Джорданвилль Клир и монашество Протодиакон Виктор Лохматов

Памяти архимандрита Сергия (Ромберга): к 40-му дню по кончине

Незадолго до своей кончины один из наиболее уважаемых джорданвилльских отцов посетил близкие ему места.

И даруй нам бодренным сердцем и трезвенною мыслию всю настоящаго жития нощ прейти…»

(Молитва св. Василия Великого)

18/31 августа 1992 г. Господь призвал к себе смиренного и кроткого подвижника — о. архимандрита Сергия, возлюбившего Церковь и монашескую жизнь от дней юности своей. Это невосполнимая потеря не только для братии Св.-Троицкого монастыря, но и для всех, кто знал его в продолжение его долгой жизни.

Более 30 лет о. Сергий преподавал литургику в Св.-Троицкой семинарии в Джорданвилле, и главное, чему он учил будущих пастырей, было благоговейное отношение к богослужению, понимание важности каждой его детали. Возможно, это одна из причин того, что даже в Америке, где в религиозной жизни царит распущенность и модернизм, Русская Зарубежная Церковь соблюдает свое богослужение в полном и неповрежденном виде.

Став послушником в 1937 г., в Ладомировой на Карпатах, о. Сергий сразу же начал принимать активное участие в издании богослужебных книг и журнала «Православная Русь», и зачастую ему приходилось работать даже по ночам. В последние годы в Св.-Троицком монастыре, когда в типографии появилось новое оборудование, о. Сергий продолжал участвовать в миссионерской деятельности монастыря, корректируя новые издания. Уже одно его присутствие в типографии поддерживало и ободряло всех работавших там. Пек ли о. Сергий просфоры, преподавал ли в семинарии, работал ли в типографии или на кухне, исполнял ли обязанности эконома монастыря, служил ли в монастыре или на приходе — любое монастырское послушание он выполнял с великим тщанием.

Много трудился для монастыря о. Сергий, но это не единственная причина нашей скорби. Те, кто подходил к нему под благословение, помнят то исходившее от него особое чувство душевного мира, которого сподобляются только истинные молитвенники, и которого не мог-ли нарушить ни телесные страдания, ни бессонные ночи.

В прошлом году здоровье о. Сергия немного улучшилось, и он решил съездить в Чехословакию, посетить места, где прошла его юность и помолиться на могилах своих наставников и духовных братьев. Я имел честь сопровождать его в этой поездке, и думаю, раз-сказ о ней будет интересен тем, кто обучался у о. Сергия или знал его.

Из Вены, где мы провели несколько дней, мы на машине отправились в Брно (Чехословакия).Там нас радушно встретил местный священник о. Иосиф Фейсак. Его приход — единственный в Моравской епархии, придерживающийся старого календаря. Мы с о. Сергием были свидетелями закладки новой колокольни, которую прихожане собирались строить своими силами. Недавно мы узнали, что она уже закончена. Вместе с о. Иосифом мы побывали в Моравской Тршебове, где в конце 20-х годов о. Сергий ходил в школу. На тамошнем кладбище, где о. Сергий мальчиком играл со своими сверстниками, под проливным дождем он не спеша отслужил литию по тем из них, кто теперь покоится там.

Из Брно мы поехали в Прагу, по мнению о. Сергия — самый красивый город из всех, которые ему приходилось видеть. Там он впервые встретился с вдовой своего старшого брата Михаила, и невозможно описать ту радость, с которой о. Сергий слушал ее рассказы о покойном супруге. В воскресенье мы отправились на Ольшаны — там кладбище, где находится часовня, расписанная братом о. Сергия, талантливым художником. К нашему удивлению, в тот день там служил митрополит Чехословацкий Дорофей, служил один, без диаконов и священников, сам читал Апостола. В Праге мы провели 4 дня, осматривая места, где прошла молодость о. Сергия.

О. Сергий с прихожанами собора в Пряшеве среди кот. братья и сестра митрополита Лавра (Шкурлы). Фото: ПР ном. 19, 1992

Далее мы отправились в Словакию, где в Пряшеве нас тепло встретил архиепископ Николай. Он рассказывал нам о тех трудностях, которые православные испытывают в связи с распространением униатства, и благодарил Св.-Троицкий монастырь за книги, посылавшиеся в Академию и священникам. На это о. Сергий заметил, что братия монастыря всегда считала своим долгом рассылать православную литературу по всему миру.

После Пряшева мы посетили Владимирово, где о. Сергий начал свою монашескую жизнь. Он отслужил панихиду на братском кладбище и литию на могиле родителей Архиепископа Лавра. Когда мы шли через деревню, многие просили его благословения, узнавая в нем бывшего владимировского монаха. Старшее поколение до сих пор помнит о. архимандрита Антония, о. Киприана, многие вспомнили и о. Сергия. Когда о. Сергию рассказывали о послевоенной судьбе его друзей, в том числе о. Саввы (Струве), на его глазах показались слезы. Мы побывали в окрестных деревнях, которые в прошлом окормляла братия, в том числе и в Медвежием, где о. Виталий, теперь Первоиерарх РПЦЗ обслуживал приход. Мы отслужили краткий молебен, за которым молитвенно поминали нашего Первоиерарха Виталия, который принял иноческий постриг во Владимирово вместе с о. Серги-ем.

За время нашего путешествия я лучше узнал о. Сергия, заметил его искреннюю любовь к братии — он непрестанно молился за живых и за усопших, никогда не отзывался ни о ком плохо. В церквах к нему всегда устремлялись прихожане, испрашивая его благословения, следуя за ним, куда бы он ни направлялся. Возможно, многие из этих людей впервые видели настоящего монаха. Тот внутренний  душевный  мир,  который  о.Сергий стяжал своими молитвенными трудами, отражался на его лице, всегда излучавшем на окружающих радость и любовь.

1 Комментарий

  • Приятно было прочитать про человека которого я знала как монаха живущего в св Троицком Монастыре в 80е годы. Наша семья ходила в монастырскую церковь с 1983 по 1993 год. Вечная память и вечный покой
    доброму о. Сергию.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.