождество с Владыкой Лавром. Часть 2-ая. О Церкви в России

Патриарх Алексий и митрополит Лавр закладывают краеугольный камень церкви новых мучеников, построенной на съемочных площадках в Бутово. Источник: mospat.ru

Видение отношений с Церковью в России.

Первая часть трилогии: Рождество с Владыкой Лавром. Часть 1-ая. О себе.

Наш разговор происходит в январе 2004  года, за три года до исторического  воссоединения Русской Зарубежной  Церкви и Московского Патриархата в  2007 году. Не зная как задать  следующий сложный вопрос, я  подыскиваю слова:  – Месяц назад прочитала, что готовится Ваша будущая встреча с Патриархом Алексием Вторым. Скажите пожалуйста, Митрополит Лавр, она произошла уже? Опять очень спокойно, без тени  удивления моему вопросу, без каких-либо явных эмоций на лице,  Владыка Лавр отвечает прямо и просто: 

– А… с Алексеем. Ещё нет, ещё не было. Может быть, когда-то состоится. Но так не знаем ещё.

Интересно, что при этих словах Владыка  Лавр растирает руки, будто готовясь к  работе над чем-то. Потом оператор берёт крупный план лица Владыки Лавра. На  этих кадрах Митрополит внимательно,  иногда тихо качая головой, слушает мой  длинный новый вопрос. На этот момент  наша беседа длится уже больше часа. 

Конечно, тема воссоединения церквей, крепости православия в России – это то, о чём даже говорю не я, а – как я их называю по-доброму, с любовью –старики, которых я снимаю для моего фильма: Фёдоров, Новосельцев и другие. У каждого из них свой взгляд, но всеми ими руководит безграничная любовь к России, патриотизм, невероятная боль, очень искренняя, за нашу страну, несмотря на всё то, что они пережили. Но есть масса вещей, которые до сих пор как бы не затрагиваются, о том трагическом периоде русской истории и той эмиграции, пастве православной, которую Вы возглавляете сейчас здесь за рубежом. Какие-то вопросы этического, морального, исторического плана будут подниматься в этом разговоре с Патриархом Алексием или Вы считаете, это не дело священнослужителей задавать такие вопросы?

– Ну, я думаю, что больше будут вопросы затрагиваться чисто в плане
церковно-историческом и каноническом. А в этическом плане – я думаю, что  специально вряд ли. Эти вопросы – дело  истории, конечно, как кто освещает, как  кто к этим вопросам подходит. Один  понимает так – и так это видит, а другой  иногда отвечает и приводит другие  мотивы и основания тех же самых вещей.

В вашей семенарии сегодня учится большое количество ребят из бывшего Советского Союза.

– Ну, есть люди молодые у нас, есть.

Я понимаю, что это большая тема и в двух словах её не расскажешь, но как Вам кажется – ждут воссоединения Русской Православной церкви?

– Здесь? – уточняет мой вопрос Владыка Лавр.

И здесь... я знаю, ждут многие старики.

– Ну, ждут, конечно. Ждут здесь, ждут в России.

На каких основаниях, Вы думаете, это возможно?

– Ну, я думаю, что постепенно. С Божьей помощью, во-первых. Постепенно это может быть улажено, но не так просто, конечно. Это потребует некоторое время. Это не так, что вдруг встретились, подписали, поговорили и закончили. Не  так, конечно. Это вопрос, который  требует времени, обсуждения многих  вопросов, которые существуют, разницы  между нами в вопросах.

Какие главные вопросы?

– Есть вопросы чисто исторического характера, канонического характера.

А вот пресловутое “сергианство”?

– “Сергианство” – тоже. Это с одной стороны, а с другой – так называемый “экуменизм”, это сослужение с иноверными. Это такой вопрос, который требует обсуждения. Для этого будет две комиссии: с нашей стороны и со стороны Московской Патриархии. Вопросы, которые есть, которые нужно разобрать и обсудить, будут предложены и будут обсуждаться комиссиями, затем представляться одной комиссией –своей стороне, другой комиссией – той стороне. Потом высшей церковной власти нужно будет решать, обсуждать и принимать меры и дальнейшие действия.

Вот, некоторые высказывают такое опасение, – даже те, кто приветствует воссоединение, – они говорят: благодаря Зарубежной Православной Церкви удалось сохранить так много ценных реликвий, так много архивов, что есть  опасение, что при воссоединении  появится доступ ко всем этим святыням,  которые всё это время были здесь в  сохранности, и вдруг откроется эта  дверь, и кто знает, что будет дальше,  учитывая, что сегодня в России всё  хорошо, а потом… Ну как легко, знаете, и  казачьи реликвии, и не только –  распродаются. И вот есть опасение… 

Владыка Лавр понимает мой вопрос с  первых фраз и быстро отвечает, не  давая мне закончить мои долгие  объяснения: 

– Ну, это есть у наших, есть. Недоверие большое, я бы сказал, у наших людей есть. Но мы не собираемся соединяться так, чтобы объединяться и раствориться, – это раз, и во-вторых, – чтобы вообще себя похоронить!

Здесь, наверное впервые за все полтора  часа нашего разговора на непростые  исторические темы, голос Владыки  Лавра стал заметно твёрже и громче,  когда он заговорил о будущем  Зарубежной Церкви. После небольшой  паузы он добавил: 

– Мы думаем мирно сосуществовать, мирно жить, как мы жили, продолжать свою жизнь и так далее. Насколько возможно, содействовать  церковной и духовной жизни там, в  России, и пользоваться также  свидетельствами с той стороны, тем, что  в России имеется. В России тоже есть  свои богатства духовные.

Что главное получат православные в России и русские здесь от административного воссоединения? Я так понимаю, институты всё равно будут иметь свою независимость… – при слове “независимость” Владыка Лавр утвердительно склоняет голову. А

что православные получат в результате? Тут ответ Владыки Лавра явно  показывает, что Владыка – воспитанник  именно Почаевского братства прп. Иова,  многовековой миссией которого,  независимо от местонахождения братии,  всегда было просветительское дело.  Ответ Владыки Лавра демонстрирует его  знание и любовь к печатному делу и  книгоиздательству, и он приветствует  возможность расширить  просветительскую работу монастыря и  всей Русской Православной Церкви  Заграницей.

– Во-первых, православные за рубежом получат возможность познакомиться со многими историческими богатствами, которые имеются в России. Там
масса документов и архивов, к которым  мы раньше не имели доступа, многое  печатается, и появляется возможность  больше этим пользоваться. А там в  России могут больше пользоваться  нашими архивами, рассказами,  произведениями, книгами.

И последнее. Это уже не вопрос. Скажите просто несколько слов. Представьте, что перед Вами сидит многотысячная аудитория молодёжи в России, которой сейчас преподают разные лозунги о том, что такое быть русским, что такое быть патриотом… Вы можете как-то сформулировать что бы Вы пожелали им, чтобы страна имела будущее? Что на Ваш взгляд самое важное? Владыка Лавр по-доброму улыбается  смею думать моему не умирающему  энтузиазму: второй час беседы, а я  задаю ему “философский” вопрос. 

– Я думаю, что самое главное нужно помнить, – вот как мой наставник покойный Владыка Виталий, про которого я Вам говорил, который восстанавливал монастырь на Карпатах, и здесь монастырь наш был под его ведением, – самое главное – помнить заветы наших основателей, основоположников России, Святого  Владимира: быть православными,  хранить православие, жить по правде, по  заповедям Божьим. Вот это главное.  Тогда мы можем рассчитывать на  Божию помощь, на Божие  свидетельство, и на то, что нас будут  уважать, что мы можем принести пользу  не только себе, но и всему миру.

Спасибо большое!

– Дай Вам Бог!

Благословите, пожалуйста! Перекрестив меня, Владыка Лавр  благославляет меня говоря:  – Всего доброго... Я передаю Владыке бумаги о моём  фильме «Рожденные Русскими». Он  внимательно слушает мои пояснения.  Я стою рядом с Владыкой Лавром,  оператор готовится выключить камеру,  и волшебство этого момента скоро  закончится, прервётся на плёнке… но  память бережно сохранит все  последующие встречи, выпавшие мне в  эти рождественские дни.  – …Вообще у нас снято уже больше ста часов плёнки, там будет очень много всего, но в основном это материалы, которые мы снимаем здесь, для России, потому что люди многие не знают, что здесь делается так много хорошего для России. Большая часть людей находится в неведении. Я безумно Вам благодарна. С праздником Вас! Отдыхайте! Владыка Лавр улыбается на мои  сумбурные пояснения, я кланяюсь до  земли перед Митрополитом Лавром.  – Ну, дай Вам Бог! – говорит он  Владыка Лавр опять благословляет меня, и я в последний раз в моей жизни припадаю к  его руке… Провод микрофона падает с его рясы, и он шутит: «Смотрите, Вашу штучку  унесу! А я думаю, что меня тянет?»  В это время, уже заждавшиеся окончания затянувшейся беседы братья монастыря  провожают Владыку Лавра из типографии, где проходила наша беседа, а у дверей уже  ждёт продолжения видеосъёмки самый необычный старожил монастыря – остроумный,  чуть блаженный и всегда готовый к беседе Лев Иванович Павлинéц или попросту  Лёвушка, знакомый с Владыкой Лавром и Почаевско-Ладомировской братией с самых  ранних лет её существования… “Рождество с Владыкой  Лавром” – я могла только мечтать  о таком интервью. Мечта  осуществилась в день Рождества  Христова, 7 января 2004 года, и эта  беседа станет, Бог даст,  достоянием многих поколений  православных христиан.  Бесценные воспоминания об  исторических событиях устами  редкого человека, сумевшего с  помощью Божией и своей  терпеливой молитвой объединить русских верующих после 80 лет вынужденной тяжёлой разобщённости. Как мало в  истории человечества тех, кто не уводит “за собой”, а соединяет воедино. При всей  значительности его сана и роли, отведённой ему в истории русской Православной  Церкви, Митрополит Лавр был прост и добр в общении, внимателен и искреннен. Таким я  запомнила его своим сердцем. Таким запечатлела его, Бог даст на долгие времена, моя  видеокамера, подарив почти два часа незабываемых воспоминаний этого великого,  скромного, мудрого, НЕ ОТ МИРА СЕГО Человека! 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.